Сербский фронт Первой мировой войны

Сербский фронт Первой мировой войны

28 июля 1914 года Австро-Венгерская империя объявила войну Сербии. В обеих странах началась массовая мобилизация войск. 29 июля австро-венгерские войска начали артиллерийские обстрелы Белграда. К 12 августа австро-венгерское командование сосредоточило на сербском фронте 200 тыс. солдат и начало массированное вторжение. Так началась Сербская кампания Первой мировой войны, которая стоила Сербии 1,5 миллиона человек (33% населения).

Предыстория


Противостояние на Балканах длилось уже не одно десятилетие. Основными игроками были Османская империя, Россия, Австро-Венгрия и Италия. Кроме того, определённое влияние имели Англия, Франция, всё больше усиливала свои позиции Германия, чья растущая экономическая мощь не могла не сказаться на росте влияния Берлина в регионе.

Балканские войны 1912—1913 и 1913 годов привели к разгрому Османской империи, которая потеряла почти все земли в Европе (при этом Порта не смирилась и надеялась вернуть часть влияние в регионе) и столкновению прежних союзников по антитурецкому союзу. Болгария потерпела поражение от Сербии, Черногории, Греции и Румынии. Кроме того, против Болгарии выступила и Турция.

Развалом Балканского союза (блок Сербии, Черногории, Греции и Болгарии) воспользовались Австро-Венгрия и Германия. Болгарская элита была недовольна поражением во Второй Балканской войне. Болгария жаждала реванша. Реваншистская Болгария в итоге вступила в блок Центральных держав.

В свою очередь, во Второй Балканской войне Сербия хоть значительно усилилась, но не была полностью удовлетворена. Белград не добился выхода к морю и хотел аннексировать север Албании, что шло вразрез с политикой Австро-Венгрии и Италии. Осенью 1913 года разразился Албанский кризис — Сербия ввела войска на территорию Албании, но была вынуждена их вывести под давлением Австро-Венгрии и Германии.

К тому же в Вене опасались возникновения на своих границах сильного сербского государства, которое после поражения Османской империи и Болгарии в Балканских войнах могло стать сильнейшей державой на Балканском полуострове. В Воеводине, которая принадлежала Австро-Венгрии, проживало большое количество сербов. Опасаясь сепаратистских настроений в Воеводине и других славянских землях и полного распада империи, значительная часть австро-венгерского руководства желало решить вопрос силовым путём — разгромить Сербию. Особенно эти настроения усилились после убийства 28 июня наследника австро-венгерского престола эрцгерцога Франца-Фердинанда с супругой. Наследник престола был сторонником мирного решения проблемы — создания триединого государства Австро-Венгро-Славии. Франц-Фердинанд не любил славян, но он категорически выступал против превентивной войны с Сербией. Его убийство разрушило основной барьер на пути войны в Австро-Венгрии.

Германия поддерживала австро-венгерскую партию войны, так как Сербия находилась на пути продвижения германских капиталов и товаров на Балканы и Ближний Восток. Особенно это усилилось после Балканских войн, когда Сербия получила Ново-Базарский санджак и оказалась на путях, ведущих в Константинополь и Салоники. Сербия считалась союзником России, что нарушало планы Германии на счёт будущего Балкан и Ближнего Востока. Германия надеялась, что пока Австро-Венгрия будет воевать с Сербией и притянет на себя внимание России, в наиболее благоприятной обстановке расправиться с Францией.

При этом не стоит считать Сербию жертвой. Сербия радикализировалась, победы в двух войнах сразу и резкое усиление государства взвали сильный национальный подъём. Планы создание «Великой Сербии» были очень популярны. Активизировались различные националистические, праворадикальные организации, которые ставили целью развал Австро-Венгрии и отделение от неё славянских земель, часть которых должны были войти в «Великую Сербию». Была организована группировка «Чёрная рука», которая контролировала практически все органы власти, её филиал — «Млада Босна», действовал в Боснии, планируя отделить эту область от Австро-Венгерской империи.

Необходимо также учесть, что среди организаторов «Чёрной руки» были масоны, ориентировавшиеся на родственные структуры в других европейских странах. А масоны в свою очередь были одной структур т. н. «финансового интернационала» — «золотой элиты», которая управляла Францией, Англией и США. «Финансовый интернационал» давно уже готовил Европу к большой войне, которая должна была усилить их власть в мире. Нужна была провокация, которая запустит процесс начала мировой войны. Эту провокацию и организовали сербские «братья-каменщики».

28 июня был убит Франц-Фердинанд. Убийца и его товарищи были связаны с националистической сербской организацией «Чёрная рука», которая имела поддержку со стороны ряда старших офицеров сербской военной разведки. Провокация была идеальной. В Вене решили, что повод хорош для военного разгрома Сербии. 5 июля Германия пообещала поддержку Австро-Венгерской империи в случае конфликта с Сербией. В Берлине также посчитали, что момент идеальный для начала войны и разгрома Франции. Вена и Берлин совершили стратегический просчёт, считая, что реализуют свою игру. Хотя в реальности попали в давно заготовленную ловушку, которая должна была привести к разрушению Германской и Австро-Венгерской империй, а также России, которая должна была вступиться за Сербию.

23 июля австро-венгерский посланник в Сербии барон Гизль фон Гизлингер вручил сербскому правительству ноту с ультиматумом. Часть требований этого ультиматума были связаны с суверенитетом страны и были заведомо неприемлемы для Белграда. Так, сербское правительство должно было прекратить массированную антиавстрийскую пропаганду, отправить в отставку организаторов этой агитации, распустить националистическую организацию «Народна Одбрана, арестовать офицеров, которые были организаторами убийства Франца Фердинанда и допустить официальных представителей Австро-Венгрии на территорию Сербии для расследования дела о покушении на эрцгерцога. Ответить на ультиматум Сербия должна была через 48 часов. Одновременно Вена начала подготовительные мероприятия по мобилизации вооруженных сил.

В Белграде поняли, что пахнет жареным и сербское правительство заметалось. Сербия ещё не успела восстановиться после двух Балканских войн, страна была не готова к войне. Правительство Пашича, как и большая часть буржуазии, в данный момент боялись войны. Принц-регент Александр попросил своего дядю — короля Италии, выступить в качестве посредника. Одновременно Белград попросил помощи у Петербурга. «Мы не можем защититься сами, — написал принц-регент Александр в обращении к императору Николаю II, — поэтому умоляем Ваше величество оказать нам помощь как можно скорее. Ваше величество столько раз раньше уверяло в своей доброй воле, и мы тайно надеемся, что это обращение найдет отклик в вашем благородном славянском сердце». В Петербурге не очень обрадовались такой ситуации, Россия в последние годы уже не раз пришлось выступить в качестве миротворца на Балканах.

Однако на экстренном заседании русского правительства было решено оказать всестороннюю дипломатическую помощь Белграду. Петербург посоветовал принять требования Вены. Сербия безоговорочно приняла восемь требований Австро-Венгрии, а одно с оговоркой (присутствие австрийских следователей на сербской земле). Белград предложил рассмотреть этот вопрос в международном суде в Гааге.


Но, Вена и ждала такого ответа. Начало войны было делом практически решенным. 25 июля австрийский посланник барон Гизль фон Гизлингер заявил, ответ неудовлетворителен и дипломатические отношения между двумя державами разорваны. В это время в российской столице побывал французский премьер Раймон Пуанкаре и обе державы торжественно подтвердили свои обязательства друг перед другом. В Петербурге и Париже посчитали, что если будет проявлена твердость, войны не будет, Вена и Берлин уступят. «Слабость по отношению к Германии всегда приводит к проблемам, и единственный путь избежать опасности — проявить твердость», — говорил Пуанкаре. Англия, которая давно желала войны в Европе, также поддержала союзников.

Из Петербурга в Белград идёт телеграмма: начинайте мобилизацию, будьте твердыми — помощь будет. В свою очередь, в Вене были уверены, что Россия, разочарованная прежней политикой Сербии, воевать за неё не будет. В Австро-Венгрии полагали, что дело закончится дипломатическим протестом Российской империи, и русские не вступят в войну. Начальник австрийского генштаба Конрад фон Гётцендорф (Хётцендорф) говорил: «Россия только угрожает, поэтому мы не должны отказываться от наших действий против Сербии». К тому же он сильно переоценивал силу австро-венгерской армии, думая, что она сможет на равных противостоять русской армии. Берлин также подталкивал Вену к началу войны, вместо того чтобы сдержать союзника. Германский кайзер и его ближайшие советники уверяли австрийцев, что Россия к войне не готова (что соответствовало действительности) и Австро-Венгрии необходимо взять Белград, чтобы сербы выполнили все условия Вены. В Сербии и Австро-Венгрии начали мобилизацию. Сербское правительство с казной переехало из Белграда в Ниш, так как столица располагалась у границы и была уязвима перед австро-венгерским вторжением.

Австро-Венгрию охватила антисербская истерия. Давний сторонник военного решения проблемы Сербии, премьер-министр граф Иштван Тиса, говорил: «Монархия должна принять энергичные решения и продемонстрировать свою способность выживать и положить конец невыносимым условиям на юго-востоке» (юго-востоком он называл Сербию). По всем крупным австрийским городам прокатилась волна массовых антисербских демонстраций, где сербов обзывали «бандой убийц». В Вене толпа чуть было не разгромила сербское посольство. В городах Боснии и Герцеговины, Хорватии, Воеводины начались сербские погромы. В Боснии дело дошло до того, что при покровительстве местных властей были сформированы мусульманские военизированные отряды, которые начали террор по отношению к сербам. Различные сербские объединения и организации — просветительные, культурные, спортивные (многие из которых действительно были созданы сербской разведкой и на сербские деньги), были закрыты, их имущество конфисковали.

28 июля Австро-Венгерская империя объявила войну Сербии. В ночь с 28 на 29 июля дальнобойная артиллерия австро-венгерской армии начала обстрел Белграда. В обстреле участвовали и мониторы Дунайской флотилии. 31 июля Австро-Венгрия начала всеобщую мобилизацию.


Александр I Карагеоргиевич (1888—1934)

Австрийский план войны

Первоначально австро-венгерское командование планировало развернуть против Сербии три армии общей численностью более 400 тыс. человек (2/5 всех сил армии). Эти армии образовывали армейскую группу генерала Потиорека: 2-я армия занимала позиции по течению Савы и Дуная, 5-я армия — по левому берегу р. Дрины до впадения ее в р. Саву и 6-я армия — в Боснии между Сараевым и сербской границей. Австро-венгерские армии должны были вторгнуться в Сербию и союзную ей Черногорию и обойти сербские войска с обоих флангов. Главнокомандующим австро-венгерской армией был герцог Тешинский, Фридрих Австрийский. Начальником генерального штаба был Франц Конрад фон Хётцендорф.

Однако, Берлин заставил Вену внести коррективы в эти планы. В Германии считали, что против России необходимо выставить мощный заслон. Германское командование потребовало участия против Российской империи 40 австро-венгерских пехотных дивизий. Австро-венгерское военное командование было вынуждено оставить против Сербии всего 1/5 часть всех наличных сил (5-ю и 6-ю армии), а 2-ю армию (190 тыс. солдат) перебросить с Савы и Дуная в Восточную Галицию. Против Сербии в начале войны было выставлено более семи армейских корпусов.

Поэтому австро-венгерский наместник Боснии и Герцеговины, главнокомандующий вооруженными силами на Балканах и командующий 6-й австро-венгерской армией Оскар Потиорек решил на фронте Дунай и нижнее течение Савы отказаться от активных наступательных операций и вести только демонстративные действия. Для этого был предназначен 7-й армейский корпус, располагавшийся в районе Темешвара. Его поддерживали венгерские воинские части (гонвед) и ландштурм (ополчение). Решительное же наступление планировали начать от реки Дрины пятью корпусами 5-й и 6-й армий: 4-м, 8-м, 13-м, частью 15-го и 16-го корпусов. Частью сил 15-й и 16-й корпуса были должны противодействовать черногорской армии. Соединения 9-го армейского корпуса находились в резерве между Савой и Дриной.


Оскар Потиорек (1853 — 1933)

Мобилизация и планы Сербии

Сербская армия, после Балканских войн и расширения территории страны, подверглась полной реорганизации. Число пехотных дивизий в армии увеличили с 5 до 10. Первые призывные классы (мужчины 21-30 лет) формировали пять дивизий и одну кавалерийскую дивизию, крупнокалиберную и горную артиллерию. Кроме того, излишки этих призывных возрастов позволяли сформировать шесть добавочных пехотных полков в Старой Сербии и одну дивизию в Новой Сербии (Сербская Македония). Вторые призывные классы (30-38 лет) также формировали пять дивизий, но неполного состава. В дивизиях было по три полка, а не четыре, только одна артиллерийская группа (12 орудий) вместо трех (36 орудий). Командование распределило новые македонские полки между старосербскими гарнизонами, где они были пополнены до штата военного времени. Третьи призывные классы (38-45 лет) формировали милицию — по одному полку и эскадрону на каждый призывной округ.

Кроме того, мобилизации подлежали добровольцы, дорожная охрана, железнодорожный персонал и т. д. В итоге Сербия могла выставить более 400 тыс. человек. Главную ударную силу представляли 12 пехотных и 1 кавалерийская дивизии (около 240 тыс. человек). Однако, проблемой сербской армии была нехватка оружия, особенно артиллерии и боеприпасов, амуниции. Да и две Балканские войны значительно проредили арсеналы. Их ещё не успели пополнить. Россия обещала 400 тыс. винтовок, но летом 1914 года успела поставить только 128 тысяч. Сильной стороной сербской армии был боевой опыт, моральный дух и характер предстоящей войны (необходимо было защищать Родину).


Воевода, начальник Генерального штаба Сербии во время Балканских войн и Первой мировой войны Радомир Путник (1847 — 1917)

Война против Австро-Венгрии была популярна в обществе, патриотические настроения после двух победных войн преобладали в Сербии. К тому же Сербия столетиями была военизированным обществом. Поэтому, несмотря на то, что мобилизация была объявлена в самый разгар полевых работ, 80% запасных было мобилизовано в первый же день. Но, в новых областях Сербии мобилизация прошла не так гладко. Были зафиксированы многочисленные случаи дезертирства в Болгарию. Сербское правительство даже было вынуждено обратиться к болгарскому правительству, с требованием запретить пропуск беглецов через сербско-болгарскую границу, что нарушало объявленный Болгарией нейтралитет.

Принц-регент Сербского королевства Александр I Карагеоргиевич был верховным главнокомандующим сербской армии, воевода (соответствовало званию фельдмаршала) Радомир Путник — начальником генштаба. Белград прорабатывал два варианта войны с Австро-Венгрией: 1) в одиночку; 2) в союзе с Россией. У сербов не имелось никаких данных ни о силах, которые выставит Австро-Венгрия, ни о стратегическом развертывании армий противника. Многое зависело от того будет ли воевать Россия. В целом сербский план войны предполагал оборонительные действия в начале войны. Сербия не имела сил для вторжения в Австро-Венгрию, особенно до решительного перелома в Галиции (при участии России в войне).

Сербское командование учитывало, что австро-венгерские армии могут ударить с двух стратегических направлений. К северу от Дуная и Савы Австро-Венгрия имела развитую сеть коммуникаций и могла сконцентрировать в районе Баната главные силы, чтобы в первую очередь захватить сербскую столицу, а на втором этапе наступать долиной Моравы и Колубары в глубь страны, для захвата Крагуеваца (главный арсенал Сербии). Однако, тут австрийское наступление осложнялось тем, что им необходимо было преодолеть сербскую оборону на первоклассных водных рубежах Дуная и Савы. К тому же сербские войска могли попытаться охватить австро-венгерские войска.

Свои преимущества имел удар со стороны Дрины, с запада на восток. Здесь австро-венгерские войска упирали левый фланг на свою территорию, а правый — в труднодоступные горы, что оберегало их от возможного охвата. Однако на Дринском направлении пересечённая горная местность, с малым числом дорог, благоприятствовала сербской обороне. Сербы были на своей земле. Со стороны Болгарии сербская армия была прикрыта Тимоком, Моравой и горным хребтом между ними.

Сообразно двум основным направлениям и намечались варианты развертывания сербских войск. Сербскому командованию приходилось выжидать до момента, когда прояснится общая обстановка. Район развертывания предполагали прикрыть течением Савы и Дуная с северного направления, которое считали главным, а также учитывали вероятность наступления противника с запада и северо-запада.

Соответственно этим направлениям сербские войска были сведены в 4 армии (по сути, корпуса или отряды). 1-я армия под командованием Петара Бойовича должна была держать 100 км фронт по Дунаю. Её основные силы были сосредоточены в районе Паланка, Рача и Топола. В состав армии входили: 4 пехотные и 1 кавалерийская дивизии. 2-я армия под началом генерала Стефановича являлась маневренной группой в районе Белграда и состояла из 4 пехотных дивизий первой очереди. 3-я армия под командованием генерала Юришича-Штурм также представляла маневренную группу в районе Вальева и состояла двух пехотных дивизий и двух отрядов. 4-я армия (Ужицкая армия) под командованием генерала Бояновича прикрывала долину Верхней Моравы с западного направления и обеспечивала связь с Черногорией. Она состояла из двух пехотных дивизий. Кроме того, 60-тыс. армия Черногории развернулась в приграничной полосе на своей территории, поддерживая левый фланг 4-й сербской армии.

Таким образом, большая часть сербской армии представляла собой маневренную группу, прикрытую естественными оборонительными линиями рек Дуная, Савы и Дравы, которые обороняли резервные части третьего призыва. В целом сербская армия при ограниченных возможностях имела выгодное (серединное) положение для борьбы и была готова действовать по внутренним операционным направлениям. При удачном развитии ситуации маневренная группа была готова предпринять наступательную операцию в район Срема или в Боснию.

Слабым местом была возможность участия в войне Болгарии на стороне Австро-Венгрии. Тогда Сербии пришлось бы воевать на два фронта. Сил для ведения боевых действий на два фронта у Сербии не было. Австро-Венгерская империя связывала все силы сербской армии. В случае войны на два фронта Сербия оказывалась под угрозой военно-политической катастрофы.


Источник карты: Корсун Н. Г. Балканский фронт мировой войны 1914-1918 гг.

Продолжение следует…
Автор:
Самсонов Александр
Ctrl Enter

Заметили ошЫбку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

47 комментариев
Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти