Черный ящик рейса МН17

Тщательно спланированную в США операцию украинские военные доблестно провалили

Президент Украины Петр Порошенко поручил правительственной комиссии представить до 1 августа текущего года отчет о причинах катастрофы самолета «Боинг-777-200» авиакомпании Malaysian Airlines, выполнявшего рейс МН17 Амстердам – Куала-Лумпур, во время которого 17 июля был сбит над территорией, подконтрольной ополченцам Донецкой Народной Республики. Однако за время, прошедшее с момента катастрофы, удалось собрать только останки тел. «Черные ящики» самолета переданы в распоряжение международных экспертов, а сама следственная группа пока что ограничена в действиях, так как в районе катастрофы группировка украинских силовых структур ведет активные боевые действия против донецкой самообороны и мирного населения.


Тем не менее Запад с первых сообщений о катастрофе поверил украинским заявлениям о вине ополченцев ДНР и «руке Москвы», направившей ракету из комплекса «Бук-М1» в беззащитный малайзийский лайнер. Пока общественное мнение «возмущенно кипело», требуя наказать виновников трагедии, вне его внимания находились факты, требующие особых пояснений именно от официального Киева. Начиная с того, как пространство над ДНР оставалось открытым для полетов гражданской авиации, и заканчивая тем, почему во фрагментах самолета и тел погибших нет характерных следов поражающих элементов ракеты, выпущенной из «Бука»?

Международная общественность и интернет-тусовка как-то поразительно быстро забыли об обещаниях США обнародовать спутниковые снимки, подтверждающие пуск ракеты понятно кем. Вместо фактов и доказательств до последнего времени были слышны голословные заявления, осуждающие уже назначенных «виновных», притом что выводы следователей еще не сделаны.

Однако судя по данным, которые пока не заинтересовали широкую общественность, результаты будут предсказуемо неожиданными. Не исключено, что армия незалежной снова подтвердит уже имеющееся звание меткого стрелка по гражданским объектам. И к попаданию «Точки-У» по жилому дому в Броварах (Киевская область) и сбитому над Черным морем Ту-154 авиакомпании «Сибирь» во время учений украинских ПВО добавится еще один пример прекрасной выучки отмобилизованных Киевом военных.

Эшелонированное вранье

Власти Украины назвали виновных сразу же после катастрофы. Заявления о том, что донецкие ополченцы сбили самолет с помощью ЗРК «Бук-М1», прозвучали из уст украинских официальных лиц – президента, премьера, министра обороны – до начала не то что расследования, а формирования следственной комиссии. Международное сообщество и ICAO еще только задумались о юридической коллизии: кому проводить расследование, если территория неподконтрольна официальному Киеву, а «гетьманы» уже поспешили объявить, кто виноват. Стоит обратить внимание, что украинская сторона навязывала свои выводы до начала каких-либо следственных действий вопреки любым писаным и неписаным правилам. Как уже отмечалось, Киев не спешил с определением механизма проведения расследования происшествия. Порошенко и его подчиненные забыли, что виновного в катастрофе не принято называть загодя. Это называется давлением на следствие.

С учетом места падения «Боинга» к традиционным версиям – технический отказ, ошибка пилота и теракт на борту – следует добавить и поражение самолета ракетой извне. Поскольку расследование находится на этапе оценки информации с бортовых регистраторов, можно предположить, что сейчас следствию предстоит опровергнуть или подтвердить версию технического отказа лайнера. Вероятность сбоя в полете крайне низка, так как согласно ставшей известной после катастрофы информации наземных служб до прекращения связи с «Боингом» не поступало ни сигналов бедствия, ни сообщения пилотов об отказе техники. В момент начала катастрофы самолет находился в эшелоне 10 тысяч метров. С точки зрения пилотирования это самый безопасный отрезок, когда возможность ошибки экипажа сводится к минимуму.

Очевидные факты

Поскольку завеса пропаганды появилась сразу после известия о катастрофе МН17 под Донецком, чтобы составить более непредвзятое, нежели у официального Киева, мнение, нужно еще раз обратиться к известным фактам.

Черный ящик рейса МН17Первый – какие-либо сигналы опасности от экипажа самолета не поступали.

Второй – отсутствие «Буков» в распоряжении ополченцев. Об этом заявил генпрокурор Украины Виталий Ярема, который сказал, что в связи с угрозой захвата техники ПВО эти комплексы были переведены из Донецка в другой неназванный район, так что ополчение этими ЗРК не располагает. Поэтому вероятность захвата 14 июля комплексов силами ДНР – не более чем информационный вброс для подпитки версии официального Киева.

Более того, если бы наличие «Буков» у ополченцев ДНР являлось реальной угрозой, Украина обязана была немедленно, то есть еще 14 июля, запретить пролет в опасном районе, но почему-то не сделала этого в отличие от повстанцев, уже давно объявивших закрытой всю воздушную зону на юго-востоке Украины. Единственной причиной такого безрассудного решения может быть только абсолютная уверенность в отсутствии опасности на высотах свыше 9700 метров, что и было зафиксировано в соответствующих разрешительных документах госавиаслужбы Украины. Этот факт в свою очередь подтверждает отсутствие исправных «Буков» у воинских формирований ДНР.

Кроме заявлений, свет на происшествие могли бы пролить спутниковые съемки. Известно, что США располагают данными с космического аппарата STSS, который именно в это время находился над районом катастрофы. И здесь начинается самое интересное, вернее, попытка придать очевидному характер невероятного.

Театральный прокол

Что случилось сразу после катастрофы? Кажется, это было отрепетированное заранее выступление с прологом, но пока без эпилога.

Первым «случайным» совпадением была точка стояния над Донецкой областью американского спутника, который якобы зафиксировал пуски ракет из комплекса «Бук-М1». При этом обращает на себя внимание, что американский спутник STSS DEMO 2 (USA 209) предназначен для обнаружения пусков баллистических ракет, имеющих во много раз большую инфракрасную сигнатуру факела по сравнению с боеприпасом 9М38 комплекса «Бук-М1». Это делает крайне маловероятным факт фиксации работы конкретного ЗРК, несмотря на то, что STSS находился над районом полета «Боинга» именно в момент катастрофы. То, что американцы не располагают информацией из космоса об этом событии, подтверждается и отсутствием снимков после происшествия.

Зато спустя считаные часы, если не минуты после катастрофы и американские, и украинские источники в один голос начали утверждать, что малайзийский «Боинг-777-200» сбит зенитной ракетой комплекса «Бук» с территории, контролируемой ДНР. Нетрудно догадаться: в тот момент быть уверенным, что, где, чем и кем сбито, могли только те, кто располагал опережающей информацией о произошедшем, а именно – тщательно спланировал и подготовил всю операцию.

В пользу театральной постановки «Злобные сепаратисты уничтожили мирный самолет» очень быстро появился целый ряд аудиозаписей переговоров «террористов», якобы готовящихся сбить пассажирский лайнер, а также фото- и видеосъемка самоходной огневой установки 9А310 в районе города Тореза, неподалеку от предполагаемого места пуска. Эти «факты» призваны были ни у кого не оставить сомнений в том, кто «истинный виновник преступления». Именно такими выражениями воспользовался 18 июля в беседе с президентом Франции Франсуа Олландом Петр Порошенко.

Правда, в постановку вкралась «случайность», которая делает нелепой версию официального Киева. На многочисленных фото- и видеоматериалах с мест падения самолета не обнаружено явных признаков повреждения осколками, а также самих поражающих элементов ракеты указанного ЗРК, имеющих характерную кубическую форму, нет их и в телах пассажиров или членов экипажа. То есть самого пуска ракеты из «Бука» не было или он оказался не совсем удачным. Второй вариант объясняет появление в районе падения «Боинга» двух парашютов, которых не могло быть на малайзийском воздушном судне, но они положены военным пилотам.

Напомним, что самолет падал, внезапно потеряв связь с землей, что возможно лишь при одновременной гибели всех пилотов, которые, будь они живы, немедленно сообщили бы на землю о чрезвычайном происшествии на борту и (или) переключили ответчик в аварийный режим, дав тем самым сигнал диспетчерским службам. Первоначальное поражение ракетой не обеспечивало мгновенный вывод экипажа из строя и его молчание в эфире. Гарантированно достичь такого результата можно было только осуществив взрыв в пилотской кабине по команде с земли или по сигналу, переданному со спутника. Такое воздействие (взрыв), однако, легко могло быть обнаружено в ходе расследования, к тому же малый заряд взрывчатого вещества не привел бы к быстрому разрушению и падению гигантского лайнера на территории, надежно контролируемой вооруженными силами Украины, а пролететь еще несколько десятков километров и упасть на территории Российской Федерации позволить было нельзя ни в коем случае.

Для этого и нужен был последующий удар мощной ракетой ПВО с боевой частью массой 70 килограммов, который привел бы к ускоренному падению самолета в заданной точке, появлению на нем необходимых следов от воздействия «Бука», пущенного «террористами» или «российскими наемниками». А также нанесению таких повреждений, которые позволили бы утверждать, что регистраторы и нестандартная аппаратура, находившиеся на борту во время катастрофы, полностью уничтожены или утеряны.

Однако план был нарушен, возможно, из-за отклонений лайнера по месту и курсу либо в связи с проблемами украинской ПВО. С одной стороны, летящий на десятикилометровой высоте с около- звуковой скоростью огромный самолет является прекрасной целью для ЗРК. С другой – «Бук» – комплекс войсковой ПВО, то есть предназначен для борьбы с целями, стремящимися приблизиться к объектам, которые он защищает, что не предполагает значительной дальности и продолжительности полета его ракет. Отклонение даже в пределах разрешенного коридора могло вывести «Боинг» за пределы зоны намеченных пусков. Именно поэтому 17 июля наблюдалась повышенная активность целых девяти таких украинских комплексов, размещенных вдоль всего предполагаемого маршрута его полета и подстраховывавших друг друга, чем было вызвано недоумение и интерес российских военных, и без того внимательно наблюдавших за районом боевых действий.

Возможно, была и «подстраховка» в воздухе или координация действий всех составляющих плана, которая опять-таки украинской стороной отрицается, но подтверждается материалами российского УВД и свидетельствами очевидцев. Поэтому на экранах российских радаров в точке потери контакта с рейсом МН17 и появилась неопознанная малоскоростная барражирующая цель – возможно, сбитый бойцами Стрелкова самолет Ан-26, с которого и выпрыгнули два парашютиста.

Вдобавок ко всем прочим накладкам малайзийский лайнер после подрыва сумел продержаться в воздухе еще несколько минут и упал уже на территории, контролируемой ДНР. Как известно, это совпало с началом самого крупного наступления частей в ходе беспрецедентной наземной операции практически на всех направлениях в Луганской и Донецкой областях. Заметим также, что несмотря на заявленную Порошенко мирную 40-километровую зону для проведения поисково-спасательной операции, удары с воздуха и земли имели место и там, что препятствовало доступу международных инспекторов и спасателей.

Сценаристы и стрелочники

В результате регистраторы в полной неприкосновенности были переданы представителями ДНР малайзийским специалистам, тела пассажиров под наблюдением инспекции ОБСЕ собраны и отправлены в вагонах-рефрижераторах в Харьков для последующей транспортировки в Нидерланды на опознание, а в том же Харькове приступила к работе международная комиссия, начавшая производить так называемую выкладку собранных фрагментов разбившегося самолета.

При сложившихся обстоятельствах фальсификация результатов расследования становится чрезвычайно затруднительной. Вместе с тем выявление подлинной картины произошедшего и определение настоящих виновников трагедии – террористов по определению… становятся еще менее желательны. Очень похоже, что тщательно подготовленный американский план в национальном украинском исполнении реализован был с присущей для местных кадров безалаберностью и неуклюжестью.

В данной ситуации российская сторона, как и около года назад – для изящного выхода из тупика, искусственно созданного применением химического оружия в Сирии, о котором уже мало кто вспоминает, практически подсказала единственно возможный вариант «сохранить лицо» и неизвестному «сценаристу» спектакля, и официальному Киеву, причем с минимальными потерями: самолет по ошибке сбил украинский Су-25, затем потерянный вместе с летчиком вследствие поражения зенитным огнем подразделений ДНР. Абсурдность этой гипотезы очевидна для всех независимых экспертов в той же степени, как и прошлогодние обвинения сирийского президента Башара Асада в использовании зарина в пригороде Дамаска, однако позволяет обойтись единственным «стрелочником», на которого списывается все.

Остальное решат деньги, негласные политические договоренности и признание фактического состояния войны, чтобы наконец можно было сесть за стол переговоров по мирному урегулированию вооруженного конфликта.
Автор:
Валентин Стодольский
Ctrl Enter

Заметив ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter

63 комментария
Информация

Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти