Бесхозный интеллект

Сегодня только государство способно выступить заказчиком на производство товаров с высокой добавленной стоимостью

Главная проблема реиндустриализации и дальнейшего развития страны – формирование условий для расширенного воспроизводства интеллектуальной собственности в ОПК. Отечественный гражданский сектор почти не поставляет на рынок высокотехнологичные потребительские товары не только из-за нехватки средств на разработку и организацию их выпуска, но и потому, что никак не мотивирован к инновационной модернизации. А в ОПК сегодня практически не производится никакой интеллектуальной собственности.


История вопроса

Проблема использования интеллектуальной собственности ОПК в гражданском секторе экономики страны не нова. Можно выделить три попытки подключения ресурсов военно-промышленного комплекса к решению задач наполнения потребительского рынка товаров и услуг. Правда, все они не оказали существенного позитивного воздействия на модернизацию предприятий гражданского сектора, прежде всего на производство продукции с высокой добавленной стоимостью.

Первая попытка связана со «спусканием» предприятиям ВПК СССР плановых показателей по производству товаров народного потребления. Однако поскольку военные заводы имели гарантированный государством рынок сбыта основной продукции, планы по ее выпуску не ориентировали их руководство на использование имеющегося научного потенциала на нужды развития потребительского рынка страны. Поэтому отвлечение инженерно-технических кадров на производство стиральных машин, кастрюль и пр. было для ВПК не благом, а бременем, к тому же понижавшим рентабельность производства.

Вторая попытка связана с осуществлявшейся в период перестройки конверсией. Одной из озвучивавшихся тогда задач было перемещение высвобождаемых фондов и интеллектуальной собственности ВПК СССР в гражданские сектора экономики. Но эта цель не могла быть достигнута, поскольку ориентация на сокращение бремени военных расходов делала затраты на конверсию интеллектуальной собственности неоправданными. В результате высвобожденные кадры с высочайшим по тем временам уровнем подготовки были вынуждены использовать в гражданских секторах приборы и оборудование вчерашнего дня. Это положило начало процессу деградации научно-технической интеллигенции СССР и как результат – «сжатию» и снижению масштабов накопления интеллектуальной собственности в ВПК.

Третья попытка связана с рыночными реформами. Ее можно считать продолжением политики советской конверсии, поскольку задачу развития рынка товаров и услуг также предполагалось решать за счет массового высвобождения квалифицированных специалистов. Авторы реформ априори предполагали, что инженерно-научные кадры способны самостоятельно реализовать свой интеллектуальный капитал на рынке. Наивность этой позиции поражает. Но она стала базовым элементом общенациональной стратегии развития экономики, итогом которой оказались, во-первых, разрушение материально-технической базы научных исследований на предприятиях ОПК, во-вторых, деградация имеющейся в этом секторе интеллектуальной собственности, в-третьих, крайне неэффективное использование подавляющей части высвобожденной научно-технической интеллигенции в малом и среднем бизнесе.

Теория и практика

Сегодня в стране предпринимается очередная, четвертая попытка использования интеллектуальной собственности ОПК в интересах развития гражданских секторов экономики.

Если это так, то мы являемся свидетелями начала завершения «витка спирали» во взаимодействии военного и гражданского секторов экономики. И происходить данный процесс будет в весьма сложных для отечественной промышленности условиях.

Так, согласно «чистой теории» спрос на рынке на исследования и разработки определяет их предложение, но в России это правило не действует. При очевидно растущем спросе на внутреннем рынке на высокотехнологичные потребительские товары и услуги отечественные товаропроизводители их практически не поставляют. У них нет средств либо интереса использовать свою интеллектуальную собственность для инновационной модернизации производства.

Сегодня только государство способно инициировать этот интерес, гарантируя тем самым реализацию конечной цели экономики инноваций. Не подменяя рынок, оно может выступить заказчиком на производство товаров с высокой добавленной стоимостью. Оно также должно, как это делается во всем мире, стать заказчиком на соответствующие исследования и разработки.

Что для этого нужно предпринять, если смотреть с позиции эффективного использования интеллектуальной собственности ОПК?

Оценка ситуации


Если отталкиваться от формулировки содержания этой формы собственности в Гражданском кодексе РФ, то прежде всего требуется разработать правовые нормы, побуждающие предприятия ОПК осуществлять исследования и реализовывать их результаты предприятиям гражданского назначения.

Деятельность в этом направлении важна, но вторична.

Главная проблема – формирование условий для расширенного воспроизводства интеллектуальной собственности в ОПК, поскольку сегодня здесь ничего подобного практически не производится.

Таблица 1
Бесхозный интеллект


Таблица 2


Однако решению данной задачи препятствуют минимум пять групп факторов.

Первая – деформированная структура экономики.

Вторая – низкий уровень оплаты труда в промышленности.

Третья – кадровый голод.

Четвертая – пространственная сверхконцентрация носителей интеллектуальной собственности.

Пятая – утрата значительной части объектов интеллектуальной собственности.

1. Структура экономики. Приведенные в таблице 1 расчеты демонстрируют сокращение вклада базовых отраслей реиндустриализации – машиностроения и металлообработки в общий объем промышленного производства. Увеличить эту долю путем подключения предприятий ОПК не представляется возможным, поскольку представленная в таблице картина распространяется прежде всего на них.

2. Уровень оплаты труда в промышленности. Как следует из таблицы 2, во-первых, в 2012 году удельные трудовые издержки в промышленности значительно ниже, чем не только в 1990-м. Установлено, что «предприятия обрабатывающих производств «официально» тратят на оплату рабочей силы примерно на 25 процентов меньше, чем в начале 2000-х годов». Правда, «частично это было связано с существенным сокращением отчислений на социальное страхование работников: если в 2002 году у предприятий обрабатывающих производств на это уходило почти 13 процентов всей суммы ВДС, то в 2011-м – только 8 процентов» (Р. Капелюшников. «Производительность и оплата труда: немного простой арифметики». «Вопросы экономики», 2014, № 3).

Отмеченное в таблице 2 снижение доли заработной платы не имеет ничего общего с переходом к инновационной модели развития, поскольку не связано с замещением живого труда современными технологиями. Оно результат экономии на заработной плате, то есть использования различных версий потогонной системы.

3. Кадровый голод. Ситуация с заработной платой вызывает у граждан реакцию отторжения на предложения работать в промышленности. Глубину кадрового кризиса лучше всего иллюстрируют проходные баллы в ряд вузов за прошлый год.

Таблица 3




Представленное в таблице 3 положение знаменитой «Бауманки» – вуза, готовившего элиту ВПК СССР, не требует комментариев. Но более всего шокирует, что по специальности «Приборостроение и машиностроение» проходной балл в «Бауманку» на 38 пунктов ниже, чем в Российский университет дружбы народов.

4. Сверхконцентрация носителей интеллектуального капитала. Не менее серьезное негативное воздействие на возможности использования интеллектуальной собственности ОПК в гражданских секторах оказывают экономико-географические особенности размещения квалифицированных кадров, доставшиеся нам в наследство от советской системы хозяйства.

Как следует из рисунка, на котором представлена доля занятых исследованиями в общей численности работников, основная масса «интеллектуалов» сосредоточивается в семи региональных точках. А если учесть, что для научной элиты предпочтительно проживание в Москве и Санкт-Петербурге, ясно, что представители этой группы, в том числе из Подмосковья и Калужской области, захотят аккумулироваться именно в столицах. Однако не в науке и производстве, а в финансах и бизнесе.

5. Утрата объектов интеллектуальной собственности. В период рыночных реформ по возможностям использования потенциала ОПК в интересах развития гражданских секторов экономики был нанесен самый ощутимый удар. Его причиной стала нерешенность проблемы собственности на интеллектуальный капитал.

Распространено мнение, будто советский ВПК обладал огромной интеллектуальной собственностью. Но это не так. Реальным собственником были не предприятия ВПК, а сотни специализированных институтов и КБ. Но поскольку по соображениям секретности эта собственность в большинстве случаев не была юридически оформлена (например через международное патентование), она оказалась утрачена, разворована или продана за границу. Так, по имеющимся оценкам, общая стоимость интеллектуальной собственности в сфере обороны, которая была нелегально передана третьим странам, составляет восемь миллиардов долларов.

Первоочередные шаги

По нашему мнению, преодоление негативного воздействия первых трех групп факторов силами ОПК и только внутри него невозможно. Для этого необходима система экономико-правовых механизмов, побуждающих все машиностроительные предприятия к производству продукции с высокой добавленной стоимостью.

Если этот вывод верен, то решение задачи использования интеллектуальной собственности ОПК для гражданских нужд следует искать не внутри него, а в разработке стратегии реиндустриализации экономики России.

Данная стратегия, помимо прочего, должна будет учитывать воздействие четвертого фактора – особенностей пространственного размещения носителей интеллектуального капитала. То есть решение видится в формировании кластеров по типу Дубнинского, использовании сохранившегося кадрового потенциала моногородов и т. п.

Что касается пятого негативного фактора – утраты объектов интеллектуальной собственности ОПК, то начать нужно с ее защиты. Здесь необходим комплекс мер, поскольку весь объем защищенной интеллектуальной собственности в России не превышает одного процента.

Для решения этой задачи прежде всего необходимо:

конкретизировать права РФ на результаты интеллектуальной деятельности (РИД), создаваемые за счет средств государственного бюджета;
обеспечить баланс прав и законных интересов участников правоотношений в данной области;
создать на уровне законодательных актов условия, достаточные для стимулирования творческой деятельности и использования РИД в отраслях ОПК;
законодательно определить порядок передачи государством прав на РИД, созданные за счет государственного бюджета;
повысить уровень защиты прав на РИД, ужесточить ответственность за их нарушение и др.


Однако защитных мер недостаточно, поскольку главная проблема не в необходимости сохранения накопленной в ОПК интеллектуальной собственности, а в ее расширенном воспроизводстве.

Для этого требуется, во-первых, инвентаризация интеллектуальной собственности ОПК во всех сохранившихся формах. Во-вторых, необходимо возрождение оборонных НИИ и КБ по приоритетным направлениям восстановления ОПК. В-третьих, нужна разработка экономико-правовых механизмов передачи этой интеллектуальной собственности в сферу производства военной техники, где ее могут использовать как государственные, так и частные производители. Кстати, этот процесс хорошо отлажен в США. И только на четвертом месте – экономико-правовые механизмы передачи (реализации) интеллектуальной собственности ОПК в сферу гражданского производства.
Автор:
Сергей Валентей
Ctrl Enter

Заметили ошЫбку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

19 комментариев
Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти