Вашингтон «добивает» Сеул

Вашингтон «добивает» Сеул


Заявление нового главы оборонного ведомства Южной Кореи Хан Мин Гу о готовности разместить в стране элементы американской системы ПРО было воспринято в Москве, Пекине и, естественно, в Пхеньяне с нескрываемым удивлением и тревогой.


Конечно, реализация этого плана традиционно объясняется необходимостью защиты от Северной Кореи, тем более что Пхеньян за последние месяцы провел несколько учений с ракетными стрельбами, за ходом которых наблюдал сам «молодой полководец» Кым Чен Ын. Впрочем, согласно подсчетам южнокорейских разведчиков, к запускам ракет Северной Кореей давно следует привыкнуть: только в феврале–июле текущего года страна идей чучхе осуществила пуски более 2500 ракет восьми модификаций. А ведь еще в июне тогдашний министр обороны Республики Корея Ким Гван Чжин без тени сомнения заверял своих парламентариев в том, что, несмотря на давление заокеанских гегемонов, Сеул не планирует закупать и размещать произведенные за океаном противоракетные комплексы подвижного наземного базирования для высотного перехвата ракет средней дальности. Более того, буквально за пару дней до громкого заявления Хан Мин Гу в ходе стратегических консультаций между китайскими и южнокорейскими военными была достигнута договоренность о расширении сотрудничества в сфере обороны.

Смоленская площадь оперативно откликнулась на неожиданный южнокорейский демарш.

В комментарии российского МИД было отмечено, что «такое развитие событий неизбежно негативно повлияет на стратегическую обстановку в регионе, способно спровоцировать гонку вооружений в Северо-Восточной Азии, породит дополнительные осложнения для решения ядерной проблемы Корейского полуострова». Предсказуемо жестко отреагировали и в Пекине, хотя и постарались ограничиться выражением своего возмущения лишь в ходе двусторонних встреч дипломатов.

Дело в том, что южнокорейцы ранее старались публично дистанцироваться от воплощения голубой мечты Пентагона – размещения системы ПРО на полуострове. Сеул настойчиво повторял, что ограничится лишь созданием своей собственной системы, направленной против возможной ракетной атаки со стороны северного соседа. Причем часть ракетного щита должна была основываться на разработанных с участием России комплексах ПВО «Чхольмэ» - «Железная палица», опыт которой позволил нам создать новый комплекс С-350. Другая составляющая – южнокорейские эсминцы с системой «Иджис». Подобной линии Сеул неизменно придерживался на протяжении нескольких последних лет, несмотря на то, что у власти в Южной Корее с 2008 года прочно утвердились приверженцы тесного союза с Вашингтоном.

Переоценка ценностей связана с приходом нового главы южнокорейского «пентагона», который с прямолинейностью кадрового военного и озвучил новые планы Сеула. Очевидно, что дело не только и не столько в личных подходах самого Хан Мин Гу. При том, что, по некоторым сведениям, он проходил курс обучения в США и в 2011 году был награжден американским орденом «За боевые заслуги». Да и по должности обязан самым теснейшим образом взаимодействовать с американскими коллегами.

Дело в другом. В качестве точки отсчета следует рассматривать состоявшееся в начале июля трехстороннее - США-Япония-Южная Корея - совещание в Гонолулу. Организовать подобную встречу - задача не из легких.

Дело в необычайной неприязни, которая до сих пор, несмотря на все старания Вашингтона, существует между Токио и Сеулом.

В долгую историю вдаваться не буду, достаточно лишь сказать: после того, как в Токио недавно заявили о пересмотре основного закона страны и разрешении вооруженным силам участвовать в военных операциях за рубежом, эта антипатия усилилась до крайности.

США выступать в виде своеобразной свахи для Токио и Сеула жизненно необходимо, других путей сколотить военный союз в Северо-Восточной Азии для противодействия Пекину не существует. При этом заигрывания Вашингтона с КНР в экономической и политической сферах не исключаются, но главная роль отводится военному сдерживанию «китайской экспансии».

С другой стороны, для Сеула танцы под дудку США означают серьезные осложнения в отношениях с Пекином. Напомним: за последние несколько лет Китай стал основным экономическим партнером Южной Кореи, объемы торговли в прошлом году составили около 250 миллиардов долларов. Аналогичные показатели с американцами у Сеула почти в два раза ниже. Благодаря относительной близости культур, да и географическому соседству, из года в год увеличиваются и объемы туристических обменов.

Так что оторвать Сеул от Пекина для США – задача из разряда приоритетных.

Экономическими методами здесь ничего не сделать, как уже сказано, взаимодействие с китайцами для Южной Кореи намного выгоднее, нежели партнерство с Соединенными Штатами. И уж тем более не имеют шансов на успех традиционные увещевания на тему «Мы же близкие союзники, именно мы спасли Южную Корею от разгрома в ходе Корейской войны». Однако у Белого дома есть намного более действенные рычаги, что он и продемонстрировал. Иначе как можно объяснить уход министра обороны Ким Гван Чжина на другой пост. И это перемещение полностью соответствует интересам Вашингтона. Видимо, не зря президент Пак Кын Хе, как в свое время ехидно замечала северокорейская пресса, не раз перед выборами тайно посещала американское посольство в Сеуле.


Понятно, что согласие Сеула разместить американскую ПРО вызывает негативную реакцию Пекина. Ведь для сдерживания ракетных амбиций КНДР вполне хватает уже имеющихся у Южной Кореи средств. И новые комплексы, которые могут появиться на Юге полуострова, предназначены, в первую голову, для перехвата баллистических ракет, стартующих из восточных регионов Китая и нацеленных как раз на США. Совершенно не обрадуется появлению на юге элементов американской ПРО и Северная Корея, которая многочисленными пусками ракет в нынешнем году старается показать свою решимость «идти до конца», невзирая на реакцию мирового сообщества.

Россия, с ее известной позицией по американской глобальной системе ПРО, также не в восторге от резко изменившейся позиции Южной Кореи. Но сегодня мы завязаны на Сеул в реализации трехсторонних проектов в Северной Корее. Вспомним хотя бы недавнюю церемонию открытия пирса в порту Раджин, в которой участвовали и южнокорейские представители.

Нам важно, чтобы в Сеуле не поддались на уговоры американцев присоединиться к санкциям против нашей страны. А то, что такие попытки предпринимаются, ни для кого не секрет.

Недавно в Южной Корее побывал высокопоставленный представитель государственного департамента США, который прощупывал позицию своих партнеров. Пока в Сеуле не выказывают намерения следовать советам из Вашингтона, но давление будет только нарастать.

Так что пока мы ограничимся лишь словесными внушениями. Впрочем, не исключено, что по мере продвижения в реализации плана развертывания американской системы ПРО в Южной Корее либо ее присоединения к санкциям Россия будет обязана сделать ответный шаг. Не исключено, что свои действия Москва станет в той либо иной степени согласовывать с Пхеньяном.
Автор:
Андрей Лебедев
Первоисточник:
http://www.stoletie.ru/geopolitika/vashington_dobivajet_seul_818.htm
Ctrl Enter

Заметили ошЫбку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

47 комментариев
Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти