Маски и ставки

Маски и ставкиИтак, что же произошло в небе над Донбассом? Не претендуя на истину в последней инстанции, попробую озвучить всего одну версию.

Разумеется, мы должны заранее признать ее недостоверной, а может, даже и глупой. Но есть у нее одно достоинство – она немного отличается от того информационного мусора, который все мы сейчас разгребаем в Сети.


Ровно 17 июля, за несколько часов до трагедии, я сформулировал на своей странице в «Фейсбуке» версию того, как на самом деле вводится российской армией бесполетная зона над Донбассом. Суть этой схемы достаточно проста:

– расстояние от российской границы до повстанческих частей, требующих поддержки с воздуха, редко когда превышает двести километров. Иногда речь идет и просто о десятках километров;

– дальность действия некоторых ракет «воздух-воздух», находящихся на вооружении наших ВВС, достигает трехсот километров;

– дальность обнаружения и сопровождения целей самолетами ДРЛО превышает даже указанную выше цифру – 300 километров, хотя последних и точных данных о характеристиках наших систем ДРЛО у меня нет, в силу априорной секретности подобной информации. Давайте исходить из того, что на 300 км воздушные радары видели уже более двадцати лет назад;

– простое наложение озвученных цифр на карту заставляет нас задуматься – а не было ли принято решение сбивать самолеты противника нашей истребительной авиацией, даже не входя, в большинстве случаев, в воздушное пространство Украины?

Прямых подтверждений этой версии у меня, разумеется, нет. Но есть косвенные, а именно:

– эффективность переносных средств ПВО ополчения, на мой взгляд, в последние дни перед падением «Боинга» выходила за все разумные рамки. Каждый день мы слышали о двух, а то и трех сбитых или поврежденных самолетах ВВС Украины, что, строго говоря, теоретически возможно, но практически труднодостижимо. Особенно когда речь шла о поражении целей, двигавшихся на достаточно больших высотах, либо активно использующих помехи;

– «зачистка» радиолокационного поля в Донбассе и в районе Луганска неустановленными спецподразделениями не имела большого практического смысла для ополчения ввиду отсутствия у ополченцев авиации. Однако для реализации озвученной выше схемы это именно то, «что доктор прописал» – таким образом, украинская армия потеряла возможность следить за нашей авиацией у границы, а также отслеживать возможные случаи незначительных нарушений, ракетных пусков и т.д.;

– появление у ополченцев неисправной пусковой установки, прямо скажем, не имело большого практического смысла. Но этот «Бук» отлично вписывается в схему, делая «легитимными» потери украинских ВВС на тех высотах, которые переносными средствами ПВО не достигаются в принципе.

Собственно, что мы имеем: наш самолет ДРЛО А-50 двигается вдоль границы с Новороссией (кстати, именно такая формулировка является наиболее корректной, приличному человеку в данном случае неприлично говорить «граница Украины») и сканирует воздушное пространство над сопредельной территорией.

После обнаружения цели и подтверждения ее характера – данными наземных постов на территории ДНР либо совпадением с ранее полученными разведданными – на нее наводится барражирующий неподалеку Су-27 или Су-35 (были свидетельства присутствия этого типа самолетов относительно недалеко от границы с Новороссией).

Истребитель, сократив расстояние, но не пересекая границу, осуществляет пуск ракеты и уходит. Ракета либо летит автономно (это возможно для некоторых типов, но не для ракет с очень большой дальностью), либо наводится на цель самолетом ДРЛО. В итоге мы с достаточно большой вероятностью имеем очередные обломки на земле Новороссии и звездочку на борту повстанческого «лягушонка».


В общем, на мой взгляд, до недавнего момента все разыгрывалось как по нотам – наземные РЛС хунты были уничтожены «повстанцами», а ПЗРК заставили авиацию противника подняться на более высокие эшелоны, где она и стала относительно легкой добычей наших ВВС. Минимум затрат, достаточно эффективно, отследить практически невозможно – казалось бы, чистый профит...

Но я не устану повторять – мы имеем дело с англо-американскими спецслужбами. Самыми опытными, самыми мощными, самыми компетентными в мире. И, в отличие от наших – самыми безжалостными.

То, что не видели украинские «полководцы», о чем и подумать не могли боевые блогеры обеих сторон совместно с экспресс-аналитиками обеих диванных армий, американские специалисты просчитали достаточно быстро и немедленно организовали операцию по нейтрализации. Да-да, ту самую, где нашим ВВС, вместо украинского транспортника, был элегантно подставлен малайзийский «Боинг».

Я не буду ничего говорить о моральной подоплеке этой операции. Я просто представил себе, как они выбирали цель – «Малайзийский, говоришь? Уж не той ли самой компании?! А-ха-ха-ха, представляю, сколько лайков соберут фейсбучные конспирологи!», сопоставил это с тем, что мы уже знали об этих ребятках, и чуть не задохнулся от этого кристального, рафинированного профессионализма.

А профессиональная сторона, мне кажется, для этих парней была не очень сложна. Там ведь главное что? Правильно – главное, чтобы случайно не погиб американец. Все остальное – технические вопросы, решить которые, при поголовном всесотрудничестве йододефицитных «европейцев», проще простого. Нужно лишь:

– вывести «Боинг» на Новороссию. Решается с помощью одного-двух авиадиспетчеров;

– подсунуть русским дезинформацию о том, что в таком-то районе, по указанному коридору на определенной высоте и в указанное время пойдет военно-транспортный самолет ВВС Украины, спешащий скинуть окруженным силовикам боеприпасы. Решается чуть сложнее, но для таких специалистов, в общем, тоже плевое дело;

– обеспечить негласное сопровождение «Боинга» одним или двумя истребителями, чтобы затруднить нашему самолету ДЛРО точную идентификацию цели. Это, вероятно, самый сложный аспект, так как найти даже одного пилота, который согласится на такую «подставу», может быть сложно. Хотя кто-то же там кричал в Бельбеке – «Америка с нами!». Так что и это реализуемо....

Собственно, что мы имеем на данный момент? ВВС хунты могут работать более-менее свободно, соблюдая предписанные эшелоны, и это уже начинает сказываться на эффективности действия армейских формирований. Ситуация, в общем, не смертельна, но в долгосрочном плане такое изменение может сильно сказаться на эффективности сопротивления.

Однако пока более важны некоторые политические аспекты. Например, опровержение, данное генпрокурором Украины относительно наличия у ополченцев комплексов «Бук», следует воспринимать не как попытку слить Порошенко, как поспешили объявить некоторые аналитики, а как подготовку к тому, чтобы и дальше припирать Россию к стенке – то есть, похоже, спускать ситуацию на тормозах Штаты не намерены и давление будет вестись именно на саму РФ и ее вооруженные силы.

Скоро будет заявлено, что это точно не Украина и ее ПВО, ополченцы отпадают как не имеющие даже теоретических возможностей. Остается Россия. А там и первые доказательства подоспеют – тип повреждений, поражающих элементов, данные о возможном курсе ракеты.

Разумеется, активно разрабатываемая сейчас версия об уничтожении «Боинга» истребителями Украины тоже имеет право на существование. Но проверить, чьи же именно ракеты «воздух-воздух» сбили пассажира, будет достаточно просто – это и характер повреждений, который будет различаться у разных ракет, и, главное, вектор встречи корпуса «Боинга» с поражающими элементами.

Поясню – судя по имеющейся информации, самолеты хунты шли за «Боингом» сзади. Повреждения, полученные им, должны быть преимущественно сзади. Равно как и направление пробоин в корпусе. Конечно, есть какая-то вероятность, что украинские самолеты отстрелялись не с догонного курса, но в таком случае у них был достаточно велик риск «засветиться» перед пилотами «Боинга» и вызвать нежелательное обсуждение, которое обязательно зафиксируют черные ящики.

Кстати, только этим, похоже, черные ящики и ценны. И равнодушие, с которым мы отдаем их для изучения иностранным специалистам, мне совершенно понятно – скорее всего, «кому надо» понимают, что там нет никакой ценной информации.

Если американцам удастся собрать достаточную доказательную базу – а это, в силу специфики ракет «воздух-воздух», определенно сложнее, чем с тем же «Буком», то сейчас перед Путиным как раз и стоит вопрос «сливать или не сливать?». Впервые с начала конфликта, замечу...

А поскольку сливать нельзя, можно ожидать, что новые шаги, предпринимаемые Россией, будут неожиданными и болезненными. И американцы, в очередной раз взвинтив ставки, получат так давно желаемую ими эскалацию конфликта. Хотя у нашего руководства, похоже, очень сильно желание дотерпеть до января и посмотреть на мороженое сало, скачущее на очередном Майдане. И я не знаю, какой подход все-таки возобладает. Да и никто не знает.

Единственное, что я знаю – маски сброшены, ставки сделаны, а в глухой обороне можно победить только слабого противника. А это не тот случай...
Автор:
Виктор Кузовков, публицист
Первоисточник:
http://vz.ru/opinions/2014/7/21/696467.html
Ctrl Enter

Заметили ошЫбку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

68 комментариев
Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти