Восточно-прусская операция. Часть 2. Битва при Танненберге

Маневрирование силами

20 августа Гумбиненское сражение завершилось для германской армии полным поражением. Это вызвало в германской главной квартире в Кобленце переполох. Он ещё более усилился из-за беженцев, которые распространяли панические слухи о диких казаках, «насаживающих на пики немецких младенцев и насилующих женщин». Приказ Притвица об оставлении Восточной Пруссии и об отходе за Вислу входил в первоначальные планы командования. Но теперь завоевание колыбели Германской империи «восточными варварами» выглядело в ином свете. Это заставило германское командование обратить на положение 8-й армии особое внимание.

Вечером 20 августа в штаб 8-й армии пришло сообщение командира 20-го армейского корпуса Шольца, который стоял на наревском направлении, о переходе русскими войсками южной границы Восточной Пруссии. Потрясенный Притвиц подтвердил приказ об отходе, по крайней мере, до Вислы. В ночь на 21 августа усиленный 20-й армейский корпус, который прикрывал границу западнее Мазурских озер, был переброшен западнее на нейденбургское направление. С учётом того, что его сил было недостаточно, чтобы сдержать наступление русской армии, в район западнее 20-го корпуса решили перебросить 1-й армейский корпус Франсуа. Войска перевозили по железной дороге через Кёнигсберг к Гослерсгаузену. А 3-ю резервную дивизию стали перебрасывать к Дейч-Эйлау. К 26 августа немецкое командование предполагало выставить против 2-й русской армии до 7 дивизий. Эта группировка должна была сдерживать противника и дать возможность войскам 17-го армейского, 1-го резервного корпуса и другим соединениям отойти к Висле.


Восточно-прусская операция. Часть 2. Битва при Танненберге

Атака казаков. Восточно-прусская операция 1914 г. Художник А. Аверьянов

Тем временем армия Ренненкампфа стояла до 22 августа. Пехота приводила себя в порядок, упорядочивали тылы. Топталась на месте и кавалерия. 22 августа командующий армией отдал приказ занять Цулкинерский лес, город Гумбинен, Буйленский лес, Динглаукен, то есть сделать переход в 15 км. К вечеру задача была выполнена. Разведка армии не была организована, и штаб 1-й армии первоначально считал, что противник отошёл только на несколько километров и укрепляется, готовится к новому сражению. Крупные массы кавалерии, которые были в составе армии, не были использованы с толком.

С 20 августа верховное командование — Ставка и особенно командующий Северо-Западным фронтом генерал Жилинский, под давление обязательства России перед Францией перейти в наступление против Германской империи после 14-го дня мобилизации, постоянно давили на Самсонова. Командование требовало продолжать наступление.

Во 2-ю русскую армию первоначально входили: 2-й, 6-й, 13-й, 15-й, 23-й и 1-й корпуса, 4-я, 6-я и 15-я кавалерийские дивизии. Также следует сказать, что в силу противоречивых приказов Ставки и командования фронта, структура 2-й армии постоянно менялась. Так, 1-й корпус Ставка подчинила 2-й армии, но штаб Северо-Западного фронта этот приказ не передал. Правый фланг армии Самсонова обеспечивал 2-й армейский корпус, наступая на фронте Летцен, Иоганисбург. 6-й, 13-й, 15-й, 23-й и 1-й армейские корпуса получили задачу выйти на линию Фридрихсфельде, Вален, Куцбург, Янов и Млава. 4-я кавалерийская дивизия получила задачу охранять правый фланг 6-го корпуса со стороны Мазурских озер и поддерживать связь со 2-м корпусом. 15-я и 6-я кавалерийские дивизии оберегали левый фланг армии и должны были провести разведку на востоке по линии Млава, Сольдау, Гильгенбург, на западе — по линии Серпец, Страсбург и Бишофсвердер.

2-я армия медленно продвигалась по территории Восточной Пруссии, испытывая большие проблемы, из-за плохой организации тыла. Требования Парижа заставляли форсировать наступление армии, хотя тыл ещё не успели организовать. Из-за проблем со снабжением, армия в течение трёх дней прошла всего 20-30 км. Солдаты были переутомлены и голодали. К вечеру 22 августа русская армия вышла на фронт Ортельсбург, Нейденбург. В этот же день 2-й армейский корпус передали в состав армии Ренненкампфа.

23 августа в Пруссию прибыл новый командующий 8-й армией Гинденбург и герой взятия Льежа Людендорф (новый начштаба). Гинденбург и Людендорф, изучив ситуацию, оставили прежние решения в силе. 8-я армия была разделена на две группировки: западную (20-й, 1-й корпуса, 3-я резервная дивизия), восточную (1-й резервный, 17-й корпуса, 1-я кавдивизия, 6-я ландверная бригада). Понимая, что сил западной группы недостаточно для того чтобы остановить наступление русской Наревской армии, для её усиления привлекали всё что можно. Так, начали переброску войск из гарнизонов привисленских крепостей. Эти силы концентрировали в районе Гослергаузена и Страсбурга.

Восточно-прусская операция. Часть 2. Битва при Танненберге

Источник: Коленковский А. К. Маневренный период первой мировой империалистической войны 1914 г.

Первые бои 23 и 24 августа. Планы русского и германского командования

Соединения 2-й армии, как и 1-й армии Ренненкампфа, двигались почти вслепую. Русские глубокой армейской разведки перед фронтом не вели. Немцы же на этом направлении были хорошо осведомлены о движении русской армии. Они перехватывали незашифрованные передачи русского командования по радио.

23 августа, когда армия Самсонова после тяжелых переходов остановилась на дневной отдых, командующий Северо-Западным фронтом Жилинский, сообщил, что армия Ренненкампфа одержала победу над германской 8-й армией и противник поспешно отступает. Комфронта приказал оставить один корпус в районе Сольдау и остальными силами нанести удар в направлении на Сенсбург, Алленштейн. Этот удар должен был отсечь германскую 8-ю армию от Вислы. Однако армия Самсонова подставляла свой слабый левый фланг (один корпус) под фланговый удар западной группировки противника, а с учётом перебрасываемых германских подкреплений, ситуация становилась очень опасной. К тому же сообщение Жилинского было ложным, 1-я армия не преследовала противника.

15-й корпус Николая Мартоса выступил после полудня 8-й пехотной дивизией в направлении селений Орлау и Лана и 6-й дивизией на Франкенау, Скотау. Здесь оборону держала 37-я пехотная дивизия 20-го корпуса Шольца. В целом позиции германского корпуса располагались на заранее укрепленной позиции с хорошим обстрелом и с проволочными заграждениями.

Вскоре после начала движения русские авангарды попали под артиллерийский обстрел. 8-я пехотная дивизия понесла большие потери, но смогла захватить высоты у Орлау. Немцы отошли. Разведка боем и рекогносцировка офицеров генерального штаба показали, что противник значительными силами занимает укрепленную позицию на линии селений Орлау и Франкенау. Кроме того, выяснилось, что левая колонна 15-го корпуса (2-я бригада 6-й дивизии) имеет перед собой незначительные силы немцев. Поэтому командование 15-го армейского корпуса получило приказ утром 24 августа атаковать противника, не дожидаясь артиллерийской подготовки. 13-й армейский корпус Николая Клюева должен был обойти левый фланг противника.

В соответствии с указаниями штаба фронта, который сообщал о разгроме и отступлении армии противника, Самсонов отдал приказ по армии. Русские войска должны были выйти на линию Сенсбург, Алленштейн. 1-й корпус Леонида Артамонова должен был остаться в районе Солдау, обеспечивая левый фланг армии со стороны Дейч-Эйлау. 4-я кавалерийская дивизия под командованием Антона Толпыго должна была прикрыть правый фланг. 6-я и 15-я кавалерийские дивизии под началом Владимира Роопа и Павла Любомирова получили задачу двигаться на Хейльсберг, Цинтен, чтобы отрезать немецкие войска от Вислы.

Планы германского командования. Надо отметить, что с вечера 23 августа германское командование знало о планах русского командования. План наступления был найден у убитых русских офицеров и перехвачен по радио, где его передавали в незашифрованном виде. Германский штаб узнал даже полосы, по которым должны были наступать русские корпуса. Воспользовавшись полученными данными и возникшим разрывом между русскими армиями, германское командование приостановило отступление и решило перейти в контрнаступление.

Генерал-фельдмаршал Пауль фон Гинденбург решил сковать боем русские корпуса в центре расположения войск 2-й армии (15-й и 13-й корпуса), и нанести по армии Самсонова два согласованных между собой удара главными силами. 1-й армейский корпус и одна бригада наносили удар на Усдау, атакуя левофланговый русский 1-й корпус, чтобы затем развить наступление в тыл центральным корпусам 2-й армии. По правому русскому флангу, который составляли 6-й корпус и 4-я кавдивизия, в районе Бишофсбурга наносила удар восточная группировка 8-й армии — 17-й армейский и 1-й резервный корпуса. Они также должны были опрокинуть русское крыло и зайти во фланг и тыл центральным корпусам.

Таким образом, германское командование планировало разбить русские фланги, а затем окружить и уничтожить центр русской армии (13-й и 15-й корпуса). Против 1-й армии Ренненкампфа был оставлен небольшой заслон из 1,5 пехотных и 1 кавалерийской дивизий. В это время русское командование упустило противника и, не зная о его перегруппировке сил, предполагало, что немцы отводят войска к Кёнигсбергу. Вследствие этой ошибки 1-я армия получила приказ блокировать Кёнигсберг. В итоге армия Самсонова осталась один на один почти со всеми германскими силами в Восточной Пруссии. К 13 (26) августа 1914 г. германская 8-я армия завершила перегруппировку сил и начала наступление.

Восточно-прусская операция. Часть 2. Битва при Танненберге

Гинденбург (слева) и Эрих Людендорф в штабе во время Первой мировой войны

24 августа корпус Мартоса атаковал германский 20-й корпус Шольца. Бой был жестоким, немцы бросили в бой практически все резервы корпуса, но русские войска, хотя и ценой больших потерь, сломили сопротивление врага. К тому же германскому 20-му корпусу грозил охватом 13-й корпус Клюева, который наступал на Куркен. Немцы стали стремительно отходить на северо-запад, на укрепленные позиции на линии Гильгенбург, Мюлен. Русские войска, вследствие сильного утомления, не могли их преследовать и довершить разгром германского корпуса. Этот бой был очень кровопролитным. Немцы потеряли до 2 тыс. человек убитыми и ранеными. Русские войска до 4 тыс. человек убитыми и ранеными (включая трёх командиров полков). Такие высокие потери показывают силу германской обороны, превосходство противника в артиллерии, а также высокие боевые качества русских войск, которые продолжали наступление, несмотря на высокие потери.

Командование 2-й армии, считая, что перед ними отступает боковой авангард 8-й германской армии, отходящей к р. Висле и, не желая упустить противника, попросил у Жилинского развернуть армию на новое направление — на фронт Алленштейн, Остероде. Такое разрешение Самсонову дали. Кроме того, из-за крайнего утомления солдат, Самсонов предлагал дать 25 августа войскам отдых, но командование фронта разрешило остановиться только по достижению рубежа Алленштейн — Остероде, чтобы германские дивизии не «проскочили» за Вислу. Из-за не налаженной работы разведки, русское командование по-прежнему было далеко от истинного понимания ситуации.

Восточно-прусская операция. Часть 2. Битва при Танненберге


Бои 26 августа

Несмотря на указания фронтового командования, войска Самсонова 25 августа почти не продвинулись вперёд и оставались на прежних позициях. Только 6-й армейский корпус под командованием Александра Благовещенского вышел к Бишофсбургу. Утром 26 августа Самсонов, беспокоясь отсутствием достаточных сведений о германской армии, решил задержать наступление 15-го и 13-го корпусов. Однако под влиянием своего штаба он приказал 6-му корпусу обеспечить правый фланг 2-й армии в районе Бишофсбурга; 13-й корпус должен был выйти в район селений Келарен, Даретен, 15-й корпус — в район Шенфельде, Гусенофен; 2-я пехотная дивизия 23-го корпуса получила задачу дойти до Рейхенау. 6-я и 15-я кавдивизии выполняли прежнюю задачу — они должны были наступать в направлении на Хейльсберг и Цинтен. 1-й корпус продвигался от Нейденбурга в район Усдау.

Таким образом, войска 2-й армии были разбиты на три группы: 1) 6-й армейский корпус у Бишофсбурга; 2) 13-й и 15-й корпуса и 2-я пехотная дивизия, двигавшиеся на фронт Алленштейн — Остероде; 3) 1-й корпус, наступавший в район Усдау. Армия Самсонова растянулась на 60-км пространстве от Бишофсбурга и Алленштейна до Усдау. При этом командование Северо-западного фронта постоянно требовало от Самсонова поспешить, так как немцы «отступают». Ставка также указывала на необходимость скорейшего захвата нижнего течения реки Вислы. Необходимо было очистить всю Восточную Пруссию от противника. Область собирались превратить в плацдарм для дальнейших наступательных операций на территории Германии.

Тем временем Гинденбург решил не ждать подхода всех подкреплений к 20-му корпусу и утром 26 августа начать наступление на правом фланге частями 1-го корпуса на Усдау и далее на Нейденбург, во фланг и тыл русской армии. 1-й резервный и 17-й корпуса должны были атаковать на левом фланге. В результате 26 августа начались решающие бои на флангах армии Самсонова.

Однако германское наступление столкнулось с рядом сложностей. Так, командир 1-го армейского корпуса Франсуа, как и во время боев с русской 1-й армией, проявил своеволие. Франсуа сообщил, что сил для атаки недостаточно, он не может отвечать за исход боя и поэтому торопиться некуда. Наконец, под давлением Гинденбурга, корпус перешёл в наступление и только после полудня оттеснил русское охранение и занял Зеебен. В результате корпус Франсуа занял исходные позиции для атаки на Усдау только к 15 часам. Таким образом, 26 августа прорыв на правом фланге германской армии, где Гинденбург надеялся смять левое крыло Наревской армии и начать охват центра, не удался.

Лучше дела у немцев обстояли в районе движения русской 2-й дивизии. Здесь правое крыло 20-го армейского корпуса постепенно продвигалось вперед, не дожидаясь успехов 1-го корпуса. Русская 2-я пехотная дивизия 23-го корпуса двигалась через Зейтен и Мюлен на Рейхенау. Около 17 часов 1-я бригада дивизии на пути в Мюлен сбила передовые части 37-й пехотной германской дивизии 20-го корпуса, но вскоре попала под сильный артиллерийский огонь и подверглась атаке с фланга. Неожиданный удар вдвое превосходящих сил противника заставил русские войска отойти в район селения Янушкау. 2-я бригада 2-й дивизии также наступала вслепую. Русские командиры не знали, что впереди две дивизии противника. К тому же немцы занимали сильную укрепленную позицию между озерами Дамерау и Мюлен. Она была вооружена крепостными орудиями. Передовые части 2-й бригады встретились с противником у селения Грос-Гардинен. Русские войска продолжили наступление на позиции германских 37-й и 41-й пехотных дивизий, и нарвалась на мощный артиллерийский удар. После артобстрела немецкие войска перешли в наступление и отбросили русскую бригаду. У селения Гансгорн русские войска контратаковали и остановили противника. Немцы потеряли 1200 человек. Русские войска потеряли 51 офицера и 2800 солдат. Особенно тяжелые потери понёс Ревельский 7-й пехотный полк. В темноте 2-я бригада отошла к Липпау.

В результате ситуация на левом русском фланге 26 августа была неопределённой, хотя и стала ухудшаться. Корпус Франсуа, из-за сложного характера его командира, не выполнил поставленную задачу. Но правый фланг 20-го корпуса добился успеха и потеснил бригады русской 2-й пехотной дивизии.

Тем временем центральные корпуса русской армии продолжали наступать, втягиваясь в ловушку. 15-й корпус вышел к селениям Кенигсгут, Мюлен, Хохенштейн и Грислинен. 13-й корпус выдвинулся в район Штабиготен — Ней-Штабиготен. Этим они облегчили задачу германскому командованию.

На правом фланге русской армии командиры 17-го и 1-го резервного корпусов генералы Макензен и Белов подготовили наступление на Бишофсбург. Русское командование, придерживаясь мысли, что противник отступает, также собиралось наступать. Командир 4-й дивизии 6-го корпуса планировал наступать в район Зеебурга. В результате бой завязался на линии селений Кл.-Бессау — Кирхдорф. Причем одна русская дивизия приняла удар почти всей немецкой группировки. По мере движения 4-й дивизии здесь разворачивались всё новые германские соединения. После полудня немцы имели на этом участке части 1-го резервного, 17-го армейского корпусов и 6-й ландверной бригады. Против 244 германских орудий 4-я дивизия (усиленная корпусной артиллерией) могла выставить около 60 орудий. В результате немцы имели 4 1/2 раза превосходство в пехоте и четверное преимущество в артиллерии. Всего в составе русского 6-го корпуса в составе двух дивизий было 32 батальонов, им противостояли германские 4 1/2 дивизии — 54 батальона. Немцы имели подавляющее преимущество в артиллерии.

К 18 часам яростное сопротивление русской 4-й дивизии в ряде мест сломили. Огонь германской артиллерии просто сравнял с землей русские полевые укрепления. Остатки русской дивизии отступили к Ортельсбургу. Многие части утратили командиров, некоторым подразделениям пришлось пробивать дорогу из окружения. Принявшая удар двух вражеских корпусов дивизия потеряла более 5300 человек и 16 орудий. В Ортельсбург стала отходить и 16-я пехотная дивизия, которая двигалась на Вартенбург.

В итоге уже 26 августа возникла угроза окружения и гибели центра 2-й армии Самсонова. Правый фланг русской армии был разгромлен, войска 6-го корпуса отступали и открыли путь для охвата центра армии. На левом фланге также наметился кризис. 2-я дивизия 23-го корпуса потерпела неудачу в наступлении, понесла большие потери. Однако командование 2-й армии ещё не представляло всего трагизма ситуации, иначе отдало бы приказ об отходе 13-го и 15-го корпусов. Не были предприняты меры и для парирования немецких фланговых ударов.

Всё внимание 1-й армии Ренненкампфа было привлечено к кенигсбергскому направлению. 26 августа командование фронта дало 1-й армии директиву, где приказывали обложить Кёнигсберг двумя корпусами, а остальными силами преследовать противника в западном направлении. На запад войска шли медленно, не подозревая об угрозе, которая нависла над армией Самсонова. 2-й корпус планировали перебросить в Варшавский район для формирования новой армии, предназначенной для наступательных действий на берлинском направлении. Это окончательно развязало руки Гинденбургу, который мог сосредоточить всё внимание и силы на разгроме 2-й армии.

Восточно-прусская операция. Часть 2. Битва при Танненберге


Продолжение следует…
Автор: Самсонов Александр


Мнение редакции "Военного обозрения" может не совпадать с точкой зрения авторов публикаций

CtrlEnter
Если вы заметили ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter
Читайте также
Комментарии 3
  1. русс69 5 сентября 2014 10:27
    Хоть немного истории, а то одна Украина...
  2. Karlsonn 5 сентября 2014 12:47
    Спасибо за статью +++ good .
    Ждем продолжения.

    Если кто пропустил, студия "StarMedia" ("Великая Война", "Война в Корее","1812","1812-1815" Заграничный поход) выпустила 8-ми серийный, документальный фильм "Первая Мировая".



    --- вздыхает и надеется, что Эрнст заплатит за рекламу ---

    А вот так атаку казаков "видели" немецкие художники того времени (кликабельно).
  3. 11111mail.ru 5 сентября 2014 18:56
    Безполезно кликать, плюсовать/минусовать, ранее я уже высказал своё мнение о ненужности данной войны Российской Империи. Мой дед, призыва 1913 года, в ходе Галицийской операции взял в плен двоих "австрияков", один из них был русин, далее свалился с ног ч/з две недели наступления, хотя, при следовании к линии фронта, наблюдал "обрушенный" обоз с выпеченным хлебом. Ели сырые кукурузные початки, пили воду из канав. Моё мнение однозначное: та война не нужна была России! Хорошо, что после боев в Карпатах (1916г.), раненый в ногу разрывной австрийской пулей выжил в госпиталях, где поел (не досыта) "ситного" (т.е. "белого" хлеба с чаем) и спал на застиранных "белых" простынях. Спасибо ему, русскому солдату, вынесшему на своих плечах тяжесть П.М.В.! Три ранения, при тогдашнем уровне "полевой медицины", это однозначный смертный приговор.
    11111mail.ru
  4. Роман 11 5 сентября 2014 20:18
    Самсонов виновен в самой страшной ошибке - не наладил разведку впереди и на флангах армии. И разумеется нужно было установить тесное взаимодействие с 1-й армией, что было вполне по силам. Нужно ещё отметить, что у него была гвардия - 1-й гв.корпус, элита, которой можно выполнять любые задачи, а так по сути гвардия толком не повоевала - сразу в начале войны попала в плен, обидно.
  5. wown 6 сентября 2014 19:31
    Роман, мертвые сраму не имут!

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Картина дня