Разгром турецкой армии при Кюрюк-Дара

160 лет назад, 24 июля (5 августа) 1854 года, при селении Кюрюк-Дара (Турецкая Армения) русский 18-тыс. корпус под началом князя Василия Бебутова разгромил 60-тыс. турецкую армию. В результате победы при Кюрюк-Дара турецкая Анатолийская армия в Закавказье перестала существовать как активная боевая сила. Русский Отдельный Кавказский корпус выиграл кампанию 1854 года. Османская империя была вынуждена отказаться от своих завоевательных планов.

Предыстория. Сражение на Чингильских высотах

Начало Кавказской кампании 1854 года было успешным для русской армии, хотя турецкие войска значительно превосходили русские в численности. Князья Эристов и Андроников в июне дважды нанесли поражение Батумскому корпусу противника. Турецкий корпус под началом Селима-паши потерпел полное поражение, понёс большие потери и был рассеян (Начало Кавказской кампании 1854 года: победы при Нигоети и Чолоке).


Не менее успешными были действия наших войск под началом генерал-лейтенанта Врангеля на эриванском направлении. В начале кампании русский отряд располагался у селения Игдырь, на дороге, ведущей из Баязета, через Оргов, в Эриванскую губернию. В середине июля пришло разрешение Бебутова начать наступление, а также прибыли повозки и лошади для подвоза артиллерийского парка и жизненных запасов.

Карл Карлович Врангель, несмотря на значительное превосходство противника — до 9 тыс. человек пехоты и 7 тыс. кавалерии, решил ударить по османскому Баязетскому корпусу. Это было необходимо сделать, чтобы обеспечить приграничные районы от вторжения небольших вражеских отрядов. Эриванский отряд в силу своей малочисленности не мог защитить всю область. Только наступательные действия могли привести к успеху и обезопасить Эриванскую губернию. 16 (28) июля вечером русские войска вступили из Игдыря. Дороги были плохими, поэтому весь обоз оставили под защитой небольшого прикрытия, взяв с собой четырехдневный запас пищи, боеприпасы и пустые повозки для больных и раненых. Отряд насчитывал 5 батальонов и 16 сотен иррегулярной конницы при 12 орудиях.

Поход проходил в тяжелых условиях. Войска двигались быстро, стремясь опередить противника на перевале. Всю ночь шел дождь, дорога окончательно испортилась. Крутой подъем стал труднопроходимым. Ранним утром 17 (29) июля отряд вышел к Орговскому посту и сделал часовой привал. В 6 часов утра вступила кавалерия, в 8 часов пехота. Кавалерия должна была занять высоты до прибытия противника. Но турки были ближе, да и дорога была очень плохой, поэтому противник занял высоты раньше русских войск.

Пехота подошла к ущелью уже около полудня. Подъем был настолько сложным, что барону Врангелю пришлось дать войскам час отдыха. Часть отряда и легкий обоз генерал Врангель оставил в тылу, чтобы иметь резерв и тыловую позицию на случай отступления. Командовал резервом полковник Алтухов. Поэтому под его началом осталось 2,9 тыс. человек (1,7 тыс. человек пехоты и 1,2 тыс. кавалерии при 8 орудиях).

Турецкие войска занимали сильную позицию. Она проходила поперек ущелья между скалистыми хребтами, впереди была батарея из 4 орудий, за ними 5 батальонов, в центре они были развернуты, фланговые — стояли в каре. Позади пехоты находилось около 5 тыс. иррегулярной конницы. Кроме того, впереди основной позиции на высотах было рассыпано около 2 тыс. стрелков.

В первом часу дня турецкие войска перешли в наступление. Турецкая артиллерия начала обстрел, а стрелки атаковали с фланговых высот находившиеся на привале русские войска. Врангель решил контратаковать врага теми силами, которые у него были под рукой. С учётом того, что главную силу турецкого отряда составляла пехота, а конница из-за сложности рельефа местности не могла поддержать атаку стрелков, барон Врангель решил ударить по центру вражеской позиции.

Русские орудия открыли огонь по противнику. Генерал Врангель построил пехоту в две линии и повёл на врага. За пехотными линиями следовала кавалерия, построенная в колоннах лавами. Турки встретили русские войска сильным ружейным огнем и канонадой, сначала ядрами, а затем картечью. Передовой 5-й батальон Тифлисского егерского полка понес большие потери, потеряв за четверть часа 100 человек убитыми и ранеными. Как только наша первая линия сблизилась с противником, раздался барабанный бой, и по команде: «на руку» русские войска, с криком «ура», кинулись на османов. Одновременно со штыковым ударом пехоты, казаки вышли на крылья первой линии и ударили по турецким орудиям и фланговым турецким батальонам.

Турецкие войска не выдержали русского штыкового боя и атаки казаков. Успех дела был решен в несколько минут. Вторая линия даже не успела вступить в сражение. Передние ряды турецкой пехоты и артиллеристы пали под ударами штыков и пик, остальные побежали, бросая оружие. Османская конница попыталась было выручить свою пехоту, но была смешана и увлечена массами бегущих. Часть вражеского отряда была отрезана от основных сил и сложила оружие. Наша кавалерия гнала и рубила неприятеля на протяжении 6 верст, пока лошади не утомились.

Сражение на Чингильских высотах завершилось полной победой русских войск. До 2 тыс. османов было убито и ранено, 370 человек взяли в плен. Было захвачено 4 орудия, 6 знамен и 17 значков, много огнестрельного и холодного оружия, лошадей и припасов. Весь Баязетский корпус был деморализован и рассеялся, утратив ударную силу. Русский отряд потерял около 400 человек убитыми и ранеными, и ещё около 200 милиционеров (добровольцев) сбежало в начале сражения.

Сам Врангель был легко ранен пулей, но до завершения боя даже запретил перевязывать рану. В награду за победу на Чингильских высотах барон Врангель был пожалован орденом св. Георгия 3-й степени. Его сын, поручик Тифлисского егерского полка, который отличился в этом бою, захватив турецкое знамя, получил орден св. Георгия 4-й степени.

Эта победа привела к захвату Баязета. 19 (31) июля русские войска заняли крепость без боя. Остатки вражеского корпуса бежали в Ван. В крепости захватили 3 орудия, большие запасы пороха, 2,5 млн. патронов, большое количество провианта и другие припасы. Эта победа сильно повлияла на курдские племена. Кроме того, рядом с крепостью проходил важный караванный путь, связывавший Турцию с Персией. Караваны из Трапезунта и Эрзерума шли в Тавриз чрез Дохарскую теснину, около Баязета. Так, вскоре казаки перехватили большой караван, в котором было более 2 тыс. лошадей и верблюдов, а ценность товара была оценена в 1 млн. рублей серебром.

Разгром турецкой армии при Кюрюк-Дара

Барон Карл Карлович Врангель (1800—1872)

Наступление Александропольского корпуса

Александропольский отряд под командованием князя Бебутова был усилен до 22 тыс. человек с 74 орудиями. В помощники Бебутову назначили Барятинского. Начальником штаба в отряде был полковник Неверовский, начальником артиллерии был опытный солдат, генерал-лейтенант Бриммер. Отряд был хорошо снабжен боеприпасами и провиантом. Однако, Александропольский корпус долго не предпринимал наступательных действий, так как не имел достаточно сил для штурма сильной крепости Карс.

В районе Карской крепости располагались главные силы турецкой армии — 60 тыс. человек с 78 орудиями. При этом 30 тыс. турецкого войска составляла регулярная пехота. Главнокомандующим турецкой армии был Зариф-Мустафа-паша, начальником штаба — Куршид-паша (генерал Гюйон), адъютантом — английский полковник Мефрей. В турецкой армии было много иностранных командиров. Начальником штаба авангарда был Кольман (Фези-бей), начальник башибузуков венгерский генерал Кмети (Измаил-паша), граф Быстроновский (Арслан-паша) и т. д.

Надо сказать, что главная сложность была не в сильной турецкой армии, а в невозможности осады Карской крепости, которая в военное время была значительно усилена и вооружена. Анатолийская армия могла найти в крепости надежное убежище или отойти, оставив сильный гарнизон. Перевалы на Саганлугском хребте были хорошо укреплены. В таком положение немногочисленного русского корпуса серьёзно осложнялось. У Бебутова не было сил, чтобы одновременно осаждать сильную крепость и выставить заслон против турецкой армии.

Но, войска с нетерпением ожидали выступления в поход. Поэтому Бебутов решил перейти через Арпачай, сделать 2-3 перехода, остановиться, чтобы прикрыть Александропольский уезд, и попытаться вызвать Анатолийскую армию на решительный бой. В случае успеха можно было попытаться на плечах врага ворваться в Карс. 14 (26) июня Александропольский корпус перешел границу. Часть отряда была оставлена для защиты Александрополя. Корпус дошёл до селения Кизыл-Чахчах и оставался здесь до 20 июня (2 июля). Передовые дозоры время от времени вступали в перестрелки с башибузуками.

20 июня (2 июля) корпус продолжил движение и переправился через Карс-чай. Пройдя около 10 верст, отряд остановился между селениями Палдерван и Кюрук-Дара. До противника осталось около 15 верст. В этом месте корпус простоял около месяца. Обе стороны готовились к решительному сражению. Благодаря влиянию чистого воздуха и хорошей ключевой воды прекратилась эпидемия в 18-й пехотной дивизии. Александропольский корпус был усилен двумя батальонами Ряжского полка с 2 орудиями. Время от времени происходили стычки между дозорами и передовыми силами двух армий.

Сражение при Кюрюк-Дара

Длительное бездействие русских войск приободрило османское командование. Генерал Гюйон предложил самим ударить по русским войскам, хотя Мустафа-Зариф-паша имел инструкцию из Константинополя, где ему предписывали ограничиться обороной и в случае сильной атаки противника, отступить к Карсу. Готовясь к наступлению, турки в ночь с 22 на 23 июля (3-4 августа) отправили в Карс обозы. Они планировали выступить двумя сильными походными колоннам: правой колонной командовал Керим-паша, левой, более многочисленной, — Измаил-паша.

Русская конная разведка известила Бебутова о приготовлениях противника. Князь предположил, что турецкая армия отступает, и решил преследовать неприятеля и ударить во фланг и тыл отступающим колоннам. В ночь с 23 на 24 июля (с 4 на 5 августа) русский корпус выступил. Все тяжелые грузы и ранцы были оставлены в вагенбурге (передвижное полевое укрепление). Для его охраны были оставлены Кавказский саперный батальон с двумя сотнями донских казаков, легкая батарея 18-й артиллерийской бригады и 4 трофейные турецкие пушки. Русские войска (всего 18 тыс. солдат с 64 орудиями) двинулись к селению Мешко. Таким образом, обе стороны готовились атаковать противника в один и тот же день.

На рассвете две армии встретились и сразу же стали разворачивать боевые порядки для сражения у горы Караяль (Кара-Ял). Местность, на которой войскам предстояло сражаться, была довольно ровной. Над равниной возвышались отроги Караяля, от горы шла широкая ложбина, которая простиралась до низменности, заканчивавшейся болотом (оно заполнялось во время дождей). Еще до начала битвы, высланные с правого крыла турецкой армии 4 батальона с 4 горными орудиями успели занять гору, где был ранее устроенный русскими передовыми силами редут. Турки открыли артиллерийский огонь с горы, но расстояние было таким большим, что вреда от их пальбы не было.

Турецкое командование планировало использовать трехкратное превосходство в численности и атаковать основными силами русский корпус с фронта и с правого фланга. В это время кавалерия и башибузуки должны были с двух флангов охватить русский отряд и захватить лагерь (вагенбург). Турецкие регулярные силы разделились на две части. Правое крыло под командованием Керима-паши в составе 19 батальонов и 16 эскадронов при 32 орудиях, примкнув правым флангом к горе Караяль, двинулось против русского корпуса с фронта. Левое крыло под началом генерала Кмети (Измаил-паша), в составе 22 батальонов и 22 эскадронов, с 48 орудиями, было предназначено для решительной атаки на правый фланг русского отряда. В целом османские командиры растянули свою армию на 8 верст, что обрекало её на поражение, если противник сможет во время сконцентрировать ударный кулак на одном направлении.

Разгром турецкой армии при Кюрюк-Дара

Сражение при селении Кюрюк-Дара в окрестностях крепости Карс 24 июля 1854 года. Ф.И. Байков

Левый фланг. Понимая значение горы Караяль, откуда противник мог ударить по флангу его корпуса, Бебутов отправил на штурм горы, треть своей пехоты и конницы под общим командованием генерала Белявского. Остальные войска выстроились в две боевые линии против турецкой армии. Большую часть артиллерии расположили впереди. Пока шло такое перестроение, турецкие войска перешли в наступление. Турецкие пушки повели обстрел русских войск, подступивших к горе Караяль. Белявский не мог атаковать турецкие позиции на горе, когда против него вели наступление войска правой вражеской колонны. Белявский, оставив гору под наблюдением своих левофланговых батальонов, с 5 батальонами Белявского егерского, Тульского и Кавказского стрелковых полков сделал перемену фронта.

Тверской драгунский полк под началом полковника Куколевского атаковал фланговую турецкую батарею, которая была наиболее опасна для наших войск. Драгуны рванулись вперед, молча, без «ура», равняясь как на параде, под началом полкового командира и командира Сводной драгунской бригады, генерал-майора графа Нирода. Несмотря на картечный огонь двух вражеских батарей, которые действовали по ним с фронта и с фланга, русские драгуны смели турецкое кавалерийское прикрытие, изрубили прислугу и смогли увезти 4 орудия. Остальные 8 орудий турки спешно отвели в тыл. Эта блестящая атака приостановила наступление противника и дала возможность завершить построение в боевой порядок.

Разгром турецкой армии при Кюрюк-Дара

Генерал Константин Яковлевич Белявский (1802—1857)

Тем временем турки оправились и снова атаковали пехоту Белявского. Турецкая артиллерия активизировалась. Атаку возглавили три штуцерных батальона, и у подошвы горы ударил уланский полк. Один из русских батальонов построился в каре, чтобы отразить атаку вражеской конницы. Улан остановили. Однако, штуцерные батальоны, поддерживаемые всей пехотой правой турецкой колонны, продолжали наступление. Ситуация была критической. Но, в эту тяжелую минуту по врагу ударил Нижегородский драгунский полк под началом генерал-майора князя Чавчавадзе. Полковник Тихоцкий ударил по линии штуцерных батальонов слева, а полковник князь Дондуков-Корсаков с двумя дивизионами справа.

Одновременно полковник Долотин выслал на помощь один из донских артиллерийских дивизионов под командованием есаула Кульгачева. Картечный залп произвел страшные опустошения в одном из турецких батальонов. Но, турки тут же ответили. Батальонный огонь положил на месте большую часть прислуги и лошадей дивизиона. Есаул смог вывезти только два орудия. Два орудия были захвачены османами. Драгуны немедленно бросились на выручку. Нижегородцы поэскадронно врубались во вражеские ряды, истребив почти полностью целый турецкий батальон Арабистанской дивизии. Однако, выручить орудия не смогли. В этом яростном бою Нижегородский полк потерял 23 офицера из 33 убитыми и ранеными, выбыла из строя половина нижних чинов. Нижегородский полк поддержал Тверской полк, который перегруппировал свои силы.

В это время Бебутову сообщили о движении значительных неприятельских сил в обход нашего правого фланга. Командующий выставил заслон под началом генерала Багговута. Ему помощь направили дивизион Тверского драгунского полка, три сотни донских казаков и ракетные команды — в состав артиллерии русского корпуса входило 16 ракетных станков (новое в то время оружие).

Бой на нашем левом фланге продолжался. Белявский не обращая внимания на турецкий огонь с горы, направил все действие своей артиллерии и стрелков на турецких улан и заставил их отступить. Затем повёл в штыковую атаку свои батальоны. Турки, уже расстроенные огнем русской артиллерии, стали отводить свою артиллерию. Нижегородские драгуны, пользуясь общим смятением противника, снова ударили по штуцерным батальонам, опрокинули их, отбив 2 наших и захватив 4 вражеских орудия. В 8 часов утра все правое турецкое крыло отступило. Турецкое наступление на правом фланге провалилось. То, что колонны турецкой армии не были взаимосвязаны между собой, сильно помогло русским войскам.

При виде отступления колонны Керим-паши батальоны стрелков-штуцерников покинули гору Караяль, чтобы не оказаться отрезанными от своих основных сил. Два дивизиона Новороссийского драгунского полка под командованием подполковника Стрелецкого с 4 орудиями опрокинули башибузуков, которые ещё оставались на горе. После этого часть новороссийских драгун перебросили на правый фланг. Бебутов приказал Белявскому не увлекаться преследованием противника и войти в связь с центром, чтобы отразить удар левой колонны противника. Войска Белявского двинулись вправо.

Разгром турецкой армии при Кюрюк-Дара


Центр. В то время как на левом фланге Белявский вёл бой с правой колонной противника, в центре бой с противником вели войска генерал-лейтенанта Бриммера. Турки здесь построились в три пехотные линии (третья была резервной), в интервалах пехоты были выдвинуты три батареи, за пехотой стояла кавалерия.

Сначала завязалась артиллерийская дуэль. Бриммер выдвинул нашу артиллерию на расстояние 450 саженей от противника. Со стороны турецкой армии огонь вели и 18 орудий с фронта и 12 орудий с правого фланга. Затем генерал передвинул орудия на расстояние около 250 саженей. Наши артиллеристы действовали под началом полковников Лагоды и Воронкова и подполковника Брискорна. Ранение получил командующий Кавказской гренадерскою бригадою генерал-майор Кишинский. Однако, он стался на поле боя почти до самого конца сражения.

После перестрелки в атаку пошла Кавказская гренадерская бригада. «Братцы! — сказал Бриммер, обращаясь к гренадерам — теперь мы подвинемся поближе. Смотри, дружнее работать штыками!» В ответ загремело громовое «ура». Генералы Барятинский и Бриммер повели в штыки русских солдат. Это было нечто — 7 батальонов гренадер и карабинеров прорвали три линии 20 турецких батальонов! Большую роль в прорыве сыграла артиллерия, которая практически в упор картечью расстреливала османов.

Надо сказать, что османы ожесточенно отбивались. Бой был жестоким. Так, 1-й батальон карабинер отбросил 4 батальона Арабистанской дивизии, но не смог прорвать вторую линию. Генерал Кишинский, изнемогая от потери крови, бросился на помощь с двумя ротами 4-го гренадерского батальона и прорвал все линии противника. Обе стороны в ходе рукопашного боя понесли большие потери. Так, 2-й гренадерский батальон атаковал другой полк Арабистанской дивизии и за четверть часа потерял 450 человек. Батальону грозило окружение и полное истребление, если бы не поддержка 3-го батальона Эриванского карабинерного полка подполковника князя Тарханова и 2 орудий штабс-капитана Дударова, который осыпал противника картечью. Арабистанцы были опрокинуты, а их знамя захвачено. Гренадерская бригада сломила сопротивление и заставила бежать вражеские войска.

Последние схватки произошли на нашем правом и левом флангах центра. Здесь турки попытались обойти гренадерскую бригаду. Русские войска на правом крыле возглавил Барятинский. Сначала русская пехота выдержала обстрел турецкой артиллерии, а затем подверглась атаке улан. Барятинский построил 2-й карабинерный и 1-й гренадерский батальоны в каре. Отразив кавалерийскую атаку, карабинеры атаковали вражескую артиллерию, заставив её отступить. Затем русская пехота отразили атаку двух турецких батальонов, которые бросились для защиты своих орудий. В это время турецкие уланы снова атаковали и вышли в тыл. Чтобы отбросить их, Бебутов бросил в бой две дворянские дружины собственного конвоя, которые были в резерве. Турецкую конницу опрокинули.

На левом фланге попытку турецких войск обойти гренадерскую бригаду отразили артиллеристы 4-й батарейной батареи и стрелки двух рот 4-го батальона Эриванского полка. Кроме того, их поддерживали тверские драгуны и 4 орудия донской артиллерии.

В результате в центре победа была за русскими войсками. В 9 часов утра 20 лучших турецких батальонов, поддерживаемых артиллерией и конницей, были сбиты с позиций и побежали. Но, и здесь русские войска не могли преследовать противника, практически не имея конницы в центре и под угрозой обхвата с правого фланга, где наступала турецкая колонна, равная по численности всему Александропольскому корпусу.

Разгром турецкой армии при Кюрюк-Дара

Генерал от артиллерии Эдуард Владимирович Брюммер (Бриммер) (1797—1874)

Правый фланг. Уже когда турецкие войска разбили на русском левом фланге и в центре гренадеры пошли в наступление, в атаку пошло левое крыло турецкой армии. В 8 часов массы башибузуков потеснили казаков и милицию, пытаясь зайти в тыл корпусу. Князь Бебутов направил на правый фланг 6 рот Ряжского полка, дивизион артиллерии и приказал генерал-лейтенанту Багговуту возглавить заслон. Генерал Багговут привел подкрепление — дивизион Тверского полка, три сотни донских казаков и две конно-ракетные команды.

Тем временем башибузуки, поддерживаемые регулярною кавалерией, пехотой и артиллерией, продолжали теснить наше конное прикрытие. Багговут укрепил кавалерию на правом крыле пехотой, на левом — драгунами, казаками и артиллерией. Конно-ракетные команды, под прикрытием казаков, открыли огонь по башибузукам. Это был важный день в истории артиллерийско-ракетного дела. Выпущенные со специальных станков ракеты, за которыми в полете тянулся длинный дымный шлейф, привели в ужас султанских солдат. Потери от осколков при взрывах «хвостатых» снарядов сильно дополнялись потерями психическими. На диких башибузуков ракеты навели панику и ужас, они побежали.

Генерал Багговут, под которым уже убило две лошади, повел в атаку кавалерию: Сводный линейный полк полковника Камкова, три сотни линейцев (казаки) полковника Скобелева, конно-мусульманскую бригаду, из пяти сотен подполковника Едигарова, тверских драгун и донских казаков. Русская кавалерия рассеяла всю массу турецкой конницы, которая пыталась обойти Александропольский корпус. Линейцы Скобелева захватили три вражеских орудия. Их попытался отбить турецкий уланский полк, но был атакован со всех сторон и почти полностью вырублен.

Турецкая пехота также была поколеблена натиском русской конницы. Этим воспользовались роты Ряжского полка. Они пошли в атаку, и при поддержке эскадронов Новороссийского драгунского полка и дивизиона казачьей артиллерии опрокинули целый турецкий полк. Чтобы довершить разгром противника, Бебутов бросил в сражение 1-ю легкую батарею Кавказской гренадерской бригады, два батальона Тульского полка, два дивизиона Новороссийского драгунского полка с 4 орудиями донской артиллерии. Артиллерия расстроила турецкую пехоту, тульская пехота ударила в штыки, с флангов зашли драгуны, конвой Бебутова и добровольцы (милиционеры). Османы не устояли от такого дружного натиска. Драгуны захватили 4 орудия и устлали все поле вражескими трупами. Преследование остановили только в первом часу, когда люди и лошади полностью изнемогли.

Разгром турецкой армии при Кюрюк-Дара


Итоги

Это была полная победа, хотя и доставшаяся тяжелой ценой. Разгром Анатолийской армии дался бывалым воинам-кавказцам с большим трудом. Не случайно газета «Кавказ» отметила: «Османцы показали такое сопротивление, какого никогда не видали от них старые служаки». Александропольский корпус победил, но понес значительные потери — около 600 человек убитыми, более 2,4 тыс. ранеными.

Анатолийская армия в кровопролитной битве потеряла 5 тыс. человек убитыми и пленными. В плен взяли 2 тыс. человек. По другим данным, потери турецкого войска составили до 10 тыс. человек. Около 12 тыс. башибузуков и курдов разбежались, дезертировали из армии. Разгромленная турецкая армия бежала в Карс. Русскими трофеями стали 15 орудий с 16 зарядными ящиками, два знамени, четыре штандарта и двадцать значков, множество огнестрельного и холодного оружия (включая английские и французские штуцера).

Бебутов за этот подвиг был награжден орденом св. Андрея Первозванного, князь Барятинский и начальник артиллерии, генерал-лейтенант Бриммер — орденами св. Георгия 3-й степени, генерал-майор Кишинский — орден св. Георгия 4-й степени.

Победа в сражении при Кюрюк-Дара имела стратегическое значение. Кампания 1854 года была выиграна русской армией. Порта и её англо-французские советники не смогли реализовать планы по захвату Закавказья и лежащих севернее земель. Анатолийская армия больше была неспособна к проведению наступательных операций. Однако, Александропольский отряд не имел сил для штурма Карса, который оборонял 40-тыс. гарнизон. Поэтому Бебутов был вынужден остановить наступление, а затем и отвести войска, когда противник высадил в Батуми сильные подкрепления для Анатолийской армии. На этом кампания 1854 года была завершена.

Разгром турецкой армии при Кюрюк-Дара

Эпизод из битвы при Кюрюк-Дара. 1900 г. Ф. А. Рубо
Автор: Самсонов Александр


Мнение редакции "Военного обозрения" может не совпадать с точкой зрения авторов публикаций

CtrlEnter
Если вы заметили ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter
Читайте также
Комментарии 5
  1. Дмитрий 2246 25 июля 2014 12:18
    Слава доблестным предкам!
  2. Rigla 25 июля 2014 14:46
    Вечно битые Русскими Турки. То то они тихо себя сейчас ведут, по поводу Крыма laughing Помнят angry
    1. smile 25 июля 2014 15:29
      Rigla
      Да, мы одержали верх над турками во всех войнах, но эти "вечно битые" всегда были очень серьезным противником. "Вечно битые" турки полтысячелетия приводили в трепет всю Европу, которую беззубой никак не назовешь, и смогли завоевать огромную империю, количество населения которой долгое время значительно превышало наше, ранее - многократно. Кстати, долгое время турки и в культурном плане превосходили европейцев и в военно-техническом.
      А сейчас турецкая армия, пожалуй, гораздо более боеспособна, чем любая европейская армия.
      Так, что не стоит их принижать... Но, конечно, гордиться своими победами над сильным противником - мы обязаны! :)))
  3. тюменец 25 июля 2014 21:30
    Читаешь вот так, и думаешь, какие же всё таки были бойцы в те времена.
    тюменец
  4. el.krokodil 26 июля 2014 00:36
    да,..были люди в наше время..не то что нынешнее племя-богатыри! -не вы.."Бородино"А.С.Пушкин. sadне ручаюсь за орфографию..но как-то так выходит.. feel
    1. snifer 26 июля 2014 00:41
      Бородино Лермонтов написал negative
  5. Горный стрелок 26 июля 2014 13:24
    Помнить, учиться мужеству, и верности долгу.

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Картина дня