«В Донецке все шахты стоят»

«В Донецке все шахты стоят»«В нынешних условиях работать невозможно. Угольная промышленность Донбасса просто убивается, энергоснабжения нет, шахты топятся», – заявил газете ВЗГЛЯД председатель Донецкого независимого профсоюза горняков Михаил Крылов. Он рассказал, как шахтеры в массе своей относятся к происходящему на Юго-Востоке Украины и что может быть дальше с донецкими шахтами.

Накануне артобстрелу подверглась шахта «Комсомолец Донбасса», после чего на ее территории возник пожар.


По последним данным, 30 горняков по-прежнему находятся под землей в обесточенной шахте.
В пресс-центре Донецкой народной республики сообщили РИА «Новости», что специалисты службы безопасности министерства топливно-энергетического комплекса ДНР срочно выехали в район городов Кировское – Шахтерск для обеспечения работы энергетиков по восстановлению энергоснабжения шахты.

В воскресенье в результате боев на шахтах им. Ленина и им. Калинина предприятия «Артемуголь» в донецкой Горловке отключилось электричество, а под землей остались девять горняков.

До этого энергетикам приходилось восстанавливать электроснабжение еще на нескольких шахтах, были спасены полторы сотни горняков.

В «Донбасской топливно-энергетической компании» сообщили, что в Шахтерском районе Донецкой области из-за боевых действий добыча угля не ведется с 1 августа.

Донбасс всегда являлся главным промышленным центром Украины. И хотя из-за перебоев с поставками угля страна оказалась на грани энергетического кризиса, киевские власти продолжают бомбить регион, разрушая его экономику.

О том, что сейчас происходит в Донбассе, газете ВЗГЛЯД рассказал председатель Донецкого независимого профсоюза горняков Михаил Крылов.

ВЗГЛЯД: Михаил Алексеевич, в каких условиях приходится сейчас работать шахтерам региона?

Михаил Крылов: В основном все шахты стоят. Вчера вот обстреляли одну из крупнейших наших шахт – «Комсомолец Донбасса» (находится в городе Кировское Донецкой области). К счастью, оттуда вовремя успели вывести большинство людей. В тот момент там находились только те, кто занимался ее ремонтом. А так, конечно, в нынешних условиях работать невозможно. Угольная промышленность Донбасса просто убивается, энергоснабжения нет, шахты топятся.

ВЗГЛЯД: Это только в Донецке? А в других городах региона такое же положение?

М. К.: В Донецке все шахты стоят. А по другим городам я даже точно сказать не могу: у нас сейчас очень плохая связь, часто с соседними городами связи просто нет.

ВЗГЛЯД: В Луганской области ситуация, наверное, не лучше?

М. К.: Я думаю, что там ситуация даже хуже. Хотя я там не был уже полтора месяца, но им не легче – это уж точно.


ВЗГЛЯД: Какие настроения сейчас преобладают среди горняков? Есть ли планы как-то привлечь внимание к своим проблемам?

М. К.: Обращаться к кому-то, говорить о своих проблемах – бесполезно. Мы уже выросли из детских штанишек... Поэтому здесь сформированы уже две шахтерские дивизии (сражаются под флагом ДНР – прим. ВЗГЛЯД). И в каждую из них в день записывают по 15–20 человек, а иногда и больше.

ВЗГЛЯД: Есть ли надежда, что в обозримом будущем шахты снова заработают?

М. К.: Поначалу многие из наших просто уехали в отпуска. А потом увидели, что все разбомблено, что шахты не работают, воды в городе практически нет, электричества нет, скоро есть станет нечего. Одна из шахт в пригороде Донецка сейчас напоминает Дом Павлова – помните такой, который обороняли во время Сталинградской битвы?

ВЗГЛЯД: А что с семьями горняков? Их удалось эвакуировать?

М. К.: К сожалению, вывозить их уже некуда. Те, у кого была такая возможность, еще раньше вывезли свои семьи в Россию или еще куда-то. Но сейчас такой возможности, откровенно говоря, и нет. Мы находимся в кольце. И мы знаем, что эти уроды, «нацики», издеваются и расстреливают, в том числе и мирных жителей. Кстати, я сам, откровенно говоря, не сторонник того, чтобы шахтеры уезжали. Они должны защищать свой дом.

ВЗГЛЯД: Говорят, что после начала боевых действий в Донбассе произошло размежевание шахтеров. Так, существуют несколько профсоюзов горняков, лидер одного из которых, Николай Волынко, например, активно выступает в СМИ и поддерживает киевские власти.

М. К.: Я бы не назвал это размежеванием. Те, у кого есть голова на плечах, уже давно поняли, кому можно верить, а кому – нет. Да, есть отдельные лица... Тот же Волынко. Но от него ушли почти все. Люди над ним просто смеются.

ВЗГЛЯД: Как быстро можно будет восстановить шахты и рабочие места на них, если в ближайшем будущем ситуация нормализуется?

М. К.: Сильно на что-то надеяться сложно. Но могу сказать, что, например, на восстановление шахты «Октябрьский рудник» потребуется не меньше полутора месяцев и вложения сразу около 150 млн гривен (417 млн рублей). Но сколько всего необходимо средств, чтобы вновь запустить добычу на наших шахтах, сейчас, наверное, никто даже подсчитать не сможет.

ВЗГЛЯД: Получается, что все горняки Донбасса сейчас сидят без работы? Как вам удается выживать?

М. К.: Да, речь идет о настоящей гуманитарной катастрофе. Выходят из положения каждый по-своему. У кого-то есть какие-то старые накопления, многие живут на пенсии. Мои дети, например, которые тоже остались без работы, сейчас живут на мою пенсию. Или приходит гуманитарная помощь с бесплатными обедами. Но, конечно, это не жизнь.
Автор:
Иван Чернов
Первоисточник:
http://www.vz.ru/society/2014/8/18/700801.html
Ctrl Enter

Заметили ошЫбку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

84 комментария
Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти