Великая война: план Шлиффена

Существенные изъяны имела не только русская и французская, но и германская стратегия. Германская империя противопоставила России и ее западным союзникам «план Шлиффена». Граф Альфред фон Шлиффен был начальником генерального штаба с 1891 по 1906 г., фанатически преданным своему делу профессионалом, участвовал в австро-прусской войне 1866 г. и в франко-прусской войне 1870—1871 гг.

План Шлиффена

Исходя из опыта войн XIX в., германские теоретики нацеливали армию на победу в одном генеральном сражении. Запланировав бросить в бой сразу все силы и выиграть, немцы недооценили роль стратегических резервов.


Шлиффен развивал теорию окружения и уничтожения неприятеля путём сокрушительных ударов по его флангам (или одному из них) с последующим выходом в тыл. Оперативная идея плана Шлиффена окончательно выкристаллизовалась в 1905 г. Суть плана заключалась в том, чтобы одной стратегической наступательной операцией (генеральным сражением) решить исход всей войны. Армию противника, в данном случае Франции, планировали охватить с правого фланга, зажать в «мешок» и уничтожить. Лишенная армии Франция вынуждена была капитулировать. Основной удар наносили через территорию Бельгии. По природным условиям граница Франции была неудобна для массированного вторжения, вдоль неё проходил ряд лесистых гор и возвышенностей — Арденны, Аргонны, Вогезы. К тому же удобные проходы запирались мощными крепостями, которые могли сильно замедлить вторжение и вообще похоронить план быстрой войны. Пока германские войска будут возиться с крепостями, французы могли завершить мобилизацию и начать контрнаступление. Поэтому Шлиффен хотел нанести основной удар через равнину Фландрии (Бельгия).

Левое крыло в это время должно было сковывать противника боем. При этом отмечалось, что если левое крыло германской армии под давлением наступающих сил французской армии, которая планировала нанести основной удар в центре фронта, будет отходить, то это даже будет выгодно для того, чтобы успешнее охватить противника. Углубление французской армии на территорию Германии приведёт к ещё более катастрофическим последствиям для неё, после завершения охвата правым флангом. Шлиффен считал, что дальше Арденн, лесистой и холмистой территории, противник не пройдёт. А затем основные силы выйдут в тыл ударной группировке французов и получатся огромные «Канны», французы будут вынуждены капитулировать.

На востоке планировали оставить незначительный заслон. Германское командование рассчитывало на медленную мобилизацию русской армии: в Германии её планировали завершить в 10 дней, в России же она тогда длилась 30 дней. После разгрома Франции собирались перебросить войска на Восточный фронт, использовав развитую сеть железных дорог Германии. Кайзер Вильгельм Второй говорил: «Обед у нас будет в Париже, а ужин в Санкт-Петербурге». На Восточном фронте также мечтали повторить «Канны»: нанести сходящиеся удары — немцы с севера, а австрийцы с юга, от Кракова. Союзные войска встречаются в районе Варшавы, окружая русскую армию в Польше. Разгром и капитуляция основных сил русской армии должны были привести к поражению России. В итоге — полная победа на Западе и Востоке. Причем в кратчайшие сроки.

На прочный союз с Италией Шлиффен не рассчитывал, хотя эта страна и входила в блок Центральных держав. В 1882 года Германия, Австро-Венгрия и Италия подписали секретный договор о Тройственном союзе. В 1887 и 1891 гг. договор был возобновлен, и автоматически продлевался в 1902 и 1912 годах. Однако на прочный союз с Италией надежды было мало. Италия хотела значительных территориальных уступок со стороны Австро-Венгрии и уже в 1902 году заключила с Францией соглашение, обязавшись соблюдать нейтралитет в случае нападения Германии на Францию. Это заставило Шлиффена отказаться от идеи проведения двух фланговых ударов, с участием итальянской армии.

По теоретическим выкладкам Шлиффена против Франции необходимо было развернуть 35 армейских корпусов (70 пехотных дивизий) и 8 кавалерийских дивизий, во втором эшелоне было ещё 8 резервных корпусов (16 дивизий). Они объединялись в 7 армий. Немецкие войска, имея осью захождения район Мец, Диденгофен (Тионвиль), должны были глубоко обойти левый фланг противника на Амьен или западнее на Аббевиль и даже по морскому побережью Франции, охватывая Париж с северо-запада. В ударе участвовали корпуса 5 армий (1-5), одна армия держала правый фланг. Остававшиеся в Эльзасе и Лотарингии войска (около 4 1/2 корпусов — 10 пехотных и 3 кавалерийские дивизии) могли отойти под натиском врага на линию Мец, Страсбург и даже к Рейну. Этим французские армии втягивали в кольцо окружения. Французские войска планировали уничтожить примерно в районе Эльзаса или прижать к Швейцарии.

Всего против Франции Шлиффен планировал развернуть 48 корпусов (96 пехотных дивизий) и 11 кавалерийских дивизий. Но, это было в теории. На деле у Германии к 1905 году было 62 пехотных и 10 кавалерийских дивизий. По плану 1905 года соотношение сил к северу и к югу от Меца, составляло 7:1. Это был риск. Так, критикуя соотношение сил между правым и левым флангами германской армии ученик Шлиффена Людендорф в своих воспоминаниях отмечал: «Столь ограниченные силы, которые оставлялись Шлиффеном в Эльзас-Лотарингии без всякого принудительного основания, могли создать ненужную для успеха опасность, что было опаснейшей стратегической игрой». Французская армия, при умелом руководстве и определённой решительности, могла поставить германскую армию в весьма тяжелое положение, перехватив пути сообщений немецких крыльев.

Кроме того, возникал вопрос о снабжении огромной массы войск на правом фланге германской армии. Так, уже через две недели после начала наступательной операции правое крыло стало ощущать значительную нехватку в снабжении, и это при том, что армейскую группировку значительно ослабили, когда план усовершенствовал новый начальник Генштаба Гельмут фон Мольтке. К тому же Шлиффен предполагал, что германские войска выйдут на франко-бельгийскую границу к 30 дню от начала мобилизации. Но за этот значительный промежуток времени французы должны были узнать о перемещении огромных масс германских войск на своем левом фланге и, пользуясь своей мощной железнодорожной сетью Франции, перегруппировать свои армии, лишив противника оперативного преимущества.

Великая война: план Шлиффена

Альфред фон Шлиффен (1833 — 1913)

Изменения Мольтке

Несмотря на значительные недостатки плана Шлиффена, он всё же был сохранен, хотя в него и внесли значительные изменения. Хельмут Иоганн Людвиг фон Мольтке (Мольтке-младший), который в 1906 году возглавил Большой генеральный штаб Германской империи, под давлением недовольных военачальников и кайзера Вильгельма II, усовершенствовал «план Шлиффена». Идеи Шлиффена посчитали слишком рискованными, опасаясь оставить слишком слабую группировку на левом фланге Западного фронта.

Основная мысль о главном ударе на правом фланге через Бельгию была сохранена. Однако левое крыло значительно усилили в ущерб ударной группировке на правом фланге. План развертывания Мольтке, с которым Германская империя вступила в войну в 1914 г., заключался в следующем. В районе Меца и к северу от него планировали развернуть 26 1/2 корпусов, включая резервные (а Шлиффен предлагал развернуть 35 с половиной корпусов), практически все кавалерийские части и 17 ландверных бригад. Эта группа армий должна была своим правым крылом обойти левый фланг французских армий, наступая через Бельгию, и обеспечивала своё левое крыло укрепрайоном Мец, Диденгофен. В германском центре находилось 11 корпусов (400 тыс. солдат), взяв Люксембург, они прикрывали правый фланг основной ударной группировки. Главная ударная группировка — 16 корпусов (700 тыс. человек), должна была пройти Бельгию, сокрушив по пути две мощные крепости Льеж и Намюр, форсировать реку Маас, взять Брюссель на 19 день мобилизации и на 28 день перейти бельгийско-французскую границу. Затем войска должны были наступать на запад и юг, выйдя к Парижу со стороны севера на 39 день. Мольтке обещал австрийцам, что на 40 день германское командование начнет переброску войска на восток, чтобы вместе с австро-венгерской армией сокрушить Россию.

Левое крыло германской армии было значительно усилено: в Эльзасе и Лотарингии разворачивали 8 армейских корпусов — 320 тыс. человек (по плану Шлиффена было 4 с половиной). В результате соотношение сил между северной и южной группировками стало равняться 3:1 (у Шлиффена равнялось 7:1). Хотя и эти войска едва ли были способны сдержать основную массу французских войск. Но этот от них и не требовалось. Отступая, они должны были удлинить линии коммуникаций ударных сил французов, осложнить их взаимодействие в гористо-лесистой местности, завлечь максимально большее число французских войск в район, ничего не решавший в общем ходе войны и затем захлопнуть ловушку.

Таким образом, произошло существенное ослабление правого крыла германской армии, значительное усиление Эльзас-Лотарингскоской группировки. Это были наиболее существенные отличия плана 1914 года от плана Шлиффена. Кроме того, если Шлиффен на Восточном фронте собирался ограничиться обороной с помощью ландверных соединений, то Мольтке-младший направил на русскую границу 3 полевых и 1 резервный корпус, не считая резервных дивизий, ландвера и усиленных гарнизонов крепостей.

Великая война: план Шлиффена

Хельмут Иоганн Людвиг фон Мольтке (1848 — 1916)

Основными причинами, которые заставили германское командование изменить план Шлиффена, были следующие:

1) угроза сильного удара на левом фланге и общий недостаток сил не позволили пойти на радикальное усиление правого крыла германской армии. Германское командование не стало рисковать, так как при активном наступлении французской армии подвергался угрозе весь тыл немецких армий, французы могли перехватить коммуникации и расстроить наступление на правом крыле;

2) промышленные круги опасались сильного разрушения и опустошения ставшего весьма важным в промышленном отношении Эльзас-Лотарингского района. Он в 1905 году, когда был составлен план Шлиффена, ещё не поднялся на такую высоту как в 1914 году. Район хотели сохранить от разрушения, поэтому его нельзя было отдавать противника, как предлагал Шлиффен;

3) под давлением прусского юнкерства (дворянства) верховное командование решило отвлечь довольно значительные силы для обороны Восточной Пруссии. Против Российской империи развертывалась в Восточной Пруссии 8-я армия под командованием генерала Максимилиана фон Притвица (200 тыс. человек). Военные соображения принесли в жертву экономическим интересам германского юнкерства;

4) оценка транспортных возможностей Германии по снабжению такой огромной массы войск, какую предполагал сконцентрировать Шлиффен на правом фланге, показывала, что во время наступления её обеспечить всем необходимым будет невозможно.

Кроме объективной нехватки сил, видно большое влияние на германское командование германской промышленной буржуазии, а также и помещиков-юнкеров. Германские военные не могли не считаться с интересами дворянства и крупной буржуазии. В результате Германская империя в 1914 г. вступила в войну с большими надеждами на осуществление своих целей, но для реализации всех задач у Второго рейха просто не хватало сил и ресурсов. К тому же германское военно-политическое руководство недооценило противников, силы и средства России, Франции и Англии, что таило в себе предпосылки будущего поражения Германской империи.

Надо отметить, что ряд исследователей считает, что при реализации изначального плана Шлиффена германская армия имела шансы на успех. А план 1914 года привел к распылению сил, что лишило германскую армию всяких шансов на успех в кампании 1914 года. Другие же историки считают, что «ошибки» Мольтке не были причинами провала германского блицкрига. Для провала было много объективных причин, включая техническую неготовность армий того времени к столь быстрому движению, невозможность просчитать все факторы, включая быстрое и успешное наступление русских войск в Восточной Пруссии. Гладким германский план был только на бумаге, он не учитывал множество факторов.

Великая война: план Шлиффена

Источник: : Коленковский А. Маневренный период первой мировой империалистической войны 1914 г.

Германский план на Восточном фронте

Командующий 8-й германской армией, которая была выставлена против России, получил «свободу рук» — должен был вести операции на востоке по собственному усмотрению. В целом 8-я армия получила задачу обеспечить восточные районы империи от вторжения русских войск и поддержать намеченное Австро-Венгрией наступление. Австро-венгерское наступление планировали поддержать со стороны Силезии, для чего определили ландверный корпус. В общем германское командование считало, что лучшей поддержкой австро-венгерской армии будет тот фактор, что 8-я армия скует возможно большие силы русских войск, отвлекая их от Галиции.

Если русские начнут наступление против Восточной Пруссии, то оно будет вести такими силами, что давление на австро-венгерскую армию будет серьёзно ослаблено. Если же русская армия займет по отношению к Германии выжидательную или оборонительную позицию, то командующий 8-й армии должен вести наступательные действия и согласовать своё движение с австро-венгерским командованием. В итоге германское командование оставляло за собой полную свободу действий при любой обстановке. Австрийское командование не имело гарантий, что ему окажут помощь в любом случае.

В соответствии с этими полученными указаниями, командующий 8-й германской армией фон Притвиц, опираясь на Мазурскую озерно-болотную линию, развернул один армейский корпус фронтом к Нареву, примерно от Млавы до Виленберга, второй фронтом к Неману — между Гольдапом и Гумбиненом, оставшиеся два корпуса были в армейском резерве в районе Ангербург, Алленштейн, Мариенбург. Германские войска располагались вблизи узловых станций железных дорог для возможности быстрой переброски их в нужном направлении. Ландверный корпус расположили на направлении из Силезии к Ивангороду, как бы для связи с австро-венгерской армией.

Германская армия

Противостоящий странам Антанты германский солдат образца 1914 года был подготовлен хорошим образом. Одетый в зелено-серую форму, германский солдат нёс на себе 26 кг груза — винтовка, патроны, гранаты, ранец, шанцевый инструмент, котелок, тесак, продовольственный паек и фляжка со шнапсом. Офицеры ещё имели бинокль и планшет с картами. Голову защищал остроконечный шлём, где красной краской был обозначен номер полка. Штабные офицеры передвигались на автомобилях.

Иностранные специалисты отмечали совершенство технического оснащения и отлаженность германской военной машины. Её наиболее сильной стороной была артиллерия, особенно тяжелая. Немцы раньше, чем их противники, оценили важность гаубиц, которые стреляли по навесной траектории снарядами большой разрушительной мощи. Такие орудия причиняли огромный вред войскам противника и преодолевали большую часть защитных сооружений. На вооружении дивизии имелось 24 пулемета и 72 орудия, из них 12 тяжелых. Корпусная артиллерия состояла из 16 тяжелых орудий (калибр 150 мм). Германская тяжелая артиллерия насчитывала в 1914 году 575 орудий, французская — только 180, а русская — 240 пушек. К тому же немцы использовали пренебрежением французами новых факторов современной войны: пулеметов, тяжелой артиллерии, колючей проволоки и т. д. Многое из этого германские наблюдатели впервые увидели на первой большой войне современного типа — русско-японской. Поэтому технически германская армия значительно превосходила армии противников.

Однако идеализировать германскую армию также не стоит. Свои минусы имелись и у нее, причем серьезные. Германское командование хоть и изучало опыт предыдущих конфликтов, не извлекло из него все возможные уроки. Так, тактика армии по-прежнему отставала от современных требований. Обороне уделяли недостаточно внимания. При наступлении собирались атаковать, как и прошлом в полный рост, без использования всех факторов местности, густыми цепями — с интервалами в 2 шага или даже густыми колоннами. Сохранился и такой архаичный прием как остановка цепи через определенное число шагов, солдаты прицеливались, давали залп и маршировали дальше. И всё это под огнём противника. Кавалерию также готовили к атакам в плотном строе. Все эти элементы вели к большим потерям.

Великая война: план Шлиффена

Великая война: план Шлиффена

Великая война: план Шлиффена

Германская императорская армия перед 1-й мировой войной и во время войны
Автор: Самсонов Александр


Мнение редакции "Военного обозрения" может не совпадать с точкой зрения авторов публикаций

CtrlEnter
Если вы заметили ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter
Читайте также
Комментарии 14
  1. alekc73 13 августа 2014 09:59
    План Шлиффена хорош.Если был реализован как задумывался.Это могло привести к успеху Германии на начальном этапе войны.Но в дальнейшем Антанта оправилась от удара и война бы затянулась.Стратегия войны на два фронта порочна.Что доказала 1 и 2 мировая война.
    1. cdrt 13 августа 2014 13:08
      книжка Б.Такман - Пушки августа, все очень хорошо описано.
    2. yehat 13 августа 2014 15:40
      Цитата: alekc73
      Стратегия войны на два фронта порочна.

      это неизбежно было
  2. Добрый кот 13 августа 2014 10:15
    Германская армия , что в первую, что во вторую мировую переоценивала свои силы и недооценивала силы противника, в основном русских.Особенно во второй.
    1. Денис 13 августа 2014 12:21
      Цитата: Добрый кот
      недооценивала силы противника, в основном русских.Особенно во второй

      Тут край как многогранная тема.В ВОВ недооценили скорей ресуср.С силами на первом периоде все складывалось,все знаем,что не очень.Полный кирдык если бы еще ресурсов не хватило.Может тут и есть плюс плановой экономики,ведь осуществить эвакуацию предприятий и на новом месте наладить работу в такой короткий срок край как сложно
      Тут как-то общечеловек правдюк (жаль правила сайта не разрешают назвать его истинную,хоть и созвучную этой фамилию) на вполне уважаемом ТВ канале 365 аж слезу пускает,что капиталистическая экономика рейха помешала более раннему внедрению перспективных моделей
      кажется это про Ме-262 и Pz.Kpfw V "Пантера"
    2. yehat 13 августа 2014 15:50
      в первой мировой никакой недооценки сил России не было.
      немцы достаточно точно знали, сроки мобилизации, ее масштабы.
      Они даже несколько переоценили вооружение.
      у них не получилось другое.

      Во второй мировой ситуация была иная. Гудериан и другие просто не смели говорить открыто о реальных ожиданиях вооружения РККА. Гудериан был вынужден корректировать в сторону уменьшения в 2-3 раза, например, рапорт об ожидаемом количестве танков.
      Там сильно вмешалась идеалогическая составляющая.
  3. Денис 13 августа 2014 10:34
    под давлением прусского юнкерства (дворянства) верховное командование решило отвлечь довольно значительные силы для обороны (веделено мною) Восточной Пруссии
    А ведь и война то не нужна была ни Германии,ни России.Только гадкому островку и пр. гопоте

    Много нового узнал в книге А.Бушкова Распутин.Выстрелы из прошлого.Про Распутина там меньше всего,а вот про союзничков и братушек много того,что идет вразрез с привычным
    Все интриги, войны, честолюбивые мечтания, планируемые перевороты, бездарность правящего режима, действия союзников и врагов за последние полвека царской России — все это, без малейших преувеличений, оказалось завязано в одной точке пространства-времени. В той самой, которая называлась Григорий Распутин. Отношения с Европой, Балканами, успехи и промахи внешней политики России с Николая I до Николая II — все, о чем рассказывает Бушков в этой книге, уперлось в самую одиозную фигуру ХХ века, как упирается могучий поток в неожиданно возникшее препятствие

    http://www.litmir.net/bd/?b=36257
  4. yehat 13 августа 2014 11:18
    план Шлиффена не учитывал трудности логистики во время длительного наступления (как минимум, месяца). Даже в 1941 году, куда более подготовленный к блицкригам, Вермахт оказался не готов к снабжению такого длительного наступления. Поэтому провалился бы в любом случае.
    Но была и масса других факторов - совершенствование связи, авиация, артиллерия, недостаток пороха и т.д. Поэтому, я не считаю, что Мольтке все испортил. Мне кажется, он трезво учел именно логистические и организационные возможности.
  5. voyaka uh 13 августа 2014 12:44
    План Шлиффена в 1-ой Мировой забуксовал из-за того, что
    пехота топала ногами. А они не железные. Немецкие солдаты
    при прорыве через Бельгию в 1914 столько времени шли без остановок,
    что дошли до предела усталости. И когда встретились с подоспевшими
    свеженькими английскими солдатами, потерпели поражение.

    А вот во 2-ой Мировой идеи Шлиффена успешно превратились в
    блицкриги Гитлера: появились быстрые танки и грузовики.
  6. RSU 13 августа 2014 18:07
    Надо было русской армии спокойно стоять на границе с Германией и дать немцам и французам с англичанами возможность друг друга уничтожать. А ура-патриотам хватило бы и автро-венгрии на съедение.
    RSU
  7. fvandaku 13 августа 2014 19:49
    Цитата: RSU
    Надо было русской армии спокойно стоять на границе с Германией и дать немцам и французам с англичанами возможность друг друга уничтожать. А ура-патриотам хватило бы и автро-венгрии на съедение.


    Да можно было вообще избежать эту войну с КУЗЕНОМ ВИЛЛИ.
  8. Алекс 13 августа 2014 21:02
    Довольно неплохая предтеча блицкрига. И сроки те же, что и у Гитлера - 40 дней. Но вот что любопытно: Шлиффен Англию вообще в рассчет не брал, или Франция - это два в одном? Если первое, то довольно опасно, если второе - то смело. А в условиях войны с Россией так и вообще гибельно: малейший сбой грозит превратиться в катастрофу. Что и произошло.
  9. Bakht 13 августа 2014 23:24
    Мольтке полностью изменил план Шлиффена. ССылки на Эльзас-Лотарингский промышленный бассейн несостоятельны. План Шлиффена и не был рассчитан на длительную войну. Война должна была быть начата и закончена теми запасами, что созданы в мирное время. Кстати, подобную трактовку имел и Гитлер. Длительную войну не планировали ни Шлиффен, ни Гитлер.

    Идея Шлиффена заключалась именно в ОТСТУПЛЕНИИ своего левого крыла. А Мольтке полез вперед и начал отбрасывать французские армии к Парижу, что полностью нарушало геометрию Шлиффена.

    Резюмируя, можно сказать, что план Шлиффена был рискованным но единственным шансом Германии выиграть войну. И даже в скомканном исполнении Мольтке младшего едва не привел к поражению Франции.

    Кстати, хорошо бы провести аналогии и французам вспомнить уроки истории.
    1854 год. Франция нападает на Россию. В результате русская армия в 1870 году стоит на месте и немцы входят в Париж.
    1914 год. Русская армия вступает в войну и немцы терпят поражение.
    1920 год. французская армия в России. В результате в 1940 году РККА стоит на месте и немцы входят в Париж.
    2014 год.... Французы не боятся что немцы еще раз войдут в Париж?
  10. fan1945 28 октября 2014 07:17
    Цитата: Bakht
    Резюмируя, можно сказать, что план Шлиффена был рискованным но единственным шансом Германии выиграть войну. И даже в скомканном исполнении Мольтке младшего едва не привел к поражению Франции.


    Совершенно согласен.А в 1940 французы элементарно не захотели воевать.Хотя,если бы
    ни стремительный марш немцев к Каналу...может и раскачались бы...

    Шанса отсидется у России не было.И удар по Вост.Пруссии правилен и своевремен.
    Только исполнен...как обычно...Немцы расправившись с Францией,навались на Россию вместе с Австро-Венгрией и тогда разгром неминуемый.И помочь реально было некому.

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Картина дня