Узбекские ворота люфтваффе

Узбекские ворота люфтваффе


Главным транспортным центром сил НАТО в Средней Азии может стать база немецкой армии — первая со времен падения Третьего рейха


К концу 2014 года США и их союзники, в частности Германия, намерены радикально сократить свое военное присутствие в Афганистане. Для бундесвера, как отмечают немецкие генералы, это самая масштабная логистическая операция за всю историю существования ФРГ. Для эвакуации личного состава и техники бундесвер задействовал авиабазу в узбекском городе Термез, которую немецкие военные эксплуатируют уже больше десяти лет. При этом, как считают эксперты, страны — члены НАТО заинтересованы в том, чтобы сохранить контроль над этой базой и после своего ухода из Афганистана.

Strategischer Lufttransportstützpunkt Termez


Расположенный на правом берегу реки Амударья, разделяющей Узбекистан и Афганистан, Термез многие века служил «воротами» вторжения, через которые в разных направлениях следовали полчища арабов, сельджуков и монголов. В переводе с древнеиранского «Тармиз» (Tarmiδ) — это место перехода или переправа.

В годы войны в Афганистане Термез стал транзитным пунктом для советских войск. Как рассказывает ефрейтор 345-го отдельного воздушно-десантного полка СА Александр Простаков, в декабре 1981 года его подразделение следовало через этот город с эшелоном новой техники. «Дальше по понтонному мосту на ту сторону афганский город Хайратон. Большой мост, по которому потом войска выводили, только строился», — вспоминает свой путь в Афганистан Простаков.

Большой железнодорожно-автомобильный мост, который поминает ветеран, получил название «Дружба» и позднее стал единственной легальной возможностью наземным путем попасть в Афганистан через узбекскую границу. С приходом талибов к власти в 1996 году, Ташкент на несколько лет закрывает движение по мосту Дружбы. Оно возобновилось вскоре после вторжения в Афганистан Международных сил содействия безопасности (ISAF), в состав которых вошли войска США, Великобритании, Германии и других стран — членов НАТО.

Через несколько месяцев после начала операции ISAF, в феврале 2002 года, Ташкент и Берлин заключают соглашение о передаче в аренду люфтваффе (немецкие ВВС) гражданского аэропорта Термез. Оно положило начало строительству де-факто первой военной базы Германии за пределами страны после окончания Второй мировой войны. Официально она называется Стратегическая транзитная авиабаза Термез.


Мост Дружбы в Термезе, 1982 год. Фото: В. Будан и А. Горокрик / фотохроника ТАСС


За короткое время в аэропорту была создана необходимая инфраструктура — немцы не жалели денег для создания своей перевалочной базы, только на модернизацию взлетно-посадочных полос, не годившихся для тяжелых военно-транспортных самолетов, было потрачено €12 млн.

На первых порах постоянный гарнизон базы насчитывал 300 солдат, которым было придано шесть транспортников Transall и семь вертолетов Sikorsky CH-53. Именно на «Трансалях» и «Сикорски» натовские солдаты и грузы преодолевали последний отрезок пути до пункта назначения в Афганистане — эта техника предназначена для полетов в зонах, где действуют системы ПВО.

Пиво, контрабанда и рок-н-ролл


Фактически, Термез был последней точкой соприкосновения военнослужащих ISAF с мирной жизнью перед началом «афганского турне». Здесь их высаживали с гражданских самолетов Airbus A310, после чего они ждали своей отправки в жилых блок-контейнерах, получивших название «Аэротель Термез» или обычных палатках. За первые четыре года работы через «ворота» базы прошли 125 тысяч натовцев и 10 тысяч тонн грузов.

Сегодня численность гарнизона сократилась до 110 человек. Заброшенные, по их меркам, в глухую провинцию, за тысячи километров от родины, солдаты страдают от тягот заморской службы и отсутствия развлечений. «В темном подвале дискотеки на главной улице Термеза практически пусто, заняты всего несколько столов: за двумя сидит парочка темнокожих узбечек, за третьим семеро бледных ребят, старающихся привлечь внимание местных красавиц в ожидании очередного подноса с пивом. Это немецкие солдаты из далекой Европы», — описывал быт военнослужащих бундесвера Spiegel в 2006 году.




Как пишет «Фергана», многие члены гарнизона подружились с местными жителями и участвуют в совместном контрабандном бизнесе. Военные самолеты не проходят таможенного контроля и поэтому идеально подходят для перевозки товаров в обход пограничников. «Везут и плазменные телевизионные панели, и микроволновки, и кондиционеры. За немецкой техникой образовалась своего рода очередь. Все желающие купить тот или иной товар уже знают заранее, когда придет очередной борт, делают даже предварительные заказы», — признался изданию житель Термеза, пожелавший сохранить анонимность.

Немецкие левые против узбекских властей


База стала важной статьей дохода для узбекских властей. До 2010 года размер арендной платы варьировался от €12 млн до €15 млн; по данным Human Rights Watch в 2005-2009 годах Ташкент получил за нее около €68 млн. Позже ежегодные выплаты Ташкенту выросли почти на миллион евро и дошли до €15,95 млн. Эта цифра упоминается в официальном ответе на запрос депутата Бундестага от фракции зеленых Виолы фон Крамон в 2011 году. Документ был засекречен задним числом, сообщала газета Frankfurter Rundschau.

По мнению фон Крамон, немецким чиновникам неприятно публично говорить о финансовой договоренности с Ташкентом. «Я думаю, что это форма выкупа. Я предполагаю, что из Ташкента последовала такая реакция: либо мы будем получать больше за базу, либо мы вас выкинем из страны», — цитирует депутата Deutsche Welle.

Нежелание властей ФРГ делиться сведениями о своей базе вполне объяснимо — с 2002 года американские военные эксплуатировали аэродром «Ханабад» недалеко от узбекского города Карши, но в 2005 году они были вынуждены оставить его — после того как узбекские силовики подавили силой массовые беспорядки в Андижане.

Вашингтон тогда резко осудил применение стрелкового оружия против демонстрантов, недовольных политикой властей. В свою очередь, Евросоюз ввел ряд санкций, в частности эмбарго на поставки Ташкенту оружия и военной техники, а также запретил въезд в ЕС 12 высокопоставленным узбекским чиновникам. Ответным шагом президента Узбекистана Ислама Каримова стал отказ американцам в праве аренды базы в Карши. Только спустя три года он разрешил США ограниченно использовать аэродром люфтваффе в Термезе.


Американские военные на аэродроме «Ханабад». Фото: Burt Herman / AP


Немцев гнев Каримова не коснулся — база продолжила работу в обычном режиме, ведь Германия с самого начала выступала против введения санкций. С момента широкой огласки фактов гибели сотен мирных жителей в Андижане, официальный Берлин балансирует между необходимостью сохранить стратегически важный аэродром и оппозицией, недовольной сотрудничеством с режимом Каримова. Члены левой и зеленой партий ФРГ неоднократно требовали разорвать сотрудничество с Ташкентом.

«НАТО использует для поставок грузов и стабилизации Афганистана Узбекистан, являющийся одним из самых репрессивных и коррумпированных режимов в мире. База в узбекском Термезе, используемая немецкими военными, — это цена, во имя которой правительство Германии закрывает глаза на положение в Узбекистане с правами человека», — приводит сайт UZNEWS.Net слова фон Крамон.

По иронии судьбы, военный аэродром в Термезе, первая немецкая база за пределами территории Германии после завершения Второй мировой войны, «служит усилению тоталитарного строя в Узбекистане». Об этом заявил экс-посол Великобритании в этой стране Крейг Мюррей в ходе «Высоких слушаний по Узбекистану» в Берлине в марте 2012 года.

Правозащитники из Human Rights Watch критиковали немецкие власти за желание сохранить базу в Термезе вопреки «грубым нарушениям прав человека» правительством Каримова. По их мнению, ФРГ следовало по крайней мере поискать альтернативу Термезу в других странах Центральной Азии.

Уйти, чтобы остаться


Бундесвер уже перебросил 18 тысяч тонн грузов по воздуху и четыре с половиной тысячи тонн по земле. При этом южный маршрут сил ISAF через Пакистан перегружен другими союзниками и небезопасен — пакистанские талибы сохраняют высокую активность в регионе. Поэтому командование немецкого контингента делает главную ставку на «северный путь». Важность Термеза для эвакуации сил бундесвера подчеркивал экс-посол ФРГ в Узбекистане Аристид Фенстер, называя базу «существенным элементом в контексте постепенного сокращения немецкого присутствия в регионе».

«Немцев могут попросить выйти вон», — пишет член Союза независимых журналистов Центральной Азии Анвар Ахмедов. По его данным от 15 июля, местное население возмущено инцидентом с участием немецких летчиков «которые спалили по неосторожности два гектара хлебной нивы под Термезом. Один из боевых вертолетов Германии совершил вынужденную посадку после задымления, а перед этим от искры из двигателя загорелось поле». Позже сведения об инциденте подтвердило посольство ФРГ в Узбекистане, сообщает Eurasianet.org, отметив что никто не пострадал, и владельцы поля получат компенсацию.

Между тем представители Североатлантического блока и Узбекистана обсуждают перспективы дальнейшего сотрудничества, рассказал «Русской планете» эксперт Центра изучения современного Афганистана востоковед Дмитрий Верхотуров.

«Известно, что идет некий торг о расширении натовского присутствия. Непонятно, что хотят получить узбеки, но источники говорят о реформе вооруженных сил Узбекистана, которую обещает провести НАТО», — сказал РП востоковед.


Немецкие военные в транспортном самолете Transall на авиабазе Термез. Фото: Rainer Jensen / AFP / East News, архив


Стратегическая роль Термеза не осталась незамеченной США, которые стремятся получить базу для себя, пояснил РП эксперт по Среднему Востоку и Центральной Азии Александр Князев.

«Сейчас наблюдаются попытки официальных лиц из Госдепа добиться от Ташкента передачи аэродрома. По сути, Пентагон хочет выдавить оттуда немцев и занять их место. Не знаю, как будут развиваться события, но пока позиция Узбекистана тверда: он не желает связывать себя такими обязательствами на фоне охлаждения отношений США с главными партнерами страны — Китаем и Россией. Ташкент ведет очень прагматическую политику — сначала считает деньги, потом все остальное», — рассуждает Князев.

Как отмечает эксперт, для Вашингтона факт прямого военного присутствия важнее, чем доступ к аэродрому.

«Совсем недалеко от Термеза расположена огромная военная база в Мазари-Шарифе. После вывода основной части контингента она сохранит статус одной из крупнейших баз ВВС США в Афганистане. С точки зрения авиационного транзита разница между ней и Термезом не принципиальна. Для американцев важен именно военный контроль за главным транспортным узлом по периметру афганских границ, — резюмирует ученый. — Я думаю, участок пути Термез — Хайратон даже значимее Хайберского ущелья (проход на Пакистанской границе. — РП)».
Автор:
Алексей Аликин
Первоисточник:
http://rusplt.ru/world/aviacyya-11633.html
Ctrl Enter

Заметили ошЫбку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

7 комментариев
Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти