Гумьеры: берберы Марокко на французской военной службе

Продолжая сказ о колониальных войсках европейских держав, нельзя не остановиться более подробно на подразделениях, комплектовавшихся Францией в ее североафриканских колониях. Помимо всем известных алжирских зуавов, это также и марокканские гумьеры. История этих воинских частей связана с французской колонизацией Марокко. Некогда, в XI-XII вв. Альморавиды и Альмохады – берберские династии из Северо-Западной Африки – владели не только пустынями и оазисами Магриба, но и значительной частью Пиренейского полуострова. Хотя Альморавиды начали свой путь на юге от Марокко- на территории современных Сенегала и Мавритании, именно марокканскую землю с полным на то правом можно назвать той территорией, где государство этой династии достигло своего максимального расцвета.

После Реконкисты наступил перелом и начиная с XV-XVI вв. территория Северной Африки, в том числе и марокканское побережье, стало объектом колониальных интересов европейских держав. Первоначально к марокканским портам проявляли интерес Испания и Португалия – две основные соперничающие между собой европейские морские державы, тем более расположенные в непосредственной близости от североафриканского побережья. Им удалось завоевать порты Сеуту, Мелилью и Танжер, периодически совершая рейды также и вглубь Марокко.

Затем, по мере усиления своих позиций в мировой политике и перехода в статус колониальных держав, территорией Марокко заинтересовались англичане и французы. Поскольку к рубежу XIX-XX вв. большая часть земель Северо-Западной Африки оказалась в руках французов, между Англией и Францией в 1904 году был заключен договор, в соответствии с которым Марокко было отнесено к сфере влияния французского государства (в свою очередь, французы отказывались от претензий на Египет, который в эти годы плотно «подпал» под английское влияние).


Колонизация Марокко и создание гумьеров

Тем не менее, французская колонизация Марокко наступила относительно поздно и носила несколько иной, чем в странах Тропической Африки или даже соседнем Алжире, характер. Большая часть территории Марокко попала в орбиту французского влияния в период между 1905-1910 гг. Во многом, этому поспособствовала попытка Германии, набравшей в этот период силу и стремившейся приобрести как можно больше стратегически значимых колоний, утвердиться в Марокко, пообещав султану всестороннюю поддержку.

Несмотря на то, что Англия, Испания и Италия согласились с «особыми правами» Франции на марокканскую территорию, Германия до последнего чинила препятствия Парижу. Так, Марокко не преминул посетить даже сам кайзер Вильгельм. В то время он вынашивал планы расширения влияния Германии именно на мусульманский Восток, с целью чего установил и развивал союзнические отношения с Османской Турцией и пытался распространить германское влияние на территории, населенные арабами.

Стремясь к закреплению своих позиций в Марокко, Германия созвала международную конференцию, продолжавшуюся с 15 января по 7 апреля 1906 года, однако на стороне кайзера выступила лишь Австро-Венгрия – остальные государства поддержали французскую позицию. Кайзер был вынужден отступить, поскольку не был готов к открытой конфронтации с Францией и, тем более, с ее многочисленными союзниками. Повторная попытка Германии вытеснить французов из Марокко относилась к 1910-1911 гг. и также окончилась неудачей, несмотря на то, что кайзер даже отправил к берегам Марокко канонерскую лодку. 30 марта 1912 года был заключен Фесский договор, по которому Франция устанавливала протекторат над Марокко. Небольшую выгоду по нему получала и Германия – Париж поделился с кайзером частью территории Французского Конго, на которой возникла германская колония Камерун (впрочем, повладели ей немцы недолго – уже в 1918 году все колониальные владения проигравшей Первую мировую войну Германии были поделены между странами Антанты).

История подразделений гумьеров, о которых пойдет речь в настоящей статье, началась как раз между двумя марокканскими кризисами – в 1908 году. Первоначально Франция ввела в Марокко войска, укомплектованные, в том числе, и алжирцами, однако достаточно быстро решила перейти к практике вербовки вспомогательных подразделений из числа представителей местного населения. Как и в случае с зуавами, взгляд французских генералов пал на берберские племена, населявшие горы Атласа. Берберы – коренные жители Сахары – сохраняли свой язык и особую культуру, которая до конца не была уничтожена даже несмотря на тысячелетнюю исламизацию. Марокко до сих пор имеет наибольший процент берберского населения в сравнении с другими странами Северной Африки – представители берберских племен составляют до 40% населения страны.

Современное название «берберы», под которым нам известны люди, сами себя называющие «амахаг» («свободный человек») происходит от древнегреческого слова, означающего «варвары». С глубокой древности берберские племена населяли территорию современных Ливии, Алжира, Туниса, Марокко, Мавритании, северные районы Нигера, Мали, Нигерии и Чада. В языковом плане они относятся к берберо-ливийской подсемье, входящей в афразийскую языковую макросемью, наряду с семитскими языками и рядом языков народов Африки.

Сегодня берберы – мусульмане-сунниты, но многие племена сохраняют очевидные пережитки древних доисламских верований. Территорию Марокко населяют две основные группы берберов – шилла, или шлех, проживающие на юге страны, в горах Атласа, и амацирги, населяющие Рифские горы на севере страны. Именно амацирги в Средние века и Новое время стояли у истоков знаменитого марокканского пиратства, совершая набеги на испанские селения на противоположном берегу Средиземного моря.

Берберы традиционно отличались воинственностью, но прежде всего они привлекли внимание французского военного командования своей высокой адаптированностью к сложным условиям жизни в горах и пустынях Магриба. Кроме того, земля Марокко была для них родной и вербуя солдат из числа берберов, колониальные власти получали превосходных разведчиков, жандармов, охранников, хорошо знавших все горные тропы, способы выживания в пустыне, традиции племен, с которыми предстояло воевать и т.д.

Отцом-основателем марокканских гумьеров по праву можно считать генерала Альбера Амада. В 1908 году этот пятидесятидвухлетний бригадный генерал командовал экспедиционным корпусом французской армии в Марокко. Именно он предложил использовать вспомогательные подразделения из числа марокканцев и открыл прием на службу берберов из числа представителей различных племен, населявших территорию Марокко – преимущественно, Атласские горы (поскольку другой район компактного проживания берберов – горы Риф – входил в состав Испанского Марокко).
Гумьеры: берберы Марокко на французской военной службе
- генерал Альбер Амад.

Следует также отметить, что хотя гумьерами называли и некоторые подразделения, сформированные и проходившие службу на территории Верхней Вольты и Мали (Французского Судана), наиболее многочисленными и известными стали именно марокканские гумьеры.

Как и другие подразделения колониальных войск, марокканские гумьеры первоначально создавались под командованием французских офицеров, прикомандированных из частей алжирских спаги и стрелков. Несколько позже началась практика выдвижения марокканцев на унтер-офицерские должности. Формально гумьеры подчинялись королю Марокко, однако фактически выполняли все те же функции французских колониальных войск и участвовали практически во всех вооруженных конфликтах, которые вела Франция в 1908-1956 гг. – в период протектората Марокко. В обязанности гумьеров в самом начале их существования входили патрулирование оккупированных французами территорий Марокко и осуществление разведки против мятежных племен. После того, как в 1911 г. гумьерам был дан официальный статус воинских подразделений, они перешли к несению той же службы, что и другие французские войсковые части.

От других подразделений французской армии, в том числе и колониальной, гумьеры отличались большей самостоятельностью, проявлявшейся, в том числе, и в наличии особых воинских традиций. Гумьерам была сохранена традиционная марокканская одежда. Первоначально они вообще носили племенной костюм – чаще всего, тюрбаны и плащи синего цвета, но затем их обмундирование было упорядочено, хотя и сохранило ключевые элементы традиционного костюма. Марокканские гумьеры моментально узнавались по тюрбанам и серой полосатой или коричневой «джеллабе» (плащу с капюшоном).

Гумьеры: берберы Марокко на французской военной службе


Национальные сабли и кинжалы также были оставлены на вооружении гумьеров. Кстати, именно изогнутый марокканский кинжал с буквами GMM стал символом подразделений марокканских гумьеров. Некоторые отличия имела и организационная структура укомплектованных марокканцами подразделений. Так, низовой единицей был «гум», эквивалентный французской роте и насчитывавший до 200 гумьеров. Несколько «гумов» объединялись в «табор», представлявший собой аналог батальона и являвшийся основной тактической единицей марокканских гумьеров, а уже из «таборов» составлялись группы. Подразделениями гумьеров командовали французские офицеры, однако нижние чины практически полностью комплектовались из числа представителей берберских племен Марокко, в том числе горцев Атласа.

Первые годы своего существования подразделения гумьеров использовались на территории Марокко для охраны французских интересов. Они несли гарнизонную караульную службу, применялись для быстрых рейдов против враждебных племен, склонных к повстанческой борьбе. То есть, по сути несли скорее жандармскую службу, нежели службу сухопутных войск. На протяжении 1908-1920 гг. подразделения гумьеров играли важную роль в осуществлении политики «усмирения» марокканских племен.

Рифская война

Наиболее активно они показали себя в период знаменитой Рифской войны. Напомним, что по Фесскому договору 1912 года Марокко попало под французский протекторат, однако Франция выделила небольшую часть территории Северного Марокко (до 5 % от общей площади страны) Испании – во многом, таким образом расплатившись с Мадридом за поддержку. В состав Испанского Марокко, таким образом, попали не только прибрежные порты Сеута и Мелилья, которые на протяжении столетий находились в сфере стратегических интересов Испании, но и горы Риф.

Большую часть населения здесь составляли свободолюбивые и воинственные берберские племена, которые отнюдь не горели желанием покоряться испанскому протекторату. В результате, против испанского владычества в Северном Марокко было поднято несколько восстаний. Для укрепления своих позиций в подвластном им протекторате, испанцы направили в Марокко 140-тысячную армию под командованием генерала Мануэля Фернандеса Сильвестре. В 1920-1926 гг. развернулась ожесточенная и кровопролитная война между испанскими войсками и местным берберским населением, прежде всего – жителями Рифских гор.

Во главе восстания племен бени-урагель и бени-тузин, к которым затем присоединились другие берберские племена, встал Абд-аль-Крим аль-Хаттаби. По меркам Марокко, это был образованный и активный человек, прежде бывший преподавателем и редактором газеты в Мелилье.

Гумьеры: берберы Марокко на французской военной службе
- Абд-аль-Крим

За свою антиколониальную деятельность он успел побывать в испанской тюрьме, а в 1919 году бежал в родной Риф и там возглавил родное племя. На территории Рифских гор Абд-аль-Крим и его соратники провозгласили Рифскую республику, ставшую объединением 12 берберских племен. Абд-аль-Крим был утвержден президентом (эмиром) Рифской республики.

Идеологией Рифской республики был провозглашен ислам, следование канонам которого рассматривалось как средство скрепления многочисленных и часто враждующих друг с другом на протяжении столетий берберских племен против общего врага – европейских колонизаторов. Абд-аль-Крим вынашивал планы создания регулярной рифской армии посредством мобилизации в нее 20-30 тысяч берберов. Однако в действительности ядро вооруженных сил, подчинявшихся Абд-аль-Криму, составляли 6-7 тысяч берберских ополченцев, но в лучшие времена к армии Рифской республики присоединялось до 80 тысяч воинов. Показательно, что даже максимальные силы Абд-аль-Крима значительно уступали в численности испанскому экспедиционному корпусу.

Первое время рифским берберам удавалось активно противостоять натиску испанских войск. Одним из объяснений этой ситуации была слабость боевой подготовки и отсутствие боевого духа у значительной части испанских солдат, которых призывали в деревнях Пиренейского полуострова и против их желания отправляли воевать в Марокко. Наконец, испанские солдаты, перебрасываемые в Марокко, оказывались в чуждых географических условиях, среди враждебного окружения, тогда как берберы воевали на своей территории. Поэтому даже численное превосходство долгое время не позволяло испанцам одержать верх над берберами. Кстати, именно Рифская война стала толчком к появлению Испанского Иностранного легиона, взявшего за образец модель организации Французского Иностранного легиона.

Впрочем, в отличие от Французского Иностранного легиона, в Испанском легионе лишь 25 % не были испанцами по национальности. 50 % военнослужащих легиона составляли выходцы из стран Латинской Америки, проживавшие в Испании и подавшиеся в легион в поисках заработка и воинских подвигов. Командование легионом было поручено молодому испанскому офицеру Франсиско Франко – одному из наиболее перспективных военнослужащих, который несмотря на свои 28 лет, имел за плечами практически десятилетний опыт службы в Марокко. После ранения, в возрасте 23 лет, он стал самым молодым офицером испанской армии, которому было присвоено звание майора. Примечательно, что первые семь лет своей африканской службы Франко прослужил в подразделениях «регуларес» - испанского корпуса легкой пехоты, рядовой состав которого набирался именно из числа берберов – жителей Марокко.

К 1924 году рифским берберам удалось отвоевать большую часть Испанского Марокко. Под контролем метрополии остались только давние владения - порты Сеута и Мелилья, столица протектората Тетуан, Арсила и Лараш. Абд-аль-Крим, воодушевленный успехами Рифской республики, провозгласил себя султаном Марокко. Показательно, что при этом он объявил, что не собирается покушаться на власть и авторитет номинально правившего в тот период во Французском Марокко султана из династии Алауитов Мулая Юссефа.

Естественно, что победы над испанской армии не могли не натолкнуть рифских берберов на мысли об освобождении остальной части страны, находившейся под французским протекторатом. Берберские ополченцы стали периодически атаковать французские посты, вторгаться на подконтрольные Франции территории. Франция вступила в Рифскую войну на стороне Испании. Объединенные франко-испанские войска достигли численности в 300 тысяч человек, командующим был поставлен маршал Анри Филипп Петен – будущий глава коллаборационистского режима в годы гитлеровской оккупации Франции. У города Уарга французские войска нанесли рифским берберам серьезное поражение, практически спася тогдашнюю столицу Марокко город Фес от взятия войсками Абд-аль-Крима.

Французы имели несравненно более хорошую военную подготовку, чем испанцы, и обладали современным вооружением. К тому же, они на позициях европейской державы действовали решительно и резко. Свою роль сыграло и применение французами химического оружия. Бомбы с горчичным газом и высадка трехсоттысячных франко-испанских войск сделали свое дело. 27 мая 1926 года Абд-аль-Крим, дабы спасти свой народ от окончательного уничтожения, сдался французским войскам и был выслан на остров Реюньон.

Все многочисленные испанские военнопленные, находившиеся в плену у войск Абд-аль-Крима, были освобождены. Рифская война закончилась победой франко-испанской коалиции. Впоследствии, впрочем, Абд-аль-Криму удалось перебраться в Египет и прожить достаточно долгую жизнь (он умер лишь в 1963 году), продолжая участвовать в арабском национально-освободительном движении в качестве публициста и руководителя Комитета освобождения арабского Магриба (существовал вплоть до провозглашения независимости Марокко в 1956 году).

Марокканские гумьеры также принимали в Рифской войне самое непосредственное участие, а после ее завершения были расквартированы в сельских населенных пунктах для несения гарнизонной службы, более схожей по функциям с жандармской. Следует отметить, что в процессе установления французского протектората над Марокко – в период с 1907 по 1934 гг. – в боевых действиях приняло участие 22 тысячи марокканских гумьеров. Более 12 тысяч марокканских солдат и унтер-офицеров пали на боя и умерли от ран, сражаясь за колониальные интересы Франции против своих собственных соплеменников.

Гумьеры: берберы Марокко на французской военной службе


Следующим серьезным испытанием для марокканских частей французской армии стала Вторая мировая война, благодаря участию в которой гумьеры получили славу жестоких воинов в прежде не знакомых с ними европейских странах. Показательно, что до Второй мировой войны гумьеры, в отличие от других колониальных подразделений французских вооруженных сил, практически не использовались за пределами Марокко.

На фронтах Второй мировой

Французское военное командование было вынуждено мобилизовать подразделения колониальных войск, набранные в многочисленных заморских владениях Франции – Индокитае, Западной Африке, Мадагаскаре, Алжире и Марокко. Основная часть боевого пути марокканских гумьеров во Второй мировой войне пришлась на участие в боях против германских и итальянских войск в Северной Африке – Ливии и Тунисе, а также на операции в Южной Европе – прежде всего, в Италии.

Гумьеры: берберы Марокко на французской военной службе


В боевых действиях приняло участие четыре марокканские группы гумьеров (полка), общей численностью в 12 000 военнослужащих. За гумьерами были оставлены традиционные для них специализации – разведка и диверсионные рейды, но также их посылали в бой против итальянских и германских подразделений на наиболее сложных участках местности, в том числе в горах.

В военное время каждая марокканская группа гумьеров состояла из командно-штабного «гума» (роты) и трех «таборов» (батальонов), по три «гума» в каждом. В группе марокканских таборов (эквивалент полка) насчитывалось 3000 военнослужащих, в том числе 200 офицеров и прапорщиков. Что касается «табора», то его численность «табора» была установлена в 891 военнослужащего при четырех 81-мм минометах помимо стрелкового вооружения. «Гуму», насчитывавшему 210 военнослужащих, по штату был положен один 60-мм миномет и два ручных пулемета. Что касается национального состава подразделений гумьеров, то марокканцы составляли в среднем в районе 77-80% от общей численности военнослужащих каждого «табора», то есть ими был укомплектован практически весь рядовой и значительная часть унтер-офицерского состава подразделений.

В 1940 году гумьеры воевали против итальянцев в Ливии, однако затем были отведены назад в Марокко. В 1942-1943 гг. части гумьеров участвовали в боевых действиях в Тунисе, 4-й табор марокканских гумьеров принял участие в высадке войск союзников на Сицилию и был прикомандирован к 1-й американской пехотной дивизии. В сентябре 1943 года часть гумьеров была высажена для освобождения Корсики. В ноябре 1943 г. подразделения гумьеров были направлены в материковую Италию. В мае 1944 года именно гумьеры сыграли основную роль в переходе через Аврункские горы, показав себя незаменимыми горными стрелками. В отличие от других подразделений союзнических войск, для гумьеров горы были родной стихией – ведь многие из них были набраны на военную службу среди берберов Атласа и прекрасно знали, как вести себя в горах.

В конце 1944 – начале 1945 гг. подразделения марокканских гумьеров сражались на территории Франции против германских войск. 20-25 марта 1945 года именно гумьеры первыми вошли на территорию собственно Германии со стороны «линии Зигфрида». После окончательной победы над Германией подразделения гумьеров были эвакуированы в Марокко. Всего через службу в частях марокканских гумьеров в годы Второй мировой войны прошло 22 тысячи мужчин. При постоянном составе марокканских частей в 12 тысяч человек, общие потери составили 8 018 тысяч человек, в том числе 1625 военнослужащих (в том числе 166 офицеров) убитыми и более 7,5 тысяч – ранеными.

С участием марокканских гумьеров в боевых действиях на европейском театре военных действий, в том числе в Италии, связывают не только их высокую боеспособность, в особенности в боях в горной местности, но и не всегда оправданную жестокость, проявлявшуюся, в том числе, и по отношению к мирному населению освобождаемых территорий. Так, многие современные европейские исследователи приписывают гумьерам множество случаев изнасилований итальянских и вообще европейских женщин, некоторые из которых сопровождались последующими убийствами.

Наиболее известна и широко освещена в современной исторической литературе история взятия союзниками Монте Кассино в Центральной Италии в мае 1944 года. Марокканские гумьеры, после освобождения Монте Кассино от немецких войск, согласно данным ряда историков, устроили форменный погром в окрестностях, в первую очередь затронувший женскую часть населения этой территории. Так, утверждают, что гумьеры изнасиловали в окрестных деревнях всех женщин и девочек в возрасте от 11 и до 80 с лишним лет. Не избежали изнасилования даже глубокие старухи и совсем маленькие девочки, а также подростки мужского пола. Помимо того, около восьмисот мужчин было убито гумьерами, когда пытались защитить своих родственниц и знакомых.

Очевидно, что это поведение гумьеров вполне правдоподобно, учитывая, во-первых, специфику менталитета туземных воинов, их в целом негативное отношение к европейцам, тем более выступившим для них в качестве побежденных противников. Наконец, незначительное количество офицеров – французов в подразделениях гумьеров также сыграло свою роль в низкой дисциплине марокканцев, тем более после одержанных побед над итальянскими и германскими войсками. Однако, о зверствах войск союзников в оккупированных Италии и Германии чаще всего вспоминают лишь историки, придерживающиеся концепции «ревизионизма» в отношении Второй мировой войны. Хотя это поведение марокканских гумьеров упоминается и в романе «Чочара» знаменитого итальянского писателя Альберто Моравиа – коммуниста, которого трудно заподозрить в стремлении опорочить войска союзников во время освобождения Италии.

После эвакуации из Европы гумьеры продолжали использоваться для несения гарнизонной службы в Марокко, а также были переброшены в Индокитай, где Франция отчаянно сопротивлялась попыткам Вьетнама провозгласить свою независимость от метрополии. Было сформировано три «группы марокканских таборов Дальнего Востока». Марокканские гумьеры в Индокитайской войне несли службу, в первую очередь, на территории северовьетнамской провинции Тонкин, где использовались для конвоя и сопровождения военного транспорта, а также для осуществления привычных разведывательных функций. За время колониальной войны в Индокитае марокканские гумьеры также понесли достаточно ощутимые потери – в боевых действиях погибло 787 человек, в том числе – 57 офицеров и прапорщиков.

В 1956 году была провозглашена независимость королевства Марокко от Франции. В соответствии с этим фактом, марокканские подразделения, находившиеся на службе французского государства, передавались под командование короля. На королевскую службу поступило более 14 тысяч марокканцев, прежде служивших во французских колониальных войсках. Функции гумьеров в современном Марокко фактически наследует королевская жандармерия, также выполняющая обязанности по несению гарнизонной службы в сельской местности и горных районах и занятая поддержанием порядка и умиротворением племен.
Автор: Илья Полонский


Мнение редакции "Военного обозрения" может не совпадать с точкой зрения авторов публикаций

CtrlEnter
Если вы заметили ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter
Читайте также
Комментарии 6
  1. parusnik 25 июля 2014 09:46
    Французы и прочие,из аборигенов войска делали..а в России, русские, другие народы защищали..по сути не было ни в императорской армии,скажем узбекских спец.подразделений, ни в советской..было сформировано несколько дивизий по национальному признаку,но стойкостью в боях они не отличались, а вот немцы из пленных этих нац.частей батальоны СС делали..
    1. Rusi dolaze 25 июля 2014 10:42
      Ну как же не было!!! А царя кто охранял? Чеченцы!
      Rusi dolaze
      1. ilyaros 25 июля 2014 11:57
        казаки вообще то
      2. askoldson 25 июля 2014 12:01
        гуголь выдает на запрос "императорский конвой"
        http://gosudarstvo.voskres.ru/army/convoy.htm
        http://statehistory.ru/books/TSarskaya-rabota--XIX---nachalo-XX-v/28
        из педиковикии даже не буду приводить ссылку
        80% населения РФ русские, 1%-чеченцы
        http://demoscope.ru/weekly/ssp/rus_nac_10.php
        может я тогда на пенсию пойду, а пассионарные чеченцы за меня поработают?
    2. igor.oldtiger 25 июля 2014 15:07
      даже при Бородино были калмыки
      igor.oldtiger
    3. Аргын 27 июля 2014 15:33
      Цитата: parusnik
      Французы и прочие,из аборигенов войска делали..а в России, русские, другие народы защищали..по сути не было ни в императорской армии,скажем узбекских спец.подразделений, ни в советской..было сформировано несколько дивизий по национальному признаку,но стойкостью в боях они не отличались, а вот немцы из пленных этих нац.частей батальоны СС делали..

      Да да да. Если бы не народы из бывших республик ходили бы русские под фашистами, и не надо ляляля уля патриот. Неблагодарные. А ведь когда фашисты Москву штурмовали русские сидели в окопах когда казахи с киргизами под руководством Бауржана Момыш Улы прорвались через немцев изменив исход боя.
      Аргын
  2. cdrt 25 июля 2014 21:29
    Ну про изнасилования - знаю из вторых рук.
    У знакомой итальянки бабушку марроканцы изнасиловали.

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гость, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Картина дня