Удивительная история

Более 30 лет прожил с семьей в Москве, куда меня перевели из Ленинграда по решению правительства страны для руководства вновь созданного Главного управления одного из девяти оборонных министерств. Создавая до этого перевода в Москву системы вооружения, я часто бывал на различных полигонах нашей страны, испытательных центрах и в воинских частях, расположенных в том числе на Крайнем Севере и в других странах.

В молодости, когда я был курсантом, увлекался охотой и рыбалкой, постоянно в минуты затишья любовался природой, стараясь надолго запомнить удивительно красивые картины нашего севера и дельты Волги. Но та картина, которую я увидел в День Военно-морского флота на набережной реки Смоленки в Санкт-Петербурге, очень поразила меня.


К нам в гости приехала из Москвы внучка Настя, чтобы увидеть Санкт-Петербург, большую и широкую реку Неву, развод мостов, побывать в Эрмитаже и Русском музее, погулять по Летнему саду, а вечером полюбоваться Невским проспектом. Наблюдая развод мостов, я провел внучку к сфинксам, которые установлены на набережной Невы рядом с Академией художеств. Здесь же она любовалась и древними грифонами, которых, по сложившейся традиции в городе, надо было гладить по голове — тогда сбудутся загаданные желания. Через несколько дней, когда мы проезжали по Невскому проспекту, я показал ей дом, где жила наша семья до Великой Отечественной войны и где я родился. Ее очень поразило то, что ночью на улице Малой Конюшенной молодые люди под музыку оркестра танцевали. Такого в Москве она не видела. Удивлению у внучки не было предела, все вызывало у нее восторг. Когда мы осмотрели на Неве строй военных кораблей и когда я рассказал о том, какие системы для каждого из них создавались при моем участии, внучка, поднявшись на цыпочки, обняла меня. Видимо, она была горда за нашу Родину.

Приехали домой на Васильевский остров через Тучков мост, который разводился ночью всего на один час для пропуска сухогруза. Мы живем теперь в непосредственной близости от набережной, немного в глубине двора. Утром я предложил пешком прогуляться по набережной реки Смоленки. Народу на набережной практически не было. Многие уехали в центр города на народные гуляния и на концерты. Течение в реке после строительства дамбы в Финском заливе стало очень тихим, да и глубина уменьшилась. Помню, раньше, когда мы только переехали в этот район с Невского проспекта, на Смоленке еще со времен сокращения флота на приколе стоял сторожевой корабль. Да, такой период был в развитии нашей страны. Одно время сокращали флот, в другой период сокращали авиацию. А совсем недавно делали и то, и другое, но мы и это пережили. Так в тот период, когда мы только переехали в этот район, Смоленка была чистой рекой, в ней купались дети и взрослые. Люди из новых домов выходили в плавках и купальниках, некоторые из них выходили купаться, одевшись в халаты. Но это была роскошь, которую не всякий мог себе позволить. В заливе тоже можно было купаться, а на кольце троллейбуса 10-го маршрута был городской пляж. Теперь от этого остались одни воспоминания.

Я рассказывал внучке о жизни нашего поколения, пока мы тихонько шли по набережной. Вдруг мое внимание привлекла необычная картина. По реке, перебирая лапками, плыла серая уточка с девятью утятами, эта компания никого не боялась и не обращала ни на кого внимания. Утка и утята часто опускали головы в воду, что-то там выискивая. Над рекой на высоте около восьми метров проносились две маленькие речные крачки. Долетая до моста через реку, это в районе улицы Кораблестроителей, крачки разворачивались и снова проносились над водной поверхностью реки. Иногда они ныряли с высоты, затем выскакивали из воды, и все повторялось. Внучка, широко раскрыв глаза, смотрела на это зрелище.

На левом берегу реки, на широком гранитном парапете, мы заметили сидящую сизую чайку внушительных размеров, а рядом с ней ворону.



Зрелище необычное. Вдруг чайка взмахнула крыльями и поднялась в воздух, тотчас ворона повторила этот маневр. Птицы на расстоянии не более четырех метров друг от друга совершили полет по большой дуге и снова уселись на гранитный парапет на прежнем месте. Я попросил внучку посмотреть на противоположный берег и обратить внимание на чайку и ворону. А ворона в этот момент стала подходить к чайке и тихо каркать, вытянув шею. От этого ее поза стала смешной, и мы одновременно рассмеялись. Чайка отодвинулась от вороны на несколько шагов, потом повернулась и положила в открытый клюв вороны еду.

Удивительная история


Мы были в недоумении, такого я никогда не видел, чтобы большая сизая чайка кормила ворону. После еды птицы снова поднялись в воздух и по большому кругу облетели водную поверхность реки. Пока они совершали полет, одна из крачек упала в воду и выскочила с приличной рыбой в клюве. Затем она подлетела к тому месту на парапете, где только что сидели чайка и ворона, положила рыбу и улетела. Через мгновение чайка уселась около оставленной крачкой рыбы, клюнула ее и проглотила. Подлетевшая к чайке ворона тотчас начала выпрашивать себе еду. Но чайка отвернулась от вороны и пошла по гранитному парапету, ворона последовала за ней. При этом она вытянула шею и тихонько каркала. Чайка остановилась, повернулась к вороне и снова дала ей еду также как, мы видели раньше. К месту, где сидели птицы, стали приближаться женщина с мужчиной, они толкали перед собой детскую колясочку, где сидел малыш. Птицы поднялись и улетели, больше мы их не видели.

Проводив внучку в Москву, я стал искать ответы на эту интересную историю — дружбы сизой чайки и вороны, а также помощи крачек им. Одна из версий такая. В Санкт-Петербурге сизые чайки стали гнездиться на плоских крышах зданий, здесь иногда гнездятся и вороны. Другими словами, образуется городской «птичий мини-базар», где его обитатели защищают друг друга, кормят и живут по законам, которые пока недоступны нам. Родители увиденного нами вороненка могли по каким-либо причинам погибнуть в городе, и тогда одна из сизых чаек, гнездившаяся рядом, взяла на себя роль одного из «родителей». Можно много привести примеров из живой природы, когда совершенно разные животные, птицы, начинают дружить и заботиться друг о друге.

Создавая радионавигационные системы и руководя радионавигационным оборудованием Северного морского пути, я неоднократно бывал на Новой Земле, многих островах морей Северного Ледовитого океана, на Камчатке, островах Курильской гряды. Здесь устанавливались наземные станции радионавигационных цепочек, поэтому присутствие руководителя разработок было обязательным. Правительство страны и руководство Минобороны РФ работе радионавигационных систем уделяли особое внимание. Это наблюдается и в настоящее время. Завораживающая картина птичьих базаров, жизнь их обитателей, способы защиты птенцов от хищников не оставляла суровых моих коллег и подчиненных равнодушными при выполнении ими основной работы. Многие из них, как я знаю, потом делились с друзьями и родными увиденным. Я думаю, их рассказы своим детям, внукам о том, что они наблюдали, останутся навсегда в их памяти.
Автор:
Ю. Г. Шатраков
Ctrl Enter

Заметили ошЫбку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

20 комментариев
Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти