Как начинался первый межнациональный конфликт в СССР Кавказский узел

Как начинался первый межнациональный конфликт в СССР Кавказский узел


Сначала 1988 г. Нагорно-Карабахский областной совет народных депутатов поднял вопрос о выводе Нагорного Карабаха из состава Азербайджана и включения его в состав Армении. Подобное решение спровоцировало массовое противостояние на этнической почве, которые к концу 1989 г. переросли в полномасштабные боевые столкновения.

С началом периода “гласности”, когда выражать требования в новой, больше открытой атмосфере, установившейся в СССР, стало допустимо и не преследовалось законом, обстановка поменялась. С 1987 г. московские власти стали получать одно за иным различные письма с требованием объединения Карабаха и Армении. Приготовленная в августе 1987 г. Академией Армении петиция, содержавшая просьбу о передаче Армянской ССР не только лишь Нагорного Карабаха, а так же и Нахичевани (правда по данным переписи 1979 г. там насчитывалось 97 % азербайджанцев), была подписана многими сотнями тысяч армян. В октябре коренные жители Чердаклы, населенного главным образом армянами поселения на северо-западе Азербайджана, отказались признать предназначение азербайджанца директором совхоза. Это привело к тому, что местные партийные власти направили свой гнев на сельчан. Согласно заявлениям армян, азербайджанское партийное начальство намеревалось примитивно вытеснить армянское население. Известия из Чердаклы мгновенно докатились до столицы Армении, где в это время шли массовые демонстрации с требованием закрыть производства засоряющие окружающую среду. Экологические митинги вскоре переросли в политические, националистические, с требованием возвращения автономной республики Нагорный Карабах и исторической области Нахичевань в состав Армении. В это время здешние силовые ведомства еще встревали и разгоняли демонстрации. С учетом того, что Москва не принимала никаких ответных действий, возникли слухи, что правительство в Кремле готово к передаче Нагорного Карабаха, при этом особенное внимание акцентировалось на армянском происхождении целого ряда высокопоставленных советников Михаила Горбачева.


Спустя некоторое время после трагических событий в Чердаклы этнические азербайджанцы в Армении все чаще стали подвергаться преследованиям – армяне откровенно начали теснить их из собственной же республики. В конце января 1988 г. 1-я волна азербайджанских беженцев докатилась до Баку. Значительная их часть была помещена в Сумгаите - индустриальном городке расположенном неподалеку от столицы. 11 февраля в Нагорном Карабахе была проведена демонстрация, выражавшая протест, направленный против экономической и социальной политики Баку по отношению к области. А 20 февраля 1988 г. областной совет принял очередную резолюцию (110 голосов было “за” и 17 “против”), содержавшую воззвание к Верховным Советам СССР, Армении и Азербайджана передать НКАО под контроль Армянской ССР.

Между 21 и 25 февраля напряженность в Армении возросла, потому что в Ереване вновь начались демонстрации с ирредентистскими требованиями. Армянская диаспора на Западе любыми способами гиперболизировала число демонстрантов, утверждая о “миллионе мирных граждан, вышедших на улицы Еревана”, это при том, что все население государства составляло всего три миллиона. В Ереване был сформирован Комитет “Нагорный Карабах”, а 26 февраля Михаил Горбачев провел встречу в Москве с 2-мя фаворитами Комитета Зорием Балаяном и Сильвой Капутикян, попросив о месячном моратории на демонстрации, с целью оценить сложившуюся обстановку. В Степанакерте распространились сплетни, что Москва “почти готова сказать, „да“ и карабахские армяне обязаны сейчас только “более бесстрашно извещать о собственных требованиях”.

Раздор запылал с двойной силой 26 февраля 1988 г., когда не подтвержденные слухи об армянских бесчинствах в Степанакерте, приведших к смерти 1-го азербайджанца, достигнули Агдама - азербайджанского городка, расположенного буквально в нескольких километрах от восточной пограничной зоны Нагорного Карабаха. Произошла вооруженная стычка меж агдамскими коренными азербайджанцами и этническими армянами из примыкающего городка Аскеран. Заместитель генпрокурора Катушев, выступая по национальному азербайджанскому радио, сообщил о “насильственной смерти двух мирных жителей Агдамского района, ставших невинными жертвами убийц” – и сообщил в эфире их мусульманские имена. Как и можно было ожидать в ответ массовые бесчинства произошли в Сумгаите, где всего за несколько дней до этого расселилось огромное число ожесточенных беженцев-азербайджанцев. Со всех сторон стали раздаваться призывы к мести армянам за гибели мирных азербайджанцев. Сначала волнения находились в определенных подконтрольных рамках, но после этого распространились слухи, что армяне по результатам встречи с Михаилом Горбачевым заявили в Ереване о полной собственной победе. Дальнейшие три дня в городе Сумгаит происходит тотальный погром - хулиганы охотятся на этнических армян, поджигают и разрушают их жилища. Официально признанное число жертв среди мирного населения в течение трех дней волнений, в период с 27 по 29 февраля, исчислялось 32 убитыми (6 азербайджанцами и 26 армянами). Армянские источники, безусловно, манипулировали сообщениями о количестве армянских жертв как минимум в 10 раз. То, что в охваченном волнениями районе находились советские воинские подразделения и внутренние войска, в значительной части ничего не изменило; военные, казалось, только расслабленно и безучастно отслеживали со стороны за беспорядками и погромом. Как утверждает Нольян, правительство СССР не только не намеревались, не допустить массового кровопролития, а напротив всячески поддерживали раздор меж 2-мя этническими общинами. Это производилось при помощи контроля над СМИ - с обеих сторон распространялись гиперболизированные и провокационные сообщения. Помимо того, по его заявлению, дабы инициировать погром, из мест лишения свободы в Сумгаите были намеренно освобождены бандиты. Так это либо нет, мы не знаем. Но каковыми бы в реальности ни были нрав и степень вмешательства Москвы, ретроспективно ясно, что разжечь армяно-азербайджанский раздор огромных усилий не стоило и раздор данный стремительно поднялся до таковой стадии, при которой он уже никак не мог регулироваться Москвой.

Значение Сумгаита заключалось в том, что для армян это событие сделало процесс эскалации раздора необратимым. После Сумгаита стало ясно, что пути вспять уже нет, тем паче, что Кремль проявлял крайнюю неуверенность и колебания. И до Сумгаита армяне изгоняли всех азербайджанцев из Армении, но сейчас это проводилось планомерно и целеустремленно, в том числе и из районов Зангезура и Арарата, где азербайджанцы жили многовековой компактной группой.

В ноябре 1988 г., спустя пять месяцев относительного спокойствия, и в Ереване, и Баку возобновились массовые митинги. Беспорядки произошли в Гяндже, откуда местные армяне были полностью изгнаны. Потоки беженцев массово устремились и в Армению, и в обратном направлении в Азербайджан. В начале мая 1989 г. после очередного периода относительного затишья, которое наступило с момента введения Кремлем “особой формы управления”, военная напряженность в НКАО вновь усилилась. В Мардакерте (Агдере) и Степанакерте вновь начались уличные противостояния. К этому времени армяне, проживавшие в Геранбойском районе к северу от НКАО, уже сформировали 1-ые “спонтанные” военные образования. Тогда же в столице Армении Карабахский комитет начал объединяться с иными незначительными политическими группами, что привело к созданию Армянского Общенациональное движения (АОД). Его возглавил знаменитый Левон Тер-Петросян. Во время первых же многопартийных выборах в ВС Армении в мае 1990 г. АОД смогло стать самой большой фракцией в парламенте, превзойдя по численности даже коммунистов. 4 августа Тер-Петросян был единогласно избран председателем парламента.

В то же время обстановка в самом Карабахе все ухудшалась. Со 2-й половины 1989 г. перестрелки и боевые деяния меж вооруженными группами стали, скорее правилом, чем исключением, а пробы Советской Армии внести умиротворение в главном были напрасными. Больше того, военные посты зачастую подвергались нападениям со стороны вооруженных образований, и все большее количество вооружения понемногу переходило в руки ополченцев как на одной, так и на иной стороне. 28 ноября 1989 г. прямое правление центра в НКАО было отменено - Москва признала свое поражение и предоставила Нагорный Карабах собственной судьбе. В результате этого ВС Армении 1 декабря 1989 г. принял историческое решение, провозгласив включение автономной республики Нагорный Карабах в состав Армянской ССР.

В январе 1990 г. основная сцена противостояния переместилась в Азербайджан. 11 января армянские населенные пункты в Геранбойском (Шаумянском) и Ханларском районах были полностью очищены от армян. В 1-й раз в процессе масштабного конфликта тут были задействованы бронетранспортеры и вертолеты. 11 января НФА организовал в столице Азербайджана массовый митинг, дабы выразить протест, связанный с бездеятельностью руководства, а 13 и 14 января азербайджанские беженцы из опасной Армении устроили погром всем армянам, что привело к смерти 88 человек. Советская милиция повела себя точно так же, как ранее в Сумгаите, и ничего существенно не решала. НФА осудил бесчинства и погромы, обвинив в этом республиканское правительство и Кремль в сознательном невмешательстве для того, дабы подобным образом оправдать введение вооруженных сил в Баку и тем самым не допустить НФА к власти в республике. Правдивость этих заявлений подтвердились буквально спустя 7 дней, потому что 20 января 1990 г. Советская Армия в количестве 29 000 солдат вошла в Баку. Слабенькое сопротивление было безжалостно подавлено, при этом число жертв превысило сто человек и это только согласно официальным источникам и более пятисот человек по данным НФА. Единовременно было введено особое положение и в Нагорном Карабахе, куда также было переброшено воинское подразделение в составе нескольких тысяч бойцов. 26 января министр обороны СССР Дмитрий Язов открыто заявил во время пресс-конференции, что нынешняя военная оккупация столицы Азербайджана была предпринята с целью предотвращения возможного свержения коммунистической партии.

К апрелю 1990 г. протесты в Армении связанные с призывом свергнуть военное правление в Карабахе становились все более масштабными. Армянское правительство открыто обвиняло Кремль в разжигании межнационального раздора, потому что Советская армия тесно сотрудничала с азербайджанским ОМОНом. В Нагорном Карабахе создавались специальные пропускные пункты с целью введения паспортного контроля, также для проведения обысков и изъятия вооружения. В конце весны, незадолго до празднования очередной годовщины провозглашения самостоятельности Армении в 1918 г, армянские боевики попробовали провести захват армейских складов в Ереване, для получения доступа к вооружению, что впоследствии привело к гибели 22 мирных граждан. И вновь-таки в данном вопросе армянские боевики проявляли гораздо большую активность, чем противостоящие им азербайджанцы, которые, невзирая на неблаговидные январские действия в Баку и на все более открытый поток вооружений, идущих из Армении в Нагорный Карабах, продолжали рассчитывать на центральное руководство СССР. Рост народных ополчений, сначала у армян, и их все большая вооруженность делали эскалацию военного раздора необратимой.

2 сентября 1991 г. Карабахский государственный совет - прежний Совет народных депутатов НКАО - назначил самостоятельную Нагорно-Карабахскую республику на местности Нагорно-Карабахской самостоятельной области и Геранбойского (Шаумяновского) района Азербайджанской Республики. Больше того, в качестве прямого результата на Декларацию автономности азербайджанский парламент 26 ноября лишил Нагорный Карабах ранга автономии, поделив его местность меж примыкающими районами. Безусловно, такового рода решение могло иметь только чисто “теоретическое” политическое значение, от того что Баку быстро терял армейский контроль над Карабахом. 8 декабря 1991 г. в Карабахе был организован референдум, и, от того что азербайджанское население его бойкотировало, логично, что 99 % голосов было подано за автономность.

Итогом полномасштабных военных действий в Нагорном Карабахе 1991 г., начала 1992 г. стал полный либо частичный завладение, постоянными армянскими частями, 7 азербайджанских районов. Вслед за этим, боевые операции с применением самых современных систем вооружения перекинулись на внутренний Азербайджан и армяно-азербайджанский рубеж. До 1994 г. армянские войска оккупировали 20 % местности Азербайджана, захватили и разграбили 877 населенных пункта, при всем этом число погибших составляет около 18 тыс. человек, а покалеченных и инвалидов больше 50 тыс.

В 1994 году с помощью России, Киргизии, также Межпарламентской Ассамблеи СНГ в городке Бишкеке Армения, Нагорный Карабах и Азербайджан подписали протокол, на основании которого была достигнута договоренность о прекращении огня. Правда, переговоры касательно миролюбивого урегулирования армяно-азербайджанского раздора велись еще с 1991 г.. 1-я встреча поверенных Нагорного Карабаха и Азербайджана свершилась еще в 1993 году, а с 1999 г. проходят постоянные встречи президентов Армении и Азербайджана. Не глядя на это, «градус» войны сохраняется, конечно, Азербайджан всеми силами пробует сберечь свою бывшую региональную целостность, Армения настаивает на том, что охраняет интересы Нагорного Карабаха.


Мнение редакции "Военного обозрения" может не совпадать с точкой зрения авторов публикаций

CtrlEnter
Если вы заметили ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter

Видео в тему

Читайте также
Комментарии 1
  1. Leo848 13 июля 2011 15:27
    Статью не читал,по причине маленького исторического факта свидетелем которого был сам.1985 год сопровождал команду призывников с республиканского призывного пункта г.Еревана.95будущих бойцов,90 армян,4 азербайджанца и один тат.Было спокойно до границы с Грузией,ели, пели играли в шахматы,потом абзац,на азербайджанцев плотно наезжают,так что пришлось до самой Москвы их изолировать основной команды.Я год был как после училища вроде подготовлен,но пришлось узнать много нового.Армяне мне объясняли,что такой нации как азера нет,все они турки,а значит должны ответить за геноцид армянского народа.Им по 18 лет,это 1985 год,слово шок неуместно,тем более за год службы ,я конфликтов в подразделениях на нац.почве не встречал.Все это к тому,что две нации ВРАГИ с рождения-это мое мнение,СССР их сдерживал,дальше пошло по факту.
    Leo848

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Картина дня