Константин Акашев - отец советской военной авиации

В сфере воздухоплавания советское государство добилось очень больших успехов. Можно и не напоминать о первом полете в космос, о многочисленных боевых победах советской военной авиации в Великой Отечественной войне, об участии советских военных летчиков в боевых действиях практически во всех уголках земного шара. Об этом помнят все российские граждане, знающие свою историю и гордящиеся ей. Но, к сожалению, широкой общественности малоизвестны имена тех удивительных людей, стоявших у истоков российской и советской военной авиации. Между тем, их жизненный путь столь богат и интересен, что может не хватить не то, что статьи – книги, чтобы описать биографию каждого из пионеров российской и советской авиации.

История Военно-воздушных сил России официально началась 12 августа 1912 года, когда управление авиацией было выделено в самостоятельное подразделение Генерального штаба императорской армии. Однако процесс формирования военно-воздушного флота в стране начался несколько раньше – до 1912 года авиация относилась к ведомству Главного инженерного управления. В 1910 году была открыта первая школа по подготовке военных летчиков, еще раньше – в 1908 году – создан Императорский всероссийский аэроклуб. В 1885 году была создана Воздухоплавательная команда, подчинявшаяся Комиссии по воздухоплаванию, голубиной почте и сторожевым вышкам.

За очень кратковременный срок своего официального существования – пять лет с 1912 по 1917 гг. – Императорский Военно-воздушный флот России, тем не менее, показал себя на высоте. Авиационному делу в России уделялось значительное внимание, в первую очередь благодаря усилиям энтузиастов из числа как самих авиаторов, так и некоторых руководителей военного ведомства. К началу Первой мировой войны российский военно-воздушный флот включал 263 самолета, 39 авиационных отрядов и был, таким образом, самым многочисленным в мире.


Война и революция 1917 года несколько притормозили развитие авиационного дела в России. Тем не менее, практически сразу после утверждения советской власти руководители Советской России озаботились и вопросами создания «красной» авиации. Как и другие подразделения российских вооруженных сил, Управление воздушного флота, существовавшее в период монархии и Временного правительства, подверглось «чистке» большевистской партии, направленной на приведение структур управления авиации в соответствие революционным требованиям с одной стороны и избавление от верных прежней власти офицеров – с другой стороны. Тем не менее, авиация не могла обойтись без специалистов «старой школы». Начальником Управления воздушного флота первоначально был назначен полковник российской армии С.А. Ульянин – старый авиатор, однако бывшему царскому офицеру, даже несмотря на его лояльность новой власти, руководство Наркомата военных и морских дел полностью доверять не могло. 20 декабря 1917 года была создана Всероссийская коллегия по управлению воздушным флотом. Ее председателем назначили Константина Васильевича Акашева – человека с очень интересной и непростой судьбой, о котором и пойдет речь ниже.

От анархиста до авиатора

Константин Акашев, которому было суждено стать первым руководителем советской военной авиации, родился 22 октября 1888 года в Пилденской волости Люцинского уезда Витебской губернии. Эти земли, входившие в историческую область Латгалия, вошли в состав Российской империи в конце XVIII века, после раздела Речи Посполитой. Тем не менее, Акашевы по национальности были русскими. Мать будущего авиатора Екатерина Семеновна Воеводина владела собственным имением, хотя происхождения была крестьянского. Поскольку деньги у семьи водились, юный Костя Акашев, в отличие от других крестьянских детей, смог поступить в Двинское реальное училище и окончить его, готовясь к профессии технического специалиста.

Массовые выступления рабочего класса в 1905 году, последовавшие за жестоким расстрелом демонстрации 9 января, всколыхнули тогдашнее российское общество. Период с 1905 по 1907 гг. вошел в историю как «Первая Русская революция», или «Революция 1905 года». В ней принимали участие практически все левые партии и организации Российской империи – социал-демократы, социалисты-революционеры, еврейские социалисты – «бундовцы», анархисты всевозможных направлений. Естественно, что революционная романтика захватывала многих молодых людей из самой разной социальной среды.

Константин Акашев - отец советской военной авиации


Не стал исключением и Константин Акашев. Он присоединился к одной из групп анархистов-коммунистов и вскоре стал достаточно активным ее участником, боевиком. Еще в родном Люцинском уезде Акашев начал анархистскую пропаганду среди крестьян, что повлекло за собой преследование полиции и заставило Акашева бежать в Киевскую губернию по поддельному паспорту на имя некоего Миляева. При задержании Акашев объяснял свою жизнь по поддельным документам уходом из дома и ссорой с матерью и ее вторым мужем Воеводиным.

Обосновавшись в Киеве, восемнадцатилетний Акашев становится важной фигурой в Киевской группе анархистов-коммунистов. Анархисты – «чернознаменцы», действовавшие в эти годы в Киеве, были настроены весьма радикально и планировали покушение на Петра Столыпина (которое спустя несколько лет удается исполнить Дмитрию Богрову – в прошлом участнику именно киевской группы анархистов – «чернознаменцев», который, согласно большинству источников, оказался полицейским провокатором). Константин Акашев участвует в распространении анархистской печати, поступающей из-за границы, в том числе журнала «Бунтарь». Долгое время Константин Акашев находился в розыске как политический преступник, пока не был арестован и этапирован 25 июля 1907 года из Киевской тюрьмы в Санкт-Петербург.

В Петербурге Акашева обвинили в принадлежности к Санкт-Петербургской группе анархистов-коммунистов и 31 мая 1908 года приговорили к четырем годам ссылки в Туруханский край. Отметим, что по меркам тех лет это был достаточно мягкий приговор – многих анархистов расстреливали или осуждали на 8-10-12 лет каторжных работ. Мягкость приговора Акашеву свидетельствовала о том, что он не участвовал в убийствах или экспроприациях, по крайней мере – что на него не было серьезных доказательств. Судя по всему, соучастие Акашева в покушении на убийство премьер-министра Петра Столыпина, которое инкриминировалось ему и другим задержанным анархистам, так и не нашло серьезных доказательств, либо участие Акашева в заговоре не было столь серьезным, чтобы позволить дать ему многолетний срок или смертную казнь.

Впрочем, в Сибири Константин Акашев задержался недолго. Ему удалось бежать из ссылки и уже в марте 1909 года, по данным жандармов, он находился … на североафриканском побережье, в Алжире, откуда перебрался в Париж. Здесь Константин, отойдя от революционной деятельности, сосредоточил свое внимание на занятии, требовавшем не меньшей личной смелости и дававшем не меньший выплеск адреналина. Он решил посвятить себя новой в то время профессии авиатора и авиационного инженера. Покорение неба представлялось не менее романтичным делом, чем борьба за свержение самодержавия и установление социальной справедливости.

Для прохождения практического курса подготовки Акашев в 1910 году переехал в Италию. Здесь действовала авиационная школа знаменитого летчика Капрони, у которого были и русские ученики. Джованни Капрони, который всего на два года был старше Акашева, к тому времени стал не только летчиком, но и авиаконструктором – автором первого итальянского самолета.



Кроме полетов и конструирования, он занимался и важным делом подготовки новых пилотов – со всей Европы стекались к нему молодые и не очень люди, горящие желанием научиться водить аэроплан. Вообще в Италии тех лет авиация была в большом почете. Несмотря на то, что Италия значительно уступала по военно-техническому оснащению и России в том числе, не говоря уже о Великобритании или Германии, интерес к авиации среди «продвинутых» итальянцев подогревался распространением футуризма как особого направления в искусстве и культуре, воспевавшего технический прогресс во всех его ипостасях. Кстати, основоположником футуризма также был итальянец – Филиппо Томмазо Маринетти. Другой итальянец – поэт Габриэле д Аннунцио, хоть и не был футуристом, но также отметился в военной авиации, в 52-летнем возрасте получив профессию военного летчика и участвовав в Первой мировой войне в качестве пилота.

Как бы там ни было, но в июне 1911 года русскому эмигранту Константину Акашеву был выдан диплом Итальянского аэроклуба о получении им профессии летчика. После окончания учебы Акашев вернулся в Париж, где проживала его жена Варвара Объедова – дочь старого революционера Михаила Объедова, трое сыновей которого привлекались к ответственности за подрывную деятельность против царской власти. В Париже Акашев поступил в Высшее училище аэронавтики и механики, которое окончил в 1914 году. Поразительно, но все это время с него не спускали глаз царские спецслужбы. Политический сыск был очень обеспокоен тем, что революционер, бежавший с места ссылки, получил профессию пилота, предполагая, что целью авиационного обучения Акашева была не иначе как подготовка к террористическим актам против царской семьи.

В 1912 году Акашев собирался навестить свою мать в России, о чем узнала политическая полиция. Парижская агентура сообщала, что Акашев, получивший в Италии и Франции авиационное образование, попытается проникнуть в Россию под именем студента Константина Елагина и цель его поездки – отнюдь не посещение матери, а организация «воздушных террористических актов». Акашеву приписывалось, что вместе с единомышленниками они собираются сбросить с аэропланов бомбы на место празднования 300-летия Дома Романовых, в результате чего погибнут император, его ближайшие родственники и министры. Впрочем, опасения оказались тщетными – в Россию в 1912 году Акашев так и не приехал. Зато прибыли в Россию жена Акашева Варвара Объедова – рожать дочь (первая дочь Константина Акашева родилась в Женеве в бытность его в эмиграции).

Вернулся Акашев в Россию лишь в 1915 году. Начало Первой мировой войны заставило вчерашнего политэмигранта – анархиста, который не терял любви к родине, на свой риск отправиться в Россию и предложить себя военному ведомству в качестве пилота. Акашев, к этому времени закончивший не только Высшее училище аэронавтики и механики, но и военную авиационную школу во Франции, безусловно был одним из наиболее квалифицированных русских летчиков и авиаинженеров. Но Генеральный штаб, запросив сведения об Акашеве в жандармерии, отказал выпускнику зарубежных авиационных школ в зачислении на службу в воздушный флот по причине его политической неблагонадежности.

Получив отказ, Акашев решил приносить пользу родине хотя бы «на гражданке». Он стал работать инженером на авиационном заводе Лебедева. Владимир Лебедев, хозяин и директор завода, сам был профессиональным летчиком. Его интерес к авиации вырос на базе увлечений также новыми тогда велосипедными гонками и автомобильным спортом. Как и Акашев, Лебедев получил авиационное образование в Париже, а 8 апреля 1910 года участвовал в рекорде Даниэля Кине, который 2 часа 15 минут продержался в воздухе с пассажиром (то есть, Лебедевым). Получив диплом летчика, Лебедев вернулся из Франции и открыл собственный самолетостроительный завод, на котором выпускал самолеты, гидросамолеты, винты и моторы для самолетов. Естественно, что столь интересный человек и прекрасный специалист оценивал людей не по принципу их политической благонадежности, а по личностным и профессиональным качествам. Акашева, также учившегося во Франции, Лебедев принял к себе на работу без всяких лишних вопросов. В начале 1916 года Акашев перешел на завод Щетинина на должность помощника директора по технической части. Февральскую революцию 1917 года он встретил, работая на заводе Слюсаренко.

Революция

Параллельно с работой на российских авиационных заводах, Константин Акашев возвращается и к политической деятельности. Постоянно проживая в Петербурге, он сближается с представителями местных анархистских кругов. Если в период революции 1905-1907 гг. в Санкт-Петербурге анархистское движение было развито очень слабо, то спустя десять лет в российской столице наступил всплеск анархической революционности. В анархисты шли не только романтично настроенные студенты и гимназисты, представители богемы, но и матросы, солдаты, рабочие. Константин Васильевич Акашев стал секретарем Петроградского клуба анархистов-коммунистов, при этом плотно взаимодействуя и с большевиками.

После Февральской революции 1917 года российское анархистское движение раскололось. Некоторые анархисты называли большевиков государственниками и «новыми тиранами», призывая к отказу от любого сотрудничества с революционными партиями большевиков и эсеров, другие напротив утверждали, что главная цель – свержение эксплуататорского правительства, для чего можно и нужно блокироваться и с большевиками, и с левыми эсерами, и с любыми другими революционными социалистами. Константин Акашев принял сторону т.н. «красных анархистов», ориентируясь на сотрудничество с большевиками. В июне – июле 1917 года, когда весь Петроград бурлил и, казалось, вот-вот революционеры смогут свергнуть Временное правительство и взять власть в свои руки, Акашев активно участвовал в подготовке и организации рабочих демонстраций. Ему было суждено сыграть важную роль и непосредственно в Октябрьской революции.

В августе 1917 года, с целью противодействия возможному вторжению в Петроград отрядов генерала Лавра Корнилова, Акашев был направлен комиссаром в Михайловское артиллерийское училище, чтобы держать под контролем военнослужащих училища – солдат подразделений обеспечения, проходивших обучение юнкеров и преподавателей-офицеров. Это было тем паче удивительно, что Акашев в партию не вступал и оставался анархистом. Тем не менее, в училище Акашеву удалось выдавить монархически настроенных офицеров и активизировать работу солдатского комитета. 25 октября 1917 года, когда революционно настроенными солдатами и матросами был окружен Зимний дворец, мнения офицеров, юнкеров и солдат училища разделились.

Большая часть офицеров и триста юнкеров выступили за то, чтобы выдвинуться на защиту Временного правительства. Команда из трехсот солдат, обслуживавших орудия и охранявших училище, была на стороне большевиков. В конечном итоге, две батареи Михайловского артиллерийского училища все же выдвинулись в Зимний защищать Временное правительство. Следом за ними отправился и Акашев. Ему удалось убедить юнкеров и офицеров училища покинуть Зимний дворец. Точнее, он обманным путем, не сообщая юнкерам и курсовым офицерам суть приказа, вывел артиллерийские батареи с территории Зимнего дворца на Дворцовую площадь. Таким образом, Временное правительство лишилось артиллерии и штурм Зимнего красногвардейскими отрядами был существенно упрощен.

Практически сразу же после победы революции Акашев был назначен комиссаром в Управление воздушного флота. К 1917 году в составе Управления воздушного флота – наследника императорской авиации – числилось 35 тысяч офицеров и солдат, 300 различных подразделений, полторы тысячи самолетов. Естественно, что весь этот массив нуждался в контроле со стороны новой власти, выполнять который могли лишь проверенные люди.
После Октябрьской революции одной из первостепенных задач утвердившейся советской власти стало создание новых вооруженных сил. Это представлялось возможным только с опорой на использование части старых квалифицированных специалистов. Однако, далеко не всем специалистам новая власть могла доверять – все же среди царского офицерства значительная часть достаточно негативно восприняла Октябрьскую революцию.
Акашев на роль руководителя военно-воздушного флота подходил как нельзя лучше. Во-первых, он и был специалистом – квалифицированным пилотом с профильным образованием и прекрасным авиаинженером, имевшим большой опыт инженерной и административной работы в авиационной сфере. Во-вторых, Акашев все же не был царским офицером, а был профессиональным революционером «старой школы», прошедшим ссылку, побег, эмиграцию, участие в штурме Зимнего. Не удивительно, что когда в декабре 1917 года подбиралась кандидатура на должность председателя Всероссийской коллегии по управлению воздушным флотом, выбор пал на Константина Акашева, к тому времени и так занимавшего комиссарскую должность в Управлении воздушного флота.

Комиссар и главком

Первостепенной задачей Акашева на новом посту стал сбор имущества Управления воздушного флота, которое после революции оказалось частично брошенным, частично попавшим непонятно кому и куда. Кроме того, было необходимо завершить строительство пятидесяти самолетов, находившихся на заводах, а также подготовить необходимое количество моторов и винтов на соответствующих профильных предприятиях. Все эти вопросы входили в компетенцию председателя Всероссийской коллегии по управлению воздушным флотом РСФСР. Помимо прочего, Акашев занимался и вопросами поиска кадров для создания новой структуры управления воздушным флотом и авиационной промышленности. Так, инженер Руссобалта Николай Поликарпов был направлен Акашевым на завод «Дукс», прежде выпускавший велосипеды, но в годы Первой мировой переориентировавшийся на выпуск аэропланов. Как оказалось – не зря: именно под руководством Поликарпова команда специалистов спроектировала И-1 – первый советский моноплан, а позже и знаменитый У-2 (По-2).

Март 1918 года отметился переездом Всероссийской коллегии по управлению воздушным флотом, вслед за советским правительством, из Петрограда в Москву. Тогда же начинается выпуск и официального печатного органа коллегии – журнала «Вестник воздушного флота», главным редактором которого также становится Константин Акашев.



В конце мая 1918 года на базе Всероссийской коллегии по управлению воздушным флотом создается Главное управление Рабоче-крестьянского Красного Военно-Воздушного Флота (Главвоздухофлот). Руководство Главвоздухофлота состоит на тот момент из начальника и двух комиссаров. Одним из комиссаров назначается Константин Акашев, прежде руководивший коллегией, а другим – Андрей Васильевич Сергеев – также революционер со стажем работы в РСДРП с 1911 года, впоследствии возглавивший советскую транспортную авиацию. Начальником Главвоздухофлота вначале был Михаил Соловов, затем – бывший царский полковник авиации Александр Воротников.

Однако, стремительно развивающиеся события на фронтах Гражданской войны заставляют советское военное командование направить Акашева в действующую армию с сохранением должности комиссара Воздухофлота. Сейчас это воспринималось бы как очевидное понижение, но тогда на первый план выходили профессиональные качества кандидата на наиболее сложный участок – Акашев был назначен командующим воздушными силами 5-й армии Восточного фронта, затем – начальником авиации воздухоплавания Южного фронта. На посту командующего авиацией 5-й армии Акашев проявил себя с самой лучшей стороны, сумев организовать бесперебойную поддержку красноармейских подразделений с воздуха. Так, по инициативе Акашева была предпринята бомбардировка аэродрома в Казани, фактически лишившая «белых» авиации, поскольку их самолеты были разбомблены, не успев подняться в воздух. В числе прочих заслуг Акашева на этом посту – воздушная поддержка красноармейцев в боях за Ростов-на-Дону и Новочеркасск. Акашевым была внедрена и давняя идея В.И. Ленина о разбрасывании с воздуха агитационных материалов, направленных на рядовой состав «белых». В августе – сентябре 1919 гг. он командовал авиационной группой, задачей которой было подавление кавалерийского корпуса «белых» на Южном фронте. В этой должности Акашев руководил красными авиаторами, атаковавшими с воздуха конные части Мамонтова и Шкуро.



С марта 1920 по февраль 1921 гг. Константин Акашев, сменив своего предшественника Воротникова, занимал должность начальника Главного управления рабоче-крестьянского красного военно-воздушного флота (РККВВФ) Рабоче-крестьянской красной армии, то есть – главнокомандующего военно-воздушными силами советского государства. Фактически, он командовал советскими ВВС в один из самых ответственных периодов победы в Гражданской войне, параллельно решая вопросы по их дальнейшему укрупнению и совершенствованию, привлечению новых авиационных летных и инженерных кадров, обеспечению авиации новейшим иностранным оборудованием. И все же, советское руководство не до конца доверяло бывшему анархисту. Как только стал очевиден перелом в Гражданской войне, оно предпочло избавиться от бывшего анархиста на столь важной командной должности как главнокомандующего Военно-воздушным флотом страны.

В марте 1921 г. Константин Акашев был снят с поста главкома ВВС и переведен на военно-дипломатическую работу. В новом качестве он занимался организацией поставок оборудования с зарубежных авиационных предприятий в Советскую Россию. Акашев побывал на конференциях в Риме и Лондоне, Генуэзской конференции в 1922 г., занимал должность торгового представителя СССР в Италии, был членом технического совета Всероссийского совета народного хозяйства. Вернувшись из-за границы, Акашев работал на авиационных заводах, преподавал в созданной Военно-воздушной академии РККА им. Н.Е. Жуковского. Сложно сказать, разделял ли он в эти годы политические убеждения своей юности, но по крайней мере начиная со второй половины 1920-х годов он уже не занимал высших командных должностей в системе советской военной авиации, хотя и продолжал работать на инженерных и преподавательских должностях, по-прежнему уделяя очень много внимания вопросам развития советской военной авиации.
В 1931 году Константин Васильевич Акашев, как и многие другие старые революционеры, тем более - анархисты, был репрессирован. Так, трагически, закончилась в сорокатрехлетнем возрасте интереснейшая жизнь человека, посвятившего свою жизнь реализации мечты о покорении неба и мечты о социальной справедливости, которые, очевидно, были тесно связаны между собой в его мировоззрении. У Константина было четверо детей – дочери Елена, Галина и Ия, сын Икар. Судьба Икара Константиновича Акашева также сложилась трагически – лишенный, после ареста отца, мужского воспитания, он, что называется, «пошел по наклонной дорожке» - стал пить, попал за драку в тюрьму, затем сел за убийство и умер в местах лишения свободы от рака печени.

К сожалению, в советские годы личность Константина Акашева оказалась незаслуженно забытой. Во-первых, сказывалось то, что Акашев был репрессирован советской же властью и даже в послесталинский период отечественной истории очень сложными представлялись бы объяснения, почему первого руководителя советской военной авиации без реальных причин уничтожила сама советская власть. А во-вторых, вряд ли могли бы объяснить советские историки и анархистское прошлое главного советского военного летчика. По крайней мере, это была бы очень лишняя информация для личности такого масштаба – одного из первых главкомов советской авиации, героя Гражданской войны, прославленного комиссара и военного инженера.
До сих пор о Константине Акашеве очень мало информации. Хотя этот человек сыграл ведущую роль в формировании советских военно-воздушных сил, а значит – и ВВС современной России, выросших на базе советской традиции, о нем не издаются книги и практически не публикуются статьи. А ведь память таких людей, без всяких сомнений, нуждается в увековечении.

Автор:
Илья Полонский
Ctrl Enter

Заметив ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter

4 комментария
Информация

Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти

  1. русс69 Офлайн
    русс69 14 августа 2014 10:10
    +1
    К сожалению, в советские годы личность Константина Акашева оказалась незаслуженно забытой.

    Стыдно признать, но об Акашеве, тоже мало слышал. Так что пробел, малость восполнился...
    1. Гамдлислям Офлайн
      Гамдлислям (Сергей Георгиевич) 14 августа 2014 11:15
      0
      Уважаемый коллега русс69, не стоит стыдиться того, чего Вы не знали. Нужно стыдиться отсутствия желания к познанию истории своей страны.
      Константин Васильевич Акашев оказался в нужное время рядом с лидерами востания в октябре 1917 года, а потому и получил приличную должность. Увы, не по сеньке оказалась шапка, а потому, вскоре, он стал спускаться вниз по карьерной лестнице. Личность не яркая, хотя в начале 20-х годов прошлого века был был известен в авиационных кругах.
      После гражданской войны занимал разные должности в промышленности, был на преподовательской работе. Высказывал неудовольствие занимаемым положением, был неуживчив, конфликтен, были и другие у него недостатки (свойственные революционерам, оказавшимся во власти после 1917 года).
      В книге Гальперина Ю.М. "Воздушный казак Вердена" Акашеву Константину Васильевичу посвящено полторы главы ("Красные витязи" и "Печальные итоги"). Можно сказачь или почитать в онлайне по ссылке:
      http://www.litmir.net/bd/?b=190145
      1. parusnik Онлайн
        parusnik (Алексей Богомазов) 14 августа 2014 11:29
        0
        Спасибо за ссылку...
      2. ilyaros Офлайн
        ilyaros (Илья) 16 августа 2014 13:34
        0
        Высказывал неудовольствие занимаемым положением, был неуживчив, конфликтен, были и другие у него недостатки (свойственные революционерам, оказавшимся во власти после 1917 года). - Вы наверное близко знали Константина Акашева, чтобы судить о его неуживчивости и конфликтности???
  2. parusnik Онлайн
    parusnik (Алексей Богомазов) 14 августа 2014 10:57
    0
    Спасибо..не слышал фамилию..Не упоминается...Жаль..
  3. 11111mail.ru
    11111mail.ru 14 августа 2014 19:21
    0
    Вот и анархисты не пришлись "ко двору".
  4. waggish
    waggish 16 августа 2014 17:39
    0
    А чего у него казахская фамилия!!!!!! Первая раз услышал о нем будучи студентом!
Картина дня