Миссия



Слегка сдвинул занавеску из кевлара, выглянул на улицу. Быстро, мельком. Так, чтобы снаружи не заметили. Увидят, шарахнут из всего, что под рукой будет. Не любят у нас граждане, когда за ними наблюдают. И бдят за этим строго.


Тут у соседа родственник с Кавказских гор спустился, погостить приехал. Право, ребенок неразумный. Воскресным утром вышел на балкон за глотком свежего воздуха, а получил сорок четыре пули, кто-то даже арбалетный болт вогнал. И как всегда, после этого чудика переключились друг на друга. Часа полтора колошматили, пока наряд полицейский не прибыл. Все сразу попрятались. Только один идиот, видно, пьяный, продолжил канонаду. Ну, и получил из-под ствола в окно. Вот его-то и сделали крайним.

Так, судя по увиденному, сегодня можно выдвигаться. В двадцати метрах от дома стоит БМП полиции. Бронированный «Тигр» соседа прикрыл одним из своих бортов проход в переулок. Главное, добежать до пешеходной зоны, там уж как-нибудь отобьюсь.

Открыв шкаф, оглядел свой гардероб. Выбрал тяжелый армейский бронежилет, каску тактическую. Нашу, российскую. К натовским у меня доверие пропало. Прокопыч из двенадцатого дома как-то меня на прицел поймал. Из какой-то М-16 насквозь пробил. Пара миллиметров левее, и в башке на несколько граммов тяжелее. Ну, ничего я его на следующую неделю выловил. Вместе с сантехником. Прокопыч его прикрывал, когда тот к нему на аварию шел. Сначала сантехнику колено прострелил, сосед как последний лох клюнул и бросился из-под огня вытаскивать. Я немного развлекся с его конечностями. То ногу прострелю, то руку. Злой был. Винтовка у меня бесшумная, засечь сложно. Я не садист, удовлетворив своё чувство мести, добил точно между глаз. Сантехник же теперь на протезе скачет. Да в сторону нашего дома недобро так поглядывает. Видно, просек все-таки, откуда огонь велся. Надо будет добить. А то натащит селитру в подвал и запустит на луну. Они в ЖКХ такие злопамятные. В прошлом году двадцать четвертый дом взорвался из-за утечки газа. Ага, это утечка, центнер гексогена. Один из жильцов не добил электрика, когда тот лампочку в подъезд отказался вкручивать. Пульс не проверил. Контрольный выстрел не сделал. Вот и уполз, сволочь. Раны зализал и назад вернулся.

Так, пора на выход. Осмотрел мониторы внешнего наблюдения. Сверил их с дверными глазками. Вроде совпадают. Открыл замки, оставив титановую цепи накинутой. Прислушался к звенящей тишине подъезда…

Когда-то самым страшным в подъезде были малолетки, неизменно курящие, матерящиеся и пьющие пиво. Как мы были тогда наивны! Самое страшное — это тишина. Да, теперь у нас не пахнет кошками, перегаром и табаком. Теперь стены не обожжённые, не исписанные и даже не описанные. Но, боже, как все-таки страшно идти по этой стерильной чистоте, ожидая выстрела или удара ножом. Шаг за шагом, с пятки на носок, спиной к стене лицом к перилам.

Удача. Входная дверь. Теперь распахнуть ее и прыгнуть в кусты у подъезда. Есть риск, что кто-то мог поставить растяжку. Рискнул, и снова удача. Лишь пара выстрелов щелкнула, оставив небольшие царапины на бронированной двери подъезда. Башня полицейской БМПшки развернулась в сторону горе-стрелков и сделала предупредительный выстрел. Напомнив о себе. Под этот шумок я и рванул к пешеходной зоне. Выстрелы полицейских заставили отпрянуть от окон, поэтому до пешеходки я почти добежал. Но за пару метров меня догнала пуля в спину, заставившая, кувыркнувшись, рухнуть на тротуар.

Встал, отряхнулся. Синяк на спине будет, зато куртка цела, не зря броник поверх надел. На пешеходке почти никого, только вдали виднелась суетящаяся группа людей. Кто-то кого-то бил. Кто-то от кого-то отбивался. А, не важно. Я до них не дохожу. Теперь главное — дорогу перейти. Метрах в пятидесяти от пешеходного перехода стоял танк ДПС. Ожидая очередного лихача. Им танки недавно выдали. Уж очень накладно стало за лихачами на броневиках гоняться. Да и в последнее время РПГ в моду вошли. Дешевле государству обходится. Не надо новую машину закупать и компенсации за погибших полицейских платить. Один выстрел, и родственники нарушителя получают штраф плюс стоимость снаряда плюс транспортные расходы за уборку того, что осталось от машины проштрафившегося.

Переходя по зебре, буквально кожей чувствовал раскаленные от ненависти взгляды водителей. Но упертый в них ствол орудия делал их бессильными. Осталось совсем немного. Неожиданно сзади со стороны танка раздался треск пулемета. Я оглянулся. На дороге лежал человек, разрезанный пулеметной очередью. Видно, пока я переходил дорогу, он под шумок решил «нарушить» и перейти дорогу в неположенном месте. Наши гаишники не зря свой хлеб едят. Ну, вот и дошёл. Последние метры.

Там, за мешками с песком, за маскировочной сеткой, — моя цель. Толкнув массивную дверь, ввалился в досмотровый тамбур. Достал паспорт и положил на сканирующее устройство. Даже немного вспотел, пока дождался сигнала идентификации. Знакомый раньше работал здесь охранником. Он рассказал о том, что происходит с непрошедшими. Быстро и эффективно. Следующее помещение — это сейфовая, где нужно выложить весь свой арсенал.

И наконец, триумф. Апофеоз пути. Прохожу мимо стеллажей с продуктами в ярких обёртках, мимо холодильных ларей. Вот он, прилавок, за которым стоит мой свет в конце туннеля. Продавец. Я тяну ему купюру, и получаю этот заветный, мягкий, ароматный кирпичик. Сегодня я купил ХЛЕБ…

P. S. Недавно на одном сетевом ресурсе зашла речь об обороте оружия. Как всегда, поднялась глобальная буча. И если честно, сторонники «ЗА» имели успех. Что ж. Постарался эту тему довести до абсурда. Литературный слог не очень, зато тема, как всегда, горяча.
Автор:
Buran
Ctrl Enter

Заметили ошЫбку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

47 комментариев
Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти