Сражение при Ляояне. Часть 2

Планы сторон и расположение армий

После отступления русских войск к ляоянскому укрепленному району наступательный порыв японской армии был в значительной мере ослаблен погодными условиями: изнурительную жару сменили сильные ливни. Дожди превратили район вокруг Ляояна в море грязи. По небольшим и обычно спокойным рекам неслись мощные потоки воды. К тому же японцам необходимо было организовать тыл, установить новую коммуникацию на Инкоу и подготовить только что захваченный участок железной магистрали для своего подвижного состава. Армии Оку и Нодзу располагались в районе Хайчен — Ньючжуан. Армия Куроки оставалась в районе Юшулин-Тхавуанской позиции.

В это время русская армия продолжала усиливаться. В начале августа полностью прибыли соединения 17-го армейского корпуса под началом Бильдерлинга. В середине августа начали прибывать части 5-го Сибирского корпуса Дембовского. За ним ожидалось прибытие 1-го армейского корпуса Мейендорфа.


Однако пополнялись и японские армии. Японское командование ещё не исчерпало источники обученного пополнения. Не увеличивая число существующих соединений, японцы укомплектовывали части до штатного состава. В тоже время хорошо развитая система шпионажа снабжала японское командование довольно точными данными о расположении и силах русской Маньчжурской армии, прибывающих пополнениях. Данные разведки сильно беспокоили японцев. Фактор времени играл против японской империи. Это заставляло командование торопиться с началом решительного наступления, которое должно было привести к победе во всей военной кампании. Японцы решили атаковать, не дожидаясь падения Порт-Артура и конца сезона дождей.

Японский главнокомандующий Ояма Ивао разработал план, который предусматривал концентрическое наступление трех армий. 2-я и 4-я армии должны были нанести удар по Южной группе, 1-я армия — по Восточной группе русских войск с выходом на коммуникации русской армии севернее Ляояна. Трудность фронтального наступления против Южной группы Маньчжурской армии заключалась в том, что для успеха основных сил требовалось, чтобы 1-я армия Куроки создала угрозу тылу группировки Зарубаева, разрушив устойчивость русской обороны. Сначала армия Куроки должна была выйти на реку Танхэ, чтобы затем двигаться на ляоянском направлении. 2-я и 4-я армии должны были по-прежнему наступать на Ляоян в полосе железной магистрали. Их первой задачей был захват Айсандзянской позиции.

Японское командование не имело возможности сосредоточить под Ляояном превосходящие силы. Поэтому Ояма не ставил перед генералами максимальных задач. Куроки должен был, «если окажется возможным», форсировать Тайцзыхэ и выйти на русские коммуникации. Оку и Куроки не получили задачу сомкнуть фланги своих армий тылу русских войск. Для этого просто не было сил.

Сражение при Ляояне. Часть 2

Главнокомандующий японскими войсками маршал Ояма Ивао (1842—1916)

В это время русское командование колебалось в выборе окончательного плана дальнейших действий. Длительное затишье на фронте не побудило Куропаткина к наступлению, а только утвердило его во мнении, что необходимо принять бой на занимаемых позициях. При этом Куропаткин не забыл предупредить командиров о необходимости отступления на передовые Ляоянские позиции. Бои на дальних подступах к Ляояну должны были носить лишь демонстративный характер. Окончательное решение главнокомандующего вылилось в «упорное сопротивление».

При этом Куропаткин не испытывал надежд на успех в предстоящем сражении. Уже в начале августа он стал разрабатывать план возможной эвакуации Ляояна. Запасы здесь накапливать прекратили. В войнах многое зависит от восприятия противника, а восприятие — от работы разведок. Русский главнокомандующий генерал Куропаткин по-прежнему считал, что японская армия превосходит его силы численно. На быстрое прибытие пополнений он не рассчитывал. Сильные ливни размыли дороги. Куропаткин писал: «У нас недостаточно людей, чтобы сохранить необходимое превосходство над каждой из группировок противника, не открывая себя при этом в направлении еще двух вражеских объединений». Дороги были повреждены и не могли быстро перебросить тяжелое вооружение и военные материалы.

Сам Куропаткин пребывал в угнетенном состоянии духа. За шесть месяцев войны главнокомандующего было не узнать. Неудачи сделали Куропаткина старым и посеревшим. Генерал нёс на себе всю тяжесть поражений и раздражения, которое охватило верхи Российской империи. Они сами привели Россию к такому положению, а теперь не могли понять, почему огромная и могучая империя не может раздавить небольшое островное государство.

Только теперь высшее военно-политическое руководство Российской империи стало по достоинству оценивать своего азиатского супротивника. В докладе государю Николаю II от 4 августа 1904 г. Куропаткин указал на ряд преимуществ неприятеля: 1) японские вооруженные силы на Дальнем Востоке обладают перевесом в общей численности войск; 2) японцы более привычны к природным условиям и местности; 3) японские солдаты более молодые, несут на себе меньший груз (при японских армиях были целые «трудовые армии» из носильщиков-кули), у них хорошая горная артиллерия и подсобный транспорт; 4) японский генералитет выглядит лучше русского, японские генералы энергичны и умны; 5) войска отличает высокий боевой и патриотический дух, они знают, за что воюют в отличие от русских солдат, где «не ощущается характерного патриотического горения».

Это был очень важный пункт. Русские власти так и не сумели объяснить народу, а значит и русскому солдату, зачем нужно проливать кровь в далеком Китае. Наоборот, большая часть интеллигентно-демократической прессы не утруждала себя мыслями о будущем империи, об опасности войны с Японией. Дух обличения пожирал российскую общественность. Российская империя вела тяжелую войну, стоял вопрос о будущем русском присутствии на берегах Великого (Тихого) океана, а «героями» прессы становились убийцы-террористы, революционеры. Так называемые лучшие умы России вели разрушительную работу против собственной государственности, даже не задумываясь о собственной судьбе. Либеральная интеллигенция занималась дискредитацией «безумных имперских планов» царизма, не задумываясь о судьбах мобилизованных крестьян, или о будущем своей страны, которую мечтали сожрать жестокие империалистические хищники. О том, что Англия и США натравили Японию на Россию и ждут момента, чтобы разорвать Русское государство на сферы влияния и колонии.

10 августа (23) августа 1904 г. Южная группа Маньчжурской армии в составе 1-го, 2-го и 4-го Сибирских корпусов занимала оборону на т. н. Айсандзянских позициях. Корпуса обороняли 15-километровый участок. Впереди были выставлены сильные охранения. Группировка насчитывала 70 тыс. солдат при 152 орудиях. Восточная группа под началом Бильдерлинга занимала 32-километровый участок Ляньдясань — Анпилин и далее до реки Тайцзыхэ. В группу входили 3-й Сибирский и 10-й армейский корпуса, ряд отдельных отрядов. Она насчитывала 55 тыс. человек 298 орудий. На охране флангов было задействовано 8 тыс. человек. В резерве были 17-й корпус (он с начала сражения числился в резерве Восточного отряда), отряд Мищенко и прибывшие пополнения. Резервы располагались в Ляояне и насчитывали около 28 тыс. человек. Кроме того, в Мукдене высаживались части 5-го Сибирского корпуса в составе около 30 тыс. человек и 48 орудий. Всего русская армия к началу операции насчитывала около 160 тыс. штыков и сабель (без учета войск в Мукдене) и около 600 орудий. Русские войска располагались на фронте в 75 километров.

1-я армия Куроки занимала Юшулин-Тхавуанскую позицию, создавала угрозу левому флангу русской армии, и насчитывала 45 тыс. штыков и 130 орудий. Уступом за правым флангом позиции армии Куроки располагалась у Сихэяна резервная бригада Умесавы. На левом берегу Удохедзы стояли 2-я и 4-я армии Оку и Нодзу. Они насчитывали около 80 тыс. человек при 328 орудиях. Общая численность японских войск достигала 125 тыс. человек при 484 орудиях. При этом силы японских армий на протяжении всего сражения увеличивались за счет пребывающих подкреплений. Таким образом, Восточная группа Маньчжурской армии превосходила 1-ю армию Куроки, а Южная группа уступала в численности 2-й и 4-й армиям.

Однако, с учетом русского резерва в Ляояне, русская армия была сильнее японской. Японская армия накапливала войска медленнее, чем русская армия. Ежедневно подходили поезда с подкреплениями. Расчёт на быстрое падение Порт-Артура, который притягивал к себе значительные силы пехоты и артиллерии, не оправдал себя. Мощная 3-я армия Ноги завязла у Порт-Артурской крепости. А 8-ю дивизию не спешили перебрасывать из Японии, окончательного господства на море японцы ещё не добились. В тоже время японцы имели преимущество в выгодности расположений наступательных группировок. Расположение армий давало возможность вести операции концентрическим наступлением с юга и востока. Поэтому японское командование, с учётом пассивно оборонительных тенденций русского командования, не боялось наступать.

Однако, по мнению многих тогдашних военных специалистов, стратегически поведение японцев граничило с авантюрой. При умелом и решительном руководстве, русская армия могла расколоть японский фронт (между 4-й и 2-й армиями на юге и 1-й на востоке расстояние составляло почти 40 километров), окружить и наголову разгромить противника.

Сражение при Ляояне. Часть 2

Генерал Куропаткин во время сражения под Ляояном

Ляоян

Город Ляоян стоял на реке Тайцзу (Тайцзыхэ), текущей с востока. Это был старинный город, построенными еще китайцами укреплениями. Это был второй по величине город Маньчжурии, он уступал по численности населения только Мукдену. Городские стены, сложенные их глиняных кирпичей, были высокими. Приток Тайцзыхэ — река Танг (Танхэ) текла с юга на север и впадала в Тайцзыхэ в 15 километрах к востоку от Ляояна. В сухой период реки сильно пересыхали и могли препятствовать движению войск. В период дождей они сильно разливались. Пик сезона дождей приходился на середину августа и обе реки были переполнены. Но японцев это не смутило, ждать было нельзя, и они решили атаковать.

В восточной части театра военных действий местность была труднодоступной, горной с длинами и горами с крутыми склонами. По мере движения на запад местность южнее и севернее реки Тайцзыхэ приобретала характер равнины, которую пересекали небольшие группы холмов. Русские войска контролировали железную дорогу, японцы имели две коммуникации — старую «дорогу Мандаринов», ведущую от западного побережья в глубину континента и дорогу, идущую с Корейского полуострова.

Русская армия имела несколько линий обороны. Айсандзянская позиция закрывала дорогу армиям Оку и Нодзу. Позиция была хорошо укреплена. С востока её обход был затруднен гористой местностью. Правый фланг был обеспечен близостью границы нейтрального Китая и узость полосы, где могли двигаться войска. Позиции Восточной группы (Ляньдясаньская и Анпилинская позиции) имела хорошие подходы состороны противника и легко могла быть охвачена. Обстрел для артиллерии был плохим, пехота противника могла скрыто приблизиться к русским позициям. Пересекающая позицию река Танхэ затрудняла связь и маневр по фронту. Обе позиции Восточного отряда обладали только по одному пути отхода к Ляояну. Все три позиции составляли дугу протяженностью около 75 км и представляли первую линию обороны Манчжурской армии. Их слабостью была плохая связь из-за пересеченного характера местности. Противник мог найти слабые места в русской обороне.

Русский главнокомандующий Куропаткин считал эти позиции «арьергардным» и не планировал долго их оборонять. Вторая линия обороны проходила по т. н. «передовой» позиции. Её протяженность была в 22 км и она пролегала от железной дороги до реки Тайцэыхэ. Она также состояла из трех позиций: Маетуньской, Цофантуньской и Кавлицуньской. Если у Маетуня был хороший обстрел, то на двух других позициях, из-за пересеченной местности, было много удобных подступов и мертвых зон со стороны противника. Серьёзных инженерных сооружений эта линия обороны не имела. Работы ограничились возведением окопов не полного профиля, расчисткой зоны обстрела на 300-600 шагов, и сооружением незначительного числа искусственных препятствий. Кроме того, на обратных скатах склонов соорудили орудийные окопы с расчетом на стрельбу с закрытых позиций. «Передовая» позиция могла выдержать фронтальные атаки противника, но при появлении японских войск на правом берегу р. Тайцзыхэ устойчивость этой линии обороны разрушалась.

Третья линия обороны была главной. Ляоянская позиция тянулась на 14 км, имела 8 фортов временного характера и 8 редутов. Правый фланг начинался фортом VIII у деревни Хоуцзялинцза на правом берегу Тайцзыхэ. Затем линия обороны тянулась полукругом к югу от Ляояна, упираясь левым флангом в Тайцзыхэ у деревни Эфа. В промежутках между фортами и редутами были подготовлены стрелковые окопы и артиллерийские позиции на 208 орудий. Пред позицией для улучшения обстрела была расчищена местность, и имелись искусственные препятствия. Слабостью позиции был тот факт, что она не имела глубины оборонительных порядков, в результате резервы подвергались опасности обстрела, непосредственно не участвуя в сражении. Кроме того, практически ничего не было сделано для укрепления района на правом берегу Тайцзыхэ, восточнее Ляояна. В результате если бы противник появился на правом берегу реки, оборона укрепрайона с этого направления совершенно не обеспечивалась.

Сражение при Ляояне. Часть 2

Русская артиллерия по дороге в Ляоян

Начало сражения. Отход Восточной группы

11 августа (24 августа) 1904 г. 1-я японская армия генерала Куроки начала движение в обход левого фланга Восточной группы русской армии. Японские войска должны были захватить русские позиции на реке Танхэ. Наступление других японских армий предполагалось начать после достижения армией Куроки определённых успехов.

Куроки решил нанести главный удар по Анпилинской позиции, которую оборонял 10-й армейский корпус. Здесь должны были атаковать 2-я и 12-я дивизии. Для того чтобы ввести русское командование в заблуждение часть 1-й армии имитировала начало генерального наступления — гвардейская дивизия Хасегавы была выдвинута против 3-го Сибирского корпуса под командованием Иванова. Она была должна сковать русские войска на фронте и притянуть резервы, угрожая охватить правый фланг.

В ночь на 24 августа гвардейцы Хасегавы из района Тхавуан пошли в наступление. Гвардейская дивизия угрожала охватом слабо защищенного правого фланга 3-го Сибирского корпуса. Японцы сбили боевое охранение русских войск на правом фланге и центре, но 3-й Сибирский корпус отбил атаки на основные позиции. Японские войска начали окапываться на новых рубежах. Действия японцев вызвали у русского командования впечатление, что противник готовится к решительному сражению на этом направлении. В реальности это была демонстрация, отвлекающая русских от направления главного удара на позиции 10-го корпуса. Таким образом, Куроки удалось ввести русское командование в заблуждение. Всё внимание было приковано к правому флангу Восточной группы.

25 августа гвардейская дивизия продолжила наступление и к вечеру вышла на линию Ляньдясань — Тунсинпу. В этот же день 3-й Сибирский корпус, опасаясь обхода, удлинил правый фланг. К правому крылу примкнул и отряд Грекова. Кроме того, Куропаткин для укрепления корпуса Иванова выделил из резерва 35-ю пехотную дивизию (из состава 17-го корпуса).

В этот же день начали движение 12-я и 2-я дивизии. Ночью японцы отбросили передовые части русских, занимавших горный хребет восточнее Пегоу, и начали охватывать левый фланг 10-го корпуса. Давление японцев на левом фланге 10-го корпуса и начавшийся отход правого крыла корпуса из-за наступления 2-й японской дивизии, заставил русское командование в 16 часов 26 августа очистить Анпилинские позиции. Русские войска отошли в долину реки Танхэ, оставив часть артиллерии в руках японцев. Командир 10-го корпуса Случевский просил подкреплений у начальника Восточной группы Бильдерлинга, но не получил её. Основные резервы группы были брошены на правый фланг. В резерве осталась 3-я дивизия из состава 17-го корпуса, но её приберегли. Не получив подкреплений, Случевский отвел войска на тыловую позицию. Куропаткин узнал о случившемся поздним вечером и приказал контратаковать с помощью резерва. Однако в полночь отменил свой прежний приказ.

В это же время продолжался бой на правом фланге. В ночь на 26 августа гвардейская дивизия продолжила наступление на фронте Киминсы — Тунсинпу. Японцы нанесли огневой удар силами 60 орудий. Японские артиллерийские позиции располагались в основном восточнее и южнее деревень Тагоу и Тунсинпу. Однако японские артиллеристы встретили мощный отпор русских батарей. К 11 часам японскую артиллерию частично подавили, но японская пехота продолжала движение.

Оттеснив отряды Дружинина и Грекова, японская гвардия двигалась в направлении Павшугоу, охватывая правый фланг русского корпуса. Однако это наступление было отражено благодаря решительным действиям 140-го Зарайского полка (из состава 35-й пехотной дивизии). Зарайский полк двигался из Цофантуня в район сосредоточения дивизии — в Кофынцын. Командир полка полковник Евгений Мартынов, узнав по пути о появлении противника у Павшугоу, по своей инициативе (которой так не хватало во время этой кампании русскому генералитету) изменил направление движения полка. Выйдя к Павшугоу, Мартынов нанес удар Тасигоу, охватив левый фланг 1-й бригады генерала Асада. Еще правее главных сил полка двигались охотничья команда Зарайского полка и отряд Висчинского. Неожиданно атакованная японская гвардия попыталась удержаться, но была отброшена. Японцы попытались ударить на фронте Катасы — Тасинтунь, но и здесь были остановлены огнем русской артиллерии. После чего сражение было прервано сильным ливнем. В итоге Восточная группа отступила. Утром 27 августа японцы начали наступление, но противника не встретили.

Сражение при Ляояне. Часть 2

Источник: Левицкий Н. А. Русско-японская война 1904-1905 гг. М., 2003

Южная группа

25 августа японские войска перешли в наступление и на фронте Южной группы. 2-я армия наносила фронтальный удар, а 4-я армия должна была обойти русские позиции с востока. Кавалерийская бригада Акияма должна была попытаться охватить правый фланг Южной группы.

1-й Сибирский корпус занимал позиции по обе стороны железной дороги. На его левом флангом располагался 2-й Сибирский корпус, он занимал позицию у селений Чжанцзыво, Кусанцзы. Промежуток между этими корпусами оборонял отряд из двух полков. В тылу 1-го корпуса у Сыфантая располагался 4-й Сибирский корпус. Левое крыло прикрывали отряды Трубецкого, Толмачева и Посохова, правое — конница Гурко.

Ещё ночью начали движение 10-я японская дивизия и 10-я резервная бригада. Они вынудили отряды Толмачева и Трубецкого отступить к Кусанцзы. Таким образом, путь для охвата левого фанга Южной группы был открыт. Одновременно остальные дивизии японских армий начали движение и отбросили русские передовые части. Они отходили, не оказывая серьёзного сопротивления, даже не пытаясь выявить силу и расположение группировки противника.

Куропаткин еще некоторое время сомневался, но данные о положении дел на фронте Восточной группы вызвали окончательное решение отвести Маньчжурскую армию на передовые Ляоянские позиции. Русские войска под проливными ливнями отошли на новые позиции. Отступление прошло беспрепятственно: японские войска не ожидали быстрого отхода противника и готовились к решительному штурму Айсандзянской позиции. К тому же сильный дождь и туман скрыли отступление русских войск, а слабая войсковая разведка японцев (шпионская сеть была организована намного лучше) никаких данных об отступлении не дала.

К утру 29 августа русская Маньчжурская армия перешла на вторую линию обороны, которая находилась в 7-9 км от города. Русская армия, руководимая генералами, которые представляли себе силу противника удвоенной и непрерывно оглядывались на «тыловые» позиции, не смогла на первом этапе битвы организовать упорное сопротивление и сорвать замыслы противника. Хотя действия 140-го Зарайского полка показали, что исход битвы мог быть иным, если бы русские генералы вели войну в суворовском стиле, были агрессивными, волевыми и инициативными. Русские войска потеряли за эти дни около 4 тыс. человек, японцы меньше.

Японцы одержали первую, очень важную в моральном отношении, победу. План концентрического охвата русских войск объединенными усилиями трех японских армий стал более реальным. Японские войска вышли вплотную к Ляоянским позициям, и сближение восточной и южной группировок могло привести к окружению русских войск.

Сражение при Ляояне. Часть 2


Продолжение следует…
Автор: Самсонов Александр


Мнение редакции "Военного обозрения" может не совпадать с точкой зрения авторов публикаций

CtrlEnter
Если вы заметили ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter
Читайте также
Комментарии 4
  1. не моряк 26 августа 2014 15:09
    Мама дорогая сколько у япошии орденов!! откуда
  2. nils 26 августа 2014 16:45
    Спасибо автору за прекрасный исторический анализ сражения при Ляояне.
  3. Yarik 26 августа 2014 20:56
    Куропаткина бы...Ояма в силу сложившихся обстоятельств- красавец.
  4. bionik 26 августа 2014 21:42
    А еще Тюрюнчен,Вафангоу,Кинчжоу,Порт артур,Цусима,1-ая Тихоокеанская эскадра в Порт Артуре , скорбный список наших не удач и потерь Вечная память павшим героям!!!!!!
  5. Trapper7 27 августа 2014 12:25
    Японцы воевали за Японию... А наши воевали за что-то далекое и непонятное. Это не оправдывает халатности генералов и адмиралов и не умаляет героизма простых солдат и офицеров, но энтузиазма не было, это факт.

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Картина дня