Америка против Англии. Часть 11. «Украина – вот путь к империи»

Америка против Англии. Часть 11. «Украина – вот путь к империи»


Мюнхенский сговор, казалось бы, давно и надежно изучен вдоль и поперек. Между тем его принято считать соглашением монолитного Запада с нацистской Германией, в то время как мы в прошлой части установили, что Запад на деле был раздроблен и его лидеры преследовали собственные, причем диаметрально противоположные цели, задачи и интересы. В свете новых обстоятельств сентябрьские события 1938 года предстают в совершенно новом свете – как одни из ярчайших эпизодов дипломатической все еще борьбы Америки против Англии за мировое господство.

Как мы помним накануне Мюнхена «Францию ... устраивал вариант с разгромом Германии и Польши в случае их нападения на Чехословакию. В конечном счете Франции был выгоден направленный против Германии союз Англии, Франции и Италии, знакомый нам по Стрезе». Англия нуждалась в англо-франко-итало-германском союзе для контролируемой сдачи Чехословакии, разгрома СССР в ходе «крестового похода» «в котором роль ударного отряда отводилась фашистской Германии на Западе и милитаристской Японии на Востоке» ради кардинального решения межимпериалистических противоречий и удержания своего лидерства на международной арене (Год кризиса, 1938–1939: Документы и материалы. В 2 т. Т. 1. 29 сентября 1938 г. – 31 мая 1939 г. – М.: Политиздат, 1990. – С. 7; Лебедев С. Америка против Англии. Часть 10// Схватка левиафанов// http://topwar.ru/52614-amerika-protiv-anglii-chast-10-shvatka-leviafanov.html).


«В свою очередь Америку устраивал разгром Германией сперва Чехословакии, а затем и Франции с целью ослабления Великобритании, заключения англо-германо-итальянского союза и сдачи (Великобританией – С.Л.) лидирующих позиций на мировой арене Соединенным Штатам Америки». Межимпериалистические противоречия предполагалось разрешить либо за счет СССР, либо за счет Англии (Лебедев С. Америка против Англии. Часть 10. Там же). Американскую точку зрения в Мюнхене отстаивал Гитлер, в то время как англичане активно использовали для локализации американского проекта проект французский. В итоге в Мюнхене осенью 1938 года произошло столкновение исключительных интересов Англии и Америки.

В частности когда «в Мюнхене чехословацкие наблюдатели выразили Чемберлену свое недоумение, почему он подсказал Чехословакии мобилизацию, а также публично заявил в достаточно ясной форме, что Англия и Франция совместно с СССР выступят против Германии, если Гитлер применит силу для решения судетского вопроса, а теперь откровенно пожертвовал всеми интересами Чехословакии и требует отвода и демобилизации только что мобилизованной армии. Чемберлен ответил с циничной откровенностью, что все это не принималось им всерьез, а было лишь маневром для оказания давления на Гитлера, другими словами, это был контрблеф Чемберлена» (Год кризиса. Т. 1. Указ. соч. – С. 36).

11 сентября 1938 года Англия и Франция заявили, что в случае войны они поддержат Чехословакию, но если Германия не допустит войны, то она получит всё, что хочет. На следующий день, выступая на партийном съезде в Нюрнберге, Гитлер заявил, что хочет жить в мире с Англией, Францией и Польшей, но будет вынужден поддержать судетских немцев, если их притеснение не прекратится. Таким образом Англия отклонила озвученный Гитлером американский вариант и предложила ему на выбор либо свой, либо французский. Гитлер проявил твердость и настоял на своем. «Какое–то мгновение война казалась неизбежной, но тут события приняли удивительный оборот.

В отосланном ночью 13 сентября послании британский премьер заявлял о своей готовности немедленно, не считаясь с соображениями престижа, приехать в любой город для личной беседы с Гитлером. … Гитлер чувствовал себя очень польщенным, хотя это предложение тормозило его очевидную тягу к столкновению. Позднее он сказал: «Я был полностью ошеломлен» (Фест И. Гитлер. Биография. Триумф и падение в бездну/ Пер. с нем. – М.: Вече, 2007. – С. 272). При первой же встрече с А. Гитлером 15 сентября в его резиденции Бергхоф в Баварских Альпах Н. Чемберлен согласился на раздел Чехословакии, но только не силовым, а мирным методом. Тем самым Н. Чемберлен создавал англо–германский союз с доминирующим положением Англии, которая при участии Франции была способна диктовать свои условия как Италии, так и Германии. «Условились о том, что Чемберлен вернется в Англию обсуждать вопрос с кабинетом министров, а Гитлер тем временем не будет предпринимать никаких военных мер. …

Едва только Чемберлен отбыл, Гитлер начал форсировать кризис … подталкивал Венгрию и Польшу к предъявлению Праге территориальных требований, одновременно стимулировал стремление словаков к автономии» (Фест И. Указ. соч. – С. 273–274). Таким образом Гитлер обнулил итог переговоров. В то же время Англия и Франция действительно потребовали от Чехословакии принятия предложений Гитлера, пригрозив, что «если ... чехи объединятся с русскими, война может принять характер крестового похода против большевиков. Тогда правительствам Англии и Франции будет очень трудно остаться в стороне» (История дипломатии/ Под редакцией В.П. Потемкина// http://www.diphis.ru/s-a755.html).

21 сентября Чехословацкое правительство приняло англо–французский ультиматум, в то время как Польша, подстрекаемая Германией, направила Чехословакии ноту с требованием решения проблемы польского меньшинства в Тешинской Силезии. В результате, когда Чемберлен второй раз 22 сентября встретился с Гитлером в Годесберге (ныне пригород Бонна) и сообщил фюреру, что вопрос о судетских немцах решен английским и французским правительством в точном соответствии с пожеланиями Германии, Гитлер неожиданно потребовал, «чтобы заодно удовлетворены были территориальные притязания Венгрии и Польши, с которыми Германия связана дружескими соглашениями» (Ширер У. Взлет и падение третьего рейха// http://lib.ru/MEMUARY/GERM/shirer1.txt_with-big-pictures.html). По свидетельству Э. фон Вайцзеккера «Гитлер отплатил злом на добро, потребовав от Чемберлена больше того, что было заявлено в Берхтсгадене» (Вайцзеккер Э. Посол Третьего рейха/ Пер. Ф.С. Капицы. – М.: Центрполиграф, 2007. – С. 160).

Польское правительство в тот же день экстренно сообщило о денонсировании польско–чехословацкого договора о национальных меньшинствах и объявило Чехословакии ультиматум о присоединения к Польше земель с польским населением. В ответ на это «23 сентября советское правительство предупредило польское правительство, что в случае если польские войска, сконцентрированные на границе с Чехословакией, вторгнутся в ее пределы, то СССР будет считать это актом невызванной агрессии и денонсирует пакт о ненападении с Польшей» (Широкорад А.Б. Великий антракт. – М.: АСТ, АСТ МОСКВА, 2009. – С. 249), а Чехословакия объявила всеобщую мобилизацию. «Известие о мобилизации в Чехословакии, которое ворвалось в беспорядочные, нервозные заключительные переговоры, еще больше усилило чувство надвигавшейся катастрофы» (Фест И. Указ. соч. – С. 272) и «во второй раз стороны разошлись, сомневаясь, возможно ли со временем прийти к соглашению, поскольку упорно приближалась дата, установленная Гитлером для вторжения в Чехословакию.

Между тем действительные разногласия между Англией и Германией были столь незначительны и связаны только с тем, каким способом будут присоединены Судетские земли – мирным путем или войной» (Вайцзеккер Э. Указ. соч. – С. 161–162). Таким образом судьба Чехословакии изначально была предрешена и суть переговоров сводилась к борьбе Англии и Америки за мировое лидерство и заключению союза с участием Англии, Франции, Италии и Германии с последующим разгромом СССР ради удержания Англией своего лидерства на международной арене, либо союза с участием Англии, Италии и Германии, с последующим разгромом Чехословакии, Франции и СССР ради сдачи Великобританией лидирующих позиций на мировой арене Соединенным Штатам Америки.

«Британский кабинет, который собрался в воскресенье, 25 сентября, для обсуждения гитлеровского меморандума, наотрез отклонил новые требования и заверил французское правительство в поддержке Чехословакии в случае военного столкновения с Германией. Прага, которая приняла Берхтесгаденские условия только под сильным нажимом, получила теперь свободу действий, чтобы дать отпор притязаниям Гитлера. В Англии и Франции начались военные приготовления» (Фест И. Указ. соч. – С. 275). «26 сентября и дважды 27 сентября 1938 г. президент США Ф. Рузвельт направлял Гитлеру, Б. Муссолини, Н. Чемберлену, Э. Даладье и Э. Бенешу послания с призывом приложить новые усилия для предотвращения вооруженного столкновения, созвав с этой целью конференцию «непосредственно заинтересованных стран» (Год кризиса, 1938–1939: Документы и материалы. В 2 т. Т. 2. 2 июня 1939 г. – 14 сентября 1939 г. – М.: Политиздат, 1990. – С. 372). 28 сентября 1938 года «советское правительство выступило … с предложением «о немедленном созыве международной конференции для обсуждения мер для предупреждения агрессии и предотвращения новой войны». … Более того, он соглашался оказать Чехословакии военную помощь даже без участия Франции при единственном условии, что сама Чехословакия окажет сопротивление агрессору и попросит о советской помощи» (История внешней политики СССР. В 2 т. Том 1. – М.: Наука, 1976. – С. 347).

Таким образом Чемберлен отказался идти на поводу у Рузвельта и не позволил Германии вместе с Польшей разгромить Чехословакию, а затем и Францию. Принятию американских условий он предпочел уничтожение режима Гитлера. Спасая нацистскую Германию от военного разгрома в момент наивысшего напряжения «Рузвельт лично попросил выступить в качестве посредника Муссолини. Утром 28 сентября, следуя американскому предложению и советам англичан, Муссолини предложил Гитлеру отменить приказ о мобилизации, который должен был вступить в действие тем утром» и созвать четырехстороннее совещание с целью уладить миром все возникшие проблемы (Вайцзеккер Э. Указ. соч. – С. 162).

По мнению начальника личного архива бывшего президента Чехословакии Т. Масарика Шкраха гитлеровский режим в Германии являлся «насквозь гнилым и не выдержал бы даже самой непродолжительной войны, хотя бы с одной только Чехословакией. … Шкрах делал тот вывод, что Чехословакия принесена в жертву именно потому, что все участники этой трагедии страшно боялись крушения гитлеровского режима, боялись погибнуть под развалинами этого колосса, боялись неизбежной революции, которая затронула бы тогда не только Францию, но и Англию, да и всю Европу» (Год кризиса. Т. 1. Указ. соч. – С. 104).

«Сил тогда у Гитлера для войны с Чехословакией было недостаточно – против 30 отлично вооруженных дивизий чехословаков, опиравшихся на сильные оборонительные сооружения, немцы имели всего 24 пехотные, 1 танковую, 1 горнострелковую и 1 кавалерийскую дивизию» (Вайцзеккер Э. Указ. соч. – С. 160). Даже несмотря на то, что Польша «готовилась к нападению на Чехословакию в союзе с Германией … Красная Армия одна могла в сентябре 1938 года разгромить объединенные армии Германии и Польши» (Широкорад А.Б. Указ. соч. – С. 244–245). Припертый к стенке военными приготовлениями Англии, Франции, Чехословакии и Советского Союза Гитлер пошел на попятную и «предложил встретиться с Муссолини, Чемберленом и, возможно, с Даладье, чтобы уладить чешский вопрос» мирным путем (Вайцзеккер Э. Указ. соч. – С. 163).

«29 сентября Чемберлен в третий раз сел в самолет и отбыл в Германию. … Германия была представлена Гитлером, Англия – Чемберленом, Франция – Даладье, Италия – Муссолини. Переговоры закончились около двух часов ночи. Условия годесбергского меморандума были приняты полностью. Чехословакии предлагалось передать Германии все пограничные с ней регионы. … В соглашении указывалась также необходимость «урегулировать» вопрос о польском и венгерском национальных меньшинствах в Чехословакии. Таким образом, имелось в виду отторжение от Чехословакии еще нескольких частей ее территории в пользу Польши и Венгрии. После «урегулирования» этого вопроса оставшейся части Чехословакии должны быть предоставлены гарантии Англии, Франции, Германии и Италии против неспровоцированной агрессии» (Широкорад А.Б. Указ. соч. – С. 248).

В результате Мюнхенского соглашения Чехословакия теряла часть своей территории, «утратила право просить и ожидать чего-нибудь от СССР», а ее воля к борьбе, поскольку в случае сопротивления Чехословакии немедленно началась бы война СССР со всей Европой в которой Чехословакия была бы «сметена и … вычеркнута с карты Европы» даже в случае победы СССР, была парализована (Год кризиса. Т. 1. Указ. соч. – С. 35, 46). Для Франции Мюнхен стал капитуляцией, новым Седаном – с потерей Чехословакии она лишалась своего величия, а с ним и своих последних союзников. Перед угрозой вооруженного столкновения с Германией один на один она отныне была вынуждена послушно встать в кильватер британской политики.

«СССР был поставлен в положение фактически полной международной изоляции. Советско-французский договор о взаимопомощи был лишен всякого смысла и значения. Правительства Англии и Франции, надеясь толкнуть Германию на войну с Советским Союзом, открыто подчеркивали, что они не желают иметь с СССР ничего общего. Форин оффис прекратил после Мюнхена всякие контакты с советским полпредством в Лондоне. В Англии серьезно начал рассматриваться вопрос о разрыве с Советским Союзом торгового договора» (Сиполс В.Я. Дипломатическая борьба накануне второй мировой войны. – М.: Международные отношения, 1979// http://militera.lib.ru/research/sipols1/03.html).

По существу Германии предоставлялась свобода действий в Восточной Европе в обмен на экспансию в СССР. Не следует сбрасывать со счетов и то, что «в июле–августе 1938 года Красная Армия вела тяжелые бои на озере Хасан и была на грани большой войны с Японией» (Широкорад А.Б. Указ. соч. – С. 245), а «во время мюнхенской конференции И. Риббентроп вручил министру иностранных дел Италии Г. Чиано проект тройственного пакта между Германией, Италией и Японией» (Год кризиса. Т. 1. Указ. соч. – С. 51).

Между тем Мюнхенский сговор изначально был направлен против Америки и поэтому именно Штаты понесли основное поражение. Англия, купировав американский план, сумела воплотить свой проект. По мнению англичан «именно перед лицом постоянно укрепляющейся экономики Соединенных Штатов Америки экономике Европы грозит серьезная опасность, если четыре державы, вместо того чтобы сотрудничать, будут выступать друг против друга» и поэтому английское правительство немедленно приступило к реализации экономического сотрудничества Германии, Англии, Франции и Италии против неугодной Америки (Год кризиса. Т. 1. Указ. соч. – С. 70).

Осенью 1938 года Чемберлен воплотил в реальность свою нереализованную мечту 1933 года – «Пакт четырех» (Год кризиса. Т. 1. Указ. соч. – С. 42). Неудивительно, что вернувшийся в Лондон он радостно заявил в аэропорту, размахивая текстом соглашения: «Я принес мир нашему времени», в то время как проамерикански настроенные Черчилль и Гитлер в противоположность ему остались недовольными результатами переговоров. Причем Гитлер был полон решимости при первом же удобном случае вновь обнулить все достигнутые соглашения. «Официальный Лондон стремился оформить предлагавшийся им сговор в полномерном договоре, но в конце концов довольствовался подписанием с Гитлером 30 сентября 1938 г. декларации «никогда более не воевать друг с другом» и продолжать усилия по устранению «возможных источников разногласий» методом консультаций. Фактически это было соглашение о ненападении» (Год кризиса. Т. 1. Указ. соч. – С. 6).

Заключившие по существу антисоветский военный союз на случай оказания СССР помощи Чехословакии Германия и Польша 1 октября 1938 года вторглись в Чехословакию. Германия заняла Судеты, а Польша, к вящему недовольству Англии и Италии – Тешинскую область. Вслед за Англией 3 октября 1938 года Франция начала консультации с Германией относительно заключения союза, аналогичного союзу Германии с Англией (Год кризиса. Т. 1. Указ. соч. – С. 46). «Чемберлен придавал этому подписанию большое значение и (был – С.Л.) разочарован тем, что немецкая сторона … по достоинству не оценила значения этой мюнхенской декларации». О чем, в Англии, в частности, судили «по тому факту, что эта декларация не была отмечена в речи фюрера, произнесенной в Саарбрюккене» (Год кризиса. Т. 1. Указ. соч. – С. 70).

По настоянию из Берлина 5 октября президент Бенеш подал в отставку, а его пост временно занял генерал Сыровы. 7 октября под давлением Германии чехословацкое правительство приняло решение о предоставлении автономии Словакии, 8 октября – Подкарпатской Руси. Как и в случае с «Пактом четырех» Польша немедленно принялась за торпедирование нового четырехстороннего договора и поддержала намерение Венгрии образовать мощный заслон Германии на пути в Советский Союз путем создания польско-венгерской границы в Карпатах. 13 октября 1938 г. Венгрия попыталась урегулировать с Германией недоразумение, возникшие вследствие требования возвращения себе Карпатской Руси, а 21 октября 1938 года Гитлер издал секретное указание «о возможности в ближайшее время решить вопрос с «остатками Чехии» (Год кризиса. Т. 1. Указ. соч. – С. 78).

Для разрешения конфликта с Польшей Риббентроп в беседе с польским послом Липским 24 октября 1938 г. предложил поступиться Карпатской Русью в обмен на Данциг и автомобильную дорогу (Год кризиса. Т. 1. Указ. соч. – С. 86). «Эти предложения предусматривали присоединение к третьему рейху Данцига (с сохранением экономических льгот в Данциге для Польши); строительство Германией экстерриториальной автострады и железнодорожной линии через польское Поморье; продление польско-германской декларации о дружбе и ненападении на 25 лет; гарантирование Германией польско-германской границы. Риббентроп предложил, чтобы, укрепив таким образом польско-германскую дружбу, обе страны проводили «общую политику в отношении России на базе антикоминтерновского пакта» (Сиполс В.Я. Указ. соч).

«В конце октября 1938 г. Риббентроп посетил Рим для ведения переговоров с Италией о заключении (Стального – С.Л.) пакта» (Год кризиса. Т. 2. Указ. соч. – С. 377). 31 октября Англия предложила Германии расширить договор и в обмен на «удовлетворение справедливых претензий Германии на колонии … подумать о принятии Англией, Францией, Германией и Италией определенных обязанностей по обороне или даже гарантий против Советской России на случай советского нападения» (Год кризиса. Т. 1. Указ. соч. – С. 90–93). «В том, что … властители Франции вкупе с их английскими коллегами не прочь были бы разрешить все спорные и «проклятые» вопросы за счет СССР, конечно, нет сомнения, да в этом нет и ничего принципиально нового» (Год кризиса. Т. 1. Указ. соч. – С. 96). 2 ноября решением первого Венского арбитража Германии и Италии Венгрия получила часть Словакии и Закарпатской Руси. 16 ноября 1938 года в силу вступило англо-итальянское соглашение (Лебедев С. Америка против Англии. Часть 10. Там же).

20 ноября 1938 года У. Буллит США ради разрушения англо-франко-итало-германского союза в продолжительной беседе подстрекал посла Польши в США Ежи Потоцкого обратиться против Германии – «демократическим государствам … потребуется … по крайней мере два года для полного перевооружения. Тем временем германский рейх направил бы, вероятно, свою экспансию на восток, и для демократических государств было бы желательно, чтобы там, на востоке, дело дошло до войны между германским рейхом и Россией. Хотя потенциальная сила Советов настоящего времени еще не известна, вполне вероятно, что, действуя вдали от своих баз, Германия была бы вынуждена вести длительную и изнурительную войну. Только тогда, сказал Буллит, демократические государства могли бы атаковать Германию и добиться ее капитуляции» (Год кризиса. Т. 1. Указ. соч. – С. 111–112).

Плацдармом для нападения Германии на СССР должна была стать, по его мнению, «карпато-русская Украина, в существовании которой Германия безусловно заинтересована, главным образом со стратегической точки зрения. … Он утверждал, что Германия имеет полностью подготовленный, сформированный украинский штаб, который должен в будущем взять в свои руки власть на Украине и создать там независимое украинское государство под эгидой Германии». Польшу, Венгрию и Югославию У. Буллит желал видеть среди противников Германии: «Он подтвердил, что Польша является еще одним государством, которое выступит с оружием в руках, если Германия нарушит ее границы. Я хорошо понимаю, сказал он, проблему общей границы с Венгрией. Венгры тоже мужественный народ, и если бы они действовали совместно с Югославией, то значительно был бы облегчен вопрос об обороне против германской экспансии» (Год кризиса. Т. 1. Указ. соч. – С. 112).

Ввиду блокировки Польшей доступа Германии к советской границе как на южном фланге – поддержав стремление Венгрии получить контроль над Карпатской Украиной, так и северном – отказом уступок по Данцигу и препятствием Германии наладить сообщение с ее восточно-прусским анклавом, Гитлер 26 ноября начал переговоры с Италией о совместных военных действиях против Англии и Франции (Год кризиса. Т. 1. Указ. соч. – С. 115). 28 ноября Польша потребовала от Чехословакии «передачи … Моравской Остравы и Витрович. Однако Гитлер отказал … в довольно категоричной форме» (Широкорад А.Б. Указ. соч. – С. 249).

В тот же день на обеде, устроенным Военно-морской лигой в день Трафальгарской битвы, Кеннеди, который был «первым американским послом, которому было предоставлено право открывать это торжество … в своей речи … не только защищал Чемберлена, но и привел Мюнхен в качестве образца для урегулирования отношений в будущем, утверждая, что мирное разрешение чехословацкого вопроса показало: с диктаторами можно ладить. Кеннеди также заметил, что демократы и диктаторы должны сотрудничать для общего блага.

Высказывания Кеннеди прозвучали в диссонанс с позицией президента, который все больше и больше начинал склоняться к политике карантина агрессии. Спустя неделю Рузвельт выступил по общенациональному радио с обращением, которое опровергало в значительной степени точку зрения посла: мира не может быть, если вместо закона воцарится санкционированное применение силы; мира не может быть, если нация намеренно выбирает угрозу войны в качестве инструмента своей политики. Это было началом конца карьеры Кеннеди» (Моховикова Г.В. Американские дипломаты в Европе накануне Второй Мировой Войны. ВЕСТНИК НОВГОРОДСКОГО ГОСУДАРСТВЕННОГО УНИВЕРСИТЕТА. 1998. № 9// http://admin.novsu.ac.ru/uni/vestnik.nsf/All/FEF11D3250EBFEA9C3256727002E7B99).

В начале декабря к уплате поступили первые векселя МЕФО и Ялмар Шахт «с необычайной резкостью потребовал от Гитлера их незамедлительного погашения. Фюрер мгновенно вышел из себя: «Не говорите мне о Мюнхенском договоре! Плевал я на этих еврейских ублюдков – Чемберлена и Даладье! Программа вооружений будет продолжена». Председатель Рейхсбанка отреагировал на это официальным заявлением о прекращении всяких кредитов правительству» (Немчинов А. Олигархи в черных мундирах// http://mobooka.ru). 7 января 1939 года Гитлер отправил Шахта в отставку. «Кресло главного банкира занял Вальтер Функ, послушно выполнивший приказ фюрера заменить векселя казначейскими обязательствами и налоговыми талонами» (Немчинов А. Там же).

Между тем Англия и Франция продолжили свое сотрудничество с Германией и Италией и развили бурную пропаганду крайней необходимости похода Германии на СССР с целью создания «Великой Украины» под германским протекторатом. 6 декабря Франция и Германия подписали декларацию аналогичную англо–германской. «Это был по сути дела пакт о ненападении между Францией и Германией» (История внешней политики СССР. Указ. соч. – С. 355). Декларация закрепила «произошедший в 1919 году отказ от Эльзас и Лотарингии и незыблемость существующих границ между государствами» (Вайцзеккер Э. Указ. соч. – С. 182). В свою очередь Франция обязалась ограничить «свои интересы пределами своей колониальной империи и не … вмешиваться в то, что происходит в Восточной Европе», в частности «не воздействовать на Польшу против заключения соглашения с Германией, по которому Данциг возвращался бы Германии и Германия получила бы экстерриториальный коридор из Восточной Пруссии в рейх, через территорию Польского коридора» (Вайцзеккер Э. Указ. соч. – С. 182; История внешней политики СССР. Там же).

15 декабря 1938 г. посол Франции в Германии Р. Кулондр в письме министру иностранных дел Франции Ж. Боннэ сообщал, что «Украина – вот путь к империи»: «Стремление третьего рейха к экспансии на Востоке … кажется столь же очевидным, как и его отказ, по крайней мере в настоящее время, от всяких завоеваний на Западе; одно вытекает из другого. Первая часть программы Гитлера – объединение германского народа в рейхе – в основном завершена. Теперь пробил час «жизненного пространства». … Стать хозяином в Центральной Европе, подчинив себе Чехословакию и Венгрию, затем создать Великую Украину под немецкой гегемонией — такова в основном, кажется, концепция, принятая теперь нацистскими руководителями, и, конечно, самим Гитлером. Подчинение Чехословакии, к сожалению, уже является почти совершившимся фактом. …

Что касается Украины … пути и средства, кажется, еще не разработаны, но сама цель, кажется, представляется уже установленной – создать Великую Украину, которая стала бы житницей Германий. Но для этого нужно сломить Румынию, убедить Польшу, отнять часть территории у СССР; немецкий динамизм не останавливается ни перед какой из этих трудностей, и в военных кругах уже поговаривают о походе до Кавказа и Баку. … Центром движения станет Закарпатская Украина. Таким образом, по странным причудам судьбы, Чехословакия, созданная как оплот для сдерживания немецкого продвижения, служит рейху в качестве тарана для пролома ворот на Востоке» (Год кризиса. Т. 1. Указ. соч. – С. 147–149). Между тем Польша была категорически против создания Великой Украины, сама претендовала на советскую часть Украины, а в Закарпатской Украине видела опасный и неподконтрольный очаг украинского сепаратизма.

1 января 1939 г. Муссолини сообщил министру иностранных дел Италии Г. Чиано «свое решение принять предложение Риббентропа о преобразовании антикоминтерновского пакта в союз». По словам Чиано «он хочет, чтобы пакт был подписан в последней декаде января. Он считает все более неизбежным столкновение с западными демократическими странами и поэтому хочет заранее подготовить военный союз» (Год кризиса. Т. 1. Указ. соч. – С. 167). «2 января 1939 г. Чиано сообщил Риббентропу о согласии Италии подписать пакт» (Год кризиса. Т. 2. Указ. соч. – С. 377).

5 и 6 января 1939 года Бек встретился с А. Гитлером и И. Риббентропом для решения вопросов по Данцигу, Закарпатской Украине, гарантии границ, трансформации заявления 1934 года в соглашение наподобие соглашения Германии с Англией и Францией и присоединения Польши к антикоминтерновскому пакту. Напомню, что в германо-польской декларации гарантий польско-германской границы не было. «Отказ от применения силы в отношении друг друга, не дополненный гарантиями неизменности границ» и отсутствие «статьи, в которой бы шла речь о прекращении действия декларации в случае вступления одной из сторон в вооруженный конфликт с третьей страной … при определенных условиях могло придать ей характер наступательного союза … для пересмотра территориального статус-кво третьих государств» – Советского Союза прежде всего (Лебедев С. Америка против Англии. Часть 6. Раскол антисоветского лагеря// http://topwar.ru/44330-amerika-protiv-anglii-chast-6-raskol-antisovetskogo-lagerya.html).

«Чтобы окончательно урегулировать все еще не решенные вопросы в отношениях между обеими странами, сказал фюрер, не следует ограничиваться соглашением 1934 г., которое носит скорее негативный характер, а надо попытаться договорным путем окончательно разрешить отдельные проблемы. … Немецкая сторона считает необходимым урегулировать непосредственно в германо-польских отношениях проблему Данцига и коридора. … Если бы Германия предоставила свои гарантии, то о польском коридоре так же мало говорили бы, как ныне о Южном Тироле или Эльзасе и Лотарингии. … При общем широком урегулировании всех проблем между Польшей и нами можно было бы вполне договориться, чтобы рассматривать украинский вопрос как привилегию Польши и всячески поддерживать ее при рассмотрении этого вопроса. Это опять-таки имеет предпосылкой все более явную антирусскую позицию Польши, иначе вряд ли могут быть общие интересы. В этой связи (Риббентроп – С.Л.) сказал Беку, не намерен ли он в один прекрасный день присоединиться к антикоминтерновскому пакту» (Год кризиса. Т. 1. Указ. соч. – С. 171–172, 176).

Бек подтвердил «стремления Польши к установлению общей границы с Венгрией» и прежние претензии на Украину, однако сказал, что «должен считаться с подлинным мнением народа и усматривает в этом отношении величайшие трудности для решения вопроса о Данциге», заверил Гитлера «в том, что Польша в своей общей позиции по-прежнему будет верна той линии, которой она придерживается с 1934 года», а касательно Коминтерна «пообещал, что польская политика в будущем, пожалуй, сможет развиваться в этом отношении в желаемом нами направлении» (Год кризиса. Т. 1. Указ. соч. – С. 173–174, 176). По существу Польша дала отвод Германии по всем заявленным вопросам. Одновременно претендуя на Украину и отказавшись отдать Германии взамен Данциг и дорогу через коридор она преградила Германии путь к Советску Союзу. Выступила против гарантии границ и трансформация заявления 1934 года в соглашение наподобие соглашения Германии с Англией и Францией. Не пожелала присоединиться к антикоминтерновскому пакту.

По итогам переговоров 22 января И. Риббентроп озвучил план разгрома Польши летом 1939 года. В Польше 4 февраля 1939 года спешно был закончен план обороны на случай войны с Советским Союзом «Восток» («Всход»), а 4 марта 1939 года начальник главного штаба Войска Польского приступил к разработке плана подготовка к вооруженному конфликту с Германией «Запад» («Захуд»). По его словам «Эта работа может и должна продвигаться быстрее, чем предыдущая, так как принципы и методы испытаны во время разработки плана «Восток» (От войны 1914 к войне 1939 (на примере Польши)// http://www.polska.ru/polska/historia/1914-1939.html). Таким образом воздействие Буллита на польский истеблишмент дало результат и Польша в своих политических предпочтениях начала дрейф от Англии к Америке, резко сменив доверительные отношения с Германией на конфронтационные.

В начале 1939 года А. Гитлер начал поддержку словацких сепаратистов с тем, чтобы присоединив Чехию к Германии объявить Словакию независимой. 24 февраля 1939 года к антикоминтерновскому пакту присоединились Венгрия. 12 марта 1939 года А. Гитлер согласился на оккупацию Венгрией Закарпатской Украины, 13 марта вызванный в Берлин глава земского управления Словакии Й. Тука подписал «Договор о защите», а 14 марта Словакия провозгласила свою независимость. При этом, несмотря на концентрацию немецких войск на чехословацкой границе, ожидание ввода немецких войск в пределы Чехословакии, формировании в Праге при поддержке немцев правительства руководителем фашистской партии в Чехословакии Гайды, а так же ультиматум венгерского правительства Чехословакии с требованием начать эвакуацию чешских и моравских частей с территории Карпатской Украины невмешательство Англии и Франции считалось обеспеченным.

Государственные деятели Англии и Франции до последнего момента полагались на оккупацию Германией всей Чехословакии и предъявлении СССР претензии на советскую часть Украины. Поэтому они сквозь пальцы смотрели на военные приготовления Германии и с воодушевлением встретили долгожданную вооруженную акцию Германии в отношении Чехословакии. «15 марта британский премьер-министр Чемберлен заявил в палате общин: «Оккупация Богемии германскими вооруженными силами началась сегодня в шесть часов утра. Чешский народ получил от своего правительства приказ не оказывать сопротивления».

Затем Чемберлен сказал, что, по его мнению, гарантия, данная им Чехословакии, уже недействительна, и продолжил: «Таково было положение до вчерашнего дня. Однако оно изменилось, поскольку словацкий парламент объявил Словакию самостоятельной. Эта декларация дает конец внутреннему распаду государства, границы которого мы намеревались гарантировать, и правительства Его Величества не может поэтому считать себя связанным этим обязательством... Естественно, что я горько сожалею о случившемся. Однако мы не допустим, чтобы это заставило нас свернуть с нашего пути. Будим помнить, что чаяния народов всего мира по-прежнему сосредоточены в надежде на мир» (Ширер У. Указ. соч.).

Таким образом накануне Мюнхена Запад был неоднороден и его лидеры отстаивая сугубо национальные интересы преследовали диаметрально противоположные цели. Франция нуждалась в гарантии своей безопасности и в случае агрессивных действий Германии против Чехословакии требовала ее незамедлительного разгрома. Англия нуждалась в сохранении существующего статус-кво и пресечении попыток Америки свергнуть ее с пьедестала мировой политики посредством заключения союза с Францией, Италией и Германией, а впоследствии и Польшей, сдачи Чехословакии Гитлеру и решения межимпериалистических противоречий за счет разгрома СССР широкой коалицией заинтересованных сторон во главе с Германией.

Америка пыталась занять место Англии на политическом Олимпе путем организации разгрома Чехословакии и Франции, навязывании Англии на правах младшего партнера союза с Германией и Италией, разрешения под своим патронатом межимпериалистических противоречий за счет Советского Союза, а в случае сопротивления англичан воплощению американских планов, то и за счет самой Англии, руками Германии и СССР. Особенностью переговорного процесса осени 1938 года было то, что Гитлер отстаивал американских план, в то время как Чемберлен настаивая на принятии британского плана купировал американский план французским.

Наотрез отказавшись принять выдвинутый Гитлером американский план, Чемберлен противопоставил ему свой, угрожая в случае отказа применить силу согласно французскому варианту. Ради спасения нацистов от неминуемого разгрома Рузвельт согласился на заключение Германией союза с Англией, Францией и Италией, однако не смирился со своим поражением, продолжил борьбу и добился от Польши перекрытия пути Германии на Советский Союз и начала приготовления к войне с Германией ради вовлечения в нее Франции вместо Чехословакии.

В сложившихся условиях Гитлер принял решение захватив Чехию, провозгласив «независимость» Словакии и передав Венгрии Закарпатскую Украину не выходить на границу с Советским Союзом и не создавать плацдарм для нападения на Советский Союз в виде Великой Украины, перечеркнув тем самым условия своего соглашения с Англией и Францией, начав одновременно приготовления к войне с Англией, Францией и Польшей. Между тем Англия с Францией до последнего момента надеялись на незыблемость своих соглашений и договоренностей с Гитлером относительно нападения Германии на Советский Союз после полного захвата Чехословакии и создания Великой Украины.

Мнение редакции "Военного обозрения" может не совпадать с точкой зрения авторов публикаций

CtrlEnter
Если вы заметили ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter
Читайте также
Комментарии 10
  1. parusnik 11 августа 2014 09:37
    США, требовалось подмять под себя мир..чё и произошло...,Англию на вторую роль отодвинули..для начала..Затем за СССР взялись..теперича за Россию..
    1. fedorovith 11 августа 2014 16:46
      Так нормальный народ все это знает, только сколько ему сейчас?
      fedorovith
  2. arch_kate3 11 августа 2014 09:45
    Политикам необходимо учесть исторический опыт и не допустить новой большой войны в Европе!
    arch_kate3
    1. Мимо_Крокодил 11 августа 2014 11:42
      Они и учтут, чтобы на этот раз от России камня на камне не осталось.
      Мимо_Крокодил
  3. renics 11 августа 2014 11:35
    Полная историческая аналогия с судетскими немцами, сейчас Россию хотят поставить как и Германию в такие условия как притеснение русских на Украине и чтобы Россия напала на Украину с обвинением в развязывании войны.
  4. Лелёк 11 августа 2014 11:36
    Ворон у ворона сыр не вырвет. Англо-саксы они и в Африке и в Австралии англо-саксы - заклятый "друг" славян. А вот некоторые славяне уже готовы отказаться от своих славянских корней и провозгласить себя истинными арийцами и потомками римлян, топча своё прошлое, сжигая корни и вывешивая звёздно-полосатые флаги. Что ж, это их выбор, но история - дама злопамятная и всё со временем расставляет по своим полкам и "аз воздаст". yes
  5. Mama_Cholli 11 августа 2014 15:42
    Статья интересная, с обилием фактов и даже с правильным выводом, - " Америка пыталась занять место Англии на политическом Олимпе". Однако все проще...Ротшильды и Рокфеллеры очередной раз не поделили мирогого господства. Все остальное следствие этой ссоры.

    писи: экономика, прибыль...
    1. mazhnikof.Niko 12 августа 2014 08:38
      Цитата: Mama_Cholli
      Однако все проще...Ротшильды и Рокфеллеры очередной раз не поделили мирогого господства. Все остальное следствие этой ссоры.писи: экономика, прибыль...


      ...СВЕРХПРИБЫЛЬ, а сейчас снова, идёт борьба за сверхприбыль! ОСТАЛЬНОЕ, простите, от "лукавого"! Вот, сейчас, выскажу мнение, которое, сильно, не понравиться "либералам" : кто, считает, что Российские Олигархи не млеют от желания, по-учавствовать в РАЗДЕЛЕ СВЕРХПРИБЫЛЕЙ?! Вместе с Украинскими? Я, знаю, тех кто поддерживает "либеральные ценности" на "ВО" не мало, дважды по минусам на "определённые" комменты - определил! Потому, МИЛОСТИ ПРОШУ - МИНУСУЙТЕ, Не меня - К.Маркса.
      mazhnikof.Niko
  6. ia-ai00 11 августа 2014 19:29
    Кто бы сомневался, что сЩа пытаются весь МИР под себя подмять, и ничем не брезгуют для достижения своей цели, "исключительные", блин...
  7. el.krokodil 11 августа 2014 19:35
    однако труд автора весьма основателен..похабство и цинизм политиков удивляет..масонские ложи и тайные сообщества педерастов и финансовых воротил..всё то же что и сейчас..
  8. Alex донецк 11 августа 2014 20:27
    бред-вермахт раздавил бы чехов как потом поляков
    Alex донецк
    1. mazhnikof.Niko 12 августа 2014 08:44
      Цитата: Alex донецк
      бред-вермахт раздавил бы чехов как потом поляков


      Разумеется раздавил бы, только, на ТРИ НЕДЕЛИ СКОРЕЕ!
      mazhnikof.Niko

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Картина дня