Царь-танк: наш ответ Чемберлену

Царь-танк: наш ответ Чемберлену


Европа захлёбывалась в крови Первой мировой войны. Российские войска надолго увязли на позициях. Сложившаяся ситуация грозила Российской империи экономическим кризисом и массовыми восстаниями. Чтобы одержать верх над противником, русской армии нужны были свежие идеи ведения боевых действий и новое оружие.

Разведка донесла царю, что англичане приступили к разработке и производству дьявольской машины под названием «танк». «А есть ли у нас что-либо подобное?» – поинтересовался государь. «Есть! Как не быть!» – в один голос заверили Николая II высокопоставленные полководцы. В Главном военно-техническом управлении находился на рассмотрении проект нового неслыханного оружия. Инженер Лебеденко предлагал построить гигантский, размером в пять этажей, танк-крепость.


«Вездеход» и «Нетопырь»

У Милеанта нашлось несколько проектов, но сам он не был от них в восторге. Так и сказал золотопогонным визитерам. Тем не менее, отечественное танкостроение именно в этот момент сдвинулось с мертвой точки.

Царь-танк: наш ответ ЧемберленуВ августе 1914 года в Ставку Верховного главнокомандующего принес свой проект изобретатель Александр Пороховщиков. Его бронемашина называлась «Вездеход», была достаточно легкой (максимум 4 тонны), скоростной и даже понравилась самому главкому. Напрасно Милеант пытался довести до сведения Ставки, что «машина сия, судя по разработкам, сможет ходко двигаться лишь по ровной и твердой дороге, в рыхлом же снегу будет часто застревать и иметь проблемы при выполнении поворотов, кроме того, единственному члену экипажа будет затруднительно в одно и то же время управлять машиной и вести пулеметный огонь». И все же 9960 тысяч рублей военное ведомство выделило Пороховщикову на строительство опытного образца, а местом работы определили рижские казармы ушедшего на фронт Нижегородского пехотного полка.

Между тем примерно в это же время весьма активную деятельность по проталкиванию своего изобретения начал некто капитан Лебеденко. Имя его кануло в историю, остались только инициалы – Н. Н. Да и личность господина Лебеденко трактуют по-разному: одни официально именуют его начальником опытной лаборатории военного министерства, другие называют исключительно проворным и энергичным дельцом, замыслившим покуситься на деньги из государственной казны по принципу «кому война, а кому мать родна». Когда-то он служил на Кавказе и, видя повозки местных джигитов, арбы с громадными колесами, придумал боевую машину на колесном ходу. Инженером и конструктором Лебеденко был невеликим, но прекрасно знал, что в России многое решают связи, и ими, полезными, стал обзаводиться в первую очередь. Председатель Земского союза князь Львов был личностью весьма влиятельной и свел пробивного капитана с Николаем Егоровичем Жуковским, профессором Императорского технического училища. Неизвестно как, но Лебеденко уговорил-таки «отца русской авиации» помочь ему в детальной технической разработке будущего бронированного колосса. Танк действительно замышлялся невиданных размеров: весом около 45 тонн, с ходовыми колесами диаметром в 9 метров и сам высотой с хрущевскую пятиэтажку. Жуковский дал Лебеденко в помощь двух своих племянников, студентов ИТУ Бориса Стечкина и Александра Микулина, и собственноручно рассчитал на прочность колеса с тангенциальными спицами. Все остальные расчеты произвели бравые студенты в частной лаборатории господина Лебеденко, и к началу 1915 года был готов и инженерный проект, и деревянная модель танка, который Стечкин с Микулиным прозвали «Нетопырем», потому что по своей конфигурации он напоминал висящую вниз головой летучую мышь. Лебеденко пошел дальше и стал величать свое детище не иначе как «Царь-танк». С этими достижениями капитан-изобретатель ринулся на штурм Зимнего дворца, где восседал государь-император.

Князь Львов через посредничество военного министра организовал для Лебеденко аудиенцию у царя. Николай II был в восторге! Ему понравилось всё: и деревянный вариант «Царь-танка» с описанием его гигантских размеров и небывалых для того времени тактико-технических характеристик, и красноречие изобретателя, с безапелляционностью бывалого рекламщика заявившего, что при помощи такой бронированной машины «в одну ночь будет прорван весь германский фронт, и Россия выиграет войну...».

Царь-танк: наш ответ Чемберлену


«Царя» – на переплавку

Надо сказать, что инженерная мысль капитана Лебеденко попала в струю: русской армии был необходим прежде всего позиционный танк, наводящий ужас на противника, сметающий своей мощью все оборонительные сооружения и для пущей острастки постреливающий из пушек и пулеметов. «Царь-танк», вроде бы, был на это способен, поэтому в лесу под Дмитровом, в районе деревни Орудьево, был срочно оборудован первый в России танковый полигон.

Высокий земляной вал, деревянный частокол и солдаты-часовые обеспечивали Лебеденко и его команде режим полной секретности. Так же скрытно к полигону доставляли отдельные секции «Царь-танка», отлитые и склепанные в Хамовниках, чтобы впоследствии они были соединены болтами в единое целое устрашающих размеров. Сборка прошла в достаточно сжатые сроки – на все про все ушло меньше месяца.

И вот в августе 1915 года местные селяне стали истово креститься, узрев возвышающуюся над деревьями башню танка с двумя нацеленными, казалось бы, прямо на них 37-миллиметровыми пушками и двумя пулеметами Максима калибра 7,62. Просто страх Божий, а не машина!

Так поначалу думали и все военные, собравшиеся на ходовые испытания «Царь-танка», или «Нетопыря», как было написано у него на броне. Саша Микулин занял место механика-водителя, Боря Стечкин запустил двигатели, и танк, рыкнув трофейными моторами «Майбах», снятыми с подбитого немецкого дирижабля, одним легким движением сломал сразу две березы. В ответ загремели овации полководцев. Лебеденко удовлетворенно улыбался, но тут бревенчатый настил, на котором монтировался танк, закончился, и девятиметровые колеса коснулись русской земли. А вот она бронегиганта категорически не приняла: третье, заднее, колесо немедленно увязло в почве, и танк элементарно забуксовал, не в силах сдвинуть с места свои 45 тонн. Напрасно надрывались моторы, их мощности было явно недостаточно, чтобы «Царь-танк» во всей красе продемонстрировал свою несокрушимость. Его вес превысил расчетный в полтора раза, поскольку в производстве был использован более толстый металл. Танк испытаний не прошел. Генералы махнули на капитана и его детище рукой и удалились восвояси, солдаты остались на посту, получив приказ беречь «Царь-танк», как зеницу собственного ока, а Лебеденко отправился в Санкт-Петербург выбивать новые ассигнования на создание более мощных моторов.

Сверхтяжёлый полигон

Царь-танк: наш ответ ЧемберленуА что же изобретатель Пороховщиков и его «Вездеход»? Он тоже до фронта не доехал и по врагу залпами не палил, потому что был напрочь забракован ведомством генерал-лейтенанта Милеанта, несмотря на то, что при ходовых испытаниях в декабре 1916 года не заглох и даже развил скорость в 40 верст в час, так быстро не передвигался ни один танк времен Первой мировой. Пороховщиков попытался выбить деньги на «Вездеход-2», уже бронированный и вооруженный четырьмя пулеметами, но экспертиза Главного военно-технического управления продлилась до октября 1917 года. А там уже грянула революция, и всем стало не до танков.

Кстати, еще в 1911 году сын выдающегося русского химика Василий Менделеев детально разработал революционный по тем временам проект сверхтяжелого гусеничного танка. Он должен был весить чуть больше 170 тонн и при этом развивать скорость до 25 км/час. Танк предполагалось вооружить 120-мм морской пушкой, а установленная на крыше пулеметная башенка могла вращаться на З60°, поднималась наружу и опускалась внутрь с помощью пневматического привода. А еще был предусмотрен поворот пушки при помощи электрического сервопривода, подача снарядов к пушке при помощи тележки с пневматическим подъемником и пневматический же сервопривод агрегатов трансмиссии. Сейчас слова «серво» и «пневмо» звучат вполне обыденно, но тогда это был настоящий технический прорыв. Увы, в России такого оборудования не было и в случае производства танка все пришлось бы закупать за границей. Очень дорогой получился бы танк, слишком дорогой! Посему проект Василия Менделеева в российском военном ведомстве даже толком не рассматривали.

В 1915 году изобретатель Александр Васильев предлагал поставить на гусеничный ход корпуса тяжелых бронеавтомобилей. Но ему было отказано по причине «неприменимости предлагаемого господином Васильевым приспособления (гусеничного хода) для военного ведомства». А утром 15 сентября 1916 года на реке Сомме первые английские танки, ромбовидные бронированные коробки на гусеницах, протаранили оборону немцев и обратили в бегство храбрых обстрелянных парней! И тогда Васильев напишет военному министру: «...прошу расследовать это дело, почему изобретение русское остается без результатов, а точно такое, у иностранцев, производит сенсацию».

Что же касается «Царь-танка» капитана Лебеденко, то у него тоже был английский аналог. В январе 1915 года в Британское адмиралтейство поступил проект «сухопутного крейсера» майора Хетерингтона: масса 300 тонн, длина 30 метров, высота – 14, диаметр колес – 12 метров! И если «Царь-танк» удалось хотя бы построить и испытать, то англичане даже не набрались смелости, чтобы материализовать свой мега-проект.

Да и вообще сверхтяжелые танки во все времена ни разу (!) в реальных боевых действиях не участвовали, оставаясь своеобразным инженерно-конструкторским полигоном для последующих разработок более легких машин.

Царь-танк: наш ответ Чемберлену
Автор: Герман Маевский журнал «Аэропорт» №7 (36) сентябрь 2007 г.


Мнение редакции "Военного обозрения" может не совпадать с точкой зрения авторов публикаций

CtrlEnter
Если вы заметили ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter
Читайте также
Комментарии 2
  1. datur 25 июля 2011 18:49
    ну нечего не изменилось в наших пенатах с тех пор-- на бредятину деньги есть , на нормальные дела нет. дурдом продолжается и сейчас только в более извращенной форме.задолбало!!!!!
  2. Денис 27 сентября 2011 03:31
    афтара в топку!
    глупая статейка,только потешается,он бы его с Т 90 или с тридцатьчетвёркой сравнил
    о годах то не подумать ...
    и фамилиарность: "Саша Микулин занял место механика-водителя, Боря Стечкин запустил двигатели"
    это он про своих друзей как бы?

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Картина дня