Перспективы развития парашютных систем

Перспективы развития парашютных систем


Ежегодно 26 июля в нашей стране любители и профессионалы парашютного спорта отмечают День парашютиста. В состав холдинга «Авиационное оборудование» Госкорпорации Ростех входит Научно-исследовательский институт парашютостроения, который является одним из немногих в мире предприятий, самостоятельно осуществляющих полный цикл создания парашютных систем.

Сегодня входящий в холдинг «Авиационное оборудование» НИИ парашютостроения – это головной разработчик парашютных систем различного назначения: спасательных, десантных, спортивно-тренировочных, посадочных тормозных, противоштопорных, грузовых, для беспилотных аппаратов, для десантирования боевой техники и расчетов, для космоса и других типов парашютной техники.


За годы работы в институте было создано свыше 5000 видов парашютных систем и более 1000 образцов внедрено в серийное производство. Заслуженный парашютист-испытатель, на счету которого около 13 тысяч прыжков, Владимир Нестеров рассказал о достижениях российского парашютостроения, актуальных направлениях отрасли и задачах, стоящих перед специалистами.

Владимир Нестеров не только проводит испытания новых образцов парашютной техники, но и принимает непосредственное участие в разработке парашютных систем. Испытатель имеет несколько патентов. Недавно Владимир Нестеров получил патент на людскую парашютную систему для десантирования с парашютистом тяжелых крупногабаритных грузов.

«С развитием техники и вооружения экипировка десантника постоянно совершенствуется, – рассказывает испытатель. – Масса снаряжения растет, соответственно, и грузоподъемность парашютной системы должна увеличиваться. Не все снаряжение десантник может разместить на себе». Испытатель рассказывает, что значительную часть груза необходимо поместить в специальный контейнер, десантируемый вместе с парашютистом. Разместить человека и парашютную систему с контейнером внутри самолета довольно проблематично из-за их габаритов.

«Поэтому возникла такая идея: грузовой контейнер разместить на спине парашютиста, а парашют снять с него и закрепить непосредственно на тросе, который находится внутри летательного аппарата. Получается, что парашютист занимает столько же места, но может взять с собой гораздо больше нагрузки», – рассказывает Владимир Нестеров.

Перспективы развития парашютных систем


Тестирование всех парашютных систем, выпускаемых НИИ, по словам Владимира Нестерова, проводится самым тщательным образом. «Как гражданские, так и военные парашюты проходят определенный цикл разработки: начиная эскизным проектом и заканчивая летными испытаниями, – рассказывает Владимир Нестеров. – Летным испытаниям предшествуют наземные. Программы типовые, но в зависимости от особенностей конструкции парашюта могут меняться. Проверяются все физико-механические показатели, порядок вступления в работу элементов, замыкающие и раскрывающие устройства, прочностные характеристики. В каждой из программ проверки порядка 20 различных пунктов».

Принцип испытаний – от простого к сложному. Сначала парашютную систему испытывают с манекеном, а потом к работе приступают парашютисты-испытатели.

Одна из новинок НИИ парашютостроения, в разработке и испытаниях которой принимал участие Владимир Нестеров, это перспективная парашютная система Д-12, также известная как «Листик».

«Ее основным достоинством будет то, что она позволит десантировать парашютиста большей массы, – говорит Владимир Нестеров. – Соответственно, он сможет взять с собой больше снаряжения». Плюсом Д-12 будет новый запасной парашют, который, в случае отказа системы, обеспечит безопасное приземление как парашютиста, так и груза.

«Для десантника парашют, в первую очередь, средство доставки в зону боевых действий, – отмечает испытатель. – В любом случае, он должен не просто спастись, а выполнить основную задачу».

В дальнейшем планируется, что данная парашютная система заменит состоящие на вооружении российских ВДВ десантные парашюты Д-6 и Д-10. Парашют показал хорошие результаты во время испытаний.

Сейчас в НИИ проводится доработка страхующего прибора на запасной парашют Д-12. Это будет специальное электронное устройство, которое автоматически приводит в действие «запаску». Блок самостоятельно следит за тремя параметрами: резким неконтролируемым увеличением скорости снижения, резким процессом потока завихрения и повышением давления в анероидном приборе.

Владимир Нестеров рассказал о парашютах для десантирования грузов и системах для возвращения космических объектов. Среди разработок, которые в настоящий момент ведет НИИ, он особо выделил новую систему для десантирования техники Воздушно-десантных войск (самоходных артиллерийских установок, БМД и проч.).

Перспективы развития парашютных систем


Специально для нужд ВДВ институт создает многокупольные парашютные системы для десантирования боевых машин. Например, МКС-350-14М (для десантирования САУ «Спрут-СД»), МКС-350-12М серии 2 (для десантирования БМД), а также комплексы парашютного десантирования боевой техники с экипажем «Шельф-1» и «Шельф-2».

Гордостью НИИ является разработка парашютно-десантной системы Д-10П, впервые продемонстрированной на авиасалоне МАКС в 2013 году как раз Владимиром Нестеровым.

Эта система предназначена для решения задач спецподразделений, а также оказания экстренной помощи. Парашют позволяет совершить прыжок с высоты 70 м. Благодаря дополнительному устройству, установленному на парашюте, он раскрывается самостоятельно, без участия десантника.

Актуальность этой задачи, по словам Владимира Нестерова, была продиктована самой жизнью. Модель Д-10П поможет на службе парашютистам-спасателям, МЧС и ВВС. «Сейчас на службе армии и других ведомств находятся парашюты двух типов: с полусферическим куполом и планирующие, – рассказывает Владимир Нестеров. – Планирующие позволяют выполнять прыжки при очень сильном ветре у земли и с очень высокой точностью приземления. Для них минимальная высота прыжка составляет 500–600 м».

Перспективы развития парашютных систем


Парашюты с полусферическим куполом не позволяют преодолеть сильный ветер, потому что у них низкая горизонтальная скорость. При этом они имеют ряд преимуществ: можно прыгать с предельно малых высот. В некоторых случаях, особенно при проведении эвакуационных работ, необходимы системы, позволяющие совершать прыжки с высоты ниже 200 м.

«Надежность парашютов для подобных прыжков должна быть очень высокой. Как правило, повышение надежности достигается упрощением конструкции, – рассказывает Владимир Нестеров. – За основу взяли обычный современный десантный парашют типа Д10. Упростили его схему. Провели исследовательские работы. При испытании мы достигли высоты 70 м».

Институт, входящий в холдинг «Авиационное оборудование», был и остается мировым лидером в области парашютостроения. Здесь созданы все условия для развития отрасли и расширения диапазона научных, конструкторских и технологических перспектив. Специалисты холдинга с уверенностью заявляют, что приложат все усилия для укрепления ведущей роли России в области мирового парашютостроения.
Первоисточник: http://rostec.ru/news/4514102


Мнение редакции "Военного обозрения" может не совпадать с точкой зрения авторов публикаций

CtrlEnter
Если вы заметили ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter
Читайте также
Комментарии 3
  1. jPilot 29 июля 2014 22:52
    С днем парашютиста всех, кто хоть раз прыгал, а особенно парашютистов испытателей они делают большое дело рискуя жизнью, это очень тяжелый труд знаю не по наслышке, да и ребят этих знаю, сам тоже прыгаю хотя среди летчиков это и не приветствуется. Здоровья, удачи, мягких приземлений!
  2. Активист СВ 30 июля 2014 02:41
    Пользуясь открывшейся возможностью, хочу нарушить одну "фигуру умолчания" и навлечь на свою башку десяток яростных "минусов" от посетителей. Итак, перекрестившись, приступим.

    Одни с увлечением конструирую боевую машину "для десанта", исходя, в сущности, из своего танкотракторного конструкторского мировоззрения и находясь в рамках традиции, заданной когда-то БМД-1. Несмотря на возросшую массу, габариты и усиленное вооружение это всё та же БМД-1, только сильно повзрослевшая, жестянка, которую в реальном бою вскроют двумя попаданиями из РПГ-7.

    Подключаются другие, и с увлечением создают великолепные парашютные системы для десантирования всего этого сильно потяжелевшего железа. Да ещё с экипажем внутри, что, по моему мнению, совершенно недопустимо, это тупиковый путь. Можно вообще не учить парашютиста, а засунуть его в готовый железный ящик и выбросить в нём, дурдом. Конечно, если давать бойцу 5 п/прыжков за весь срок службы, то ему годятся только Д-5, Д-6, Д-10, дать ему "крыло" невозможно, т.к. невозможно объяснить и заставить выполнять простые требования "крыла" - заход на приземление против ветра, нельзя маневрировать у земли, нельзя гасить скорость до нуля (как на параплане, если затормозил - сложился и рухнул). Кучность приземления экипажа на "дубах" никакая, тогда действительно, чем так учить (5 прыжков), лучше вообще не учить, а десантировать в машине коллективно. Но есть другой путь - довести индивидуальную парашютную подготовку до 100 п/прыжков минимум, обучат десантированию на "крыле" каждого бойца, обеспечивать кучность за счёт высокой индивидуальной и коллективной парашютной подготовки экипажа.

    Далее подключаются третьи и рапортуют, что по принципу "выше, дальше, быстрее,... а также и красивЕе" создали великолепный реактивный лайнер, способный всё вышеупомянутое поднять в воздух. Но в структуру ВДВ (Сухопутные войска) его, конечно же, отдать невозможно, т.к. реактивные лайнеры должны эксплуатироваться в рамках ВВС, а это, между прочим, даже не другой род войск, это другой вид ВС. Улавливаете?

    Далее, на крупных учениях, всё созданное, преодолевая организационные проблемы (разные виды ВС), собирается вместе и устраивается грандиозная показуха, призванная показать, что ВДВ существуют и могут использоваться по назначению. А назначение ВДВ - реализация принципа "с неба - в бой"!!! Прошу потенциальных оппонентов об этом не забывать. Но наблюдающие эту показуху высокие воинские начальники понимают, что, находясь в здравом уме, никто из них не решиться повторить это в боевых условиях. Т.е., все понимают, что в своём нынешнем виде, с имеющейся авиационной, парашютной и десантируемой бронетанковой техникой (каждая в отдельности может быть и хороша), с имеющимся уровнем парашютной подготовки основной массы л/с, реализация принципа "с неба-в бой" невозможна. Понимают, но молчат, кто первый скажет, будет "убит" на месте. Вот она, фигура умолчания. ВДВ, по сути, как и 80 лет назад, остаются экспериментальным родом войск. Эксперименты с ВДВ продолжаются, но когда доходит до реальных боевых действий, начинается "мотострелковая проза" - всё грузится на ж/д эшелоны и следует на прифронтовую станцию.
  3. Активист СВ 30 июля 2014 02:44
    Так что же, принцип аэромобильности ("с неба - в бой", когда десантирование непосредственно входит в боевой замысел, является неотъемлемой частью б/д ВДВ) похоронить? Как это фактически делают армейские долбо-бы с большими погонами, а также "романтики", которые с увлечением занимаются своей любимой узкой задачей и не желают посмотреть на проблему в целом.

    Я уверен, что указанный принцип "с неба - в бой" имеет очень большой потенциал. Но необходимо радикально пересмотреть все звенья его реализации, т.е. звенья: парашют - боевая машина - десантируемый л/с - десантно-боевой самолёт (коим ил-76 никак не является, это лайнер, на котором можно на средиземноморские курорты лететь, а не в бой). Десантно-боевой самолёт должен работать в условиях противодействия противника, военно-транспортный ИЛ-76 (и все самолёты этого класса) годятся для чисто транспортных задач. Задачи десантирования ВДВ он может решать условно, в мирной обстановке на показухах (учениях).

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Картина дня