Корпус чести

Корпус чести


История справедлива и что бы ни произошло, это всегда будет оценено потомками. В Париже открыт памятник воинам Русского экспедиционного корпуса. Как это ни печально, но в родном Отечестве нет ни одного памятника русским солдатам, погибшим в Первой мировой. Ведь они уходили защищать Российскую империю, а возвращаться пришлось в страну Советов. Новая власть уже не считала их героями, у нее были новые проблемы и новые защитники.

Прошло почти сто лет. Заросли полынью или совсем исчезли с лица земли могилы русских солдат и офицеров, выполнявших приказы царского правительства. Хорошо, что нашлись люди, помнившие их имена и звания.


Развязав войну на восточном фронте, Германия и Австро-Венгрия активно наступала и на Европу, поэтому правительства Англии и Франции стали просить помощи у России, убеждая в необходимости отправить на Западный фронт русские военные соединения.

Решение об отправке российских войск на Западный фронт было принято в декабре 1915 года. Четыре бригады,8 полков. 45 тысяч человек.

Две бригады должны были защищать Францию, две – Балканы. Осенью 1915 года Антанта открыла новый фронт, нужны были свежие, отчаянные войска, которыми и стали русские.

Оборона Реймса, города, где короновались все французские короли, стала первой задачей русской бригады №1.Их храбрость и самоотверженность поразила французов. Русские военные получили французские ордена.

Но русские не были французами, в Русском экспедиционном корпусе были свои правила и порядки. В штаты подразделений не входили медики, не были организованы госпитали. Раненых после кровопролитных боев много, но лечить их было некому. Русские раненые попадали во французские госпитали или больницы и только от тех, кто их обслуживал зависела их судьба. На русских экономили лекарства, перевязывали их грязными бинтами, да и оказывали помощь во вторую или третью очередь. Тяжелораненые русские солдаты лежали на полу в коридорах в отличие от французов и англичан, помещенных в светлые палаты.

Но воинская честь и долг защитника у российского воина были выше этих тыловых проблем. Приказ царя был законом и русские соединения храбро бились в заведомо провальном сражении под Энском. «Бойня Нивелля» назвали историки эту бездарную атаку главнокомандующего Франции генерала Жоржа Нивелля.

Бой был проигран. Командующий заменен. Более пяти тысяч русских воинов погибли, так как находились на переднем плане атаки.

Русские военные все больше стали задумываться о своей роли в этой нерусской войне.

Тем более, что из России пришло известие о февральской революции. Государь Николай II отрекся от престола. Все это узнали русские из французских газет.

Война и ее жертвы оказались бессмысленными. Все чаще в русских частях стали вестись разговоры о возвращении на родину.

Но французское командование все эти требования пресекало. Заслуги и подвиги русских солдат были забыты. Русские части выведены с боевых позиций и направлены в район города Лиможа в лагерь Ля-Куртин, в глубокий тыл.

Начался хаос и неподчинение. Солдаты отказывались выполнять устав и выполнять приказы командиров, они требовали вернуть всех на родину, в Россию.
Был выбран единственно возможный вариант примирения. Мятежников отделили от спокойных, желающих продолжать порученное дело.

Активных противников бессмысленной войны оставили в Ля- Куртин, а тех, кто , желал воевать отправили в лагерь Курно, недалеко от города Бордо.
Русские войска были разделены на куртинцов и курновцев. Каждая из групп имела разные представления о воинском долге.

10 тысяч куртинцев не принимали предложений французских властей и временного правительства. Лагерь мятежников был окружен тремя тысячами курновцев. Русские из французских орудий обстреляли своих соотечественников. Было произведено более пятисот артиллерийских выстрелов и пулеметных очередей. Так на чужой земле началась русская Гражданская война.

Мятеж был подавлен. Уцелевшие повстанцы были отправлены во французские тюрьмы.

Русским были предложено три варианта дальнейшего пребывания за границей:
1. Сражаться до окончания войны под командованием французских офицеров;
2. Стать рабочими военных предприятий Франции;
3. Быть сосланными в Алжир, в Африку
и навсегда забыть о своей родине - России.

Большинство из русских воинов, около пяти тысяч человек, согласились работать на заводах. Более полутора тысяч решили уехать из надоевшей, неприветливой страны и лишь триста человек захотели воевать дальше.

Судьбы, в основном, сложились трагически. Африка для русских солдат стала адом. Жара, неприспособленные для жилья бараки, тяжелый труд в свинцовых шахтах под прицелом французских пулеметчиков. Они были просто рабами.

Из тех, кто согласился воевать русский генерал Лохвицкий и полковник Готуа сформировали Русский Легион. Благородные русские офицеры, для которых честь и совесть защитника доброй воли было главным в жизни, составляли костяк этого подразделения.

Несмотря на то, что советское правительство от имени России заключили Брест-Литовский мирный договор и родина вышла из войны, Русский Легион отважно сражался за чужую землю там, куда не отваживались пойти французские и английские корпуса.

Мечтая овладеть Парижем, весной 1918 года немецкие войска бросили все свои оставшиеся силы на прорыв обороны столицы Франции. Но Русский Легион так самоотверженно сражался, не подпуская захватчиков к столице, что атака захлебнулась. Немцам пришлось отойти. Многие русские воины за этот бой были награждены орденами Почетного легиона— высшей наградой Франции.

После окончания войны и заключения Компьенского перемирия, в ноябре 1918, город Вормс на юго-западе Германии был отдан русским легионерам для оккупации. Русские вошли в немецкий город победителями. Удивлению и негодованию немцев не было предела.

Но радости победы не было. На прощальном построении из сорока пяти тысяч воинов Русского экспедиционного корпуса стояло пятьсот человек.

В истории Русского экспедиционного корпуса отразилась вся трагедия русских порядочных людей, которые привыкли отвечать за порученное отчизной дело верой и правдой до конца.

Многие из них так и не вернулись на родину, боясь репрессий нового правительства. Их могилы разбросаны по всей Европе, лишь единицы похоронены на русском военном кладбище в Мурмелоне, неподалеку от французского города Реймс.

Памятник в Париже — это запоздалая оценка того подвига русских солдат, благодаря которому Франция не была стерта с карты Европы.

Молодой русский офицер с Георгиевскими крестами на груди. Рядом его верный друг - боевой конь. Так, совершенно не помпезно выглядит памятник верности и чести, слову и родине.

Прошла война и когда в июле 1919 года по Елисейским полям Парижа в парадном строю шагали американцы и англичане, бельгийцы и французы, мараконцы и сенегальцы, то есть все, кто участвовал в победе союзных войск, русские стояли на обочине, глотая слезы. Великая Октябрьская революция из союзников превратила их в противников.

Их не приняла чужбина и отвергла родина. Всех, кто уцелел или был ранен, оказались брошены на произвол судьбы, каждый выживал как мог.
Русские воины стали творцами истории и маленькими винтиками в ее колесе. И только через сто лет, там, где им не позволили пройти в победном строю, поставлен памятник героям.


Мнение редакции "Военного обозрения" может не совпадать с точкой зрения авторов публикаций

CtrlEnter
Если вы заметили ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter
Читайте также
Комментарии 5
  1. mitrich 18 июля 2011 13:34
    Коротко об интересном.
    Маршал Советского Союза, министр обороны СССР, командующий 4-м Украинским фронтом во время ВОВ Родион Яковлевич Малиновский воевал в составе Русского экспедиционного корпуса во Франции в I Мировую войну.
    А был он... "курновцем". Вернулся в Советскую Россию в 1919.
    Жуков до конца жизни считал Малиновского "ненастоящим" коммунистом. А Родион Яковлевич и не спорил.
    mitrich
  2. Rashid 18 июля 2011 13:36
    В этом корпусе служил Малиновский Р.Я., будущий маршал Советского Союза и министр обороны СССР.
  3. Майор 18 июля 2011 13:53
    Вывод. Куда Европу не целуй везде ж..па.
    И сейчас ничего не изменилось.
    Всегда как дурни выполняем союзнические долги, а в результате варвары, враги.
    Сколько русской крови пролито в этой Европе русским солдатом. То одних защищали, то других. В результате те померились, а мы для них опять враги, быдло.
    Слава нашим солдатам и офицерам. Но нужно предать анафеме тех, кто их туда послал, а не возводить их в лик святых.
    И сейчас они нас взяли бы нас в НАТО, что бы погибали в Ливии, Афганистане не их солдаты, а дураки русские.
    Сколько же нас надо учить, чтобы мы поняли, что с Европой можно быть партнерами, но никогда мы с ними не будем друзьями.
    Что в отношении их лучше всего использовать русскую поговорку - своя рубашка ближе к телу.
    Майор
    1. Klibanophoros 18 июля 2011 21:48
      Если и "партнёрами", то только половыми - кто кого раньше "нагнёт"...
  4. Benzin 18 июля 2011 19:37
    так типа применительно к теме о русских http://rutube.ru/tracks/4638933.html?v=a7dd7a23fedc215f8e0bad9d4c0db8be

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Картина дня