Самое свежее, под нафталином

Самое свежее, под нафталином— Когда-то музыка для нас была чем-то вроде медитации, где слова и ритм погружают во что-то свое, для тебя родное, жгучее. Цой, Бутусов, Кинчев… Где свежий ветер, без запаха нафталина?

— Так вот же! — И показывают Пугачеву, Ротару, Кобзона, Левченко, Николаева, Макаревича.


— А они здесь при чем?

— Да вы что, они БОРЦЫ С РЕЖИМОМ, любите их. Знаете, как им тяжело в этом проклятом совковом застое было. А как поют! Некоторые даже сами сочиняют.

— А, ну да, ну да. А можно все-таки что-нибудь без нафталина?

— Конечно, конечно. Вот «Блестящие», сороковой состав, вот «А-студио», у их новой солистки папа настоящий вор в законе, а старый солист дверью на балкон ошибся, вот «Корни», у них солист картавый, так забавно…

— Да я не о том.

— Понятно, понятно. Вот Земфира, сейчас не поет, зато как худеет и с девочками спит, вот «Мираж», и поют и худеют, а это супер-пупер Добрынин — нет, нет, он абсолютно современен, видите: побрился. Или вот Тимати, ему майку из самой Америки привезли, а наколки, простите, тату, настоящий негр делал.

— А что поет?

— Не поет, читает. Не важно.

— Все-таки, хоть что-то есть профессиональное?

— А как же, наш Коленька Басков даже в театре работал, или работает, бог его знает.

— Да нет, что-нибудь высокое.

— Так бы и сказали, что поклонник Фили Киркорова.


— Так есть у вас есть что-нибудь? (Мат вырезан. — Цензор «ВО».)

— Вы любитель Шнура.

— Ты чего несешь, зачем мне шнур, если я что-то не понимаю, вешаться не буду!

— Извини, братан. Для тебя Шуфутинский споет. Прямо с калифорнийской пятиэтажной хазы. Любаня Успенская про жизнь свою нелегкую расскажет.

— Урод!

— Боря Гребенщиков только по утрам на ТВ зажигает, в ночных клубах народная медицина не катит, там традиционное лечение — таблетки, и без рецептов…

Бесконечный разговор.

Когда-то времена Брежнева назвали застоем, тогда объясните мне, что сейчас?

Наша политика, искусство, бизнес напоминают колоду старых, крапленых и засаленных карт. И каждый раз, когда одна карта теряется, добавляется другая, из такой же затасканной колоды.

Во всей стране, начиная с Москвы и заканчивая селом Пупыкино, в плане руководства и управления не изменилось НИЧЕГО. Те же лица, а чаще их черты.
Автор:
Buran
Ctrl Enter

Заметили ошЫбку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

74 комментария
Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти