Вопрос на 20 триллионов



На прошлой неделе подмосковный Жуковский принимал «сухопутный МАКС» — международный форум «Технологии в машиностроении — 2014» и международную выставку вооружений и технологий «Оборонэкспо-2014».


Форум традиционно собрал представительную публику: для участия в конференциях, семинарах и круглых столах приехали руководители компаний из Германии, Франции, Швейцарии, Индии, Китая и других стран. Был заключен ряд корпоративных контрактов. Традиционно, во второй уже раз, генеральным спонсором деловой программы выступил банк ВТБ.




Контекст мероприятия был весьма тревожным. Санкции западных государств коснулись в том числе поставок в Россию продукции военного и двойного назначения, включая необходимые для нас станки и промышленное оборудование, а также сотрудничества отечественных и иностранных компаний в сфере разработки и производства вооружений. Свой негативный вклад внесла остановка украинскими предприятиями ОПК по требованию киевских властей сотрудничества с российскими партнерами — что крайне неприятно, ведь оборонные предприятия России и Украины в свое время формировались как часть единого советского комплекса и потому были связаны плотной кооперацией.


В такой ситуации целесообразно рассмотреть, что же ждет наших оружейников.


Великое обновление


Стоит напомнить, что сейчас идет кардинальное обновление наших Вооруженных Сил. С 2011 года в России реализуется программа перевооружения, рассчитанная на период до 2020 года. Программа весьма масштабна: общая сумма средств на приобретение новых образцов вооружений к 2020 году должна составить порядка 20 трлн рублей (для сравнения: номинальный годовой ВВП страны составляет 66 трлн рублей).


В соответствии с плановыми показателями доля нового оружия в Вооруженных Силах к 2015 году должна составить 30%, к 2020-му — 70%. Перевооружение затронет все рода войск и все виды вооружений и военной техники.


Рост интереса к армии в России заметен даже в международных сопоставлениях. Так, в прошлом году наша страна вышла на третье место в мире по затратам на военные нужды, обойдя Великобританию и Японию. Военные затраты российского государства за прошлый год составили 68,8 млрд долларов. Больше тратят только «супертяжеловесы» мировой экономики — США (578 млрд долларов) и Китай (148 млрд долларов).


В динамике картина еще более впечатляющая. Россия в 2013 году не только вышла на третье место по объему затрат на армию, но и стала лидером по темпам роста военных расходов. Военный бюджет страны в последующие три года увеличится более чем на 44%. В 2014-м Россия потратит на оборону уже 78 млрд долларов.


Для полноты картины можно упомянуть, что Россия также остается вторым в мире (после США) поставщиком оружия на внешние рынки.


Казалось бы, при таких объемах военных заказов никаких оснований для беспокойства у отечественных оружейников нет. Тем не менее проблемы остаются.


На дно и обратно


Во-первых, это все еще сказывающиеся последствия обвала отрасли в 1990-х. К середине позапрошлого десятилетия российский ОПК, за редким исключением производств, наладивших экспортные поставки, по существу, лежал в руинах. Предприятия отрасли «потеряли форму», лишились ценных кадров, не сумев провести своевременную модернизацию производства из-за хронического безденежья, отстали от западных компаний в техническом плане. И все эти производственные проблемы нужно срочно, в процессе реализации программы перевооружения, решать.


Во-вторых, создает сложности и уже упомянутая необходимость поставок оборудования и элементов вооружения из-за рубежа. Россия сильно зависит от импортных поставок точных станков, элементов электроники. Традиционно для нашей оборонки были важны поставки двигателей для вертолетов с украинского предприятия «Мотор Сич», в ракетном вооружении была велика роль днепропетровского «Южмаша», в военной электронике — харьковского «Хартрона» (бывшее НПО «Электроприбор»).


В принципе вопрос решаем. Для сокращения технического отставания вместе с программой перевооружения реализуется направленная на модернизацию производства федеральная целевая программа развития оборонно-промышленного комплекса размером 3 трлн рублей.


Весь прошлый год страна стремилась снизить зависимость обслуживания и ремонта кораблей от зарубежных верфей. В августе 2013-го было запрещено применение иностранных станков, в случае если есть доступные отечественные аналоги. Перед формирующимся системным интегратором «Станкопромом» была поставлена задача довести объем собственного конкурентоспособного оборудования до одной трети.


Производство двигателей для вертолетов по гособоронзаказу было переведено на мощности Объединенной двигателестроительной корпорации. В частности, в 2012 году ОДК за 6,2 млрд рублей инвестиций ввела в эксплуатацию новое предприятие — завод «Петербургские моторы».


Созданная в 2009 году под эгидой «Ростеха» корпорация «Радиоэлектронные технологии» активно развивает отечественную военную электронику.


«Проводим подробнейший анализ в отношении импортируемых комплектующих изделий производства Украины, стран Евросоюза и НАТО. В целом всю эту работу планируем завершить к ноябрю этого года… В течение двух-трех лет мы будем готовы полностью избавиться от зависимости по комплектующим и элементной базе, импортируемой отечественными предприятиями ОПК из-за рубежа, в частности с Украины», — говорит заместитель председателя правительства России Дмитрий Рогозин.


В целом, по словам президента Института национальной стратегии Михаила Ремизова, срыв программе перевооружения не грозит. Хотя определенные переносы возможны: «Программа может пересматриваться в сторону продления сроков. В первую очередь это касается судостроения. Где-то вооружение еще не доведено. Где-то еще при Сердюкове предприятия заключали контракты по заведомо нереальным, заниженным, ценам. Старались застолбить контракт, но выполнить его за эту цену не могут. Плюс ситуация с Украиной и необходимость импортозамещения может несколько замедлить перевооружение. Нам придется создавать в России производства продуктов, которые ранее импортировались, а не заниматься освоением новых технологий».


И разумеется, все это потребует финансовых вливаний в отрасль.


Деньги на кузню


Одним из возможных вариантов содействия развитию оборонной промышленности помимо прямого государственного субсидирования могло бы стать и более деятельное участие финансовых институтов в поддержке оружейников


В 1990-е годы это не получило распространения по понятным причинам: банки предпочитали идти в боле доходные сферы приложения капитала, оружейники не имели возможностей привлекать кредитное финансирование. Кредиты если и давались, то небольшие и краткосрочные — на выплату зарплаты.


В 1999 году положение чуть улучшилось. Государство обязалось рассчитаться с предприятиями ОПК по образовавшимся долгам, начались какие-никакие платежи. Гособоронзаказ стало обслуживать интереснее, поскольку деньги начали выделяться более или менее своевременно. Некоторые задержки по оплате оставались, но их максимальный срок не превышал трех месяцев, что было связано с таким понятием, как бюджетный год. В тех случаях, когда оплата госзаказа приходится на конец года, она, как правило, сдвигается на первый квартал следующего года.



Сейчас госзаказ утверждается в текущем году. И к концу декабря каждое предприятие, работающее по таким программам, знает, что ему предстоит сделать, сколько собственных средств оно может потратить, а сколько потребуется привлечь, в том числе путем заимствования в банковском секторе.


Сегодня с оборонкой работают все крупнейшие отечественные банки, как государственные, так и частные. В регионах традиционной плотной концентрации оборонных предприятий, например на Урале, с оружейниками активно сотрудничают и региональные банки размером поменьше. Долю вложений в оборонку в общем объеме кредитных портфелей банки не раскрывают, но оценивают ее у разных банков на уровне 7–25%.


С реализацией программы перевооружения этот интерес растет. Как, например, у спонсора упомянутого «сухопутного МАКСа» банка ВТБ. Эта кредитная организация всегда активно поддерживала предприятия российского ОПК. Только в первый день работы форума ВТБ подписал два соглашения о стратегическом сотрудничестве: с концерном «Моринсис-Агат» (ведущее предприятие в российском кораблестроении по информационным системам) и НПП «Радар ммс» (лидер по производству радиоэлектронных систем и комплексов). «Кредитный портфель департамента по работе с клиентами государственного и оборонного секторов ВТБ только за первое полугодие 2014 года вырос на 23 процента, или на 146 миллиардов рублей. На ОПК приходится более 70 процентов всех кредитов департамента», — рассказывает член правления ВТБ Валерий Лукьяненко.


Вполне вероятно, спрос на кредиты со стороны предприятий ОПК будет только расти. Отрасль стоит перед глобальной модернизацией. Скорее всего, в ближайщие годы мы увидим рост интереса банков и предприятий ОПК к сотрудничеству. Конкуренция на этом рынке только начинается.

Автор:
Кудияров Сергей
Первоисточник:
http://expert.ru/expert/2014/35/vopros-na-20-trillionov/
Ctrl Enter

Заметили ошЫбку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

33 комментария
Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти