«Чёрные голландцы»: африканские стрелки в индонезийских джунглях

Нидерланды — одна из старейших европейских колониальных держав. Бурное экономическое развитие этой небольшой страны, сопровождавшееся освобождением от испанского владычества, способствовало превращению Нидерландов в крупную морскую державу. Начиная с XVII века, Нидерланды превратились в серьезного конкурента Испании и Португалии, которые прежде фактически делили американские, африканские и азиатские земли между собой, а затем и другой «новой» колониальной державы — Великобритании.

Голландская Ост-Индия

Несмотря на то, что уже к XIX веку военно-политическое могущество Нидерландов во многом оказалось утраченным, «страна тюльпанов» продолжала экспансионистскую политику в Африке и особенно в Азии. Еще с XVI века внимание голландских мореплавателей привлекали острова Малайского архипелага, куда отправлялись экспедиции за пряностями, ценившимися в Европе тех времен на вес золота. Первая голландская экспедиция в Индонезию прибыла еще в 1596 году. Постепенно на островах архипелага и на полуострове Малакка образовывались голландские фактории, с которых и началась колонизация Нидерландами территории современной Индонезии.


«Чёрные голландцы»: африканские стрелки в индонезийских джунглях


Попутно с военным и торговым продвижением на территорию Индонезии голландцы вытесняли с островов Малайского архипелага португальцев, в сферу влияния которых прежде и входили индонезийские земли. Ослабевшая Португалия, представлявшая к этому времени одну из самых отсталых в экономическом отношении стран Европы, не могла противостоять натиску Нидерландов, обладавших куда большими материальными возможностями, и в конце концов была вынуждена уступить большую часть своих индонезийских колоний, оставив за собой лишь Восточный Тимор, который уже в 1975 году был аннексирован Индонезией и лишь спустя двадцать с лишним лет получил долгожданную независимость.

Наибольшую активность голландские колонизаторы развернули с 1800 года. До этого времени военные и торговые операции в Индонезии осуществляла голландская Ост-Индская компания, однако ее возможностей и ресурсов оказалось недостаточно для полного покорения архипелага, поэтому в покоренных районах островов Индонезии утверждалась власть голландской колониальной администрации. В период Наполеоновских войн краткое время управление Голландской Ост-Индией осуществляли французы, затем — англичане, которые, однако, предпочли отдать ее голландцам обратно в обмен на африканские территории, колонизированные Нидерландами, и полуостров Малакку.

Покорение Малайского архипелага Нидерландами встречало отчаянное сопротивление местных жителей. Во-первых, значительная часть территории нынешней Индонезии к моменту голландской колонизации уже имела собственные государственные традиции, закрепленные распространившимся на островах архипелага исламом. Религия придавала идеологическую окраску антиколониальным выступлениям индонезийцев, которые окрашивались в цвет священной войны мусульман против неверных колонизаторов. Ислам являлся и сплачивающим фактором, объединяющим многочисленные народы и этнические группы Индонезии для сопротивления голландцам. Поэтому неудивительно, что кроме местных феодалов в борьбе против голландской колонизации Индонезии активно участвовало мусульманское духовенство и религиозные проповедники, игравшие очень важную роль в мобилизации народных масс против колонизаторов.

Яванская война

Наиболее активное сопротивление голландским колонизаторам развернулось как раз в самых развитых и обладавших собственной государственной традицией регионах Индонезии. В частности, на западе острова Суматра в 1820-х — 1830-х гг. голландцы столкнулись с «движением падри» под руководством имама Банджоля Туанку (он же Мухаммад Сахаб), разделявшим не только антиколониалистские лозунги, но и идеи возвращения к «чистому исламу». С 1825 по 1830 гг. длилась кровопролитная Яванская война, в которой голландцам, пытавшимся окончательно покорить остров Ява — колыбель индонезийской государственности — противостоял принц Джокьякарты Дипонегоро.

«Чёрные голландцы»: африканские стрелки в индонезийских джунглях

Дипонегоро


Этот культовый герой индонезийского антиколониального сопротивления был представителем побочной ветви джокьякартской султанской династии и соответственно не мог претендовать на трон султана. Однако среди населения Явы он пользовался «бешеной» популярностью и сумел мобилизовать десятки тысяч яванцев для участия в партизанской войне против колонизаторов.

В результате голландская армия и нанимаемые голландскими властями солдаты из числа индонезийцев, прежде всего амбонцев, которые как христиане считались более лояльными к колониальным властям, несли колоссальные потери в ходе столкновений с партизанами Дипонегоро.

Победить мятежного принца удалось лишь с помощью предательства и случая — голландцам стал известен маршрут перемещения лидера восставших яванцев, после чего схватить его оставалось делом техники. Впрочем, Дипонегоро не был казнен — голландцы предпочли сохранить ему жизнь и навсегда сослать на Сулавеси, нежели превращать в героя-мученика для широких масс яванского и индонезийского населения. После пленения Дипонегоро голландским войскам под командованием генерала де Кока удалось окончательно подавить выступления повстанческих отрядов, лишенных единого командования.

При подавлении восстаний на Яве голландские колониальные войска действовали с особой жестокостью, выжигая целые деревни и тысячами уничтожая мирное население. Подробности колониальной политики Нидерландов в Индонезии достаточно хорошо описаны в романе «Макс Хавелар» голландского же автора Эдуарда Деккера, писавшего под псевдонимом «Мультатули». Во многом благодаря именно этому произведению о жестокой правде голландской колониальной политики во второй половине XIX века узнала вся Европа.

Ачехская война

Тридцать с лишним лет, с 1873 по 1904 гг., вели настоящую войну против голландских колонизаторов жители султаната Ачех, что на крайнем западе Суматры. В силу географического положения Ачех с давнего времени служил своеобразным мостом между Индонезией и арабским миром. Еще в 1496 году здесь был создан султанат, сыгравший важную роль не только в развитии традиции государственности на полуострове Суматра, но и в формировании индонезийской исламской культуры. Сюда прибывали купеческие корабли из арабских стран, здесь всегда была значительна прослойка арабского населения и именно отсюда в свое время ислам начал распространяться по территории Индонезии. К моменту голландского завоевания Индонезии султанат Ачех представлял собой центр индонезийского ислама — здесь действовало множество духовных школ, велось религиозное обучение молодежи.

Естественно, что население Ачеха, наиболее исламизированное, крайне негативно относилось к самому факту колонизации архипелага «неверными» и установлению ими колониальных порядков, противоречащих законам ислама. Тем более что Ачех имел давние традиции существования собственного государства, свою феодальную знать, отнюдь не желавшую расставаться со своим политическим влиянием, а также многочисленных мусульманских проповедников и ученых, для которых голландцы были не более чем «неверными» завоевателями.

Султан Ачеха Мухаммад III Дауд Шах, возглавивший антиголландское сопротивление, в течение всей тридцатилетней Ачехской войны стремился использовать любые шансы, могущие оказать влияние на политику Нидерландов в Индонезии и принудить Амстердам отказаться от планов по покорению Ачеха. В частности, он пытался заручиться поддержкой Османской империи — давнего торгового партнера Ачехского султаната, однако Великобритания и Франция, имевшие влияние на стамбульский престол, воспрепятствовали оказанию турками военной и материальной помощи единоверцам из далекой Индонезии. Также известно, что султан обращался к российскому императору с просьбой о включении Ачеха в состав России, однако данное обращение не встретило одобрения царского правительства и Россия так и не обзавелась протекторатом на далекой Суматре.

«Чёрные голландцы»: африканские стрелки в индонезийских джунглях

Мухаммад Дауд Шах


Ачехская война продолжалась тридцать один год, но и после формального покорения Ачеха в 1904 году местное население осуществляло партизанские вылазки против голландской колониальной администрации и колониальных войск. Можно сказать, что сопротивление ачехцев голландским колонизаторам не прекращалось фактически до 1945 года — до провозглашения независимости Индонезии. В боевых действиях против голландцев погибло от 70 до 100 тысяч жителей султаната Ачех.

Голландские войска, оккупировав территорию государства, жестоко расправлялись с любыми попытками ачехцев бороться за свою независимость. Так, в ответ на партизанские действия ачехцев голландцы сжигали целые деревни, возле которых происходили нападения на колониальные войсковые части и обозы. Невозможность преодолеть ачехское сопротивление привела к тому, что голландцы нарастили на территории султаната воинскую группировку численностью более 50 тысяч человек, в значительной степени состоявшую не только из собственно голландцев — солдат и офицеров, но и из наемников, набранных в различных странах вербовщиками колониальных войск.

Что касается глубинных территорий Индонезии — островов Борнео, Сулавеси, района Западного Папуа, — то их включение в состав Голландской Ост-Индии произошло лишь в начале ХХ века, да и то голландские власти практически не контролировали внутренние территории, труднодоступные и населенные воинственными племенами. Данные территории фактически жили по своим законам, подчиняясь колониальной администрации лишь формально. Однако и последние голландские территории в Индонезии также являлись наиболее труднодоступными. В частности, вплоть до 1969 года голландцы контролировали провинцию Западное Папуа, откуда индонезийские войска смогли их выбить только двадцать пять лет после провозглашения независимости страны.

Наемники из Эльмины

Решение задач по покорению Индонезии потребовало от Нидерландов повышения внимания к военной сфере. В первую очередь, стало очевидно, что голландские войска, набираемые в метрополии, не в состоянии в полной мере осуществлять функции по колонизации Индонезии и поддержанию на островах колониального порядка. Это было связано как с факторами незнакомого климата, местности, препятствовавшими передвижениям и действиям голландских войск, так и с кадровым дефицитом — вечным спутником армий, несущих службу в заморских колониях с непривычным для европейца климатом и множеством опасностей и возможностей быть убитым.

Набиравшиеся путем поступления на контрактную службу голландские войска не изобиловали желающими отправиться на службу в далекую Индонезию, где запросто можно было погибнуть и навеки остаться в джунглях. Голландская Ост-Индская компания набирала наемников по всему свету. Кстати, в Индонезии одно время нес службу знаменитый французский поэт Артюр Рембо, в биографии которого есть такой момент как поступление по контракту в нидерландские колониальные войска (впрочем, по прибытию на Яву, Рембо успешно дезертировал из колониальных войск, но это уже совсем другая история).

Соответственно перед Нидерландами, как и перед другими европейскими колониальными державами, возникла единственная перспектива — создания колониальных войск, которые бы укомплектовывались более дешевыми в плане финансирования и материально-технического обеспечения и более привычными к тропическому и экваториальному климату наемными солдатами. Голландское командование использовало в качестве рядовых и капралов колониальных войск не только голландцев, но и представителей туземного населения — прежде всего выходцев с Моллукских островов, среди которых было много христиан и они, соответственно, считались более-менее надежными солдатами. Однако одними амбонцами укомплектовать колониальные войска не представлялось возможным, тем более индонезийцам голландские власти на первых порах недостаточно доверяли. Поэтому было решено приступить к формированию войсковых подразделений, комплектуемых из африканских наемников, вербуемых в нидерландских владениях на территории Западной Африки.

Отметим, что с 1637 и по 1871 гг. Нидерландам принадлежала т.н. Голландская Гвинея, или Голландский Золотой Берег — земли на западноафриканском побережье, на территории современной Ганы, со столицей в Эльмине (португальское название — Сан-Жоржи-да-Мина). Эту колонию голландцы смогли отвоевать у португальцев, прежде владевших Золотым Берегом, и использовать как один из центров вывоза рабов в Вест-Индию — в принадлежавшие голландцам Кюрасао и Нидерландскую Гвиану (ныне — Суринам). Долгое время голландцы, наряду с португальцами, наиболее активно проявляли себя в организации работорговли между Западной Африкой и островами Вест-Индии, причем именно Эльмина считалась форпостом голландской работорговли в Западной Африке.
Когда встал вопрос о наборе военнослужащих колониальных войск, способных воевать в экваториальном климате Индонезии, голландское военное командование вспомнило об аборигенах Голландской Гвинеи, среди которых и решили набирать рекрутов для отправки на Малайский архипелаг. Приступая к использованию африканских солдат, голландские генералы считали, что последние будут более стойкими к экваториальному климату и распространенным в Индонезии болезням, выкашивавшим тысячи европейских солдат и офицеров. Также предполагалось, что использование африканских наемников сократит людские потери собственно голландских военнослужащих.

В 1832 году первый отряд из 150 солдат, набранных в Эльмине, в том числе среди афро-голландских мулатов, прибыл в Индонезию и был расквартирован на Южной Суматре. Вопреки надеждам голландских офицеров на повышенную приспособляемость африканских солдат к местному климату, чернокожие наемники не оказались стойкими к индонезийским болезням и болели не меньше, чем европейские военнослужащие. Более того, африканцев специфические болезни Малайского архипелага «косили» даже больше, чем европейцев.
Так, большая часть африканских военнослужащих, проходивших службу в Индонезии, не погибала на поле боя, а умирала в госпиталях. В то же время, отказываться от набора африканских солдат не представлялось возможным, по крайней мере в силу выплаченных значительных авансов, а также потому, что морской путь из Голландской Гвинеи в Индонезию в любом случае был короче и дешевле, нежели морской путь из Нидерландов в Индонезию. Во-вторых, высокий рост и необычный для индонезийцев внешний вид негроидов сделали свое дело — по Суматре поползли слухи о «черных голландцах». Так зародился корпус колониальных войск, который и был назван «Черные голландцы», на малайском языке — Orang Blanda Itam.

Солдат для службы в африканских подразделениях в Индонезии было решено вербовать с помощью короля народности ашанти, населяющей современную Гану и тогдашнюю Голландскую Гвинею. В 1836 году генерал-майор И. Вервеер, направленный ко двору короля ашанти, заключил с последним договор об использовании в качестве солдат его подданных, однако король ашанти выделил голландцам рабов и военнопленных, подходивших по возрасту и физическим характеристикам. Одновременно с рабами и военнопленными несколько отпрысков королевского дома ашанти были направлены в Нидерланды для получения военного образования.
Несмотря на то, что вербовка солдат на Золотом Берегу вызывала недовольство англичан, также претендовавших на владение этой территорией, отправка африканцев на службу в голландские войска в Индонезию продолжалась вплоть до последних лет существования Голландской Гвинеи. Только с середины 1850-х годов учитывался добровольный характер поступления на службу в колониальные подразделения «черных голландцев». Причиной тому стала негативная реакция англичан на использование голландцами рабов, так как Великобритания запретила к этому времени рабство в своих колониях и приступила к борьбе с работорговлей. Соответственно, много вопросов у англичан вызвала практика набора голландцами солдат-наемников у короля ашанти, фактически являвшаяся покупкой рабов. Великобритания надавила на Нидерланды и с 1842 по 1855 гг. набор солдат из Голландской Гвинеи не осуществлялся. В 1855 году рекрутинг африканских стрелков начался вновь — уже на добровольной основе.

Африканские солдаты приняли активное участие в Ачехской войне, демонстрируя высокие боевые навыки в условиях джунглей. В 1873 году в Ачех были переброшены две африканские роты. В их задачи входила, в том числе, оборона тех ачехских деревень, которые проявили лояльность по отношению к колонизаторам, поставляли последним людей, и поэтому имели все шансы быть уничтоженными в случае их захвата борцами за независимость. Также африканские солдаты несли обязанности по поиску и уничтожению или пленению повстанцев в непроходимых джунглях Суматры.

Как и в колониальных войсках других европейских государств, в подразделениях «черных голландцев» офицерские должности занимали выходцы из Нидерландов и другие европейцы, африканцами же были укомплектованы должности рядовых, капралов и сержантов. Общая численность африканских наемников в Ачехской войне никогда не была велика и составляла в иные периоды военных кампаний до 200 человек. Тем не менее, африканцы хорошо справлялись с возложенными на них задачами. Так, ряд военнослужащих был награжден высокими военными наградами Нидерландов именно за проведение боевых операций против ачехских повстанцев. Ян Коой, в частности, был удостоен высшей награды Нидерландов — Военного ордена Вильгельма.

«Чёрные голландцы»: африканские стрелки в индонезийских джунглях


Через участие в боевых действиях на севере и западе Суматры, а также в других регионах Индонезии, прошло несколько тысяч уроженцев Западной Африки. Причем, если первоначально солдаты вербовались среди жителей Голландской Гвинеи — ключевой колонии Нидерландов на Африканском континенте, то затем ситуация изменилась. 20 апреля 1872 года из Эльмины на Яву уехал последний корабль с солдатами — выходцами из Голландской Гвинеи. Это было связано с тем, что в 1871 году Нидерланды уступили Великобритании форт Эльмину и территорию Голландской Гвинеи в обмен на признание своего доминирования в Индонезии, в том числе — в Ачехе. Однако, поскольку чернокожие военнослужащие запомнились на Суматре многим и внушали ужас не знакомым с негроидным типажом индонезийцам, голландское военное командование попробовало набрать еще несколько партий африканских солдат.

Так, в 1876-1879 гг. в Индонезию прибыло тридцать афроамериканцев, набранных по контракту в Соединенных Штатах. В 1890 году 189 уроженцев Либерии также были наняты на военную службу с последующей отправкой в Индонезию. Однако уже в 1892 году либерийцы вернулись на родину, поскольку их не удовлетворили условия несения службы и несоблюдение голландским командованием договоренностей по оплате воинского труда. С другой стороны, и колониальное командование не испытывало особых восторгов в отношении либерийских солдат.

Победа Нидерландов в Ачехской войне и дальнейшее покорение Индонезии не означали, что использование западноафриканских солдат на службе в колониальных войсках было прекращено. И сами солдаты, и их потомки сформировали достаточно известную индо-африканскую диаспору, выходцы из которой вплоть до провозглашения независимости Индонезии проходили службу в различных подразделениях голландской колониальной армии.
В.М. ван Кессель, автор работы, посвященной истории «Беланда Хитам» — «черных голландцев», описывает три основных этапа в функционировании войск «Беланда Хитам» в Индонезии: первый период — пробная отправка африканских военнослужащих на Суматру в 1831-1836 гг.; второй период — приток наиболее многочисленного контингента из Голландской Гвинеи в 1837-1841 гг.; третий период — незначительный уровень вербовки африканцев после 1855 года. В течение третьего этапа истории «черных голландцев» их численность неуклонно снижалась, однако в колониальных войсках солдаты африканского происхождения все же присутствовали, что связывается с передачей воинской профессии от отца к сыну в семьях, создававшихся ветеранами «Беланда Хитам», оставшимися после окончания контракта на территории Индонезии.

«Чёрные голландцы»: африканские стрелки в индонезийских джунглях

Ян Коой


Провозглашение независимости Индонезии повлекло за собой массовую эмиграцию бывших африканских военнослужащих колониальных войск и их потомков от индо-африканских браков в Нидерланды. Африканцы, оседавшие после военной службы в индонезийских городах и женившиеся на местных девушках, их дети и внуки, в 1945 году поняли, что в суверенной Индонезии, скорее всего, станут объектами нападок за свою службу в колониальных войсках и предпочли покинуть страну. Впрочем, небольшие по численности индо-африканские общины остаются в Индонезии и в настоящее время.

Так, в Первореджо, где нидерландские власти выделили землю для поселения и хозяйствования ветеранам африканских подразделений колониальных войск, вплоть до настоящего времени сохраняется община индонезийско-африканских метисов, предки которых несли службу в колониальных войсках. Потомки же африканских солдат, эмигрировавшие в Нидерланды, остаются для голландцев чуждыми в расовом и культурном отношении людьми, типичными «мигрантами», и то, что их предки на протяжении нескольких поколений верно служили интересам Амстердама в далекой Индонезии, в данном случае не играет никакой роли.
Автор: Илья Полонский


Мнение редакции "Военного обозрения" может не совпадать с точкой зрения авторов публикаций

CtrlEnter
Если вы заметили ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter
Читайте также
Комментарии 6
  1. parusnik 8 августа 2014 07:56
    Одни порабощенные народы, помогают порабощать другие народы..Знакомо..почти как сейчас..
  2. Lazer 8 августа 2014 10:45
    Хитропопые Голландцы. Чужими руками сподручней воевать, это про них -"каштаны из огня", "на чужом горбу в рай", и т.д, и т.п.
  3. Карабас 8 августа 2014 13:45
    Спасибо автору статьи. Уложить в такую статью столько информации, это дорогого стоит. История моя болезнь, ещё раз спасибо!
  4. voyaka uh 8 августа 2014 23:45
    Интересно. В Амстердаме я видел таких рослых местных папуасов: то ли негров, то ли полинезийцев.
    Наверное, они как-раз потомки тех "черных голландцев".
  5. Горный стрелок 9 августа 2014 15:44
    Интересная статья. Не знал о таком факте. Автору плюс. Численность таких формирований была невелика, наверное, поэтому и эта страничка колониальной экспансии Нидерландов не слишком заметна.
  6. _dimasik_ 23 февраля 2015 20:29
    Очень интересный факт из истории. Огромное спасибо автору.

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Картина дня