Дипломированный сержант

Каким должен быть военный всеобуч в вузах

Трудно не согласиться с нелицеприятной оценкой, которую уважаемый депутат Тарнаев дает так называемой элите и ее отношению к армейской службе («ВПК», № 9, 2014). Впрочем, он всего лишь выразил общее мнение. А тут еще чиновники от высшей школы выступили с инициативой военного всеобуча для студентов.


Александр Тарнаев, член Комитета Госдумы по обороне, затронул проблему исполнения всеми (!) гражданами конституционного долга и обязанности по вооруженной защите Отечества. К сожалению, здесь у нас далеко не все благополучно. Достаточно напомнить хотя бы о четверти миллиона уклонистов от военной службы.

По большому счету в эту категорию следовало бы отнести и нашу «элиту», причем уже не в одном поколении. Фактическое игнорирование ею военной службы в рядах ВС РФ привлекло внимание депутатов. Причем представители этой «элиты» в нижней палате парламента хотели бы сохранить за собой привилегию не служить в Вооруженных Силах. Поэтому под всякими соусами отклоняют попытки законодательно оформить установку президента Путина на привлечение чиновного люда и его отпрысков к ратному делу наравне со всеми. По сути – саботируют.

Дипломированный сержантВС РФ остаются на 99 процентов рабоче-крестьянскими. Это не домыслы. Есть информация Главного организационно-мобилизационного управления ГШ по социальному составу военнослужащих. Она общедоступна, тайны не составляет. А «элита», как видно, намерена и далее громче всех кричать: «Слава российскому воину-защитнику!», но не более того. Используя административно-кумовской ресурс, всяческие лазейки и уловки, крупные начальники и их отпрыски успешно продолжают ограничивать свое участие в ратном деле размахиванием флагами в День Победы и 23 февраля. Народ это видит. «Элита» становится источником своеобразной моральной подпитки для сотен тысяч уклонистов.

Это самым негативным образом сказывается на уровне уважения граждан к власти в целом. Не зря один из авторитетных аналитиков Константин Сивков заостряет внимание на том, что в России наличествуют условия для социального взрыва.

Каждый мыслящий человек согласится с тем, что элита призвана быть образцом для простых смертных не только в профессионализме на избранном поприще, но и в патриотизме, высокой морали. Одним из проявлений этих качеств является личное участие уж если не в ратной службе, то хотя бы в настоящем овладении военным делом в любой иной форме. Как раз в этом наша «элита» хронически слаба. Хотя, понятное дело, речь идет о посильном участии и овладении.

Чиновничьи маневры

Итак, «элита» тянуть военную лямку не желает, как и в прошлые времена. Однако президент требует изменения ситуации. Тут и родилась инициатива: срочно ввести военный всеобуч для студентов государственных вузов. Чиновники от образования, уловив сигнал в отношении кандидатов на государственные посты, пришли к выводу, что без поголовного охвата студенчества военным делом «стратегического резерва» солдат и сержантов не создать. И оказывается, для этого найдется необходимое учебное время. Причем без ущерба для освоения основных специальностей. Выкроят и целых три месяца для военного сбора.

Грех не вспомнить, что сравнительно недавно «элита» добилась отмены начальной военной подготовки (НВП) в школах, профтехучилищах и т. п. Было найдено солидное обоснование. А главным аргументом стал как раз «крайне ограниченный ресурс учебного времени».

Почему так озаботилась начальствующая прослойка? Все дело в том, что президент четко определил новый принцип дальнейшей кадровой политики для чиновничества: тому, кто не прошел службу в ВС РФ, путь к государственной должности и успешной карьере заказан. Получается, что без армии сынкам будет перекрыта прямая дорога в глубокие кресла. И отпрыскам «элиты» придется служить.

Есть еще аспект, важный опять же с точки зрения социальной справедливости. Вряд ли кто оспорит тот факт, что номенклатурные дети, пусть и не все, поступают в вуз вне всяких конкурсов, по звонку. Остается только пересесть со школьной скамьи на ту студенческую, на которую укажет родитель либо возжелает устроиться само чадо. И тут как тут – отсрочка от призыва да все те же административно-кумовские возможности уклонения от всяких там повесток. А на крайний случай – «служба» на военной кафедре (ВК) при вузе с автоматическим последующим выходом в запас ВС РФ уже в качестве офицера. Но ведь в свете нового требования к каждому кандидату в госслужащие места на ВК может не хватить даже «самым достойным».

И вполне логично предложение чиновничества автоматически, сразу после «курса молодого бойца» зачислять студента в резерв ВС РФ. При всем при этом студент до окончания учебы, во-первых, освобождается от призыва и, во-вторых, осваивает солдатскую науку без отрыва от дома. Да, конечно, будет выезд на военный сбор. Но в любом случае – без юридической ответственности (то есть без присяги), без солдатской лямки в линейной войсковой части, соответственно – без возможности оказаться в горячей точке. Обратим внимание: почему-то начальники от педагогики не озаботились подготовкой на упомянутых условиях мобилизационного резерва из числа учащихся колледжей, ПТУ и т. п. Вероятно, потому, что детей «элиты» там не бывает.

Для нас, кадровых военных, инициативы чиновничества понятны. Оно стремится «перехватить» ситуацию в самом начале и задать свой вектор. Поэтому без широкого обсуждения идеи военного всеобуча студентов (не считая пары совещаний с «инициаторами»), без откладывания в долгий ящик были отданы директивы типа «ДОСААФу в течение двух недель представить конкретные предложения…»


Не следует сильно удивляться, если «заинтересованная общественность» предпримет попытку протолкнуть предложение по увеличению количества ВК. Разумеется, исключительно ради качественной подготовки мобилизационного резерва и должного вовлечения в это благородное дело студенчества. Такое ведь уже было во второй половине 80-х, во времена «ускорения и перестройки». У Советского Союза вдруг оказалось очень много «друзей» на Западе. И популист Горбачев одобрил идею отмены обязательного призыва студентов на срочную службу. И тут же общественность бросилась обосновывать ненужность и военных кафедр. Действительно, зачем они теперь? Ведь никакого прикрытия от призыва сынков в армию не потребуется. Но когда военное ведомство СССР воспротивилось такой отмене и отстояло действовавший закон, упомянутая общественность столь же незамедлительно начала доказывать острейшую необходимость в резком увеличении числа ВК при вузах. И ведь своего добилась: кафедр стало больше на порядок.

Мы убеждены, что в интересах создания эффективной системы подготовки необходимых мобилизационных резервов солдат, сержантов и офицеров будет полезным все-таки сделать хоть какие-то выводы из многолетнего опыта. Конечно, учет мнения самых широких общественных кругов по вопросам повышения обороноспособности страны тоже очень важен. Ведь эти вопросы затрагивают интересы практически всех граждан России. Но определяющие обоснования для решений в военной сфере должны исходить от профессионалов, в том числе общественных экспертов из числа ветеранов ВС. Иначе не избежать новых шараханий. В любом случае остается востребованным и так называемый гражданский контроль. Только без огульного охаивания нашей армии и не в форме печально известного сердюковского «женского батальона».

Что делать? После вышесказанного может показаться нелогичным, но мы поддерживаем благородный порыв чиновничества подключить своих детей наравне со всеми остальными к ратному делу через военный всеобуч студентов. Будь то обучение на ВК или занятия в организациях ДОСААФа по программе солдата, сержанта. Важно выполнить главное и обязательное условие: обеспечить высокий уровень всеобуча, а в конечном счете – качество накапливаемого мобилизационного ресурса.

Сбор хорошо, а два – лучше

Достичь желаемого результата – задача не из легких. Для этого требуется многое, даже если говорить о подготовке солдата и сержанта. Поверьте человеку, который всю сознательную жизнь прослужил на командно-штабных должностях в Советской, а затем в Российской армии, причем в пехоте-матушке (пусть и крылатой). Подготовить полноценного бойца или младшего командира для тех же мотострелковых войск не намного легче, чем офицера звена командир взвода-роты. Конечно, для «элиты» и «капитанов» бизнеса нет задачи проще, ведь у большинства из них сидит в голове убеждение, что главное в ратном деле солдата и сержанта – это «ать-два!». Да еще подтягивание на перекладине (наверное, поэтому наши деятели так боятся воинской службы).

Сходу и не перечислить всех необходимых условий и факторов, которые необходимы. Посему не ошибемся, если начнем с того, что студентам для овладения солдатской (сержантской) профессией нужна полноценная учебно-материальная база (УМБ). Особо важное место должна занять полевая (полигонная) УМБ. Без нее не обойтись. Да чтобы она была, как сейчас модно говорить, в шаговой доступности. В этом отношении для ряда ВК ситуация просто тупиковая. Надо понимать, что никакими суперсовременными тренажерами не заменить обучение молодого человека приемам, способам действий солдата и применения им вооружения на поле боя. То есть не заменить занятий в полевых условиях по тактико-огневой подготовке, ЗОМП, по эксплуатации (в том числе вождению) боевой техники и т. д. Не говоря уже о воспитании морально-психологической устойчивости, способности переносить тяготы службы.

А ведь с этого и начинается дорога к истинному патриотизму. Для государственного служащего новой формации – вчерашнего студента такие качества будут не просто обязательными, а естественными.

Возможно, кому-то покажется странным, что автор начинает говорить о полевой УМБ как важном условии учебы, а выходит на морально-политические качества молодого человека. Но все взаимосвязано. В тепличных условиях патриота не воспитать. Если же «защитник» за время учебы всего пару раз подержал в руках макет автомата, о чем говорить?

Трудно переоценить значение военных сборов как важнейшей части учебно-воспитательного процесса и становления студента в качестве солдата, сержанта. Насколько нам известно, предусматривается один военный сбор сроком на три месяца. Но при такой продолжительности его трудно встроить в учебный план-график вуза без существенной ломки утвержденных программ.

Полагаем целесообразным предусмотреть не один долгий сбор, а два – по два месяца каждый. Их легче встроить в учебный процесс. Но главное в другом. Два военных сбора нужны с точки зрения последовательности обучения молодого человека солдатскому и тем более сержантскому делу. Первый – сугубо одиночная подготовка с соответствующими контрольными упражнениями и сдачей нормативов. Второй сбор – действия солдата в составе подразделения с соответствующими тактическими (тактико-специальными) занятиями и экзаменом в конце. Понятное дело, и в первом, и во втором случаях – практические занятия (действия) как основа учебно-воспитательного процесса. Как нам кажется, именно при таком подходе к проведению военных сборов можно будет говорить о должном уровне обучения военному делу и в конечном счете – о качестве мобилизационного резерва.

Курсант – наставник для студента

Весьма актуальный вопрос: кто будет «учить военному делу самым настоящим образом» (как говаривали в советские времена)? Напомним, что «реформаторская» деятельность Сердюкова и К0 прошлась катком в том числе по вузовским ВК. В военно-педагогическом отношении они значительно ослаблены, если не сказать обескровлены. Из кадровых офицеров на кафедрах осталось по два человека. Это начальник ВК и его заместитель по учебной части. Все преподаватели по дисциплинам военной подготовки – офицеры запаса и в отставке, то есть пенсионеры.

И если им вполне посильны аудиторные занятия в стенах ВК, то военный сбор – далеко не всем. Да еще продолжительностью в три месяца. К тому же тематика занятий – действия солдата и сержанта при выполнении боевых задач. И тяготы военной службы – неизбежная объективная реальность. Тут и самому педагогу нужно быть в соответствующей морально-психологической и физической форме.

Говорить на данном этапе о резком увеличении числа кадровых офицеров на ВК – дело несерьезное. Их катастрофически не хватает в войсках. Однако, по нашему мнению, необходимо безотлагательно восстановить воинские должности хотя бы для начальников циклов. У каждого из них в подчинении находятся пять и более преподавателей. Именно начальник цикла является основным организатором и проводником учебно-воспитательного процесса по нескольким смежным дисциплинам. Он руководит преподавателями в ежедневном режиме. И на него должна лечь основная нагрузка по организации и проведению военных сборов. Мы имеем в виду, конечно же, полноценные сборы с обязательными элементами воинской службы, быта и самого армейского духа. Перекладывать такую задачу на педагога-пенсионера будет неверным. Сборы превратятся в молодежный оздоровительный «слет» с элементами военной подготовки.

Учить студента солдатской науке должен человек, сам являющийся классным солдатом как минимум. Это канон военной педагогики. Солдата, как известно, обучает сержант, командир отделения, а того – офицер, командир взвода, роты. Работа – в значительной мере – индивидуальная. Так, во всяком случае, в войсках. Мы предлагаем привлечь к этому важному и непростому делу курсантов военных училищ. Для этого потребуется спланировать их войсковую стажировку в сроки, совпадающие со временем проведения сборов со студентами. Такой подход видится наиболее рациональным. Во-первых, несомненная польза будет и для студентов, и для курсантов. И что не менее важно, это позволит избежать значительного отрыва офицеров воинских частей от своих подразделений.

Заинтересованный читатель задастся вопросом: а чем же будут тогда заниматься военные преподаватели – офицеры запаса и в отставке? Они тоже будут работать со студентами. Но, пожалуй, главной станет функция педагога-наставника для курсантов-стажеров. Именно в таком качестве они необходимы и даже незаменимы. Очевидно, что в этом случае и работа (то есть та же учеба) курсантов не будет пущена на самотек. Проведение с ними инструкторско-методических занятий, оказание помощи в подготовке, контроль качества их проведения – вот минимум задач, возлагаемых на педагога-наставника.

Данные соображения и предложения не плод досужих размышлений постороннего. Это опыт человека, которому пришлось не один раз организовывать и проводить такого рода сборы на базе воинских частей ВДВ. Остается лишь с определенной долей ностальгии и с благодарностью вспоминать очень ответственное отношение командования ВДВ и командиров парашютно-десантных частей к приему студентов и обеспечению их всем необходимым, будь то оружие, боевая техника, боеприпасы, моторесурсы, ГСМ и многое другое.

Владимир Владимирович Путин, говоря об обязательности военной службы для государственного служащего, имеет в виду, очевидно, и то, что она должна явиться одним из путей повышения качественного состава чиновничества. Речь идет о личностных и морально-политических качествах. А кроме того, это станет способом «отсечения» от госслужбы всякого рода ловкачей. В заключение скажем: мы, военные профессионалы – ветераны службы, с удовлетворением воспринимаем тот факт, что депутаты Госдумы обратили внимание на необходимость подготовки мобилизационного резерва личного состава для ВС РФ . Мало того, в нижней палате нашего парламента было откровенно заявлено о необходимости решительной борьбы с теми, кто, как тараканы по щелям, прячется от военной службы. Печально, что в этом неблаговидном деле лидирующие позиции занимает так называемая элита. Правда, в настоящий момент она, как бы исправляясь, оперативно реагирует на принципиальную установку президента в отношении госслужащих и резко меняет акценты. Нашему государству нужны не бумажные, а настоящие мобилизационные резервы.
Автор:
Владимир Бабич
Ctrl Enter

Заметили ошЫбку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

24 комментария
Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти