"Ангара": триумф или забвение. Часть 7

Ракета-солдат

Мы говорили выше, что «Ангара» нацеливается как минимум «выдавить» три класса ракет-носителей. Это уже впечатляет. Тем более что завоевание в орбитальном космосе хоть какой-то ниши, это уже «золотая жила», Клондайк.




Сами судите — только у США на орбите работают более 400 военных спутников, а сколько «мирных» и коммерческих — не поддается исчислению. Орбитальный аппарат — это всё: разведка, слежение, связь, телекоммуникации, навигация, космические лаборатории, обсерватории, всевозможный мониторинг земной и водной поверхности, слежение за атмосферными процессами… Я даже не пытаюсь перечислить и половины всех возможностей спутников, они беспредельны. Причем «земной» альтернативы спутникам практически нет, а если есть, то непомерно дорогая.

Не стоит забывать, что у ракет, помимо отправки на орбиту полезных грузов, есть основная «обязанность» — доставка потенциальному противнику за многие тысячи километров ядерного боезаряда. Напрашивается мысль: а не собирается ли «Ангара» «отжать» какой-нибудь класс межконтинентальных баллистических ракет (МБР)? Вот тут военные как в рот воды набрали, не разглашают «секрет Полишинеля». С ними всё понятно, люди служивые, и военных тайн не раскрывают. Правда, есть вероятность, что эта тайна никогда не сможет материализоваться, но это другой вопрос.

А вот молчание наших доблестных «шпионов из пятой колонны» настораживает. Может быть, они молчат потому, что знают: для русского человека оборона — это святое? А еще они осведомлены, что русский народ может простить власти всё (деспотию, коррупцию, материальные лишения), но если эта власть не сможет народ защитить, то ей быстро устраивают «дом Ипатьева». Образ святого князя-заступника, пусть жестокого, но справедливого, веками находится в нашем коде.

Тогда, может быть, стоит приоткрыть «завесу секретности»? Тем более X-Files мы не обладаем. Всё, что нужно и не нужно засекретить, засекречено. Мы же будем пользоваться материалами для домохозяек и обычной человеческой логикой.

Как нам известно, Россия единственная держава (кроме США), обладающая ядерной триадой. То есть она способна по любой точке земного шара нанести ядерный удар — с земли, с воды и с воздуха. Соответственно, с земли мы наносим удар межконтинентальными баллистическими ракетами. А вот российские МБР, в свою очередь, составляют свою триаду, которой нет даже у Америки. Это баллистические ракеты лёгкого, среднего и тяжелого класса, упрощенно 50-ти-, 100- и 200-тонники.

Теперь нам нужно определить, с ракетой какого класса у нас проблемы и какого рода. Скажу сразу: главный вопрос для нашего государства — это обретение производственно-технологического суверенитета в производстве всех видов ракет.

Начнем с МБР легкого класса. Они у нас представлены такими ракетами как «Тополь» и его «продвинутая» модификация — «Ярс». Вопросов по этим ракетам нет, они производятся на Воткинском машиностроительном заводе. Украинское КБ «Южное» мы «отфутболили» еще в 1992 году. Так что суверенитет тут полный, и Запад нам навредить не сможет, если, конечно, он не продолжит дальше убивать наших ракетчиков. Я писал выше про «теракт» в Волгограде: эти несчастные ребята как раз и были работниками Воткинского предприятия.

Средний класс МБР у нас занимает 105-тонная РС-18 «Стилет». Эта ракета недавно жестоко «пошутила» над американцами. Уверовав в то, что срок годности «соток» истёк, Америка односторонне вышла из Договора по ПРО 1972 года, а мы без труда их обновили. Единственное, что мы простили $50 млн. «газового» долга Украине, а они нам отдали 30 новеньких ступеней, оставшихся у них после реализации Договора СНВ-1. Мы даже умудрились на этом деле подзаработать.

Не совсем веря в успех, планировалось задействовать мощности «коммерческих» версий этой ракеты — «Рокота» и «Стрелы», но этого не пришлось делать. Приятно было наблюдать за реакцией американцев, когда мы произвели успешный пуск «помолодевшей сотки». Так обводить вокруг пальца наших «друзей» в последнее время приходится нечасто.

Российская «сухопутная триада» является «дамокловым мечом» для Америки. Им нечего нам противопоставить. Американская 35-тонная ракета «Минитмен» даже не дотягивает до лёгкого класса, мало того, она не мобильна, в отличие от наших «Тополей» и «Ярсов», и поэтому уязвима.

Не удивительно, что Америка является большим любителем заводить «друзей» вблизи наших границ и потом «пихать» им свои ракеты средней дальности. По-другому им нас не достать. Американский флот может приблизиться только к нашему дальневосточному побережью, где ему будет пытаться противостоять Тихоокеанский флот, самый большой в России. Арктический берег тоже для них закрыт, тем более там несет вахту второй по численности Северный флот. Балтийское и Чёрное море элементарно «закупориваются». В итоге получается парадокс: самое протяженное в мире морское побережье России практически закрыто для самого большого в мире флота (американского).


Не лучше в США обстоят дела и со стратегической авиацией. Воздушный флот Америки не может нанести удар по жизненно важным объектам России, не соприкасаясь с зоной ПВО, а с какими потерями «видимые невидимки» пройдут эту зону, нетрудно догадаться.

Возвращаясь к «Стилетам», нужно сказать, что американцев расстроил не только факт быстрой «реанимации» ракет среднего класса, а то, что «сотки», в большом, разумеется, количестве, способны быть силой, эквивалентной ракетам тяжелого и среднего класса, вместе взятым. На ликвидацию МБР тяжелого класса как раз больше всего они и рассчитывали.

Самое время познакомиться с этими гигантами. Это легендарная РС-20 «Сатана» и её модернизированный собрат «Воевода». С этими тяжелыми ракетами у нас действительно тяжелое положение. Дело в том, что они производились на украинском «Южмаше». Модернизация, обслуживание — тоже за украинскими специалистами. Вот тут Америка во всей красе показывает свою иезуитскую политику. Смысл такой политики оригинальностью не отличается и предельно ясен — максимально использовать Украину, чтобы нанести вред военно-космическому потенциалу России. Только Киев должен усвоить одну простую истину: его космическая индустрия существует только потому, что в ней нуждается Россия, в силу тех связей, которые достались нам когда-то от единой страны. Как только эти связи прекратятся (к этому всё идёт полным ходом), украинский космос рухнет, как вавилонская башня. В том числе в укркосмосе не будут нуждаться американцы, потому что мертвый камикадзе никому не нужен.

Весьма показательно выглядит ситуация с украинской ракетой «Днепр». Это как раз и есть гражданская модификация «Сатаны». В связи с подписанием договора СНВ-1, который предполагал уничтожение 50% РС-20, встал вопрос о методах сокращения арсенала этих ракет. Наиболее эффективным с коммерческой точки зрения был метод переделки ракеты под орбитальные запуски. Этим и занялось российско-украинское предприятие «Космотрас». Вот тут-то и стали потирать руки «заокеанские товарищи» в предвкушении козней и интриг. Теперь американцы с помощью украинских «друзей», которые ведут техническое сопровождение наших «царь-ракет», находящихся на боевом посту, могут контролировать буквально всё — начиная с системы управления и заканчивая поставкой запчастей с Украины. Мало того, с помощью Киева США взяли под контроль утилизацию ракет и коммерческие запуски «мирной» версии «Сатаны». А чтобы в коммерческих запусках «Космотрас» не совал в ракету «какие попало» спутники, Америка преподала нам урок, который мы впоследствии усвоили.

Вначале нужно сказать, что «царь-ракета», помимо своей мощи (которая вошла в книгу Гиннесса), обладала феноменальной надежностью, это подтверждалось более чем 160 запусками, поэтому сомнений в коммерческих пусках у «Космотраса» не было. Действительно, на сегодняшний день произведено 20 запусков. Выведено на орбиту более 100 спутников. Все пуски были успешными, кроме одного, седьмого по счету.

26 июля 2006 года именно в этот день должен был выйти на орбиту российский спутник, но это полбеды. Самое страшное, что потерпел катастрофу белорусский космический первенец — спутник «БелКА». Надо сказать, что «спутник» — понятие растяжимое. Это может быть килограммовый «пикающий» шарик или антенна с усилителем на солнечной подзарядке, а может быть беспилотный корабль, маневрирующий на орбите в трёх осях с мощной энергоустановкой, «нафаршированным» всевозможными приборами с прекрасным разрешением и большой полосой захвата. Именно таким и был белорусский спутник. Он должен был войти в группировку спутников, используемых в рамках космических программ союзного государства. Не будет преувеличением, если я скажу, что в его создание Белоруссия вложила свою душу, свой престиж. Александру Лукашенко, приехавшему в Байконур на запуск «Белки», за такой спутник стыдно бы не было. Ему наверняка стало потом стыдно за некоторых украинских «проституток». Я ни в коем случае не обвиняю всех украинских специалистов, в «теме» было не более двух-трёх человек, а «проституток», как вы увидели, и у нас полно. Был накрыт стол, посвященный принятию Белоруссии в лоно космических держав, было много итальянцев, американцев… Все были в предвкушении торжества, а получилась такая мерзкая история.

Давайте зададим себе вопрос: РС-20 в разных модификациях успешно стартовала около 200 раз, а в одном случае произошла катастрофа, — так может ли тут присутствовать элемент случайности? Любой математик вам скажет, что «может», но вероятность крайне низка. С такой же вероятностью какой-нибудь гамадрил будет стучать по клавиатуре и «случайно сочинит» любовную записку своей самочке. Дело даже не в том, что 1:200 — это низкая вероятность, а в том, что эта «вероятность» реализовалась именно с российско-белорусскими спутниками, которые ни до, ни после в эту «математическую задачу» не закладывались.

Как всегда, поражает, как эти «мальчики» грязно работают. Спрашивается, почему они не инициировали поломку, скажем, в разгонном блоке? Тогда можно было бы свалить вину на гражданскую модификацию «Сатаны». Но ракета «сломалась» на 74-й секунде полёта, то есть «поломка» произошла в самой проторакете! Такие нештатные ситуации устраняются еще в период стендовых испытаний. Еще грубее можно было сделать, привязав к ракете гранату. Известно, что любая спецслужба старается не подставлять своего агента, если конечно его ценит, а когда начинаешь разбираться в «любовном космическом треугольнике» Москва — Вашингтон — Киев, бросается в глаза, как задешево украинская сторона продается, да еще тупо себя компрометируя.

Москва и Минск сделали правильные выводы из всей этой истории. Белоруссия через 6 лет все-таки запустила свой спутник, правда, он был поскромнее, чем первый, а на орбиту вывела его ракета-носитель «Союз», в то время, как «Днепр» продолжал безаварийно выводить на орбиту спутники других стран.

Нам тоже нужно сделать несколько выводов. Во-первых, история с «Белкой» наглядно показывает, что это максимум, на что способна Украина, чтобы нам навредить. Ни для кого не секрет, что США оказывает давление на Украину с целью прекратить обслуживание ракет «Сатана», но Киев делать этого не будет по той причине, что они тоже у нас «на крючке». Например, мы можем смело закрыть проект «Днепр», потому что все 150 ракет «Космотраса» находятся в России. Про «Зенит» писалось выше, повторяться не буду. Аналогичная ситуация с «Циклонами», для которых значительная доля комплектующих производится в России, включая двигатели. Российская и украинская космические индустрии, в силу известных причин, связаны между собой симбиозно, так что «крючок» — обоюдоострый.

Во-вторых, в классе тяжелых МБР у России образовалась прореха. Учитывая, что на момент крушения «Белки» ситуация со «Стилетами» была неважная, выходит, что у нас «зависли» даже ракеты среднего класса. Получалась ситуация удручающая: из российской сухопутной ядерной триады Америка с ловкостью бильярдиста выбивает две составляющих.

Читатель резонно может задать вопрос: а не «жирновато» ли иметь триаду МБР, если США её не имеет? Дело в том, что Америке эту триаду иметь не надо, ведь они ракеты средней дальности могут поставить, куда угодно. Норвегия, страны Прибалтики, бывшие страны Варшавского договора, Турция, на очереди — Украина… Зачем создавать ракету с дальностью полета 11000 км, когда можно сделать с дальностью 1500 км, ведь стоить они будут на порядок меньше! Мы, к сожалению, в Канаде или в Мексике ракеты разместить не можем. Правда, можно воспользоваться ракетными крейсерами и подводными кораблями, но их у нас мало, а строить их дорого.

Я писал выше об утилизации 300 ядерных субмарин. И наоборот, США такую роскошь, как многочисленный ВМФ, позволить себе могут.

Тогда, может, России компенсировать «недостачу» большим количеством ракет лёгкого класса? Это невозможно. Во-первых, дорого. «Сатана» и «Тополь» — это совершенно разные доктрины. Мобильный, быстрый «на подъем» «Тополь» наносит удар, когда ракеты противника еще не долетели до цели. «Царь-ракета», наоборот, может в шахте, как в бомбоубежище, переждать ядерный удар, потом стартовать, преодолеть зону ПРО неприятеля, разделиться на 10 боеголовок, самостоятельно работающих по целям, и устроить противнику ад, эквивалентный 500 Хиросимам. Можно, конечно, понастроить множество шахт для «Тополей», что мы частично и делаем, но что делать с шахтами для «Сатаны»? Шахтная пусковая установка (ШПУ) сложное и дорогое инженерное сооружение, и ставить туда ракету лёгкого класса нерентабельно.

Во-вторых, твердотопливный «Тополь» в силу специфики двигателя не может маневрировать в полете, как это может делать «Сатана», у которой жидкостные реактивные двигатели (ЖРД). Понятно, что траектория полета «Тополя» более предсказуема, поэтому действия ПРО противника будут более эффективными.

Вообще, в нашей триаде МБР оптимально используются сильные и слабые стороны ракетной техники. Конструкция твердотопливного ракетного двигателя (РДТТ) довольно простая, топливная ёмкость практически является соплом, которое делается толстостенным, что влечет за собой увеличение «неполезной» массы. Чем больше ракета, тем хуже показатель отношения массы полезного груза к массе ракеты. Но на малых ракетах этот недостаток сходит на нет из-за отсутствия турбонасосного агрегата. И наоборот — чем больше твердотопливная ракета, тем меньше отсутствие агрегата «спасает положение». Неудивительно, что твердотопливные ракеты по праву «оккупировали» легкий класс: простота и дешевизна, мобильность и возможность быстрого приведения в боевую готовность делают их незаменимыми в своем сегменте. «Царь-ракета» с жидкостными двигателями оправдывает свое название, ведь чем больше масса ЖРД-ракеты, тем лучше показатель полезный груз/масса ракеты.

Нетрудно догадаться, что этот показатель у 211-тонной ракеты — самый высокий среди МБР.

Таким образом, легкий «Ярс» и тяжелый «Воевода», словно эсминец и линкор, великолепно сочетаются, прикрывая собой слабости друг друга. И наоборот, каждая ракета приумножает достоинства своего «коллеги».

Что касается средних «Стилетов», без них можно было обойтись в принципе. 105-тонную ракету очень трудно сделать мобильной, и прятать ее в шахту не совсем рентабельно, поэтому таких ракет было относительно немного. «Стилет» рассчитывался как страховочный вариант, который, как вы знаете, сработал.

Давайте подытожим. Из вышесказанного следует однозначный вывод, что «Сатане-Воеводе» нужно искать замену. Все остальные меры являются паллиативными. Протянем мы еще до 2030 года, а дальше — никаких перспектив.

Неудивительно, что в 2009 году стартовал проект «Сармат», достойная замена «Воеводе», как уверяет наше министерство обороны. Информации о проекте МБР «Сармат» крайне мало, но известно, что ракета будет использовать жидкостные реактивные двигатели и весить около 100 тонн. Как видим, «достойная замена» получается только «Стилету», что уже неплохо. Однако место МБР тяжелого класса по-прежнему остается вакантным.

Интересно задаться вопросом: а была ли в Советском Союзе «подстраховочная» ракета для «Сатаны»? Да, была. Это Р-36орб «Скарп». Она не только страховала, но и прекрасно её дополняла. Внешне похожий на «Сатану» «Скарп» отличался способом доставки боевого заряда. Ракета-носитель выводила заряд мощностью 2,3 Мт, снабженный двигателями, прямо в космос. Получался маневрирующий на орбите корабль-камикадзе, начиненный 150-ю «Хиросимами». Расстояние до цели для этого «спутника» не имело значения, непринципиально было и направление атаки. Правда, для Америки всё это было ой как принципиально, ведь атака объекта с любого направления делала его защиту практически невозможной. По крайней мере, восторга у американцев это точно бы не вызвало по причине непомерно дорогой ПРО. Если «Сатана» у американских стратегов вызывал неразрешимую головную боль, то его «космический» вариант приводил их в бешенство. Вот это и есть реальное воплощение «звездных войн», а не те мультики, которые показывали Горбачеву его заокеанские друзья.

К сожалению, Р-36орб нам ничем не поможет — не потому, что мы её сняли с боевого дежурства, согласно Договору ОСВ-2 (на эти «договоры» сейчас никто не смотрит). Дело в том, что «мирная» версия этой ракеты, предусмотрительно оставленная в серии Советским Союзом, производилась на Украине. Это и есть выше упомянутый «Циклон».

Невольно задаешься глобальным вопросом: почему СССР в классе тяжелых МБР имел два вида ракет, а Россия не «хочет» иметь ни одного?! Раньше что, мы были дураками-транжирами, а сейчас поумнели? Может быть, тогда с обороноспособностью у нас было плохо, а сейчас всё прекрасно? Ответ очевиден: всё наоборот. Нужно без иллюзий понимать, что без сбалансированной по количеству и по качеству триады МБР России невозможно будет существовать в её колоссальных границах. Напомню, что Россия по площади превосходит любое другое государство минимум в два раза и это не считая обширных территорий арктического шельфа, на которые мы односторонне заявили своё право. Вот бы нам такие показатели по ВВП или хотя бы по населению иметь, но это далеко не так. По ВВП мы на 6-м месте, а по численности населения Россия на 10-м месте, «галантно» пропуская вперед даже такие страны, как Бангладеш, Пакистан и Нигерия.

Ни для кого не секрет, какая в мире идёт борьба за контроль над природными, водными и энергоресурсами. Как и чем мы будем всё это оборонять, это вопрос нашего существования в ближайшие десятилетия. Слова Сталина о том, что «если не усилимся, то нас сомнут», сегодня злободневны, как никогда. Мы же в формате этой статьи будем думать, как России усилиться хотя бы в плане ядерных сил.

«Ангара» вместо «Сатаны»?

Теперь, когда мы имеем краткое представление о нашем ракетном щите, мы вправе задать себе вопрос: может, «Ангара» нам, чем-нибудь поможет? Напомню, что у нас на перспективу нет МБР тяжелого класса. Вот тут начинается серия интересных совпадений и странностей.

Первое, что бросается в глаза, — это комментарии «пятой колонны». Напрямую о том, может ли «Ангара» быть межконтинентальной баллистической ракетой, никто не говорит, а вот косвенно они озвучивают много реплик, которые мы будем опровергать.

Самое распространенное их высказывание, что «Ангару» сложно (даже невозможно) приспособить к запуску из шахтной пусковой установкой (ШПУ), причем аргументов, как всегда, никаких не выдвигают, а если и говорят, то для информационного фона. Это один из любимых «их» методов, высказываться косвенно, если заведомо знаешь, что проиграешь информационную баталию.

Начнем с того, что обратим внимание на удивительное «совпадение»: габариты «Сатаны» очень похожи на габариты «Ангары 1.1 и 1.2». Только унификацией с МБР-ми тяжелого класса можно объяснить диаметр «Ангары». Согласитесь, что диаметр 2,9 м подозрительно маловат для ракеты, варианты которой собираются доставлять на орбиту грузы массой 50 тонн. Напомню, что диаметр модуля «Фолкена» — 3,7 м, у «Зенита» — 3,9 м, а тут такой «загадочный» минимализм. Очевидно, что «Ангару» планировали опускать в шахту.

Теперь давайте разберёмся, каким образом «Ангара» может из ШПУ стартовать. Есть три способа запуска ракеты из шахты — это газодинамический, минометный и смешанный старт. Технические проблемы старта ракеты из шахты газодинамическим способом решаются путём оборудования оной газоотводными каналами. Это самый простой вид старта, он практикуется во всем мире. Намного сложнее, особенно для 200-тонной ракеты, — это минометный («холодный») старт. При этом способе ракета выбрасывается из ШПУ за счет давления, создаваемого в замкнутом объеме внешним источником, например, пороховым аккумулятором давления (ПАД) или парогазогенератором. Двигатель ракеты при этом запускается уже после того, как ракета выйдет из шахты. Здесь нужно только приспособить «Ангару» к уже отработанному «холодному» старту для «Сатаны». Принципиальных технических трудностей тут нет. Правда, может возникнуть проблема с надежностью пуска двигателя «Ангары». Как известно, для запуска двигателя «Ангары» нужно три составляющих — керосин, кислород и зажигание, а для «Сатаны» всего лишь два — гептил и амил. Страшного в этом ничего нет, во-первых, проблема технически решаема, во-вторых, можно воспользоваться смешанным видом старта, когда двигатель запускается прямо в транспортно-пусковом контейнере.

Как видите, принципиальных сложностей превратить «Ангару» в «шахтную» МБР тяжелого класса нет. Правда, «эти люди» часто высказывают еще один «аргумент»: «гептиловая» ракета может долго находиться в заправленном состоянии, а «керосиновую» нужно заправлять только перед пуском, «туманно» намекая, как мол, в шахте заправлять ракету? Дело в том, что «Сатана-Воевода» тоже заправляется непосредственно в шахтной пусковой установке, страшного тут ничего нет. Страшнее другое — заправлять ракету высокотоксичными компонентами — гептилом и амилом, не говоря уже о том, что их надо безопасно доставить на ШПУ. Мы даже не берем в расчет, что стоимость гептиловой пары выше, чем керосиновой, причем значительно. Можно сказать, что лучше десять раз заправить «Ангару», чем один раз «Сатану».

В итоге все их «отрицательные аргументы» по поводу заправки можно объединить в один: на момент начала ядерной войны «Сатана» будет находиться в заправленном состоянии, а «Ангара» — нет.

Этот аргумент из всей «плеяды» высказываний — более-менее существенный. Его мы и разберем подробнее.

Представьте, что наш потенциальный противник произвел пуск своих ракет, и через 20 минут они достигнут целей на территории нашей страны. Вот тут «эксперты» начинают делать из мухи слона: мол, Россия покрывается ядерными «грибами», как лес после дождей, а наши солдатики впопыхах никак не могут заправить керосином «Ангару».

Начнем с того, что, как только взлетят ракеты неприятеля, практически сразу с «ответным визитом» навстречу им полетят наши «Тополя» и «Ярсы». Дальше, вдогонку за «Тополями», помчатся «Стилеты». А вот нужно ли «торопиться» «Ангаре» — это вопрос.

Мы уже говорили, что ракеты «шахтного» базирования — это оружие гарантированного возмездия, то есть они запускаются после ядерного удара. Так что влить керосин и кислород в ракету времени хватит, тем более что технологии заправки не стоят на месте.

Теперь зададимся еще одним вопросом: а почему мы должны держать «Ангару» с пустыми баками, а не заправить ее заранее? Ядерная война на нас свалится, как снег на голову, или какие-то события будут ей предшествовать?

В авиации есть разные степени боевой готовности. Готовность №1 — когда самолет полностью готов к полету, стоит на стоянке с включенным двигателем, а в его кабине сидит летчик, полностью готовый к полету. Готовность №2 — когда самолет полностью готов к полету, стоит на стоянке с выключенным двигателем, а летчик находится возле самолета. И так далее. Вопрос: а почему нельзя наши подразделения МБР тяжелого класса тоже разделить по степеням готовности? Принцип тут один: чем ниже класс защищенности ШПУ, тем выше степень готовности у тяжелых МБР и, соответственно, наоборот. Можно в зависимости от степени международной напряженности повышать либо понижать степень боеготовности всех дивизионов тяжелых МБР, то есть как заправили ракету, так и слили топливо обратно. Как видите, ничего тут сложного, тем более опасного, нет.

Завершая тему заправок, нужно обязательно сказать, что, когда начинаешь разбираться с системой управления РС-20 и, соответственно, с алгоритмом запуска ракеты, становится понятно, что киевские и харьковские приборостроители отнеслись к своим обязанностям достаточно профессионально. «Защита от дураков» на «Сатане» сделана на высоком уровне, и анекдоты про банку с рассолом на красной кнопке тут неуместны.

В данном вопросе нас интересует реальное время подготовки ракеты к пуску. Об этой теме осведомлены только единицы, а писать об этом вообще никто не может. Неудивительно, что мысль о том, что среди этих «единиц» есть американцы, приводит наших военных в отчаяние, и «катастрофа» гражданской версии ракеты с «Белкой» это отчаяние подкрепляет. Можно определенно сказать, что время подготовки РС-20 к пуску немалое, не как в фильмах (обратный десятисекундный отсчет, и ракета полетела).

Применительно к «Ангаре» скажем, что подготовка ракеты к пуску будет обязательно совмещаться с заправкой оной, если конечно, она уже не заправлена. А теперь, чтобы у «пятой колонны» окончательно выбить единственный хлипкий козырек, скажу, что даже МБР Королёва Р-7 в 50-х годах стояла заправленная в Плесецке до месяца, а сколько может «держаться» без перезаправки «Ангара», одному только богу известно.

Я надеюсь, что у читателя развеялись последние сомнения по поводу пригодности «Ангары» к классу тяжелых межконтинентальных баллистических ракет. По поводу гражданских вариантов этой ракеты всё было сказано выше. Не забывайте, что пилотируемый космический полет на «Ангаре» с космодрома «Восточный» в 2017 году еще никто не отменял.

«Ангара» — это гарантия нашего спокойного сна и уверенного будущего для наших потомков. Эта ракета в ближайшее десятилетие может стать абсолютным рекордсменом по массовости и своей эффективности. А может случиться всё наоборот: года через три она превратится в «устаревшую тупиковую ветвь космической индустрии».

Как мы убедились, даже совершенный в конструктивном и технологическом плане проект (который даже есть в реальном воплощении) может быть аннулирован неразумным политическим решением. Нам, любящим своё Отечество, нужно сделать всё возможное и невозможное для того, чтобы «Ангара» состоялась. Иначе несостоятельными окажемся мы.
Автор:
Никадонов Сергей
Ctrl Enter

Заметили ошЫбку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

70 комментариев
Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти