Русский полководец Первой мировой войны

Полководец — это военный деятель, военачальник, руководя­щий во время войны Вооруженными Силами государства или крупными воинскими формированиями (например, фронтом), вла­деющий искусством подготовки и ведения военных действий. Он обязательно должен обладать талантом, творческим мышлением, способностью предвидеть развитие военных событий, волей и ре­шительностью. Не может быть полководца без богатого боевого опыта, высоких организаторских способностей, интуиции и других качеств, которые позволяют с наибольшей эффективностью ис­пользовать имеющиеся силы и средства для достижения победы.

Русский полководец Первой мировой войны



Все выше сказанное в полной мере относится и к генералу Алексею Алексеевичу Брусилову (1853-1926).

Окончил Пажеский корпус, участвовал в Русско-турецкой войне 1877-1878 гг. на Кавказском фронте. Именно в боях этой войны Алексей Алексеевич на всю жизнь научился ценить и беречь солдатскую жизнь.

В Первую мировую войну командующий 8-й армией Юго-Западного фронта. Командовал 8-й армией исключительно успешно – в Галицийской битве, в Варшавско-Ивангородской наступательной операции, в Карпатской наступательной операции, форсировала Карпаты. Именно войска 8-й армии были ближе всех к наступлению в Венгрию. Также 8-я армия сорвала попытки противника деблокировать осажденную крепость Перемышль. Только с августа 1914 г. по февраль 1915 г. 8-я армия под командованием А. А. Брусилова взяла в плен 113.000 австрийских, венгерских и германских солдат и офицеров.

Весной 1915 г. в ходе Великого отступления, после Горлицкого прорыва, А. А. Брусилов сумел организованно отступить и уберечь 8-ю армию от разгрома под постоянным напором неприятеля и вывел армию к реке Сан. В ходе сражений у Радымно, на Городокских позициях противостоял противнику, имевшему абсолютное преимущество в артиллерии, в особенности тяжёлой. 8-я армия Брусилова отходила на Волынь, успешно обороняясь в Сокальском сражении от войск 1-й и 2-й австро-венгерских армий и в сражении на реке Горынь в августе 1915 года. В начале сентября 1915 года в сражении при Вишневце и Дубно нанесла поражение противостоящим ей 1-й и 2-й австро-венгерским армиям. 10 сентября 1915 г. его войска 8-й армии под командованием А. А. Брусилова взяли Луцк, а 5 октября — Чарторыйск. То есть даже в тяжелейшем 1915 г. послужной список А. А. Брусилова оставался победным.

17 марта 1916 г. назначен главнокомандующим Юго-Западного фронта.

Длительное пребывание на посту командующего ар­мией много дало А. А. Брусилову. Сражения 1914-1915 гг. предоставили ему возможность испытать свои силы как военачальника в самых разнообразных ситуа­циях — и в победоносном наступлении, и в дни вынуж­денного отхода. Уже и в этот период для командующего 8-й армией в отличие от большинства его коллег-генера­лов характерно стремление к широкому маневру, обходу фланга противника, настойчивому движению вперед. Но одного стремления, конечно, было бы мало. Генерал А. А. Брусилов в эти месяцы обнаружил выдающееся умение руководить войсками, и это опять-таки выделяло его среди других военачальников Русской Армии. 8-я армия под его руководством проявила способность и к стремительному наступлению, и к упорной обороне, она сыграла видную роль в сражениях 1914-1915 гг. Авторитет Брусилова стоял уже и тогда очень высоко как в армии, так и в стра­не. Видимо, это и побудило Ставку подготовить приказ о его новом назначении.

Известие о новой своей должности Брусилов наверняка воспри­нял с радостным волнением. Какой же потомственный военный, какой же природный, с юных лет, офицер не мечтает о том, чтобы стать наконец крупным военачальником, проявить себя как полководец?! Ведь теперь под его командованием миллион вооружен­ных людей и сотни генералов. Сможет ли он повести их за собой? И главное — привести их к военному успеху?

С этими чувствами он готовился проститься со своими старыми боевыми товарищами.

В последнем приказе по 8-й армии от 24 марта, сообщая о своем отъезде, Брусилов писал: «Доро­гие боевые товарищи: генералы, офицеры и нижние чины доблестной Восьмой армии! 20 месяцев Великой войны я был во главе вас, с вами вступил в Австро-Венгрию, с ва­ми доходил и до Венгерской равнины... Я сроднился с ва­ми, особенно с 8-м армейским корпусом и дивизией же­лезных стрелков, неизменно все 20 месяцев бывшими под моим командованием...»

25 марта 1916 г. А. А. Брусилов вступил в новую должность.

Войска Юго-Западного фронта стали активно готовиться к наступлению.

Тщательно выбирались и оборудовались огневые позиции и наблюдательные пункты артиллерии. Детально разрабатывались планы стрельбы. На все периоды боя каждой батарее были известны все цели, которые ей предстояло обстре­ливать.


В тылу обучались войска: были построены участки полиций, подобные австрийским, и здесь пехота и артил­лерия тренировались в технике совместных действий при прорыве. Солдат обучали метанию ручных гранат, пре­одолению проволочных заграждений, захвату и закреп­лению участков позиций.

Отлично сработала и русская военная контрразведка. Она парализовала действия вражеской агентуры и командования противника были только самые общие данные о Юго-Западном фронте.

Подготовка к операции была образцовой.

22 мая 1916 г. началось наступление Юго-Западного фронта, вошедшее в историю как Брусиловский прорыв.

В ходе Брусиловского наступления противник потерял убитыми и ранеными ипленными 1.500.000 солдат и офицеров, из них 1.200.000 австро-венгерские войска, 200.000 германские. Трофеями рус­ских стали 581 орудие, 1795 пулеметов, 448 бомбометов и минометов, миллионы снарядов и патронов, десятки тысяч лошадей. Потери русских войск в ходе победного наступления составили 477.967 солдат и офицеров, из них 62.155 убитыми, 376.910 ранеными и 38.902 пленными.

Чтобы ликвидировать Брусиловский прорыв и спасти Вену от грозившей ей военной катастрофы, германское и австро-венгерское командование сняли с Западного и Итальянского фронтов в общей сложности 30,5 пехотных и 3,5 кавалерийских дивизий. То есть речь шла о нескольких сотнях тысяч людей. Это серьезно облегчило поло­жение французов под Верденом и итальянцев в Трентино: такую убыль в силах наступающего неприятеля они ощутили сразу. Более того, перед войсками Брусилова оказались две турецкие дивизии. Австро-Венгрия и Германия потерпели очередное тяжелое поражение в Галиции и Буковине. Боеспособность Австрийской армии была окончательно подорвана и следующие два года войны она уже не могла предпринять сколько-нибудь значительное наступление и удерживала она фронт только с помощью Германской армии, которой тоже сильно досталось.

Фронт врага был прорван на ширине 340 километров, глубина прорыва достигла 120 километров. Войска Брусилова продвигались со скоростью 6,5 км. в сутки, и к осени 1916 г. было занято 25 тысяч кв. км. территории Галиции.

Таким образом, Брусиловский прорыв явился коренным переломом в войне, стало ясно, что Германия, Австро-Венгрия, Турция и Болгария обречены на поражение. Оно было лишь вопросом времени.

На Западе наметился огромный интерес к России. Союзники говорили с неистощимой силе русского народа-богатыря, который в очередной раз (который по счету?) продемонстрировал миру свою загадочную душу. Казалось, Россия опять спасет Европу и мир, как спасла в 1813-1814 годах. Казалось, война почти выиграна…

Военному искусству наступления Юго-Западного фрон­та дало очень многое. Это была первая успешная фрон­товая наступательная операция, проведенная в условиях позиционной войны. Несколько раздельных, но одновре­менных ударов, наносившихся на широком фронте, это была новая оперативная форма, позволившая Бруси­лову взломать оборону врага. Противник метался от од­ного участка к другому, не имея возможности определить сразу, где наносится главный удар.
Отличительной чертой наступления Юго-Западного фронта в сравнении с другими операциями, предприняты­ми ранее на русском фронте, была большая подготовительная, работа, в которой участвовали все командные инстанции, от главнокомандующего до командиров взво­дов. Брусилов добился того, что на фронте была проведе­на тщательная разработка тактического взаимодействия поиск и скрытно сосредоточены силы и средства в местах главных ударов. Обучение пехоты на специально создан­ных, по типу неприятельских, позициях, построение ис­ходных плацдармов, максимально приближенных к про­тивнику, обеспечило достижение крупного начального успеха.

Достоинства операции становятся еще заметнее, если мы укажем на то, чего не было в распоряжении Брусилова. Несомненно, что для развития успеха на Луцком на­правлении, как и на участках главных ударов в других армиях, ему не хватило резервов. Армии Юго-Западного фронта занимали широкие участки; отсутствие резервов приводило к необходимости останавливаться, перегруппи­ровывать войска. И все же операция, начатая и развивав­шаяся без резервов, при недостатке боеприпасов и незначи­тельном превосходстве над врагом в артиллерии, принес­ла успех. Это свидетельствовало как о доблести и выучке русских войск, так и о высоких качествах командного со­става, в первую очередь Брусилова.

В наступательной операции Юго-Западного фронта впервые было осуществлено тесное взаимодействие артил­лерии и пехоты. Под руководством главкома была раз­работана и, главное, успешно применена «артиллерийская атака»: идущую в наступление пехоту артиллерия сопро­вождала не только огнем, но и колесами. Сочетание так­тических приемов пехоты с умением использовать артил­лерию давало возможность прорвать неприятельские по­зиции.

Непре­ложный факт: наступление Юго-Западного фронта летом 1916 г., бесспорно, принадлежит к наиболее ярким и поучительным операциям Первой мировой войны. После этой операции главнокомандующий Юго-Западного фрон­та твердо встал в ряд с выдающимися военачальниками Русской Армии, а это кое-что значит! Брусилов был по­следним из полководцев старой Русской Армии, опыт кото­рого обогатил русское военное искусство.Одной из причин успеха Брусилова была его вера и Русскую Армию, в русского солдата, в его прекрасные боевые качества и они оправ
дали это доверие. Веру в победу Брусилов сумел внушить большинству своих подчиненных.

Брусилов сумел найти приемы ведения операции по прорыву укрепленной полосы противника, которые впол­не отвечали поставленной задаче и конкретной обстанов­ке. Не следует забывать, что знаменитый маршал Фош использовал этот опыт в операциях 1918 г., сокру­шивших германскую армию. В советской военной науке опыт операции Юго-Западного фронта тщательно изучался в 20-30-е гг. и послужил материалом для разра­ботки теории прорыва укрепленных полос. Конкретное воплощение и дальнейшее развитие идеи Брусилова можно обнаружить приизучении крупнейших стратеги­ческих операций Красной Армии в годы Великой Оте­чественной войны, например в Белорусской наступательной операции «Багратион» в 1944 г.

Воздается должное полководческому искусству Бру­силова и в зарубежной литературе. Успех его войск тем более разителен для западноевропейских авторов, что они достигнуты в то время, когда на Западном фронте пре­красно вооруженные и снабженные войска противобор­ствующих сторон не могли решить проблемы прорыва фронта, когда захват нескольких десятков метров вражеских траншей после ожесточенной бомбардировки и обиль­ного кровопролития расписывался в газетах как крупный, блестящий успех. На таком фоне продвижение армий Брусилова на многие десятки километров (а на юге, в Буковине, и на сотни), захват 500 тысяч пленных, несомненно, следовало оценивать как потрясаю­щее достижение. Термин «Брусиловское наступление» («Brussilowanqriff», «the Brussilov offensive», «offensive de Broussilov») вошел в энциклопедии и научные труды. А. Тейлор называет брусиловское наступление «единствен­но успешной операцией первой мировой войны, названной в честь генерала».

И вообще А. А. Брусилов на протяжении всей войны активно использовал многие новинки военной техники – авиацию, тяжелую артиллерию, химическое оружие, броневики.

Брусиловский прорыв является предтечей замечательных прорывов, осуществленных Красной Армией в Великой Отечественной войне.
— генерал-лейтенант М. Галактионов Предисловие к «Моим воспоминаниям» Брусилова, 1946 г.

После революции А. А. Брусилов остался не удел, но в 1920 г., после начала советско-польской войны, вступил в Красную Армию и служил в ней до самой смерти в 1926 г.

17 марта 1926 г. полководец скончался.

В этот же день РВС республики постановил принять расходы по похоронам на свой счет и ходатайствовать перед Совнаркомом СССР о назначении персональной пенсии вдове Брусилова.

18 марта в «Правде», «Красной Звезде» и других газетах появились некрологи о А. А. Брусилове. «Правда», давая высокую оценку личности покойного, одного из наиболее выдающихся представителей Русской Армии, внесшего вклад в строительство Советских Вооруженных Сил, под­черкивала, что весь Реввоенсовет республики уважал Брусилова, «ценил его глубокий ум, прямоту его взгля­дов, его искреннюю лояльность по отношению к Совет­ской власти».

В 12 часов дня 19 марта у квартиры покойного вы­строился почетный эскорт: рота пехоты, эскадрон кава­лерии и полубатарея артиллерии. Среди присутствовав­ших — делегация РВС республики во главе с А. И. Его­ровым и С. М. Буденным. Они возлагают на гроб А. А. Бруси­лова венок с надписью: «Честному представителю старого поколения, отдавшему свой боевой опыт на службу СССР и Красной Армии, А. А. Брусилову от Реввоенсовета».

В полдень гроб с телом покойного ставят, как и поло­жено исстари, на артиллерийский лафет, и траурный кор­теж направляется к Новодевичьему монастырю. Перед воротами — траурный митинг. А. И. Егоров от имени Реввоенсовета характеризует роль А. А. Брусилова в борьбе с поляками. С. М. Буденный говорит о заслугах покойного в организации красной конницы, Г. Д. Гай, выступая от Военной академии имени М. В. Фрунзе, вспоминает о роли А. А. Брусилова в Первой мировой войне. Гроб с телом А. А. Брусилова через ворота вносят на территорию Новоде­вичьего монастыря.

Немало могил бывших сослуживцев А. А. Брусилова, тоже русских, но оставивших родину, немало этих могил – иногда роскошных, чаще скромных и забытых, – разбро­сано по всему свету.

Генерал Алексей Алексеевич Брусилов и после смерти остался на своей Ро­дине. Над могилой его, у Смоленского собора на Новодевичьем кладбище, склоняется русская береза.

Награды А. А. Брусилова:

Орден Святого Станислава 3-й степени с мечами и бантом (1878);

Орден Святой Анны 3-й степени с мечами и бантом (1878);

Орден Святого Станислава 2-й степени с мечами (1878);

Орден Святой Анны 2-й степени (1883);

Орден Святого Владимира 4-й степени (1895);

Орден Святого Владимира 3-й степени (1898);

Орден Святого Станислава 1-й степени (1903);

Орден Святой Анны 1-й степени (1909);

Орден Святого Владимира 2-й степени (1913);

Орден Святого Георгия 4-й степени (23.08.1914) — «за бои с австрийцами, результатом коих было взятие 21-го сего августа города Галича»;

Орден Святого Георгия 3-й степени (18.09.1914) — «за отбитие атак на Городокскую позицию с 24-е по 30-е минувшего августа»;
Георгиевское оружие (27.10.1915);

Георгиевское оружие с бриллиантами: шашка с надписью «За поражение австро-венгерских армий на Волыни, в Буковине и Галиции 22—25 мая 1916 г.» (20.07.1916).
Автор:
Павел Васин
Первоисточник:
http://www.zavtra.ru/content/view/russkij-polkovodets-pervoj-mirovoj-vojnyi/
Ctrl Enter

Заметили ошЫбку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

6 комментариев
Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти