Морской бой

Морской бойКаспийское море остается одной из самых проблемных территорий в мире. Здесь до сих пор идут острые дискуссии на тему: озеро Каспий или все-таки море? От этого напрямую зависит линия прохождения морской границы. От того, где в итоге пройдет указанная граница, будет зависеть, где окажутся месторождения нефти и газа.

К тому же на Каспии идет острейшая дискуссия о праве стран строить трубопроводы по морскому дну. К примеру, Туркменистан хотел бы построить такой трубопровод, чтобы продавать газ в Европу, например, через газопровод «Набукко». Однако Россия против такого решения. Формально Москва ссылается на уязвимую экологию моря. Реально, речь идет о борьбе за газовую монополию на европейском рынке. России было бы невыгодно появление больших объемов туркменского газа в Европе.


Кроме того, над Каспием нависает тень от все еще продолжающегося конфликта вокруг ядерной программы Ирана. Гипотетически возможны самые разные варианты развития событий, включая военный. В последнем случае Каспий может даже стать местом вооруженного противостояния.

В целом, общая неопределенность ситуации заставляет стороны проявлять бдительность. Все это привело к тому, что в последние годы на Каспии развернулась настоящая гонка военно-морских вооружений. Причем их характер совсем не соответствует размерам озера и самой возможности вести здесь военно-морские сражения.

Современная война на море ведется с использованием противокорабельных ракет (ПКР). Это главное оружие всех современных флотов. Даже торпеды сегодня играют меньшую роль, вряд ли у подводной лодки получится подобраться на торпедный выстрел к современному кораблю, как это было во время Второй мировой войны. К тому же подводные лодки также могут использовать ПКР. Эти ракеты можно применять и с самолетов. Поэтому сегодня главная задача военного корабля на море – вовремя увидеть пуск противокорабельной ракеты и постараться сбить ее на подлете. Для этого применяются комплексы ПВО корабля. Ну и, наконец, последний аргумент защиты – это автоматические комплексы малокалиберной артиллерии, которые на короткий период времени формируют защитную стену из летящих снарядов с той стороны, откуда подлетает ракета. Но и здесь важно увидеть ракету, откуда она, собственно, летит. Поэтому средства обнаружения являются одним из важнейших условий защиты корабля.

Например, в 1982 году, во время Фолклендской войны, аргентинцы потопили ряд кораблей британского флота с помощью французских ПКР «Экзосет», запущенных с ударного самолета «Мираж». Причем в некоторых случаях боевые части ракет даже не взорвались. Но попадания «Экзосета» хватило на то, чтобы потопить такой современный корабль, как эсминец «Шеффилд», и ряд других английских кораблей.

Хотя ракета ракете рознь. Многое зависит от доставляемого к цели боезаряда и скорости ее подлета. Например, во время танкерной войны в Персидском заливе в середине 1980-х годов ВМС Ирана и Ирака регулярно наносили удары противокорабельными ракетами «Экзосет», «Гарпун», «Си киллер» по танкерам разных стран, но их реальные потери составили только 3 проц. от всех попаданий. В 1987 году иракский самолет «Мираж» двумя ракетами «Экзосет» поразил американский фрегат «Старк». Корабль был тогда поврежден, но не утонул.

В целом большая часть ПКР сегодня – это дозвуковые ракеты, которые на малой высоте летят до цели, делая ставку на неожиданность. В СССР разрабатывали сверхзвуковые ракеты, они находятся на вооружении российских ВМС. Это комплексы «Гранит», «Москит». Еще один сверхзвуковой комплекс «Брамос» Россия разрабатывает совместно с Индией. Сверхзвуковые ракеты большую часть пути до цели летят на высотах 15–20 км, а конечный участок – уже на сверхзвуковой скорости на сверхмалой высоте. Проблема с ними заключается в том, что они слишком большие из-за необходимости нести много топлива и их можно заметить на большом расстоянии. Здесь их способны сбивать не только корабельное ПВО большой дальности, но и истребители-перехватчики.

В любом случае ПКР – это основа современных систем военно-морских вооружений. Когда после распада СССР Каспийская флотилия была разделена между прикаспийскими странами, в первую очередь Азербайджаном и Россией, у Баку в составе флота был один ракетный катер проект 205 с дозвуковыми ПКР «Термит», но ракетные установки были демонтированы. У России в составе флота был экспериментальный экраноплан «Лунь» с ПКР, но он оказался в нерабочем состоянии.

Однако Россия с начала 2000-х годов начала разворачивать на Каспии корабли с ПКР. В 2003 году в состав Каспийской флотилии был введен сторожевик «Татарстан» проекта 11661 «Гепард» с ПКР «Уран» на борту, водоизмещением 2000 тонн. По западной терминологии, это фрегат УРО (управляемое ракетное оружие). Ничего подобного на Каспии ни у кого не было. Дозвуковые противокорабельные ракеты Х-35 комплекса «Уран» имели дальность стрельбы в 130 км.

В 2012 году в состав флотилии вошел брат-близнец «Татарстана» из проекта 11661 фрегат УРО «Дагестан». Кроме этого в районе Астрахани расположен Астраханский береговой дивизион «Редут» с дозвуковыми крылатыми ракетами П-35. Их дальность полета 300 км, что позволяет накрывать всю северную акваторию Каспийского моря. Еще в составе флотилии четыре ракетных катера с ракетами «Термит». В 2013 году в состав флотилии вошли еще два малых ракетных корабля проекта 21631 с ПКР «Калибр» на борту.

Так что у России на Каспии сконцентрировано столько кораблей с ПКР, что они способны потопить небольшой флот. Проблема в том, что такого флота на Каспии просто нет, топить некого. Даже если абстрагироваться от идеи, что никто с Россией воевать не собирается, все равно никаких реальных противников у России нет.

У Азербайджана из крупных кораблей один сторожевой корабль водоизмещением в тысячу тонн и вообще нет кораблей с ПКР. Но в 2012 году поступало сообщение, что Азербайджан в рамках сделки с Израилем приобрел дозвуковую ПКР «Габриэль». В мае 2014 года, по сообщениям российских СМИ, Баку проявил интерес к приобретению российского комплекса береговой обороны «Бал-Э» с дозвуковой ПКР Х-35. Фактически это тот же «Уран», что стоит на вооружении «Татарстана». Теоретически все эти ракеты нужны Баку для защиты своих нефтяных разработок на Каспии. У Азербайджана споры с Ираном и Туркменистаном по поводу принадлежности некоторых участков.

Кстати, Туркменистан первым из малых прикаспийских стран обзавелся собственными ПКР. В 2011 году Россия поставила Ашхабаду два ракетных катера «Молния» проекта 1241 со сверхзвуковой ПКР «Москит». После этого Туркменистан чисто теоретически стал мощнейшей военно-морской державой на Каспийском море. Даже у России здесь нет сверхзвуковых ракет. Правда, эти ракеты предназначены для ударов по крупным кораблям, стрелять на Каспии из них просто не по кому. Ну не по российским же «Татарстану» или «Дагестану».


В свою очередь, Иран в марте 2013 года спустил на воду в Каспии фрегат «Джамаран-2» водоизмещением 1500 тонн и ПКР «Нур», которая является модификацией дозвуковой китайской ПКР П-802. Это самый крупный корабль иранского флота на Каспии. Еще у иранцев есть ряд ракетных катеров с китайскими же ПРК на борту.

В этой ситуации Казахстан оказался единственной страной на Каспии, у кого нет ПКР. В 2012 году на выставке KADEX было заявлено о подписании протокола о намерениях по приобретению знаменитых французских ракет «Экзосет». Но была ли сделка реализована, неизвестно. В 2012 году на заводе «Зенит» был спущен на воду корабль водоизмещением 250 тонн, который позиционировали как первый ракетный корабль Казахстана. Однако нет информации о его вооружении теми или иными ПКР. Судя по доступному изображению корабля «Казахстан», на его борту ПКР нет. В Википедии указывается на наличие РСЗО (ракетная система залпового огня), то есть есть неуправляемые ракеты, как на каком-нибудь сухопутном «Граде».

Так что, есть ли у нас ПКР – остается под большим вопросом. Еще один вопрос связан с тем, а нужны ли нам такие ПКР, и если нужны, то обязательно ли строить для этого корабли? В принципе, если у всех на Каспии ПКР уже есть, то и нам следует иметь несколько, хотя бы для демонстрации. Тем более что теоретически мы должны быть способны попытаться защитить нефтедобывающие объекты в нашей зоне Каспия. Понятно, что Россия нас прикроет в случае чего, но самим также надо иметь что-то в запасе.

Если же попытаться ответить на вопрос, нужен ли нам большой корабль с ПКР – это сложный вопрос. Мы не сможем построить его, как это сделали иранцы, придется покупать у России, как это сделали туркмены. Но можно обойтись и береговыми комплексами, как это собираются сделать азербайджанцы, или силами авиации. Дозвуковые крылатые ракеты (ПКР) вполне могут применяться с самолетов, что продемонстрировал опыт войны у Фолклендских островов и боев в Персидском заливе. То есть нужно иметь базу военно-воздушных сил, желательно в глубине территории, откуда самолеты с противокорабельными ракетами на борту могли бы наносить свои удары по потенциальному агрессору на море. В этом случае нужны будут самолеты-носители, а также выбрать подходящий тип дозвуковой ПКР.

Парадокс современной военно-морской ситуации на Каспии заключается в том, что для мощных ПКР здесь практически нет целей. Большие корабли есть только у России и Ирана, у всех остальных только катера и малые корабли. Соответственно любое применение ПКР в бассейне Каспия – это применение управляемой дубины против воробья
Автор:
Булат Абдулин
Первоисточник:
http://www.asiakz.com/morskoy-boy
Ctrl Enter

Заметили ошЫбку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

43 комментария
Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти