Губит людей не пиво

Аналитики ЦРУ пару лет назад спрогнозировали, что 2040 год станет пограничной датой, за которой во всём своём ужасе откроется всемирная проблема нехватки воды. В 2013 году эксперты ОЭСР «приблизили» страшную дату — сдвинули её на 2030-й год. По их мнению, к тому времени 47% людей будут жить в зонах с вододефицитом. Наконец, есть мнение, что вододефицит грозит планете лет через десять.




Вот цитата из свежего сообщения на портале gezitter.org:

«Жители Панфиловского района Чуйской области выступают против разработки золотого месторождения в долине Чолок-Кайынды.

28 августа они перекрыли на несколько часов автотрассу Бишкек — Чалдыбар, потребовав прекращения деятельности компании «Редмет», заявив, что золотодобыча приведёт к загрязнению воды.

Областная милиция насчитала 300 участников акции, а собравшиеся утверждали, что их около 1000. Одним из организаторов акции протеста стал Нургазы Кайыпбаев — житель села Букара из айыл окмоту Вознесеновка Панфиловского района. По его словам, весь айыл окмоту использует в качестве питьевой воды реку, которая течёт из долины Чон-Кайынды. Если начнётся золотодобыча, то вода загрязнится…»


Видите? Золото — ничто там, где в дефиците источники воды.

А вот другое сообщение из СМИ, тоже из Средней Азии.

Киргизское ИА «24.kg» привело слова Аскарбека Токтошева, главы государственного агентства архитектуры, строительства и жилищно-коммунального хозяйства, сказанные им на встрече под названием «Открытый диалог о чистой питьевой воде». Господин Токтошев рассказал о доступности безопасной воды для сельского населения.

По состоянию на 1 августа, 38,32% сельского населения имеет доступ к уличным колонкам, 21,5% — к колонкам во дворе или в доме, 25,51% черпают ценную жидкость из арыков, речек и каналов, 6,93% — из родников. 2,32% граждан пользуются услугами водовозов. Индивидуальные скважины имеются всего у 2,23%. Доступом к колодцам могут похвастаться 1,12% населения. Бегают до колонки у соседей 0,91%. Ну, и ещё 0,02% имеют доступ к болотам.

Если от Средней Азии перейти к Китаю, то станет ясно: китайцы вододефицита не потерпят. Доступ к болотам и к колонкам у соседей — не то светлое будущее, что рисует перед жителями Поднебесной ЦК КПК.

25 августа в «Российской газете» появилась статья Леонида Юрьева, в которой рассказывается о китайском проекте по переброске рек, затеянном ради добычи пресной воды.

Обозреватель напоминает, что прокладку центрального маршрута переброски рек с юга на север страны Китай завершил ещё в мае. Сеть каналов начнёт эксплуатироваться уже в октябре. В сто с лишним китайских городов дополнительно будет поступать 9,5 млрд. кубометров воды ежегодно.

Засушливые северные регионы КНР раньше решали проблему дефицита воды, напоминает автор материала, «нещадной эксплуатацией подземных вод». Однако такое выкачивание воды породило целый ряд экологических проблем, начиная с проседания почв. Понижение горизонта почв Северокитайской равнины на 20 см зафиксировано на территории в 60 тыс. кв. км. Город Цанчжоу натурально провалился: за сорок лет высота над уровнем моря упала на 2,5 метра. В регионе стали мелеть озёра и реки. Ну, и Пекин: город уходит под землю со скоростью до 137 мм в год.


Теперь из рек Янцзы и Хуанхэ по каналам длиной в 4350 км на китайский север будет каждый год перекачиваться 44,5 млрд. кубометров воды. Но увы, даже этот масштабный проект не спасёт страну. В Китае живёт 1/5 населения планеты, а вот запасов пресной воды у Поднебесной всего 7% от общемирового.

В прогнозах мелькает 2030 год. Именно к тому времени КНР будет нуждаться в 818 млрд. кубометров воды ежегодно. Но уровень водоснабжения останется на отметке 619 млрд., пишет обозреватель «РГ». Китаю грозит жёсткая экономия воды…

В 2012 году директор Института водных проблем Российской Академии наук В. Данилов-Данильян на презентации 4-го доклада Организации Объединённых Наций об освоении водных ресурсов объяснил, что возможностей для экстенсивного роста потребления воды на планете осталось лет на десять-пятнадцать.

Учёный напомнил, что до 70 процентов используемой воды — это вода для сельскохозяйственного орошения. Из материалов доклада ясно, что через 10-15 лет люди убедятся: экстенсивный рост водопользования невозможен. Учёный предложил увеличить эффективность применения воды, развивать её очистку и использовать повторно.

Также в докладе отмечалось, что в выигрышном положении находятся три страны: Россия, Бразилия и Канада. Здесь дефицита воды нет. Причём в России вода, не используемая в сельском хозяйстве, останется спустя даже семьдесят лет. Правда, Данилов-Данильян уточнил, что значительная часть российских водных ресурсов сосредоточена в азиатской части, а сельское хозяйство, промышленность и население сконцентрированы на европейской территории. И при экстенсивном сценарии европейской части РФ воды не хватит в том же 2030 году.

Цээрушные же эксперты считают отметкой тотального вододефицита планеты не 2030-й, а 2040-й год. Грядущую нехватку питьевой воды они объясняют быстрым ростом населения в вододефицитных регионах, которые заодно являются экономически отсталыми и политически нестабильными. В двадцатом веке население планеты более чем утроилось. Но всё бы ничего, да вот потребление пресной воды на планете за то же время увеличилось не в три, а в 6 раз. Сами по себе эти «разы» уже представляются угрожающими.

Эксперты из Организации экономического сотрудничества и развития «возвращают» человечество к отметке 2030 года. По их мнению, к этой дате уже 47% людей будут жить в зонах с дефицитом водных ресурсов.

А публицист Хэнк Пелисье в прошлом году насчитал девять регионов, в которых могут начаться вооружённые конфликты из-за воды.

В Йемене север может пойти против юга. Египту грозит конфликт с Эфиопией. Индия и Бангладеш вот-вот поссорятся с Китаем. У Индии может возникнуть также водный конфликт с Пакистаном. Буркина-Фасо вполне может оказаться стратегическим противником Ганы.

Могут случиться и более крупные противостояния: например, между Таиландом, Лаосом, Вьетнамом, Камбоджей и Китаем. К 2015 году на реке Меконг и её притоках может быть возведена 41 крупная плотина, а к 2030 году — уже 71.

Если повернуть взгляд в сторону Ближнего Востока, то станет ясно, что предметом жаркого спора между Сирией, Ираком, Ираном и Турцией могут стать Тигр и Евфрат. Сегодня уже «проклинается» Турция, поскольку 98% истоков Евфрата начинается в этой стране.

Израиль может повздорить с Палестиной.

Ну, а в Средней Азии могут вспыхнуть войны за использование вод Сырдарьи и Амударьи. Казахстану, Туркменистану и Узбекистану нужна вода для хлопчатника, пшеницы и риса, а Кыргызстану и Таджикистану вода требуется для ГЭС.

Аналитик Кларк Джадж из «US News» насчитал на карте мира не девять, а целых двадцать регионов, где могут вспыхнуть «водные войны» (оканчивая некоторыми американскими штатами).

Впрочем, искать такие места на земном шаре — занятие неблагодарное. Достаточно понять, что уже к 2030 году вододефицит грозит почти всему миру, включая и европейскую часть России.

По подсчётам экспертов ООН, заглянувшим не в будущее, а в прошлое, за пятьдесят последних лет в мире произошло 1500 водных конфликтов.

«Водный вопрос, — пишет Алексей Куприянов («Лента.ру»), — регулярно обсуждается в рамках ООН. В Декларации тысячелетия, принятой Организацией Объединённых Наций в 2000 году, международное сообщество взяло на себя обязательство к 2015 году наполовину сократить количество людей, лишённых доступа к чистой питьевой воде, и покончить с нерациональным использованием водных ресурсов. До реализации остался год, и Декларация в этом направлении, похоже, так и осталась лишь бумагой.

Вопрос распределения воды лучше всего иллюстрирует тот факт, что мировая политика на самом деле является игрой с нулевой суммой: если кто-то выигрывает, то кто-то неизбежно терпит поражение. Невозможно сделать так, чтобы воды хватало на всех. Войны за воду предрекали ещё в 1980-х, но их так и не случилось. Но это не значит, что рано или поздно живительную влагу человечество не начнёт всё-таки делить с оружием в руках».

Закончим отрывком из рассказа Роберта Шекли «Особый старательский» (1959 г.):

Моррисон ждал, вглядываясь в сверкающее устье вихря, который пронёсся по небу и остановился в четверти мили от него. Из вихря показалось большое круглое медное днище. Устье вихря стало расширяться, пропуская ещё большую медную выпуклость. Днище уже стояло на песке, а выпуклость всё росла. Когда наконец она показалась вся, в безбрежной пустыне возвышалась гигантская вычурная медная чаша для пунша. Вихрь поднялся и повис над ней.

Моррисон ждал. Запекшееся горло саднило. Из вихря показалась тонкая струйка воды и полилась в чашу. Моррисон всё ещё не двигался.

А потом началось. Струйка превратилась в поток, рев которого разогнал всех коршунов и волков. Целый водопад низвергался из вихря в гигантскую чашу.

Моррисон, шатаясь, побрёл к ней. «Попросить бы мне флягу», — говорил он себе, мучимый страшной жаждой, ковыляя по песку к чаше. Вот наконец перед ним стоял «Особый старательский» — выше колокольни, больше дома, наполненный водой, что была дороже самой золотоносной породы. Он повернул кран у дна чаши. Вода смочила жёлтый песок и ручейками побежала вниз по дюне.

«Надо было ещё заказать чашку или стакан», — подумал Моррисон, лёжа на спине и ловя открытым ртом струю воды.


Обозревал Олег Чувакин
— специально для topwar.ru
Ctrl Enter

Заметили ошЫбку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

44 комментария
Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти