Героическая оборона Петропавловска

160 лет назад, 16 (29) августа 1854 года, у Петропавловска появилась англо-французская эскадра. Началась битва за Петропавловск, которая завершилась полной победой русских. Во Франции и особенно в Англии не скрывали ярости: союзный флот напал на Петропавловск, но потерпел поражение и удалился, не достигнув ни одной из поставленных целей.

Предыстория

Никакого значения, ни военно-стратегического, ни экономического, нападение британцев на Соловки и Колу (Варварское нападение англичан на Соловецкий монастырь и сожжение Колы) не имело. Оно имело только пропагандистский эффект. О «победе» над «русским портом Колой» говорили в Англии с большим удовольствием и жаром. Эта шумиха должна была скрыть, что кампания 1854 года началась для союзников без особых успехов (кроме взятия Бомарзунда). Известия о сожжении Колы стало радостным чтением для лондонских обывателей и показывало мощь «владычицы морей».


Более серьёзные планы у британцев имелись на Тихом океане. Британская империя стремилась достичь господства в Тихом океане. А для этого необходимо было нанести серьёзный удар Российской империи, которая, владея русским Дальним Востоком, Камчаткой и Аляской, могла достичь полного доминирования в северной части Азиатско-Тихоокеанского региона. К сожалению, в Петербурге преобладал западоцентризм. Подавляющая часть ресурсов империи уходила на европейские, включая Балканы, дела. Восточные земли осваивались почти исключительно благодаря подвижничеству, личному подвигу ряда государственных деятелей, исследователей и промышленников. Десятки лет мира не были использованы для создания промышленной базы на Дальнем Востоке и формирования военного потенциала, способного удержать за Россией уже присоединенные земли и подкрепить силой возможную экспансию империи в новые земли. В частности, Россия имела все возможности для присоединения Гавайских островов, новых земель в Америке, создания протектората в Корее и т. д., но не использовала их.

Поэтому Восточная война стала серьёзным вызовом для России, возникла реальная угроза потери территорий на востоке империи. Британцы не смирились с тем, что уже длительное время значительная часть северного тихоокеанского побережья принадлежала Российской империи. Особенно усилилось у Британии желание подорвать позиции России на Тихом океане в середине XIX столетия. Легко разгромив Китайскую империю в Первой «опиумной» войне 1840—1842 годов, британцы считали, что теперь пришло время «поставить на место» и Россию, чтобы достичь полного превосходства Британской империи в Азиатско-Тихоокеанском регионе.

Наиболее дальновидные деятели России уже с 1840-х годов стали тревожиться за будущее русских тихоокеанских владений. Особенно опасались за Камчатку. Было подозрительно, что с середины 1840-х годов в порт зачастили иностранные китобои, вели себя они отвратительно, как хозяева, стали совершать различные бесчинства. В Петропавловск стали приходить английские суда, часто под чужим флагом. Было очевидно, что противник ведёт разведку.

В 1848 году граф Николай Николаевич Муравьёв, который с 1847 года стал генерал-губернатором Восточной Сибири, обратил внимание на растущую угрозу нападения иностранцев, в первую очередь британцев, на Камчатку и Приамурье. Надо сказать, что Николай Муравьев (Муравьёв-Амурский) сыграл выдающуюся роль в истории Русского Дальнего Востока, присоединив к России устье Амура. При его поддержке основывались новые русские поселения, а в начале 1854 года он добился у императора Николая I разрешения произвести по Амуру сплав войска. В мае 1854 года произошёл первый сплав войск, год спустя — второй, с солдатами прибыли на устье Амура первые русские поселенцы. Русское присутствие на Дальнем Востоке было значительно усилено.

Кроме того, в 1848 году Муравьёв решил заняться строительством военных укреплений в Петропавловске. Летом 1849 года Муравьев на транспорте «Иртыш» прибыл в Петропавловский порт. Генерал-губернатор осмотрел местность и наметил места строительства новых батарей. Так, Муравьев предлагал возвести батареи на Сигнальном мысе, на Петропавловской косе и у озера Култушного. Н. Н. Муравьёв в письме министру внутренних дел Л. А. Перовскому предупредил, что Авачинскую губу необходимо укрепить, так как без этого она может быть захвачена самой незначительной вражеской эскадрой. Место было очень удобным, и было очевидно, что во время войны противник попытается его захватить.

Героическая оборона Петропавловска

Русский художник-маринист Алексей Петрович Боголюбов. Оборона Петропавловского порта 24 августа 1854 года

Василий Завойко

Именно тогда губернатор Восточной Сибири назначил нового управителя Камчатки. Им стал энергичный администратор, генерал-майор по адмиралтейству Василий Степанович Завойко. Будущий герой Петропавловской обороны происходил из дворян Полтавской губернии. Его отец Степан Осипович Завойко был отставным флотским врачом, штаб-лекарем Николаевского морского госпиталя. Мать, урождённая Евфимия Фесун, происходила из казачьего рода. Семья была небогатой и владела небольшим хутором.

Василий учился Макарьевской монастырской семинарии, затем в Черноморском штурманском училище в Николаеве. Начал службу в 1821 году на бриге «Мингрелия». Служил на Черноморском флоте. В начале 1827 года был произведён в мичманы (первое офицерское звание) и переведён на Балтийский флот. На корабле «Александр Невский» участвовал в Наваринском сражении, в этом бою юноша командовал четырьмя пушками в нижнем деке и был начальником первого капральства первого абордажного отряда. Русский фрегат вел бой сразу с тремя кораблями противника, один потопил, другой захватил. За отличие в бою и личную храбрость был отмечен орденом св. Анны 3-й степени.

Затем Василий служил на корвете «Наварин», на котором в составе эскадры Гейдена принял участие в блокаде Дарданелл. После возвращения на Балтику, служил на том же корвете и бриге «Гектор». В 1833 году был произведен в лейтенанты, служил на фрегате «Паллада» под началом П. С. Нахимова. В 1834−1836 гг. совершил кругосветное путешествие из Кронштадта на Камчатку и обратно на транспорте «Амур». В 1837−1839 гг. на корабле Русско-Американской компании (РАК) «Николай» совершил кругосветное путешествие из Кронштадта к Русской Америке. С 1840 года служил в РАК и был начальником Охотской фактории. В 1842−1844 гг. Завойко обследовал всё восточное побережье Охотского моря и Шангарские острова и решил устроить бухте Аян факторию, так как Охотский порт был менее удобен. В январе 1844 г. «за успехи на пользу Отечества» Завойко получил чин капитан-лейтенанта. За учреждение Аянского порта был награжден орденом св. Анны 2-й степени, и в 1846 г. Василия Степановича произвели в капитаны 2 ранга. Он стал начальником нового порта.

В ноябре Муравьев подготовил представление на Завойко. В феврале 1850 года он был назначен исправляющим должность камчатского военного губернатора и командиром Петропавловского порта на Камчатке. Завойко организовал постройку шхуны «Анадырь», ботов «Алеут» и «Камчадал». Летом 1853 года Завойко получил чин генерал-майора и был утверждён в занимаемой должности губернатора Камчатской области.

Героическая оборона Петропавловска

Василий Степанович Завойко (1809−1898)

Подготовка обороны Петропавловска

В марте 1854 года Завойко получил письмо короля Гавайских островов Камеамеа III, который был дружественно настроен к России и извещал о возможном нападении летом на Петропавловск англичан и французов. В коне мая было получено официальное известие о начале войны от генерального консула России в США. Завойко немедленно обратился ко всему населению Камчатки и предупредил людей о возможном нападении противника. Петропавловский порт должен быть подготовлен обороне, а его жители готовы «не щадя жизни, противостоять неприятелю и наносить ему возможный вред». Женщин и детей необходимо было вывезти в безопасное место. Завойко отмечал: «Я пребываю в твёрдой решимости, как бы ни многочисленен был враг, сделать для защиты порта и чести русского оружия всё, что в силах человеческих возможно, и драться до последней капли крови; убеждён, что флаг Петропавловского порта во всяком случае будет свидетелем подвигов чести и русской доблести!»

Завойко имел крайне слабые средства к обороне: гарнизон составлял всего 231 человек, а артиллерийское вооружение состояло из шести 6-фунтовых пушек и одного полевого 3-х фунтового орудия на конной тяге. Однако он смог использовать ошибку противника — союзное командование было уверено в успехе и не спешило к Петропавловску. Генерал-майор успел завершить основную часть работ по созданию главных укреплений Петропавловского порта до прибытия союзной эскадры. Батареи строили в надежде на получение затребованных у командования орудий. Кроме того, из добровольцев сформировали стрелковые и пожарные отряды.

К счастью для защитников Петропавловска, в июле 1854 года пришла неожиданная помощь. 1 июля 1854 года в порт, завершив полукругосветное плавание, вошел 58-пушечный фрегат «Аврора» (в разное время на его вооружении было 44, 54, 56 и 58 орудий) под началом капитан-лейтенанта Ивана Николаевича Изыльметьева. «Аврора» 21 августа 1853 г. вышла из Кронштадта на Дальний Восток, и двигалась по маршруту Копенгаген — Христианзанд — Портсмут — Рио-де-Жанейро — мыс Горн — Кальяо — Бухта Де-Кастри. Фрегат шёл для укрепления Тихоокеанской эскадры под командованием вице-адмирала Е. В. Путятина. Но, из-за нехватки пресной воды и цинги поразившей 2/3 экипажа (на корабле практически не было ни одного здорового человека), Изыльметьев решил сделать остановку в Петропавловске. Получив доклад о положении дел, капитан-лейтенант дал согласие на просьбу Завойко остаться в Петропавловске и помочь отразить нападение англо-французской эскадры.

Надо сказать, что «Аврору» едва не перехватил противник. Поход был тяжелым. Почти двадцать дней встречные штормовые ветры мешали выходу корабля в Тихий океан. Много людей болело: 8 матросов умерли, 35 было в тяжелом состоянии. Кораблю требовался срочный ремонт: потекли палубные пазы, ослабел такелаж, на исходе был провиант. Только 13 марта фрегат миновал кладбище кораблей» — мыс Горн. Корабль сделал остановку в перуанском порту Кальяо. Здесь русский корабль попал в окружение англо-французской эскадры. В бухте стояли британские фрегаты «Президент и «Пайк» под флагом контр-адмирала Дэвида Прайса, французские фрегаты «Форт» и «Евридика» под флагом контр-адмирала Фебрие де Пуанта, французский бриг «Облигадо». Известие о начале войны ещё не было получено, но его ждали. Русский фрегат попал в ловушку.

Внешне дело обстояла как обычно. Русский капитан-лейтенант Изыльметьев и оба адмирала обменялись обычными в мирное время визитами вежливости. Изыльметьев, стараясь не подавать виду, ускорил ремонтные работы. 14 (26) апреля 1854 г. русский фрегат смог вырваться из ловушки. Пользуясь густым туманом с «Авроры» были спущены на воду семь десятивёсельных шлюпок. Корабль поднял якорь, паруса не поднимали и шлюпки отбуксировали «Аврору» в открытое море. Там подняли паруса и скрылись в океане прежде, чем иностранцы смогли организовать погоню. Уже через неделю пришло известие о начале войны.

Поход до Петропавловска был очень тяжелым. Корабль попал в полосу жестоких ветров с непрерывными шквалами, «Аврора» набрала много воды. Болезни сразили почти весь экипаж. Умерло 13 человек. Заболел и сам Изыльметьев, он передал командование капитан-лейтенанту Михаилу Петровичу Тиролю. После прихода фрегата в Петропавловск свезли на берег и отправили на лечение на горячие ключи в деревню Паратунку 196 человек (19 спасти не удалось).

Героическая оборона Петропавловска

Живописец П. Т. Борисполец. Фрегат «Аврора» во время бури

Прибытие «Авроры» сильно укрепило оборону Петропавловска: часть экипажа была переведена на берег в качестве резерва гарнизона, орудия правого борта были сняты и переданы на береговые батареи, усилив артиллерийскую систему обороны. Кроме того, 24 июля (5 августа) 1854 года прибыл военный транспорт (бригантина) «Двина». Он доставил 350 солдат Сибирского линейного батальона под началом капитана А. П. Арбузова (он был назначен помощником Камчатского военного губернатора В.С. Завойко), 2 бомбические пушки двухпудового калибра и 14 пушек 36-фунтового калибра. На «Двине» прибыл военный инженер поручик Константин Мровинский, который возглавил строительство береговых укреплений. В результате к концу июля гарнизон Петропавловска составил по докладу Завойко 988 человек (349 человек на кораблях, 368 на артиллерийских батареях и 271 человек — в стрелковых партиях). С учетом нескольких десятков стрелков-добровольцев, гарнизон составил более 1 тыс. человек.

Вскоре после прибытия «Двины» на площадь собрали все команды. Сообщили им об объявление войны, затем приказ губернатора. Завойко сам попросил всех «сражаться до последней крайности если же вражеская сила будет неодолима, то умереть, не думая об отступлении. Все выразили готовность скорее умереть, чем отступить».

Днем и ночью, почти два месяца (пользуясь медлительностью противника), защитники Петропавловска возводили укрепления. Шла работа по сооружению семи береговых батарей и установке орудий. В скалах рубили площадки для орудий, недоступные для противника, перевозили с кораблей орудия, устанавливали их. В работе участвовало почти всё население города и его окрестностей (около 1600 человек). С фрегата «Аврора» и военного транспорта» Двина сняли орудия правых бортов, усилив ими береговые батареи. Корабли поставили на якоря левыми бортами к выходу из гавани, чтобы встретить огнём возможный прорыв врага. Вход в гавань закрыли боном. Для отражения десанта противника три стрелковых отряда.

Героическая оборона Петропавловска

Артиллерийские батареи охватывали Петропавловский порт подковой. На правом её конце, в скалах мыса Сигнальный, была расположена батарея № 1. «Сигнальная» батарея вход на внутренний рейд и была вооружена тремя 36-фунтовыми орудиями, двумя бомбическими пушками, её гарнизон составлял 64 человека. Также с правой стороны, на перешейке между Сигнальной сопкой и Никольской сопкой расположили ещё одну батарею. «Перешеечная» батарея (№ 3) была вооружена пятью 24-фунтовым орудиями, её гарнизон составлял 51 человек. У северного конца Никольской сопки, на самом берегу поставили батарею № 7. Она была предназначена для предотвращения высадки вражеского десанта в тыл и попытки захватить порт с северного направления. Батарея была вооружена пятью 24-фунтовыми орудиями, её защищало 49 человек. Ещё одна батарея располагалась на сгибе воображаемой подковы, у Култушного озера. «Озёрная» батарея (№ 6) имела на вооружении шесть 6-фунтовых орудий, четыре 18-фунтовых орудия, её гарнизон составлял 34 человека. «Озёрная» батарея подкрепляла оборону батареи № 7 и должна была держать под огнём дефиле и дорогу между Никольской сопкой и Култушным озером. Затем шли «Портовая» и «Кладбищенская» батареи (батареи № 5 и № 4). Батарея №5 была вооружена пятью практически негодными к бою 3-фунтовыми орудиями. Батарея №4 была вооружена тремя 24-фунтовыми орудиями и имела гарнизон в 24 человека. На песчаной косе Кошка находилась основная батарея № 2. «Кошечная» батарея была вооружена девятью 36-фунтовыми орудиями, одним 24-фунтовым орудием, её гарнизон составлял 127 человек.

Силы противника

7 мая контр-адмиралы Дэвид Прайс и Фебрие де Пуант получили известие о начале войны. Только 17 мая два фрегата (один английский, другой французский), в сопровождении двух пароходов, вышли в Тихий океан, в слабой надежде обнаружить «Аврору». Понятно, что русский фрегат они не настигли. Сначала стояли у Маркизовых островов, а затем перешли к Сандвичевым островам, где узнали, что 18 дней назад здесь было другое русское судно, «Двина». И здесь союзники медлили, только 25 июля покинули Сандвичевы острова и двинулись к Камчатке.

Вечером 16(28) августа с дальних маяков Завойко сообщили, что на горизонте появилась эскадра. В состав союзной эскадры входили: английские 52-пушечный фрегат «Президент», 44-пушечный фрегат «Пайк», пароход «Вираго» вооруженный 6 бомбическими орудиями; французские 60-пушечный фрегат «Форт», 32-пушечный фрегат «Евридика», 18-пушечный бриг «Облигадо». Личный состав эскадры насчитывал 2,7 тыс. человек (2,2 тыс. человек — экипажи кораблей, 500 человек — морские пехотинцы).

К месту назначения союзная эскадра подходила при неблагоприятных погодных условиях и очень медленно. На разведку был отправлен пароход «Вираго», который прикрылся флагом Соединенных Штатов и прошел в Авачинскую бухту. Русские очень скоро заметили пароход «Вираго» и выслали бот. Командир парохода не стал его дожидаться, поспешно развел пары и ушел. Стало окончательно ясно, что враг пришел.

Командир парохода доложил адмиралу Прайсу, что он видел в бухте несколько судов и береговые батареи (обнаружили три батареи). Он также отметил, что вход в узкий пролив, который соединяет океан с бухтой, ничем не защищен, хотя русские и пытаются его укрепить. Самый город Петропавловск располагался на восточной стороне большой Авачинской бухты, в глубине губы, которая соединялась с Авачинской бухтой «горлом». Эту губу и защищали «Аврора» и «Двина».

Это были первые сведения, которые союзники получили о Петропавловске. Стало очевидно, что внезапного удара не получилось, что серьёзно осложняло положение англо-французской эскадры, которая не имела возможности бороться с серьёзной обороной. Так, английские корабли были в основном вооружены короткоствольными орудиями, мало приспособленными для борьбы с береговыми укреплениями противника.

Героическая оборона Петропавловска

Пароход «Вираго»

Продолжение следует…
Автор: Самсонов Александр


Мнение редакции "Военного обозрения" может не совпадать с точкой зрения авторов публикаций

CtrlEnter
Если вы заметили ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter
Читайте также
Загрузка...
Комментарии 18
  1. kaa_andrey 18 августа 2014 09:08
    И зачем мы Аляску с Гаваями отдали?
  2. VovaVVS 18 августа 2014 09:33
    У обоих сторон были проблемы(как на войне без них),но не такими, чтобы 56 вымпелов союзников не справились с 2 русскими в Петропавловске... Недаром контр-адмиралы Дэвид Прайс и Фебрие де Пуант были прокляты в своих странах за неслыханный позор флота! Таковы истории уроки, о которых западная историография традиционно пытается замолчать. Хотя, конечно они помнят: и больше не было желающих захватить Петропавловск силой... Спасибо автору за напоминание о юбилее и вечная слава простым флотским и армейским героям той войны!
  3. parusnik 18 августа 2014 10:52
    Авантюра со стороны англичан..чистой воды....
  4. Rzhev 18 августа 2014 11:34
    Тоже скажу спасибо Александру за интересную историческую статью о героизме наших предков!
    Слава России !
  5. Дмитрий 2246 18 августа 2014 11:59
    Николай Николаевич Муравьёв в полный рост украшает купюру в 5000 рублей, что достойно великого человека.
    Василий Степанович Завойко - характерный пример мужественного морского офицера русского флота.
  6. Опора 18 августа 2014 13:46
    А Прайс застрелился, когда англо-французский десант, высадившийся на берег, был разбит российскими частями, охотниками и штатскими. А убитых потом похоронили рядом, русских и англо-франков, но в разных могилах. У нас военный поселок (бывший) называется Завойко. Вообще у нас на Камчатке красиво и душевно (и не только), люди не зря стояли за нее ....
  7. sergant6776 18 августа 2014 13:51
    Интересный факт. Когда англо-француская эскадра вошла в Авачинскую бухту и встала на рейде, с противоположной стороны бухты в сторону города шел баркас с грузом кирпича, на нам было 6 моряков. всех их взяли в плен, командир этого баркаса в последствии выпрыгнул в море (погиб). Про остальных пленных моряков, бросив в трюм, забыли, очень долго не кормили. Вспомнили о моряках спустя почти месяц (поглумились за поражение), когда эскадра,после разгрома англо-французского десанта (а всыпали им конкретно), удирая вышла в море. Пленных высадили в Сев.Америке, часть из них вернулась через несколько лет, часть погибла в плену.Но Флага Андреевского не посрамили.
    sergant6776
  8. psg72 18 августа 2014 14:29
    Спасибо за статью. Хорошее напоминание о наших героических предках!
  9. kyznets 18 августа 2014 15:41
    До сих пор не оценён подвиг героев-защитников Петропавловска-Камчатского. Это даже не Архангельск, здесь в те времена до материка было ой как далеко, а до Москвы и вообще... И скорее всего они не верили даже, что об их подвиге ктото узнает, при таких раскладах сил. Читать письма и воспоминания участников оброны, написанные просто, буднично - мороз по спине. Батареи защитников стреляли под огнём превосходящего противника. Относили убитых и стреляли. Это на кораблях можно спрятаться, отойти, а батарея дала залп - открылась и её как в тире растреливали. И офицеры командовали огнём стоя над брусвером в рост, не прячась, чтобы видеть куда падают свои ядра. Севастополь не выстоял с такими силами, а защитники Петропавловска-Камчатского победили англичан и французов. Здесь Россия победила их. Это наш Петропавловск-Камчатский! И мы гордимся, что живём в нём! Спасибо большое Александру Самсонову, что напомнил о героях!
  10. ole_ga 18 августа 2014 16:08
    Продолжение когда?
  11. Каплей 18 августа 2014 16:29
    Период в жизни нашей страны, о котором А. Самсонов регулярно публикует очерки - героические. Это Крымская война, война на Балтике, когда англичане хотели овладеть Кронштадтом, война на Севере, война на Востоке-осада Петропавловска. Мне по делам службы часто приходилось бывать во всех этих местах. Автор упоминает Паратунку в очерке. Господа, это изумительный район нашей страны. В мое время там после дальних походов находились подводник, их сменяли летчики.
    Армия и флот сумели отстоять наши земли в тот период, о котором пишет Самсонов, а цари держали вооруженные силы на уровне мировых стандартов. Низкий поклон нашим предкам за их ратные подвиги. И обидно, что два, не знаю как их назвать:горбачев и ельцин все отдали, что веками русский народ и народы России защищали. Честь имею.
  12. Lyton 18 августа 2014 16:52
    Во Владивостоке был памятник Василию Степановичу Завойко, построенный на средства горожан за успешную оборону камчатки, но большевики посчитали, что там будет лучше смотреться Серожа Лазо, что и сделали, старый памятник выкинули, поставили Лазо, так до сих пор и стоит на старом постаменте, перед театром имени горького.
  13. miv110 18 августа 2014 17:04
    Комментарии излишни! Ждём продолжения!
  14. Mark Twain 18 августа 2014 17:06
    Австралийцев так перепугали, что они на протяжении последующих 30 лет стоили крепости , чтобы защититься от вторжения русских- знает кошка , чьё сало съела! Это вот фотка из Ворнамбула на западе Штата Виктория, такие же надписи по все Австралии! Страшно было им!!!
    Mark Twain
  15. Motors1991 18 августа 2014 18:01
    Вот разница:капитан Изыльметьев сумел из под носа англо-французской эскадры увести Аврору и потом она сказала свое решительное слово при обороне Петропавловска-Камчатского и капитан Руднев,командир Варяга,который в аналогичной ситуации ничего не сделал для спасения своего крейсера,если не считать таковым ,безнадежный бой с заведомо известным результатом.Но про одного,кроме специалистов и интересующихся историей никто не знает,а про второго сложены мифы,кто ж не слышал:,,Товарищи все по местам,последний парад наступает...,,
    1. Мур 19 августа 2014 08:27
      Несколько разные исходные данные, не находите?
      К тому же, в веке 19-м пытались сохранять хотя бы видимость приличий - в том числе и противник.
      1. Motors1991 19 августа 2014 18:57
        О каких приличиях Вы говорите?Если бы Изыльметьев был таким же ,как Руднев,он не спеша ремонтировал бы фрегат,а когда пришли сведения о начале войны ,после нескольких выстрелов,утопил бы корабль и его за это никто не осудил ,абсолютное превосходство противника,как количественное так и качественное налицо(в конце концов Черноморскую эскадру утопили из этих соображений).Но Изыльметьев выбрал другой путь,команда практически круглые сутки ремонтировала судно,сам капитан разъезжал по городу и всем рассказывал какие тяжелые повреждения получил фрегат во время перехода вокруг мыса Горн и как много еще предстоит работы,а затем в одну из ночей ускользнул из бухты Кальяо.Так вот без пушек Авроры ,Петропавловск наверняка не удержали бы и никакое мужество офицеров,солдат и казаков не помогло .А теперь сравните действия Руднева в аналогичной ситуации,вместо того чтобы прорываться ночью из Чемульпо,как только получил донесение командира Корейца,о блокировании японцами русских кораблей,Руднев начал объезжать стационеры стоявшие в бухте с просьбами о помощи,естественно никто не помог.Результат :два боевых корабля погибли просто так,сюда еще можно добавить параход Сунгари,о нем почему-то никто не вспоминает.А пошел бы Варяг ночью на прорыв,туман был,наверняка ушел ,тогда бы и песню можно было сложить,но капитан Руднев не проявил таких качеств,какие за пятьдесят лет до него проявил КАПИТАН ,не побоюсь написать с большой буквы,ИЗЫЛЬМЕТЬЕВ,вот кто славу заслужил.
  16. parafoiler 18 августа 2014 18:09
    Завойко- СЛАВА!!!!! А нам надо знать героев, благодаря которым, мы стали тем кем являемся по сей день.
  17. resh 18 августа 2014 18:17
    Хорошее напоминание про нашу славную историю! Спасибо! Обратил внимание на сроки в офицерских званиях В.Завойко: мичман - 5 лет, лейтенант - 11 (!!!) лет, кап.-лей- 2 года и от кап.2 ранга до генерал-майора - 7 лет без кап.1 ранга.
  18. golova74 19 августа 2014 00:07
    Продолжение давай!!!! Автору Спасибо!
  19. Маркони41 19 августа 2014 05:52
    Спасибо автору! На самом деле история с обороной тогда не закончилась. Где-то через год (точно не вспомню) ситуация снова повторилась. Но камчатцы уже знали о надвигающемся набеге и не стали оборонять город, (не Авторы, не других кораблей в помощь небыло) а просто вывезли все ценное вглубь полуострова, оставив только разведку из числа каряков. Победа тогда была украдена у захватчиков. Воевать было не с кем, а удержать было некем. Правда город тогда спалили.
  20. VovaVVS 19 августа 2014 09:30
    Когда просто "палят город"- это от военного бессилия и позора(что в Петропавловске, что в Донецке и Луганске)

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Картина дня