Ненависть двух конструкторов

До конца своих дней конструктор ЖРД (жидкостно-реактивного (ракетного) двигателя) для первого истребителя-перехватчика Валентин Глушко не мог простить Леонида Душкина за содеянное преступление. Об этом человеке ничего не написано в «Красной» энциклопедии космонавтики под редакцией академика Валентина Глушко. Его имени нет даже в статьях, посвященных БИ-1 и Гирд-Х. Причем имена всех других конструкторов были перечислены. Почему Валентин Глушко старался вычеркнуть из списков одного из разработчиков ЖРД?

Создателями ЖРД нужно считать ленинградских ученых: первый опытный ракетный мотор был построен именно в Ленинграде. В мае 1929 года на базе газодинамической лаборатории при Научно-исследовательском институте Реввоенсовета СССР под руководством Валентина Глушко начало работать опытно-констукторское подразделение для разработки ракет и ЖРД к ним. В 30-х годах создается целое семейство опытных ЖРД с тягой от 60 до 300 кгс. В качестве топлива использовались четырехокись азота и толуол или жидкий кислород и бензин. Наиболее мощный ЖРД работал на азотной кислоте и бензине, развивая тягу до 250-300 кгс. Именно в Ленинграде были решены многие проблемные вопросы создания новых двигателей. В 1930 г. Валентин Глушко предложил и в 1931 году внедрил профилированное сопло, карданную подвеску двигателя для управления полетом ракеты (1931), конструкцию турбонасосного агрегата с центробежными топливными насосами (1933). Также в 1933 г. внедрил химическое зажигание и самовоспламеняющееся топливо.

Стендовые огневые испытания ЖРД проводились в Ленинграде уже в 1931-1932 гг.


Тем временем в Москве и других городах на общественных началах образуются группы изучения ракетного движения. Особенно преуспели в Москве, где была открыта МосГИРД, которая проводила широкую лекционную пропаганду, были организованы даже курсы по изучению теории ракетного движения. В 1932 году на базе МосГИРД создана опытно-конструкторская организация также именовавшаяся ГИРД: ее работу контролировал Центральный совет Осоавиахима (предшественник ДОСААФа).

Как описывает Лев Колодный, коридор из производственных мастерских вел в комнаты бригад конструкторов. Шесть окон стены подвала бригады поделили между собой. В окна никогда не заглядывало солнце не только потому, что были они на северной стороне. От глаз любопытных их плотно зашторивали. В самом глухом и укромном места ГИРД вообще не было окон. Попасть сюда можно было через массивную дверь со смотровой щелью. В отсеке между толстыми каменными стенами находилась испытательная, где установили двухцилиндровый авиамотор, аэрогидродинамическую трубу, компрессор. Здесь решалось, быть или не быть новым конструкциям.

Сюда и попал Леонид Душкин. Родившись четвертым ребенком в семье мещанина Степана Васильевича и Елизаветы Степановны Душкиных в железнодорожном поселке Спирово под Тверью, окончив физико-техническое отделение Тверского педагогического института, а потом годичные краткосрочные курсы аспирантуры НИИ математики и механики при МГУ, он был направлен наркоматом преподавать в далекий сибирский город Иркутск. Но ехать туда двадцати двухлетнему парню не хотелось.

От своих друзей он узнал, что в подвале дома №19 или №10 по Садово-Спасской улице на общественных началах можно найти какой-нибудь заработок. Подрабатывать он начал еще учась в Твери: его стипендия была всего лишь 16 рублей в месяц.

Так с октября 1932 года он стал работать в ГИРД неприметным помощником Фридриха Цандера по расчетно-теоретическим вопросам.

В то время главная задача, над которой бились и ленинградские, и московские разработчики, заключалась в создании ракетного мотора. В Москве спешили потому, что в Ленинграде Валентин Глушко уже запустил свои первые ЖРД. Первый ЖРД, созданный московскими специалистами, был испытан в 1933 году. В отличие от ленинградских ученых, московские специалисты решили использовать в качестве окислителя жидкий кислород, в качестве горючего — бензин и этиловый спирт.

В 1933 году было принято решение объединить ленинградских и московских ученых. Был создан первый в мире государственный Реактивный научно-исследовательский институт (РНИИ), куда вошли представители как ленинградских, так и московских школ создания ЖРД, каждая из которых предлагала свои варианты создания двигателей.

Научные споры переросли в яростную полемику. РНИИ разделился на два непримиримых лагеря. Валентин Глушко и Леонид Душкин оказались по обе стороны баррикад.

В новом институте Валентин Глушко по-прежнему играл одну из ключевых ролей, тогда как Леонид Душкин был по-прежнему незаметным инженером второго отдела, начальник которого Андрей Костиков приблизительно в середине марта 1937 г. написал заявление в партком ВКП(б), начинавшееся так: «Раскрытие контрреволюционной троцкистской диверсионно-вредительской шайки настойчиво требует от нас вновь еще глубже присмотреться к нашей работе… Конкретно я не могу указать на людей и привести факты, которые давали бы достаточное количество прямых улик, но по моем мнению, мы имеем ряд симптомов, которые внушают подозрения и навязчиво вселяют мысль, что у нас не все обстоит благополучно».

На шести машинописных листах последовательно излагалась вина Ивана Клейменова, Георгия Лангемака и Валентина Глушко, которые шли по неверному пути при разработке ЖРД. Костиков требовал сокращения работ по пороховым ракетам и азотно-кислородным ЖРД и усилить работы по кислородному сектору.

Ненависть двух конструкторов


Это заявление не осталось без внимания НКВД. События развивались стремительно. Аресты, проверки, доносы, расстрелы обезглавили институт.

Начальник второго отдела Андрей Костиков, ставший и.о. главного инженера, собирает «общественность» на разбор «вредительской деятельности В.П. Глушко», чтобы потом доставить в НКВД результаты этого разбора.

В архиве РАН хранится уникальный документ — протокол заседания бюро инженерно-технического состава, состоявшегося 20 февраля 1938 г. Больше всего выделялся в своих высказываниях на фоне других Леонид Душкин: «…Глушко не выступал на собраниях в печати об отношении к врагам народа Лангемаку (это главный инженер — авт.) и Клейменову… Если Глушко не признает своих ошибок, не перестроится, то мы должны поставить вопрос о Глушко со всей большевистской прямотой».

Также Леонид Душкин произнес фразу: «Глушко был под большим покровительством врага народа Лангемака… Оторванность от общественной жизни тоже заставляет нас насторожиться…»

Ненависть двух конструкторов


Бюро ИТС констатировало:
1. В.П. Глушко, работая в Институте над р.д. на азотном топливе с 1931 г. и до сего времени, наряду с имеющимися достижениями этой проблемы, не дал ни одной конструкции, годной для практического применения.
2. Во все время работы в Институте В.П. Глушко был оторван от общественной жизни Института. В 1937-38 г. 7 месяцев не платил членских взносов в профсоюз, задерживал возврат ссуды 1000 руб. в кассу взаимопомощи, что свидетельствует о пренебрежении В.П. Глушко к профсоюзным органам.
3. Работая продолжительное время в тесной связи с ныне разоблаченным врагом народа ЛАНГЕМАКОМ, а также получая поддержку и от быв. Директора НИИ №3 — врага народа КЛЕЙМЕНОВА, В.П. Глушко с момента разоблачения и ареста ЛАНГЕМАКА и КЛЕЙМЕНОВА и до сего времени т. е. более 3 месяцев, ничем не выявил своего отношения к ЛАНГЕМАКУ и КЛЕЙМЕНОВУ — ни устно на собраниях, ни в печати.
4. В.П. ГЛУШКО участвовал совместно с ЛАНГЕМАКОМ в книге: «РАКЕТЫ, их устройство и применение», содержащей много сведений, рассекречивающих работу НИИ №3.
5. Отношение В.П. ГЛУШКО к подчиненным было неверным, не товарищеским, В.П. ГЛУШКО не создал ни школы, ни смены, ни даже группы постоянных сотрудников. Имели место необоснованные выступления В.П. ГЛУШКО на техн. советах Института против инж. АНДРИАНОВА.
6. Отсутствовала коллективная работа над проблемою р.д. на азотном топливе, фактически работа над этой проблемой велась ГЛУШКО единолично.

Противники старались уничтожить морально Валентина Глушко: его заставили признать свои ошибки. Уничтожались и его работы: Андрей Костиков лично бросил в огонь книгу "Ракеты, их устройство и применение". Огонь медленно пожирал страницы. Но чертежи оставили в целости! Видно, осознавали, что без них дело не продвинется. Так это и было.



Архивы хранят еще один документ — акт, в составлении которого участвовал и Леонид Душкин. В акте выражено крайне негативное отношение к работе Валентина Глушко, утверждается, что его работа была неудачной, непрофессиональной, при этом лица, подписавшие акт, в том числе и Леонид Душкин, утверждали, что он не мог не понимать характера своих действий.

Этого было достаточно, чтобы органы НКВД г. Москвы арестовали Валентина Глушко. 15 августа 1939 г. протоколом №26 Особого совещания при Народном Комиссаре Внутренних Дел СССР Валентин Глушко за участие в контрреволюционной организации был заключен в трудовой лагерь сроком на восемь лет и определен для отправки в Ухтижемлаг, однако кто-то поставил на приговоре надпись «Ост. для раб. в техбюро» 11. Попросту — перевели в шарашку, на авиазавод в Тушино: из РНИИ доставили его чертежи и документы, дали в помощь несколько человек.

Но продолжать работу над ЖРД практически с "нуля", да еще в тюремных условиях, было невероятно сложно. Тогда как Леониду Душкину осталась солидная база, которой он не преминул воспользоваться. Впрочем, успеха, по мнению Валентина Глушко, достигнуто не было. Как он впоследствии вспоминает, «с 1938 г., в связи с репрессией в РНИИ руководителя разработок ЖРД, использующих азотнокислотные окислители, Леонид Душкин, ранее активно проявлявший негативное отношение к азотнокислотному направлению, переключился на разработку ЖРД этого класса и впоследствии почти только ими и занимался. Этот этап своей деятельности Душкин начал с того, что снял с ракетопланера РП-318 и без нужды переделал доставшийся ему азотнокислотный двигатель ОРМ-65, прошедший доводочные, официальные стендовые испытания, присвоил двигателю свой шифр, и с ним в 1940 г. были проведены летные испытания этого ракетопланера. То, что замена двигателя не вызывалась необходимостью, следует также из того, что еще в начале 1939 г. ОРМ-65 успешно прошел двукратные летные испытания на крылатой ракете 212. Более того, двигатель, поставленный на ракетопланер вместо ОРМ-65, был хуже по основной характеристике ЖРД — удельной тяге (194 вместо 210 сек при номинальной тяге 150 кг)».

Впрочем, специалисты считают, что Леонид Душкин достиг определенных успехов.

Специалисты сравнили два двигателя — ОРМ-65 Валентина Глушко и РДА-1-150 Леонида Душкина — и пришли к выводу, что «Глушко для регенеративного охлаждения использовал кислоту, и то только для сопловой части КС. КС от головки до сопла была без внешнего охлаждения. Душкин использовал для внешнего охлаждения оба компонента. Сопло с критической частью охлаждалось горючим (там наибольшие тепловые потоки), а охлаждающая способность керосина лучше, чем у кислоты. КС от форсуночной головки до сопла охлаждалась окислителем. Эта схема стала классической и частично используется до нашего времени. У Глушко внешнее охлаждение было только окислителем. Душкин применил ступенчатый запуск, когда сначала воспламеняется незначительное количество горючего, а потом в образовавшийся факел поступает основной расход компонентов».

Справедливости ради отметим, что эта схема стала классической, она использовалась на большинстве ЖРД, в том числе и на двигателях Валентина Глушко, созданных им в ОКБ-456.

В процессе создания двигателей Леонида Душкина подстерегали неудачи намного крупнее, чем вменялись Валентину Глушко. Двигатель конструкции Душкина имел обозначение "Д-1-А-1100" ("двигатель первый азотнокислый с номинальной тягой 1100 кГ"), разрабатывался специально для самолета БИ-1. По данным Российского госархива научно-технической документации, подача компонентов осуществлялась с помощью сжатого воздуха, запасенного на борту в баллонах под давлением 150 атм., поэтому очень тяжелых. Проектируемая продолжительность полета БИ-1 со скоростью 800 км/ч — 2 мин, со скоростью 550-360 км/ч около 4-5 мин. Вес самолета — порядка 1,5 т, высотность полета — до 3,5 км, оснащен пушечным вооружением. Для такого типа самолета требовалось создание мощного двигателя многоразового действия с регулируемой тягой в 400-1400 кг. 1
В своем дневнике Леонид Душкин пишет о том, что шаг за шагом, преодолевая трудности, коллектив разработчиков новой машины шел вперед к цели. «В феврале 1943 г. мы уже вошли в русло работ которое пришлось оставить в Москве, основные проектные работы по самолету и двигателю были завершены».

После завершения в апреле месяце 1942 года стендовой отработки и тренировок летчика по управлению работой двигателя, первый экземпляр самолета, получивший название "БИ-1" был доставлен для летных испытаний на военный аэродром в Кольцово под Свердловском, которые провел боевой летчик капитан Григорий Бахчиванджи.

Личность капитана ВВС не дает Леониду Душкину покоя, в своих дневниковых записях он рассказывает о каждом слове летчика. «Наконец, работы по самолету были успешно завершены и комиссия дала разрешение на первый полет. 15 мая 1942 года на аэродроме обстановка была необычной. Взлетная полоса была очищена от стоянки других самолетов. Полеты их были приостановлены. Приехало множество представителей гражданских и военных организаций. Погода была пасмурной. Пришлось долго ожидать появления чистого неба над аэропортом, которое было необходимо для визуального наблюдения за полетом самолета "БИ". Других средств для контроля полета не было: ни радио, ни телеметрии. Летчик-испытатель Г.Я. Бахчиванджи был в бодром хорошем настроении. Сетовал лишь на облачность неба и долгое ожидание команды на вылет самолета. Наконец к 18 часам небо очистилось от облаков. Взлет самолета был разрешен. Самолет был отбуксирован к месту старта самолета».

Душкин подробно описывает даже такую деталь, как переодевание летчика: «На аэродром Бахчиванджи пришел в новом пальто и новых хромовых сапогах. А перед командой на взлет сел в самолет в старой куртке и старых сапогах. На вопрос зачем он переоделся, Бахчиванджи ответил, что новое пальто и сапоги могут пригодиться жене, а поношенное одеяние не помешает ему выполнить задание».

Во время выполнения седьмого по счету полета на "Би-2" 27 марта 1943 произошла катастрофа. На высоте 3,5 км произошло автоматическое выключение двигателя, самолет вошел в резкое пике и разбился. Летчик-испытатель Григорий Бахчиванджи погиб.

О катастрофе Леонид Душкин в своем дневнике пишет очень скромно — "причину становить не удалось". Лишь после постройки в ЦАГИ новой аэродинамической трубы, было установлено, что на самолетах с прямым крылом на околозвуковых скоростях возникает огромный пикирующий момент, с которым практически невозможно справиться.

Государственная комиссия отстранила Душкина от работ по двигателю. Органы НКВД не стали предъявлять к нему никаких претензий. Над дальнейшей разработкой двигателя работал коллектив Алексея Исаева, который достиг лучших результатов. Если сравнить удельные импульсы движков Исаева и Душкина для БИ-1, то у Исаева — тяга 1200 кг, расход — 5.7, импульс — 210 сек. У Душкина тяга — 1500 кг, расход — 7.7, импульс — 194 сек.

Впоследствии Леонид Душкин создал несколько модификаций двигателей. Он внимательно изучал и хранил до самой смерти опубликованные и неопубликованные книги, рецензии, доклады Сергея Королева, Валентина Глушко, Фридриха Цандера, Дмитрия Зильмановича. Во время "оттепели" Леонид Душкин дал несколько интервью, где рассказал о ситуации в первом реактивном институте. Он открыто ненавидит своих противников: «Порочные действия руководства РНИИ и ошибочные прогнозы В.П.Глушко дорого обошлись нашей стране».

Валентин Глушко до открытых высказываний не доходил: в своих мемуарах он приводил неопровержимые доказательства, основанные на архивных документах, раскрывающих истинную роль Леонида Душкина и его соратников. Читая материалы дела, невольно вспоминаешь Моцарта и Сальери. Но ненависть этих двух людей унесла, по легенде, жизнь одного человека, тогда как в 30-х годах XX века органами НКВД по делу «инженеров-вредителей» было расстреляно более 30 человек, пытавшихся отстоять свою точку зрения в процессе создания новых двигателей.
Автор: Полина Ефимова


Мнение редакции "Военного обозрения" может не совпадать с точкой зрения авторов публикаций

CtrlEnter
Если вы заметили ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter
Читайте также
Комментарии 16
  1. oxotnuk86 27 августа 2014 09:41
    В конце текста ошибка Леонит Душкин а не Глушко.
  2. inkass_98 27 августа 2014 10:10
    Борьба между конструкторами была всегда, аппаратные игры затягивают. Вспомните того же Туполева, доносов не писавшего, но активно использовавшего свой авторитет для продавливания заказов в свое КБ. Опять же, часто человек считает правым только себя, порой не гнушаясь устранять не правых (по его мнению) соперников любыми методами. Тогда модно было топить соперников с помощью НКВД.
  3. Добрый 27 августа 2014 11:10
    У Глушко и с Королевым были конфликты!
  4. vlrosch 27 августа 2014 11:16
    Автор хорошо покопалась в грязном белье, даже бумажки нашла. Но статья вызывает неприятие, когда автор Группу изучения реактивного движения (ГИРД) называет ГИДР. Когда готовишь статью такого типа, не надо пользоваться слухами-они могут далеко завести...
    vlrosch
    1. Kahlan Amnell 27 августа 2014 12:40
      Выделяете ошибку, Ctrl+Enter и отправляете уведомление.
    2. efimovaPE 27 августа 2014 13:44
      Вся эта история - не грязное белье! Это человеческие жизни. В этой истории пострадали не только конструкторы, но их близкие и родные. Практически все они были арестованы и расстреляны. За что? Только за то, что жили рядом с "инженерами-вредитилями". Документы - это не слухи. Позвольте не согласиться с вами.
      1. avt 27 августа 2014 21:01
        Цитата: efimovaPE
        Вся эта история - не грязное белье! Это человеческие жизни.

        Совершенно верно!Как то забывают что Гении вообще то были еще и людьми , со всеми присущими людям недостатками и ,,топили" друг друга так , что во ,,времена далекие , теперь почти былинные , когда срока огромные , брели этапы длинные.."что следователям особо искать ,,врагов народа" не приходилось - порой соратники закладывали на ура.Кстати интересный факт - на академика Лысенко , который на минуту был ученик Вавилова, доносы были , а вот его доносов нет , вот сколько не искали ,,правозащитники" - не нашли . А ведь не так фигура за ради которой архивы чистят.
        avt
  5. sso-250659 27 августа 2014 11:35
    Цитата: inkass_98
    Тогда модно было топить соперников с помощью НКВД.

    И не только тогда. В 1975-76гг. году Туполев пользуясь прямым доступом к Д.Ф. Устинову и П.В. Дементьеву(Мин. авиапрома СССР) сумел убедить и ЦК КПСС и СМ СССР, что сделает ударно-разведывательный бомбардировщик-ракетоносец лучше чем П.О. Сухой. В результате
    ВВС и оборонный отдел ЦК КПСС посчитали проект ОКБ Сухого неперспективным.

    На свет появились недомерок Ту-22 и "гадкийутенок" Ту-160,последний даже после улучшений до сих пор уступает по ТТХ опытной "сотке" П.О. Сухого, изготовленной в единственном экземпляре.
    Причем самолет Сухого мог бы быть принят на вооружение в конце 70-х гг. ХХв. А Ту-160 стоит на вооружении с 1987 года.
    1. Nayhas 27 августа 2014 13:04
      Цитата: sso-250659
      В 1975-76гг. году Туполев пользуясь прямым доступом к Д.Ф. Устинову и П.В. Дементьеву(Мин. авиапрома СССР) сумел убедить и ЦК КПСС и СМ СССР, что сделает ударно-разведывательный бомбардировщик-ракетоносец лучше чем П.О. Сухой.

      Не путайте устранение соперника в грунт и борьбу за контракт... Глушко то "всего" 8 лет отмерили, а вот Королёву ВМН определили...
    2. rubin6286 1 сентября 2014 22:36
      Интересно, почему Вы считаете.что Ту-22 -"недомерок", а Ту-160- "гадкий утенок". Никто из летчиков строевых частей о них так никогда не отзывался. Обе машины, несмотря на некоторые недостатки, обладали большим потенциалом для модернизации. Это вполне естественно, идеальных технических творений в природе не существует. Ту-22 был изначально лучше Ту-16 и совершенствовался с каждой модификацией. Ту-160 по летно-техническим характеристикам,эксплуатационной готовности является лучшим в мире в своем классе. Что Вы знаете о "сотке"- 2-3 публикации в журналах. Не умаляя заслуг конструктора, напомню,что многие интересные проекты были доведены до летных испытаний, но в серию не пошли. Не пошла "сотка", не пошел в серию и Ту-144, хотя его доводкой занимались весьма серьезно. Конечно, "на вкус и цвет товарищей нет", но и глупости писать не надо. Туполеву никого не нужно было убеждать. В СССР существовал определенный порядок принятия образца на вооружение и он неукоснительно соблюдался.
  6. дмб 27 августа 2014 14:35
    К глубокому сожалению люди не одинаковы . Особенно одаренные. Среди них сплошь и рядом процветает такая грызня, какая и не снилась даже нашим политикам. Кому-то может и покажется странным, но в подобных историях самыми невинными выглядят органы НКВД. В те годы грамотных профессионалов там можно было по пальцам пересчитать, а тут ученый, да не просто так, а с формулами, в которых сам черт ногу сломит, доказывает что его коллега идет не туда, а у коллеги еще и не все ладится как в любом новом деле. Ну как тут не поверить. Это я не в защиту, а пытаюсь объяснить в первую очередь себе, причины террора. Есть другие обоснования, с удовольствием послушаю.
    1. Dart2027 27 августа 2014 23:16
      Я давно обратил внимание, что когда речь заходит о репрессиях всегда проклинают тех кто арестовывал, но почти никогда не требуют крови тех, кто писал доносы.
  7. efimovaPE 27 августа 2014 15:20
    Книга "Не хлебом единым" писателя Владимира Дудинцева - классический пример работы ученых в советское время. Кстати, и сегодня ученые тоже пишут доносы на своих коллег.
    1. miv110 28 августа 2014 16:36
      Уверяю вас, что конкуренция (в самом плохом смысле) среди учёных была во все времена и таковая имеется и сейчас, можете соглашаться или не соглашаться, но работа в "шарашках" практически исключала или по крайней мере сводила на нет эти дрязги и заставляла работать усиленно в заданном направлении ни на что не отвлекаясь. И если вспомнить конфликт Глушко с Королёвым, который во многом предопределил судьбу лунного проекта, то в документальном фильме один из конструкторов, работавший с ними в то время,говорил о невозможности подобного конфликта при Сталине.
  8. Алекс 27 августа 2014 21:10
    Споры в научной среде - дело обычное. И зачастую они бывают не менее ожесточенные, чем поединки на ринге (правда, без кулаков - ученые всё-таки!). Оно и понятно, ведь цена успеха - почет, слава, уважение и прочее-прочее-прочее, а удел проигравшего (или опоздавшего) - забвение. Но доходить до шуток с расстрельными статьями недостойно человека, а ученого, конструктора, изобретателя - вдвойне. Хейрам Максим тоже немало портил жизнь Эдиссону, но тот предпочел решить проблему в душе капитализма: выплачивал ему ежегодную пенсию в обмен на обещание не заниматься электричеством и уехать из Америки. И Теслу не стал подкарауливать с кольтом на площади перед салуном. Так что какими бы не были заслуги Душкина, его подлости это не умаляет. Я бы на месте Глушко тоже ему бы руки не подавал. Да и на своём месте - тоже.
    1. efimovaPE 27 августа 2014 22:11
      Я долго думала, почему Леонид Душкин так ненавидел Валентина Глушко. А потом нашла их фотографии. И, боже мой! Насколько разительно они отличались друг от друга. Глушко - честный, ясный, открытый, запоминающимся своей удивительной светлостью, силой ума. Таких лиц я не видела давно. И Душкин - худенький, бледненький, в очечках.
  9. Strategia 27 августа 2014 21:37
    Хоть тепеpь пpизнай, по кpайней меpе,
    Что слyжил ты с самых пеpвых дней
    Hе Отцy наpодов и не Беpии,
    А кyльтy личной подлости своей.

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Картина дня