Сражение при Ляояне

24 августа 1904 года началось сражение при Ляояне. В ходе этого генерального сражения русская Маньчжурская армия, имевшая численное и позиционное преимущество над противником (1, 2 и 4-я японские армии), имела все шансы разбить японские войска, которые истощили свои силы в бесплодных атаках. Однако генерал А. Н. Куропаткин переоценил опасность обходного маневра противника и приказал своим войскам отступить на север, к городу Мукдену.

В результате официально японская армия одержала победу — русские войска отступили, оставили свои позиции. Но фактически японская армия не смогла разгромить русские войска, понесла большие потери и при более умелом и решительном руководстве со стороны русского командования могла потерпеть поражение.

Обстановка перед сражением


После первых неудачных сражений, русские войска располагались в трех основных группировках. Первая защищала Порт-Артур, сдерживая натиск 3-й японской армии под началом Ноги Марэсукэ. Южная группа Маньчжурской армии под командованием генерала Н. П. Зарубаева (3 корпуса — 1-й, 2-й и 4-й Сибирские корпуса) и Восточная группа генерала А. А. Бильдерлинга (2 корпуса). Южная группа располагалась на правом фланге Маньчжурской армии на путях наступления 2-й армии под командованием Ясукаты Оку. Восточная группа отступала от реки Ялу и располагалась против 1-й японской армии под командованием Тамэмото Куроки. Надо сказать, что обе группы довольно сильно распыли свои силы, стараясь прикрыть фланги. На всех направлениях русские войска строили укрепления. На подступах к Ляояну также оборудовали укрепленные позиции в ожидании генерального сражения. Общая численность русских войск достигала около 140 тыс. человек при 507 орудиях. Русские войска непосредственно командовал Куропаткин, верховное руководство осуществлял наместник Алексеев с полевым штабом в Мукдене.

Японские войска в это время, не считая осадной армии Ноги, были разбиты на три группировки. 1-я армия Куроки наступала на Ляоян, в её составе было 40 тыс. солдат и 120 орудий. Дагушаньская группа под командованием генерала Кавамуры двигалась к Симучену, в её составе было 16 тыс. человек и 36 орудий. Позднее в её состав войдёт 5-я дивизия из армии Оку и она будет преобразована в 4-ю армию под командованием Нодзу. Армия Оку, не встречая сопротивления после Вафангоу, наступала на Ляон с юга, и имело в своём составе 50 тыс. солдат и 258 орудий. За этой же армией следовал японский главнокомандующий Ояма.

План ближайших действий Куропаткина строился на сомнительных, и как позднее выяснилось ошибочных данных о противнике. Разведка преувеличивала силы противника вдвое. В результате Куропаткин, имея перевес в силах, стал опасаться обходного маневра противника и решил очистить Инкоу и Ташичао и отвести Южную группу к Хайчену. По мнению Куропаткина, это вело к сосредоточению войск и отвлекало армию Оку от Порт-Артура. К тому же Маньчжурская армия получала выигрыш во времени для сосредоточения прибывающих в Ляоян остальных частей 17-го корпуса, что в дальнейшем давало возможность дать решительное сражение противнику. При этом Восточная группа должна была попытаться оттеснить армию Куроки. Таким образом, Южная группа должна была отходить под давление более слабого противника, а Восточная группа попытаться оттеснить превосходящие силы японцев в гористой и бездорожной местности. При этом потеря Инкоу вела к утрате связи с Порт-Артуром.

План Куропаткина встретил решительные возражения Алексеева. Царский наместник, выполняя волю Петербурга, который ждал победных вестей, требовал вести активные наступательные действия и освободить Порт-Артур от блокады. Восточная группа, усиленная за счет Южной группы и поступающих частей 17-го корпуса, должна была оттеснить армию Куроки. Для этого начали переброску 12 батальонов и 96 орудий. При этом генерал Николай Зарубаев получил неопределенные приказы (та же «болезнь» поражала русское командование и в предшествующие сражения этой войны): сначала от Южной группы требовали решительной обороны, затем указали на необходимость сохранения войск и отхода, если противник будет наступать в превосходящих силах.

Тем временем, если русское командование страдало болезнью переоценки японских сил и средств, то японцы недооценивали силы русской армии. Японское командование оценивало силы русских вдвое слабее по сравнению с реальным положением дел, что толкало их к решительным наступательным действиям. К тому же на японцев оказывал большое влияние фактор времени. С каждой неделей русская армия усиливалась, получая подкрепления из европейской части России.

После сражения у Вафангоу (Бой у Вафангоу) японское командование не организовало немедленного наступления вследствие необходимости организации тыла. Во 2-й армии Оку японцы занимались перешивкой железной дороги на узкую колею, чтобы иметь возможность использовать свой подвижный состав. А армия Куроки продвигалась медленно из-за крайне пересеченной местности и плохих дорог. В целом японский план предусматривал одновременное наступление японских армий с востока и юга, чтобы охватить противника. Опасаясь обхода правого фланга 2-й армии (армия Оку была прикована к железной дороге), японцы усилили Дагушаньскую группу за счет армии Куроки.

Сражение при Ляояне

Источник: Левицкий Н. А. Русско-японская война 1904-1905 гг.

Бои на подступах к ляоянскому укрепленному району. Бои у Ташичао и Симучена

Пока русское командование вынашивало планы наступления против армии Куроки и перебрасывало войска. Утром 23 июля армия Оку ударила по Южной группе. Двухдневная битва разыгралась к югу от Ташичао, где русские войска заняли позиции к востоку от железной дороги. Оборону занимали два русских корпуса. 1-й Сибирский корпус занимал позиции от железнодорожного холма до Стрелковой горы. Здесь местность была открытая. Далее по высотам до Чжаныуантуня расположились соединения 4-го Сибирского корпуса. Перед корпусом были господствующие над местностью высоты, поэтому их пришлось занять передовой позицией у Наньдалина. За основной позицией 4-го корпуса стоял его резерв (4 батальона и 8 орудий). В резерве командующего Южной группой было 10 батальонов, 6 сотен и 8 орудий. Правое крыло прикрывал конный отряд Коссаговского, левое крыло — конница Мищенко.

Генерал Оку Ясуката начал наступление на 25-километровом фронте четырьмя дивизионными колоннами (4-я, 6-я, 3-я и 5-я дивизии). Однако сильная грязь между железной и мандаринской дорогами вынудила японские войска несколько сместиться вправо. На правом же фланге японской армии местность была крайне пересечена, что затруднял обход русских войск.

23 июля дело ограничилось артиллерийской перестрелкой. На этот раз русская артиллерия, наученная предшествующими горькими уроками, стояла на закрытых позициях. Утром 24 июля артиллерийская дуэль возобновилась и японская пехота начала наступление в направлении на Дафаншэнь. Правый фланг 2-го Сибирского корпуса отбил все атаки противника. Фронтальная атака японской армии провалилась. Однако уже в полдень, несмотря на успех артиллерии 1-го Сибирского корпуса в борьбе с японской артиллерией и ничтожные потери войск от воздействия вражеского огня, командир 1-го корпуса Штакельберг предложил Зарубаеву начать отход. Вечером командующий Южной группой отдал приказ отводить войска под прикрытием темноты на Хайчен. Русские войска потеряли в этом бою чуть более 1 тыс. человек, немногим выше были и японские потери.

Директива командования о «сбережении сил для решительного боя» деморализовала командование русскими войсками. Русские войска отступили, несмотря на то, что 1-й Сибирский корпус участвовал в этом сражении только своей артиллерией; 4-й Сибирский корпус успешно отбил все атаки противника; русская артиллерия вела удачную дуэль с японцами (подавила артиллерию противника и остановила наступление японской пехоты); не были использованы резервы и многочисленная кавалерия, которая могла воздействовать на вражеские фланги и тыл. Обладая многочисленной конницей, Разуваев не был осведомлен о силах японской армии, полагая, что против него действует не только армия Оку, но и Дагушаньская группа.

В итоге преждевременное отступление русских войск избавило японскую армию от излишних усилий и отдало врагу в руки важный пункт — Инкоу. К тому же отступающие русские войска не разрушали железную дорогу, что могло нанести удар по экономическим интересам определенной группы капиталистов, это весьма облегчило и ускорило продвижение 2-й армии Оку. Правда, японцы испытывали нехватку паровозов, поэтому по-прежнему массово применяли живую силу кули (носильщиков).

Сражение при Ляояне


1-й и 4-й Сибирские корпуса отошли и заняли новую позицию у Хайчена. К левому флангу 4-го Сибирского корпуса теперь примыкал 2-й Сибирский корпус (24 тыс. человек и 72 орудия), который занимал позицию в районе Симучена. 2-й корпус занимал сильную позицию, она тянулась по высотам с крутыми скатами и, была укреплена инженерными сооружениями. Эта позиция считалась неприступной. Теперь объединенные силы Зарубаева представляли грозную силу в 48 тыс. штыков и сабель, имея 200 орудий и готовясь к решительному сражению. Тем временем Восточная группа под общим командованием А. А. Бильдерлинга численностью около 50 тыс. человек развернулась на широком фронте, имея правое крыло у Тхавуана и левое — у Далингоу. Между Южной и Восточной группами располагался конный отряд Амилахвари.

К 30 июля армия Оку уже сконцентрировалась в районе Ташичао, имея на правом фланге 4-ю армию Нодзу, в которую была преобразована Дагушанская группа, усиленная 5-й дивизией из состава 2-й армии. Армия Оку насчитывала к этому времени 42 тыс. человек, армия Нодзу — 26 тыс. человек. Нодзу Митицура получил приказ «овладеть, если возможно» Симученом. Используя методику германско оперативной школы, японцы не выказали стремления штурмовать русские позиции в лоб и начали перегруппировывать силы с целью обхода правого фланга 2-го Сибирского корпуса. Командир 2-го Сибирского корпуса обнаружил этот маневр, но Куропаткин больше беспокоился за левый фланг позиции Южной группы.

30 июля шла артиллерийская перестрелка перед фронтом 2-го Сибирского корпуса. В ночь на 31 июля японцы нанесли удар тремя колоннами в 18-километровый промежуток между 2-м и 4-м Сибирскими корпусами, где оборону держали три русских отдельных отряда общей силой 9 батальонов, 16 эскадронов и 4 орудия. Нодзу выбрал удачный участок для наступления своих войск, он обошел наиболее сильную русскую позицию и нанес удар в стык позиций двух русских корпусов. Разрозненные русские отряды не смогли организовать взаимодействия, успеха в бою не имели и стали отходить. За ними стал отступать правый фланг 2-го Сибирского корпуса. Затем Куропаткин отдал приказ отходить всему 2-му корпусу. В этом бою русские войска потеряли 1670 человек, а японцы — 860.

Сражение при Ляояне


В этом бою русское командование снова совершило ряд явных ошибок. Так, командир 2-го Сибирского корпуса Засулич не использовал находящиеся у него на левом фланге в бездействии силы (18 батальонов), которые могли нанести фланговый контрудар наступающим японским войскам; Зарубаев не смог поддержать оборону 2-го корпуса войсками остальных двух корпусов Южной группы. Это в итоге привело к поражению и новому отступлению русских войск.

Когда Куропаткин получил известия о неудаче Восточной группы, он 1 августа отдал приказ об отходе Южной группы войск на Айсандзянскую позицию. На новой позиции Южная группа сосредоточилась 4 августа.

Сражение при Ляояне

Русский генерал Николай Платонович Зарубаев (1843—1912)

Отступление Восточной группы

На восточном направлении бои начались 31 июля 1904 г. Восточная группа, после неудачных боев в середине июля, когда она пыталась оттеснить армию Куроки, перешла к обороне. На правом фланге на позиции Янзелин — Тхавуан стоял отряд Келлера — 17 тыс. человек при 66 орудиях. На левом фланге на позиции Пьелин — Юшулин занимал позиции 10-й корпус — около 24 тыс. человек при 95 орудиях. В 15-километрвом промежутке между этими позициями стоял полк, выделенный из состава отряда Келлера. Левое крыло всей группы прикрывали отряды Грулева и Любавина, которые растянулись по течению реки Тайцзыхэ. В районе Ляояна находился в резерве 17-й корпус численностью 24 тыс. солдат и 89 орудий. В итоге Куропаткин имел на восточном направлении до 65 тыс. солдат и 250 орудий. Им противостояла армия Куроки имевшая в своём составе 46 тыс. человек и 108 орудий.

Задача, которую получил командующий Восточной группой Бильдерлинг, также отличалась неопределённостью указаний. От генерала требовали упорной обороны и тут же предупреждали о необходимости отхода на «главные» позиции в тылу на линии Ляньдясань — Анпилин. Это давало командованию повод к отступлению.

Армия Куроки в это время также была сильно растянута и держала оборону на позициях Сихэян — Диндяпуза — Сандолин. В состав 1-й армии входили 12-я, 2-я пехотные и гвардейская дивизии, три бригады, кавалерийский полк и резервные части. Японцы ждали приказа Оямы о дальнейшем наступлении. В ближайшее время Куроки планировал нанести удар силами 12-й дивизии и одной бригады 2-й дивизии в районе перевала Юшулин. Одновременно 2-я дивизия должна была атаковать отряд Келлера, не дав ему отойти на Ляньдясань. Превосходство сил противника не смущало японское командование. Куроки рассчитывал на нерешительность действий русского командования, пассивный характер русской обороны.

На рассвете 31 июля японские войска перешли в наступление. Бригада Кигоши при поддержке 5 горных батарей смогла совершить обходной маневр и застигла врасплох левый фланг Тамбовского полка Юшулинской позиции. Русский полк в первом же столкновении потерял 250 человек и отошел на второй гребень высот. Тамбовский полк, усиленный артиллерией, попытался сдержать натиск противника. Однако на пересеченность местности русская артиллерия не смогла нанести противнику больших потерь. Японцы заняли Юшулин. Одновременно японские войска захватили Пьелинский перевал. Здесь наступала бригада Шимамуры.

Генерал Мартсон попытался нанести контрудар, охватив левый фланг 12-й японской дивизии у Пьелина. Однако был вынужден отказаться от своей затеи из-за появления на этом направлении бригады Окасаки из состава 2-й японской дивизии. Японцы заняли высоты, которые окаймляли горное дефиле с юга, и нанесли отходящим русским войскам значительные потери огнем своей артиллерии.

Сражение при Ляояне

Источник: Левицкий Н. А. Русско-японская война 1904-1905 гг.

К вечеру обозначился обход левого фланга 10-го корпуса. Корпус оказался под угрозой обхвата с двух флангов. Командир 10-го корпуса Случевский отдал приказ об отступлении. Одновременно японские войска ударили на тхавуанском направлении. Сковав боем русские войска с помощью сил 3-й бригады 2-й дивизии, Куроки бросил гвардейскую дивизию в обход правого фланга позиции отряда Келлера. Правда, наступление в труднодоступной горной местности не давало Куроки возможности полностью реализовать свой план. Однако успех был очевиден. Японские гвардейцы оттеснили передовые части русских, форсировали реку Ланхэ, охватывая Янзелинскую позицию с южного направления.

К концу дня генерал Кашталинский, который возглавил отряд взамен убитого Келлера, собрал военный совет, который принял решение об отходе к Ляньдясаню. Надо сказать, что гибель храброго Келлера иногда сравнивают по значимости с гибелью адмирала Макарова. Храброго генерала любили, он заботился о своих людях. К абсолютно белой бороде шел белый мундир, видимо, это его и погубило. Келлер во время боя на Янзелинском перевале со своим штабом прибыл на наиболее обстреливаемую батарею и пал, пораженный 36 пулями японской шрапнели.

В результате русские войска отступили, потеряв в этом бою около 2,5 тыс. человек. Японцы потеряли около 1 тыс. человек. Армия Куроки ещё на один переход приблизилась к Лаояну. Куроки умело выбрал главные направления ударов, сконцентрировал на них почти всю пехоту и артиллерию, получив большое превосходство в силах. Однако Куроки не использовал первые успехи, чтобы развить наступление.

В этом бою русское командование снова совершило ряд ошибок и не использовало возможность одержать победу. Так, не было использовано превосходство в силах, которое позволяло организовать мощный контрудар с охватом незащищенного правого фланга армии Куроки; резерв 10-го корпуса был израсходован для подкреплений на различных направлениях, армейский резерв Куропаткина (17-й корпус) вообще не принял участие в сражении. Не были в полной мере использованы возможности артиллерии. К примеру, у Сихэяна было введено в бой только 16 орудий из 88, на Тхавуанской позиции использовали треть артиллерии. К тому же орудия стояли на открытых позициях.

Сражение при Ляояне

Герой русско-японской войны, граф Фёдор Эдуардович Келлер (1850—1904)

Итоги

Так русские войска оказались у Ляояна. Период войны, предшествовавший решительным сражениям сосредоточенными армиями обеих сторон, завершился. И русская и японская стороны довольно хорошо представляли себе, что будущая битва будет решающей. Куропаткин сказал: «От Ляояна я не уйду, Ляоян — моя могила!»

Куропаткин сделал все возможное и невозможное, чтобы выиграть время. Он был полностью уверен, что время играет на огромную Российскую империю (в этом он был прав). С каждым днем русская Маньчжурская армия становилась сильнее. Россия могла постепенно переместить огромные людские и военно-материальные ресурсы с Запада на Восток. Ояма же попал в ловушку, он не мог сконцентрировать все силы против Маньчжурской армии или Порт-Артура, пришлось их разделить. И японцы знали, что русская мощь постоянно растет. В штабе Ойямы не было колебаний насчет того, что необходимо дать решительную битву, не дожидаясь падения Порт-Артура.

Сражение при Ляояне

Н. Н. Бунин. «Смерть генерала Келлера во время боя на Янзелинском перевале. 1904 год»

Продолжение следует…
Автор: Самсонов Александр


Мнение редакции "Военного обозрения" может не совпадать с точкой зрения авторов публикаций

CtrlEnter
Если вы заметили ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter
Читайте также
Загрузка...
Комментарии 3
  1. Каплей 25 августа 2014 10:43
    Мой дед был участником этой войны штабс-капитан Бурунов М.Е.Для меня нашли в архивах о нем материалы. Был тяжело ранен, лежал в госпитале с мужем нашей певицы А. Вяльцевой. Светлая им память. Честь имею.
  2. Artem1967 25 августа 2014 20:02
    Труднообъяснимы такие потери у обороняющейся на горных перевалах армии. При отличной пехоте и кавалерии, хорошей артиллерии все это можно отнести только насчет полной тактической безграмотности генералов и офицеров русской армии. В противном случае японцы были бы разбиты под Ляояном наголову.
    Artem1967
    1. murriou 24 мая 2016 14:10
      Перед РЯВ японские артиллеристы неплохо освоили технику огня полевой артиллерии с закрытых позиций, в РИ первый эксперимент (!) на эту тему был проведен капитаном Гобято только уже во время боев у ЦзиньЧжоу.

      В результате, полевая артиллерия японцев имела огромное превосходство над русской, особенно при сложном рельефе местности, когда работа полевых орудий с закрытых позиций имела особое значение.
      И при бое на р.Ялу, и при Ляояне, как мне кажется, это обстоятельство оказало свое значение.

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Картина дня