Грущу и жалею их

Ситуация тут вот какая: все действия укроклоповой армии напоминают действия мною неуважаемого Грачёва в период первой чеченской. Через некоторое время Киев, когда совсем станет худо, пойдёт на примирение и переговоры, чтобы не допустить "волну" до киевских олигархов. Вот тут самое главное — не поддаться на эту обманку. Исходя из сути конфликтов последних лет в разных точках мира, надо проводить переговоры, в которых будет участвовать российская сторона, и по периметру Новороссии выставить блоки "градов" для подавления "второй чеченской". Я, думаю, что меня правильно поймут, я о стратегии, а не о чеченцах.

Нельзя нацистам доверять.


Мой отец, родившийся месяцем позже октября 1917, вырос в уральской деревне. И как вся молодёжь, к середине тридцатых годов мечтал, если уж в армию, то танкистом (почему не лётчиком, это его тайна). В 37-м году, приписав себе год, он закончил курсы МТС, и, естественно, был призван в армию, в учебку Кривого Рога. Потом — учёба в Одесском военно-политическом училище и активное участие в войне по "освобождению Западной Украины". Так там Сталин и Гитлер делили территорию Австрии и Польши. Мне отец скупо и с какой-то стеснительной улыбкой рассказывал, как они "мочили" немецкие танки. На мой вопрос он ответил, так как граница была приблизительная, вот и соревновались, кто какой городок первым возьмёт.

"Заходим в городок первыми, бьём тэдвушку на въезде — она перегораживает улицу своим "на заднице". А тем временем мы маркируем границу. Погибших на этом разделе южных территорий (их ли? под вопросом), территории Польши... разные оценки.. где-то около десяти тысяч.

Потом, в сороковом, отец закончил годичные курсы политруков. Об Одессе он мне говорил — город, в котором хотелось бы жить.

Потом, ночью, в первые часы 22 июня, их подняли по тревоге, и они заняли позиции обороны. В три сорок попёрли первые штурмовые группы. Меня очень удивила мимолётная фраза отца: "…первых своих убитых нам удалось похоронить только в одиннадцать дня".

Потом, началось неуправляемое отступление, когда будем биться за Львов? — Не будем. Это архитектурное достояние всего мира. Отец на полуторке въехал, в город, чтоб набрать продуктов для своего дивизиона. Грабежи магазинов в полном разгаре. Выехали из города — навстречу Бэтэшка с вспененным от недопонимания каким-то генералом. "Ребята, — кричит он, — я свою часть ищу, если вы к переправе, то не суйтесь туда". Мы сунулись. И с какого-то кургана увидели, как фашистские самолёты "утюжили" переправу. А на переправе были только женщины с детьми. Это невозможно забыть.

Вот что обидно — когда ты молодой, ты думаешь о девочках (природа). Проходят годы, и ты начинаешь задумываться о справедливости. Мой отец возглавил группу по уничтожению первого плацдарма на левом берегу Днепра. Потом харьковские операции. Потом Сталинград, где мой отец "заработал" в одном бою и орден, и БЗ, и три ранения.

Вся эта ситуация в современной Украине — очень и очень грустная…
Автор:
Серж56
Ctrl Enter

Заметили ошЫбку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

27 комментариев
Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти