Делай, что должен, и будь, что будет

Недавно вся Украина возликовала: наконец-то украм удалось отомстить за крымский позор, взяв в плен целых 10 российских десантников, а одного даже подстрелить. Вообще-то, поскольку войны между РФ и Украиной нет, наши военнослужащие не могут иметь статуса военнопленных, но это мелочи. Гораздо интереснее рассмотреть обстоятельства их задержания украинскими силовиками и то, как наши бравые голубые береты вели себя, оказавшись в гостях.

Делай, что должен, и будь, что будет



Поскольку министерство обороны трусливо молчит и делает вид, что все прекрасно, судить об этом происшествии мы можем только со слов самих нарушителей границы.

Выводы можно сделать следующие. Костромских десантников перебросили в Ростовскую область с целью проведения батальонных тактических учений. Ночью их подняли по тревоге и дали приказ выдвинуться. Всем было плевать, куда. В армии не принято задавать лишних вопросов. Куда все ползут, туда и ты. На марше колонна в составе трех парашютно-десантных рот остановилась, и ротный приказал командиру взвода вернуться за отставшей боевой машиной. Взводный на своей машине вместе с машиной гвардии сержанта Владимира Севастеева сгонял к железнодорожному переезду, они нашли отставшую БМД и вернулись к перекрестку, где оставили колонну. Колонна уже ушла. Далее бравые десантники стали тыкаться в разные стороны, пытаясь найти колонну. Связаться с батальоном по радио они, конечно, не догадались. Задним числом уже объясняли, что связаться по радио с командованием пытались, но им никто не ответил — будто бы из-за того, что шли в режиме радиомолчания. Но тогда непонятно, как ротный узнал о том, что одна из машин отстала и находится возле переезда. В любом случае, даже в режиме радиомолчания на прием рация работает.

На самом деле всё, вероятно, было так: взводный, поняв, что заплутал, не стал связываться с командиром, чтобы не огрести от него люлей. Думал, что сейчас быстренько найдет колонну и пристроится в хвост. Короче, обычный армейский бардак и полнейший пофигизм. Взводный, разумеется, тоже не знал, куда следует батальон и карты не имел, иначе он бы сориентировался на местности и нашел своих.

Так и ехали солдатики незнамо куда, пока по ним не жахнула артиллерия. Тогда они, бросив подбитую машину, ломанулись бежать. Две оставшиеся БМД вместе с командиром взвода куда-то поспешно умчались. На опушке собралось несколько бойцов, старшим из которых оказался замкомвзвода гвардии сержант Севастеев. Он принял решение идти пешком в том направлении, откуда приехали. Пришлось нести тяжело раненого механика-водителя подбитой БМД. Вскоре бедолаги наткнулись на украинских военных, которые и задержали всех десятерых. Если сержант излагает правдиво, то действовал он, в общем-то, правильно. Свое обращение за помощью к украинским военным он объяснил необходимостью оказать медицинскую помощь раненому.

А вот дальнейшее поведение десантников-гвардейцев более чем сомнительно. Бравая десантура скисла и начала блеять, что она не поддерживает российско-украинскую войну, не хочет воевать, что командиры им врут про украинцев, которые на самом деле милые люди, что Путин плохой, что они боятся, будто их посадят в тюрьму и прочее. Один, ефрейтор Мильчаков, даже брякнул, будто обстреляли их не украинские артиллеристы, а «Грады» с российской территории. Понятное дело, что его попросили сказать это на камеру добрые украинские силовики. Но какого чёрта ты пляшешь под дудку укров?

Вообще-то речь идет не о салагах-срочниках из хозвзвода, а о контрактниках, десантниках-гвардейцах. Что должен делать русский солдат, попавший в плен? Назвать свое имя, звание и личный номер. Точка! На все прочие вопросы русский солдат отвечать не должен, тем более если допрос снимают на видео. Будут бить — молчи. Станут убивать — умри достойно. Просто потому, что ты военнослужащий, и ты ОБЯЗАН так поступить. Возражения типа пацанов запугали, «онижедети» и «а ты бы что сделал на их месте» не принимаются. И, кстати, я на их месте был, и видеодопросы мне устраивали (правда, не украинские спецслужбы, а наши), так что знаю, о чем говорю. А этих даже не били. И они даже не в плену. Они интернированы, поскольку оказались с оружием (пусть и незаряженным) на территории сопредельного государства. Что должен сделать интернированный русский солдат? Назвать свое имя, звание, личный номер и объяснить обстоятельства, при которых он оказался на чужой территории. Точка! Вести задушевные разговоры с задержавшими его сотрудниками иностранных спецслужб, каяться за всю страну и хныкать русский солдат не будет, как и участвовать в позорных пресс-конференциях.

Итак, что мы имеем? А имеем мы стыдобищу на весь мир: русские десантники проявили топографический кретинизм, заехали на украинскую территорию и были там схвачены. Лоханулись, однако это не повод для осуждения. Позор в том, как они себя повели после задержания, причем все поголовно. Да, кто-то попытается оправдаться, что это отдельный досадный случай и нельзя по десяти зашкваренным и позорным судить о всех славных русских десантниках. Что можно, а что нельзя, — это дело вкуса. Но БУДУТ сейчас судить о десантуре именно по этому эпизоду. Потому что никто в мире не слышал о подвиге героев-салаг-срочников из 6-й роты псковских десантников, а заикающихся контрактников из 331-го гвардейского парашютно-десантного полка 98-й гвардейской Свирской Краснознамённой ордена Кутузова 2-й степени воздушно-десантной дивизии лицезрела вся планета. Это не заявка темы для дискуссии, это просто констатация факта.

Автор Алексей Кунгуров. Статья сокращена с оставлением смысла и убраны непечатные, хотя и верные, выражения.

КОММЕНТАРИЙ Александра («Мой адрес»), служившего в начале 1970-х комвзвода Т-62 в Монголии.

У моей дивизии была задача продержаться двое суток. Все знали, что если начнется, то мало кто останется в живых. Но все, я считаю, что все, гордились, что страна доверяет именно нам. И потому не сомневались в подобающем поведении при пленении. А уж сдачу в плен при оружии совсем не понял бы. Еще в моей дивизии четко работал суворовский принцип: «Каждый боец должен знать свой маневр», а мой комбат вообще считал, что рядовой должен знать и уметь на уровне ефрейтора, сержант в основном на уровне лейтенанта. В том числе знали, кто за кого остается. Боевая учеба и политработа у нас были поставлены на 4 с двумя плюсами. Но и ангелами мы не были. Комбат был матершинник, у которого из пяти слов семь были непечатные. На марше мы водку прятали в стволах пушек, и прочая, и прочая.

В данном случае проявились негативы: контрактного набора (наемники не всегда профессионалы и патриоты), политработы, подготовки младшего и среднего комсостава. Для начала приказом по вооруженным силам расформировать батальон. Командиров полка и дивизии и их замов по воспитательной работе понизить в звании и должности. Отвечать надо за свое действие и бездействие. Устроить разбор полетов, и не келейно. Не сомневаюсь, что в Советском Союзе и в современном Китае при таком перья полетели бы сверху донизу.

Да-а-а, это не войска дяди Васи…
Автор:
Александр (Мой адрес)
Ctrl Enter

Заметили ошЫбку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

418 комментариев
Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти