Есть у России по Украине план "В"?



План «А» был, видимо, защитить русских и русскоговорящих на востоке Украины военным путём, не допустив расстрелов и убийств мирных жителей. От него отказались, испугавшись либо санкций, либо острого национализма остальных жителей Украины, особенно среди молодёжи. Похоже, сыграли роль опасения большой войны. И что теперь?


Мирных жителей стреляют и убивают, войска восточных регионов отступают, не в силах противостоять тяжёлой технике противника. Долго они вряд ли продержатся.

Россия же прониклась стремлением остаться в стороне, хочет остаться белой и пушистой. Может быть, Россия надеется, что тяготы войны, нехватка денег и рост цен в самой Украине отвратят украинцев от войны и они сядут за стол переговоров? Если так, то Россия ошибается в качестве тех сил, что двигают войну вперёд.

Чем яснее мы представляем себе противников и их намерения, тем определённее можем сказать, как они будут действовать. Тем яснее станут нам наши собственные действия.

В истории есть моменты, когда её течение обретает совершенно новую струю, направляемую новыми, неожиданными силами, питаемыми непривычными идеями. Поначалу всех берёт оторопь, и все отказываются верить, что движение имеет другие источники. Пренебрегают этой реальностью. Лишь много пострадав от этого, жалеют, что вовремя не оценили, не поняли и не приняли срочных, правильных мер. Гитлера вначале многие недооценили и не поняли. Так и сейчас: приход на Украину наци — новая и очень опасная реальность.

1. Намерения американцев.

Верно ли понимает Россия главного актёра этого театра — США? Америка хочет гегемонии. Без Евразии это не получится. Ей нужен контроль над нею. Поэтому мечты российской элиты о том, что их тесные связи с американскими фирмами приведут к сплетению элит, и американцы перестанут тревожить Россию, несерьёзны. Это наивность Каддафи, надеявшегося, что, поделившись с Америкой своими нефтяными богатствами, он сохранит страну и получит спокойную жизнь. У него забрали всё.

Поддержка антироссийских настроений во всех бывших прежде дружественных республиках, выстраивание вокруг России ПРО, организация оранжевых революций на постсоветском пространстве, поддержка фундаменталистов на Кавказе, формирование и поддержка националистов-радикалов на Украине… Разве все эти подходы не указывают, что к России имеются недобрые намерения? Америке в России нужен хаос, т. е. волнения, а лучше война.

Война потянет на себя громадные ресурсы, ужесточатся санкции, и всё это опрокинет экономику и вымотает страну. Поднимутся цены, возникнет дефицит многих товаров, появятся раненые и убитые, будут провокации, поджоги. Режим, не способный быстро со всем этим справиться, начнёт вызывать у людей недовольство, а то и недоверие. На этом можно сыграть — организовать тот или иной вариант оранжевой революции, переворот, поднять с помощью провокаций меньшинства и в результате разделить, разбить Россию, чтобы она никогда больше не имела своего голоса.

Националистическая Украина — это американский проект. Они взрастили украинских наци так же, как раньше взращивали мусульманских фундаменталистов в арабском мире. А кого ещё можно взращивать, кто сам бы стремился идти воевать? Только таких отпетых радикалов.

Очевидно, что поставив пока только Украину под власть фашиствующих радикалов, Америка не закрывает на этом свой проект. Для чего американские советники заняли целый этаж в доме правительства Украины? Может быть, их желание привести Украину к процветанию? Нет? Тогда для чего? Хаос в лице националистов должен идти в Россию, и Америка уверенно продвигает этот план.

Смотрите: в тот момент, когда на востоке Украины в связи с запретом русского языка стали собираться пока ещё мирные протестные митинги, а Россия предупредила, что военные методы разрешения конфликта вызовут её силовое противодействие, то националисты не сразу преодолели свою робость. Ещё можно было разрешить спорные вопросы мирным путём, да и кому хочется связываться в военном конфликте с Россией? В этот момент американцы не заявили, что заберут своё признание украинского режима обратно, наложат бог весть какие санкции на украинцев и т. п.; для того только, чтобы не было военного конфликта, для того, чтобы спор разрешался мирным путём. В эту сторону они и не подумали сделать решительных шагов.

Более того, американцы и толкнули ситуацию к конфликту, заявив, что Украина имеет право сохранять свою целостность военными методами. Это было добро на применение силы. Ясно также, что без согласия Америки националисты не решились бы на конфликт. Кто-то должен был прикрыть их спины. И великий дядя Сэм дал согласие, и подручные кинулись воевать. Даже не сделав попытки каких-то переговоров — для виду пригласили своих же глав восточных регионов, но не пригласили к себе лидеров протестующих.

Заметьте, дядя Сэм напускает на восточные области Украины фашистов в полном понимании того, что шансы на российский силовой отпор очень велики. Это Америку устроило. Почему? Как может устраивать война? Уму непостижимо! Такое серьёзное дело как война может устраивать, если в ней есть важный резон. Обязательно должен быть важный резон, определённое серьёзное намерение. И что? Другого намерения не просматривается. Через войну Украины с Россией это принесло бы хаос и ослабление России.

Хаос в Россию! Для этого украинские наци очень удобны — они так неистовы в своей ненависти к русским, и каждый день войны они будут кричать о зверствах русских, вызывать ярость украинцев и вербовать в свои ряды всё новых и новых сторонников — с ними можно сделать большую заваруху. В Крыму можно также сделать провокации с татарами, и те начнут волноваться и воевать, следом можно пытаться поднять их братьев из Поволжья. Можно попробовать поднять так всех мусульман в России. Неплохо поубивать некоторых русских, спихнуть это на мусульман, чтоб в России собственные националисты поднялись. В российских же СМИ требовать отставки режима, допустившего до такого хаоса, привести в движение пятую колонну и оживить борьбу кланов за власть, обещая им всё что угодно. Перспективы для России незавидные.

Принести войну в Россию — это Америку не пугало: американцы ведь не сами воюют, воюют украинцы. Если теперь националисты разобьют ополченцев, то американцы сделают ещё одну попытку — двинут их на Крым. Как двинули на восток Украины. Или что-то их в этом не устраивает?
В мыслях такого нельзя допустить? Наоборот: разве можно в политике допускать такие детские мысли, что американцы, долгие годы взращивавшие националистов на Украине, приведшие их тяжкими трудами, нарушая всё и вся, заткнув рот всей мировой прессе, к власти, ничуть не сомневаясь, бросили их в кровавую, со всеми ужасами бойню на востоке против русских(!) уже, и теперь, имея легальный и такой раздутый повод к раздору между Украиной и Россией как Крым, вдруг станут моральными и хорошими и остановятся? Где вы видели, чтоб американцы останавливались на полпути? Нигде этого не было. Они упорно, как муравьи, катят колесо своих намерений до конца.

Из этого и исходить надо.

2. Намерения националистов Украины.

Так против кого придётся противостоять России? Россияне, как и всякие нормальные люди, плохо понимают националистов, даже совсем не понимают их. Между тем наци — особые люди; потому что у них своя особая идея. Ею и направляются все их действия. Смотрите…

Из-за чего началась война? Из-за нежелания предоставлять государственный статус русскому языку русским и русскоговорящим восточных областей. Националисты не хотят иметь ничего русского на Украине — это пункт и завязка всего.

Это надо наконец в полной мере осознать.

Допустить русский язык государственным значит признать существование русских на равных правах на Украине, а это наци как кость в горле, вот почему в Раде националисты бились против этого годами.

Русские на востоке заговорили о своих правах, о какой-то федерализации — наконец-то есть повод их гнать и воевать. Такие вопросы как федерализация, разграничение прав, налогообложение можно было спокойно и обстоятельно решать переговорным путём, тем более что восток от него не отказывался. Но это как раз-то и не было нужным, а нужным было начать гнать русских. Никто из наци не хотел настоящих переговоров, вот что было видно. И националисты воюют. Воюют соответственно их расистской, человеконенавистнической доктрине — стреляют из тяжёлого вооружения по жилым кварталам мирного населения, применяют запрещённые фосфорные бомбы, добивают раненых, оставляют города без электричества и воды, не допускают никаких гуманитарных коридоров.

В нацистских идеях нет ни грамма высокого. Наци — это не патриоты. Был ли Гитлер патриотом? Нет, не был. Он принёс разрушение Германии и гибель миллионам немцев. Многие говорят: вот если бы Гитлер не стал сжигать евреев, не пошёл бы воевать с другими странами, то он остался бы при своих успехах в объединении Германии, при её подъёме и почитался бы великим человеком. Если бы… Такие люди забывают, что суть нацизма и устремлений Гитлера как раз была в том, чтобы изничтожать евреев и поставить немцев над другими народами; завоёвывать их, а крепкая Германия была лишь условием для этого.

Идея патриотизма — объединять все силы, все народы страны для её блага и процветания, а идея нацистов — гнать, изничтожать «чужаков», чего бы это ни стоило: пусть хоть вся своя страна займётся пожаром, придёт в разруху или провалится в тартарары.

Сколь ни непостижима, ни бесчеловечна такая философия националистов для нормального человека, она имеет место быть в наше время. Как правило, ею вооружаются люди ущербные, с комплексами. Не имея в себе нормальных, человеческих достоинств, которые они могли бы предъявить людям и тем самоутверждаться, им остаётся обратиться только к своей национальности, признавая её исключительность. Исключительность своей нации они видят в том, что она сильнее других наций, поэтому они утверждают её превосходство тем, что начинают гнать и уничтожать других «недочеловеков» . Чем больше они их гонят, чем лучше это у них получается, тем больше их самоутверждение, тем более они довольны собой. В этом их смысл. Отсюда все их мерзости — иррациональность поведения, бесчеловечность, война и те жестокости, что они творят на ней.

3. Опасность от государства националистов.

На Украине формируется националистическое государство, исключительно враждебное к русским и готовое с ними воевать. Наци на Украине на самом деле не так и мало. Кое-кто полагает, что наци — это только те, что были организованы в военизированные отряды в лагерях западной Украины и что ходят с развёрнутыми бандеровскими знамёнами. Нет, это не так. Все крупные, бывшие прежде оппозиционными, партии — партии националистического толка. Чем занимались они, чем жили? Смотрите внимательно на каждый шаг этих партий, и увидите, что он продиктован националистической доктриной, а не соображениями патриотизма, гуманизма или выгоды.

Они бились против государственного статуса русского языка. Говорить на своём языке — это законное, важное право самоидентификации человека. Понятно, что чем более сфера действия родного языка сужается, тем более человек опасается потерять свой язык и тем принадлежность к своей нации. Поэтому по возможности многонациональные государства дают наибольшие свободы языкам. Во всяком случае, очень осторожно и постепенно подходят к изменениям в сфере действия языков, где это действительно необходимо. Швейцария, где имеется четыре государственных языка, не могла бы сохраниться, если бы началось ущемление каких-то языков в пользу одного какого-то. Все же старания националистов шли на ущемление русского. Что русские будут при этом чувствовать себя ущемлёнными — так это и цель наци.

С их подачи стал Бандера героем Украины, они же меняли школьную программу, где в учебниках выставляли русских врагами. Сейчас они торопятся переизбрать парламент, т. к. в нём ещё остались депутаты от других партий, у которых мороз по коже идёт от тех мер, что предлагает правительство наци-радикалов, и они пытаются возражать. Такой парламент наци не нужен, как не нужны были и коммунисты в нём, которых уже прогнали. В нём нужны только свои ребята. Кто ещё так делал в истории? Для кого принципы демократии были столь не святы? Это настрой этих партий, их идеи, этим они жили и живут. Они не скажут: фашизм — это хорошо, но скажут — бей москаля, т. е. русского. Но бей москаля — это и есть фашизм.

Вот с кем мы имеем дело.

На самом деле, сколько наци на Украине, много или мало — не столь важно, а важно, что они у руля и определяют политику страну. Все действия страны определяются их интересами, и все люди выполняют их требования. Есть на Украине и либералы, и прочие инакомыслящие, но они даже не пытаются какую-то умеренную политику провозглашать, зная, что их сразу обвинят в непатриотизме и в симпатиях к москалям. Они вынуждены поддерживать все ультранационалистические меры, и так будет дальше, пока наци у власти. В гитлеровской Германии тоже не все были убеждённые наци, но действовали, как того требовал Гитлер и его подручные. Поэтому и страна характеризовалась как нацистская.

К сожалению, у России отвернуть народ Украины от идей и целей нацистов, в том числе и от войны, сейчас нет никакой возможности. Смотрите:
матери не пускают где-то на войну сыновей, так это поначалу, потом чувство страха за сыновей сменится на чувство мести и не будет материнских пикетов.

Зато сыны украинские уже сейчас идут, воюют, наступают и даже города занимают. Сыны украинские путают национализм с патриотизмом. Но так и немцы воевали с Россией — не за идеалы нацизма, а за защиту Германии — им была внушена опасность русского большевизма. Украинцам внушена опасность русского деспотизма.

В украинской армии много дезертиров, так это тоже не показатель. Дезертиры всегда есть — разве мало бегут по слабости от тягот и опасностей войны? Но ведь мало тех, что бегут от того, что считают неверным сражаться против своего народа, против русских братьев. Такого настроения массово нет. Война всё-таки воспринимается как защита Отечества от сепаратистов и москалей. Нет повального бегства, как в российской армии в 17-м году прошлого века. Несмотря на дезертирство, армия Украины растёт.

Может быть, трудности экономического характера — рост цен, перебои с отоплением, нехватка продуктов, возросшая безработица отвернут людей от войны, заставят искать мира? Тоже нет. Негодование выльется на правительство, а не на войну. Правительство могут сменить. Но придут новые руководители, такие же националисты, и война продолжится. Все воюющие нации во все времена затягивали пояса, но войну продолжали. Она была делом чести, и такой её делают жертвы войны и украинская пропаганда.

Может быть, при всей ненависти националистов можно будет с ними договориться на мир на каких-то рациональных условиях? Убедить их? Разве они не видят, что отталкивая от себя Россию, они теряют много выгод и создают большие сложности своей стране и народу? Но наци выкидывают выгоду и рациональность за борт — рвут все связи, все договоры с Россией, не желают даже газовый контракт нормально обсуждать. Торопятся вводить экономические санкции. Действуют по принципу — пусть нам будет хуже, но мы сделаем вам плохо. Очевидно, это дело принципа для них. И это действительно так — этот принцип ненависти к другим диктует им их идеология, требующая ради превосходства собственной нации ненавидеть других и поступать иррационально. Эта ужасная идеология везде превращает наци в нечто ужасное. С ними невозможно ни о чём договориться, если только не силой. Если в Германии сегодня подойти к наци и завести с ним беседу о правах турок на проживание в Германии, то он не будет с вами разговаривать, а просто ударит вас кулаком. И в Германии с ними никто не ведёт бесед. Уже в сегодняшней Германии «цивилизованные» фашисты также без всяких раскаиваний и трепета кидают коктейли Молотова в дома турок, как бандеровцы на Украине жгут людей и кидают фосфорные бомбы. Наци везде одинаковы. Они ненавидят мысль о том, что люди равны, и потому не желают на равных договариваться.

Мало этого, так ещё имея поддержку Америки, это государство также и внешней силой будет направлено на войну с русскими. На войне с русскими Америка повяжет многие украинские поколения особой ненавистью к русским. Наци ненавидели и ненавидят Россию и так, без войны. Но война вольёт этот яд ненависти во всё общество. Каждый день к украинским матерям будут приходить похоронки, в которых будут обвиняться проклятые москали, творящие зверства и хотящие разорвать Украину. Россия может сколь угодно стараться не вмешиваться на Украине — это ей не поможет. Никто не поверит, что она не воюет. Даже если мнение будет таково, что Россия сама не воюет, то она точно поддерживает проклятых сепаратистов и потому её надо ненавидеть. Похоронки и пропаганда сделают своё дело.

От войны украинцы отвернутся только тогда, когда люди начнут верить, что война несправедлива, не нужна. Но нет возможности в этом убедить украинцев. У них нет российской пропаганды.

У России нет шансов переломить отношение к войне и к себе внутри Украины ни своим мягким поведением, ни пропагандой, ни убеждением. Не переменят этого и тяготы хозяйственного положения украинцев.

Шансов переменить настроения к войне на Украине никаких, поэтому у украинских наци в руках уверенная игра — везде, где они только хотят, они наконец-то могут брать реванш у России. В языке. В истории. В культуре. Во внутреннем бизнесе. Во внешнем бизнесе. В подчинении востока Украины. В Крыму. Путь свободен — народ-то с ними. И они горят желанием всё, действовать, и они действуют. Лишь бы было ущемление России. Лишь бы было русским больно. Посмотрите, как они воюют на востоке Украины, сколь негуманно и свирепо они ведут военные действия, применяя против мирного населения все запрещённые боеприпасы и вооружения массового поражения, что у них под рукой, не допуская никаких гуманитарных коридоров.

Видя их такие настроения, излишне спрашивать, хотят ли они взять у России реванш за Крым. Да, хотят. Горят желанием.

Может, побоятся? Нет. Наци иррациональны в своей ненависти к России, это одно. Другое, с Америкой, с поддержкой всего Запада, а таковая действительно имеется, наци ничего не боятся. Запад даст гарантии поддержки, уже дал. Отчего не дать, ведь сам Запад воевать не собирается, даст наёмников и технику, благо и того, и другого полно.

4. Европа — слабая карта для нас.

Может ли Европа у которой большой бизнес с Россией, в том числе и по газу, способствовать замирению сторон? Это вряд ли. Европа состоит в стратегической связке с Америкой по геополитическим целям — она поддерживает ослабление всякой страны, способной хоть как-то противостоять США. Действует по правилу — большому партнёру достанется много, но и нам что-то перепадёт.

В этой связке Европа не обладает самостоятельностью. Если Америка имеет к кому-нибудь серьёзные намерения, то никто из европейцев, сколь ни велики были бы сиюминутные выгоды, не бросит Америке вызов и не станет противодействовать. Уклонения от линии, заданной Вашингтоном, у отдельных стран бывают, но не противодействие.

Но главное, Европа смотрит на Россию в геополитическом плане теми же глазами, что и Америка, здесь у них нет расхождений. Европа видит в России соперника, и её устроит, если Россия распадётся на ряд мелких государств. Ради этого она согласна пережить утрату части своего бизнеса с Россией, поэтому шансы на содействие Старого Света мирному исходу украинской войны растворяются в дымке.

Европа, если ей вдруг сильно захочется сохранить бизнес в России, т. е. при самом лучшем раскладе для России, может только лишь попросить американцев сохранить ей газовый контракт с Россией, а для этого примирить стороны конфликта, но реальных средств настоять на этом у ней нет. Америка не будет её слушать, а националисты Украины выпестованы Америкой и только ей и подчиняются.

Националисты, как было отмечено, не патриоты, иначе они бы сдружились с Россией, это выгодно. Но им же главное гнать и стрелять русских, и поэтому газовый бизнес для них — не аргумент. Для наци ради газа мириться с русскими — себя не уважать. В планах националистов вообще продать этот газовый бизнес американцам и европейцам, но в грозовом преддверии войны этот бизнес выглядит для этих рискованным, непривлекательным.

Всё-таки очень небольшой шанс, что Европа уговорит Америку и наци оставить ей газовый бизнес, есть — слишком хороший бизнес для неё. Надо всё-таки иметь ввиду то, что Америке нет прямого интереса в газе для европейцев. Поэтому Америка, а особенно наци, если снизойдут к Европе, сделают это только так, чтобы для России этот бизнес был самым минимально доходным. Америка и наци знают, что в Европе есть более дорогие заменители газа, солярка, к примеру, пускай она их берёт, Европа может жить без газа, чего её баловать? Поэтому воспользоваться газом, перекрытием его доступа как ультиматумом Россия не может.

Надо отдавать себе отчёт в том, что эпоха хорошего газового бизнеса через Украину уже ушла, и если газовый бизнес сохранится, то это будет эпоха тяжелых маловыгодных контрактов. Только так России дадут сохранить этот бизнес.

Надо заметить следующее, что если Россия имела мысль, что её невмешательство на востоке Украины будет оценено Украиной, уберёт поводы к сердитости, вызовет расположение и тем будет сохранён газовый бизнес, то Россия здесь просчиталась. Такую мысль следует признать детской; если таковая была, то по причине неверного представления характера противников и их намерений.

Наци как наци выросли на сердитости к России и умиротворять их — только поддавать им пылу. Пытаться отстоять прежний газовый бизнес какими-то переговорами в контексте новой действительности на Украине уже нереально.

5. Главные интересы России.

Когда не видишь со стороны России активной помощи Новороссии, то думаешь, что Россия хочет остаться в стороне от конфликта. Спрашивается, какие же у России настоящие интересы по отношению к Украине?

С сохранением на своей границе сильного агрессивно-враждебного государства, пользующегося к тому же в своих претензиях сильнейшей международной поддержкой, Россия согласиться принципиально не может. Это уже стоило ей всего бизнеса там и тысячи убитых русских. Но это может стоить ей собственного существования.

Россия должна наконец отбросить иллюзии и увидеть характер и намерения тех сил, которые пришли к власти на Украине — американцев и наци. Дать себе отчёт, что с ней хотят и будут воевать. А это в совокупности с выступлениями внутренних врагов может привести к потери прежней государственности и расчленению России. Ей надо действовать соответственно и решительно.

В России видна именно недооценка характера тех сил, что пришли к власти на Украине. Можно было бы смириться с приходом к власти либералов или других каких-либо сил в результате Майдана. Эти силы также склонились бы к большему взаимодействию с Западом, но они в силу своей рациональности и понимания выгод сотрудничества с Россией не стали бы рвать все связи и науськивать украинцев на русских. Можно было бы рассчитывать на какое-то приемлемое взаимодействие. Но к власти пришли наци, люди с установкой «бей русских». Это совсем другое дело. Ситуация разворачивается на 180 градусов. Эти будут искать навредить России, где только можно, и согласиться с этим уже никак нельзя. Тут требуется вмешательство, о нейтралитете надо забыть.

Москва между тем своим нейтралитетом подчёркивает, что хочет с Украиной договориться и что власть там цивилизованная. Когда придёт понимание, что это не так? Что невозможно договориться и потому не о чем договариваться? Каких ещё жертв и несчастий ожидаем? Чем скорее придёт верная оценка, тем лучше.

Задача России по максимуму: вернуть всю Украину в сферу своего влияния, чтобы не было на границе националистического, враждебного нам государства. Оставив её в руках хунты, мы всегда будем иметь такое государство.

Чем более провокаций, кровопролития будут делать националисты, тем более они в этом будут обвинять Россию, разжигая ненависть к нам в своём народе. Чем больше народа они будут иметь в своём распоряжении и чем ненавистнее он будет к русским относиться, тем крупнее неприятности и провокации будут делаться. Поэтому остаётся и меньшая задача, если сил на главную не хватает, — она в том, чтобы оторвать от этой ядовитой кампании сколь возможно больше русских и тех украинцев, которые ещё хотят жить в мире с Россией и верят, что Россия им не враг.

Это очень важно, поскольку даст понять каждому россиянину, что Россия стоит за своих и не оставит их, где бы они ни находились. Нет разницы для русских: в Крыму ли они или на востоке Украины — и тем, и другим защита. Единением держались русские, и если власть пренебрежёт этим, то потеряет авторитет, выйдет из доверия, и будет крах Отечества.

Создаётся буфер между Россией и враждебной Украиной, и принести хаос в Россию сразу будет нельзя. Чем больше и сильнее этот буфер, тем лучше.

Это единственная возможность сделать когда-либо объединение Украины легальным путём, как воссоединение, если режим наци зашатается, а не путём вторжения. В какой форме это возможно будет осуществить, через унитаризм или федерализацию, будущее покажет.

Нельзя рассчитывать, что НАТО не поставит со временем на Украине свои ПРО, а впоследствии и войска. Чем далее мы сможем это отодвинуть, тем лучше.

Отсюда вывод — не хочет или не может Россия сейчас воевать, но тогда уж должна быть такая поддержка ополченцам, чтобы они обязательно побеждали. Украина ведёт там полномасштабные армейские операции, со множеством тяжёлой техники, и противостоять им возможно только также со множеством тяжёлой техники и большим числом ополченцев, а не малочисленными отрядами со стрелковым вооружением.

Может случиться и так, что будет с очевидностью выявлено, что при любой поддержке ополченцев им не выстоять против украинских армий, тогда надо будет воевать России самой. Ведь если не займут ополченцы опять свои города, придут украинские наци в Крым. Придётся идти российской армии защищать свои территории.

6. Россия на перепутье.

Россия не помогает ополченцам, боится гнева Америки? По-видимому, это так. Т. к. только страхом санкций можно объяснить предложения, пришедшие из ВШЭ: надо сдать Новороссию взамен на обещания не отвоёвывать Крым, сохранение газовых контрактов и какие-то приемлемые взаимоотношения с Украиной.

Что тут сказать?

Америка прекрасно знает, что русские и украинцы имеют общие корни, всегда при трудностях стояли вместе плечом к плечу, что это братские народы и что Россия имеет законный интерес, чтобы никто украинцев от неё не отрывал. Но Америка купила большую часть украинской элиты, прозомбировала национализмом мозги части украинцев. Теперь, когда националисты у власти, есть возможность не только оторвать украинцев от русских, но и сделать их навеки враждебными друг другу. Теперь весь расклад в том, прогонят ли русские хунту и приведут украинцев снова к дружбе или оставят добычу Америке. Для американцев не важно, погонят ли ополченцы хунту или это сделает русская армия. Для них это всё Москва. С досады, что не проехало, они наложат санкций по полной.

Если Россия не будет забирать украинцев опять под своё влияние, то Америка, зная, что у России в Украине есть свои законные интересы и она не постояла за них, поймёт, что Россия слаба и боится. Америка учтёт страх России. Страх санкций и войны, и попробует и то, и другое в достижении Крыма. Результат: опять санкции по полной плюс война. Санкции будут так и так, а уступками потеряем больше, чем найдём.

Но посмотрим, как среагируют националисты на это предложение. Повстанцы не могут утверждать, что Новороссия вся крепко в их руках находится. А вот националисты сильно уверены, что восточные области долго не продержатся и сами скоро упадут в их руки. Наци могут пообещать не ходить на Крым и сохранить газовые контракты в обмен на Новороссию, но для них тут не будет предмета договора — они просто получают то, что и так получили бы. Почему тогда их обещания должны иметь силу? Чего ради? Это будут пустые обещания. Наци, как и Америка, уважают силу и ничего другого, а ни ополченцы, ни Россия тут никакой силы ещё не проявили. Такой договор в глазах наци просто уступка, слабость со стороны России, и, следовательно, повод для ещё большего нажима и дальнейшего продвижения армий.

Не хочется России войны? Конечно, не хочется. Но если противник действительно хочет с тобой воевать, то как от этого отвертеться? Никак. Противник везде тебя достанет и от драки никак не отвяжешься. Его намерение воевать диктует тут ход событиям, а не твои какие-нибудь благие пожелания. Как не хотелось России воевать в Чечне против радикалов-ваххабитов! И даже замирились с ними Хасавюртским миром. А вот ваххабиты хотели дальше воевать и через пару месяцев напали в Дагестане, и что ж? Пришлось опять воевать. Силе приходиться противопоставлять силу, тут нет другого выбора. Ни Америка, ни наци не хотят мира (иначе он давно бы был) — они, что ж, подобреют и оставят России выбор?

Положение России незавидное; она не хочет войны, а уступками не вызовет замирения.

Америка и украинские наци считают, что она воюет, т. к. верят, что Москва помогает ополченцам. Для них слабость ополченцев — это слабость Москвы. Это плохо. Это только раззадоривает противника. Но плохо это вдвойне, т. к. русский он везде русский, и если с ним воюют, значит, воюют с Россией и это понятно каждому. Как ни крути, а не поддерживать своих — это слабость. Неотвратимо появляется недовольство своим правительством, падает градус доверия к нему. Этим нельзя пренебрегать.

Вот если бы ополченцы кругом громили наци, то ситуация выглядела бы много лучше. Можно было бы не надеяться на то, что противник соизволит почему-то умилостивиться, перестанет гнать русских и не предъявит больших претензий, в том числе на Крым, а призвать к ответу за нанесенные жертвы и ущерб, самому диктовать свои условия. Единственный путь отстоять русских на Украине, их собственность там, собственность и бизнес России на Украине, в том числе и газовые контракты — это не быть слабым. Разве не видно, что никакие «мягкие» методы против таких противников как Америка и наци не возымеют действия?

7. Последние замечания по борьбе.

На Западе откровенно раздаются призывы повлиять на олигархов, чтобы они призвали Путина к порядку. Российские олигархи — они за кого? У них собственность за рубежом, захотят ли они её терять из-за Украины и Путина? Америка угрозой потери иностранных активов пристегнула украинских олигархов к Майдану — вот и свергли Януковича. Такой же ход попробует она и в России. Олигархам же надо иметь в виду, что с одной стороны, свергнув Путина, они не делают свои состояния безопаснее, а окончательно ставят их под контроль Америки, с другой, сколько будет Америка чтить их заслуги, исходя из своей геополитической цели прибрать к рукам всю Россию, т. е. их состояния тоже? В любом случае, надо конкретно помочь каждому олигарху хотя бы часть зарубежного состояния спасти.

Готовьтесь к санкциям скорей, они будут по полной. Америка свои войска не двинет на Украину. Но санкции — это её война за неё; и она не будет церемониться.

У России не будет доступа к иностранным кредитам, и будет арест на депозиты за рубежом. Россия останется без самого важного ресурса — денег. Выводите деньги уже сейчас. Будет запрет на валютные операции — переводите доллары и евро в золото и юани уже сейчас. Воспользуйтесь опытом Ирана.

Не может быть, чтобы внутри Украины не было людей, которые бы не стояли за братство и дружбу с русскими и не ненавидели фашистов. Помочь им в организации сопротивления!

Должна быть дискредитация идей национализма. Молодое поколение не имеет об этом никакого понятия. Надо показывать, что власть на Украине не кричит о своём фашизме явно, чтоб не пугать зарубежных либералов, но каждое её действие не патриотично, а продиктовано нацистской доктриной, исключительно интересом враждебности к другой нации, что и есть фашизм.
Автор:
wertwert
Ctrl Enter

Заметив ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter

58 комментариев
Информация

Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти