Последняя ложка каши

Последняя ложка каши

Антон Турчанович снова и снова упорно рассылал свои чертежи военно-полевой кухни, объяснительные записки во все военные ведомства. Но там оставались глухими к новому проекту какого-то подполковника из далекой Жмеринка. Изобретатель понимал, что его детище кладут под сукно военные чиновники, лоббирующие интересы конкурирующих фирм, которые продвигали свои проекты и не собирались сдавать позиции. Отовсюду приходили отказы. Но изобретатель верил в свое детище. И он был прав: его военно-полевая кухня будет использоваться на фронтах Первой и Второй мировых войн, станет основой для современных аналогов.

Без полноценной еды воевать так же невозможно, как и без оружия.


"В кухне царило обычное армейское кумовство: благами пользовались все, кто был близок к господствующей клике. Денщики ходили с лоснившимися от жира мордами. У всех ординарцев животы были словно барабаны. Творились вопиющие безобразия", - рассказывает Ярослав Гашек в своем легендарном "Похождения бравого солдата Швейка".

В русско-турецкую войну врачам приходилось лечить солдат и от привычного "сухарного поноса": долгое употребление сухарей приводило к постоянному раздражению кишечника и желудка и повреждениям их слизистой оболочки, на которую сухари действовали подобно песку.

С 1901 года согласно Высочайшему повелению в действующую армию поступили новые модификации кухонь фирмы «Крыштовъ, Брунъ и С-нъ» на колесах: пехотно-артиллерийская (четырех-колесная) и кавалерийская (двух-колесная), победивших на конкурсе, который в 1896 году провело Военное министерство.

И тут началось самое интересное - победитель министерских соревнованиях не смог покорить сердца военных потому, что кухня была слишком тяжеловесной и малоподвижной. Изобретатели почему-то решили, что для армейских подразделений кухня, которая могла прокормить около 240 человек должна была просто гигантских размеров. Очаг кухня был изгтовленъ из. железного кожуха с асбестовой прокладкой, в котором укреплялся медный котел.

Пехотно-артиллерийская кухня была разделена на две части: в первой размещался ящик с продуктами, во второй части был установлен медный котел с герметичной железной крышкой, двумя кранами и складной дымовой трубой. Общий вес "вполнѣ нагруженной кухни будетъ: при сырых овощахъ: 71 пд. 10 фн.; при овощных консервахъ 67 пд. 30 фн".

Существенным недостатком кухни было то, что готовить первое и второе блюдо надо было по очереди: котел был один. Время приготовления обеда растягивалось на пять и более часов. Это в условиях военного времени - роскошь. "Многія войсков. части высказывались, что въ кухняхъ недостаетъ 2-го котла для приготовленія одновременно съ жидкой пищей и каши; другія указывали на то, что весьма желательно приготовлять въ кухнѣ и кипятокъ для чая", - указывается в Военной энциклопедии.

Претензий к кухне оказалось настолько много, что Главное интендантское управление обратилось к другим конструкторам-производителям с просьбой выработать принципиально новый тип пехотно-артиллерийской военно-походной кухни с двумя котлами. Причем общий вес кухни должен быть не более 34 пудов.

На итоговых испытаниях представители военного ведомства и потенциальные заказчики уже более придирчиво рассматривали приготовленную кашу и борщи. Впрочем, на итоги конкурса это не повлияло потому, что фирма «Крыштовъ, Брунъ и С-нъ» в стороне не осталась и снова предложила свой проект. И победила во второй раз! Несмотря на то, что помимо нее, новые образцы машин предложили несколько крупнейших заводов - путиловский, Верхне-Волжский, санкт-петербургский вагоностроительный завод.

В своем заключении Главное интендантского управление раскритиковало представленные образцы: конструкторам не удалось решить главную проблему - вес кухонь достигал 40 пудов, а при полной загрузке - 72-74 пуда (такой же как и у однокотловой кухни).

Впрочем, комиссии понравилась емкость котлов в 20 ведер. "Этого вполне достаточно для приготовления пищи и кипятка на роту военной состава", - указывается в итоговых актах.

Главное интендантское управление, подводя итоги конкурса, в заключении пишет, что "в отношении работоспособности, прочности конструкции и удобства обслуживания оказались вполне удовлетворительными фирмы «Крыштовъ, Брунъ и С-нъ» и Путиловского завода. В этих кухнях оба рода пищи поспевают почти одновременно, при чем каша получается рассыпчатая, подрумяненная".

Комиссия высказала пожелание построить несколько образцов кухонь для дальнейшего испытания их в войсковых частях. Построили. И тут выяснилось: для передвижение "кухни въ воен. время ни въ коемъ случаѣ нельзя расчитывать на полученіе обозных лошадей 1-го разряда. Но и для пары лошадей "2-го разряда грузъ въ 72—74 пд. является чрезмѣрнымъ, тѣмъ болѣе при плохихъ дорогахъ, и при такихъ условіяхъ кухня будетъ малоподвижной".
Главный военный интендант генерал-лейтенант Феликс Ростковский был настолько разозлен ситуацией со всеми этими кухонными делами, что не знал выхода. И тут ему показали чертежи Александра Турчановича. Последовало личное указание Ростковского о постройке опытного образца, который в 1903 году успешно прошел все виды испытаний, в том числе и войсковые. Новая кухня мог накормить 250 бойцов - столько же кормила фирма «Крыштовъ, Брунъ и С-нъ». Но какая между ними была колоссальная разница!

Александр Турчанович создал кухню, которая устраивала военных по всем своим характеристикам. Из обедневшего дворянского рода он как нельзя лучше знал все тяготы солдатского быта. В 20 лет рядовым солдатом он попал в 1875 году в пехотный полк. За храбрость, проявленную в боях за Плевну был произведен в унтер-офицеры, награжден Георгиевским крестом и получил - после окончания Киевского пехотного училища - чин прапорщика.

Полевая кухня задумки Турчановича состояла из двух котлов (один для первого блюда, второй - для каш), которые устанавливались на повозке. Котел для первых блюд емкостью 90 литров закипал за 40 минут. Секрет антипригарной защиты был в том, что изобретатель поместил один котел в другой, а между стенками внешнего и внутреннего котла налил масло. Топки у котлов были автономными. Чтобы накормить полноценным обедом (борщ, каша и чай) роту солдат требовалось 4 часа. В ней можно было готовить пищу даже на ходу! Эту кухню могла перевозить одна лошадь. Кухня могла работать на всем, что горит, имела передний и задний ход.

Вместе с рождением военно-полевых кухонь появилась и официально признанная специальность - военный повар.

К началу первой мировой войны все части русской армии получили кухни системы Турчановича. Но патент он получил лишь в 1908 году: Министерство торговли и промышленности Российской империи выдало "Патент 12256-й. офицерской кухни, пекарни, самовары". Документ свидетельствовал, что военно-походная кухня-самовар, или универсальный переносный очаг, описанный Турчановичем в прошении на изобретение от 8 марта 1904 года, является изобретением и не имеет аналогов.

О других изобретениях Антона Турчановича ничего не известно. Возможно, они и были, но за давностью лет документы не сохранились.

Однако немецкий инженер Карл Рудольф из компании Fissler опередил русского изобретателя: в 1892 году он получил патент на изобретение походной армейской кухни - Feldkochherd ("полевая плита"). В первой части кухни хранились запасы продуктов, кухонный инвентарь и утварь, во второй была "полевая плита", отличающаяся от кухонь Турчанинова в том, что котел немецкой полевой кухни был с двойным дном - между топкой и внутренней поверхностью котла заливался глицерин. Кроме того, был установлен второй котел для варки натурального кофе. Там же, в специальном отсеке, находилась большая кофемолка.

Feldkochherd была принята на вооружение кайзеровской армии, без особых изменений прошла Первую и Вторую мировые войны.

После окончания Гражданской войны полевые кухни производились на основе чертежей Турчановича. И только в 1939 году с началом финской войны в срочном порядке приступили к разработке кухни нового образца - солдаты воевали в жестких зимних условиях, а вся система довольствования войск осталась на уровне начала столетия. Финны использовали переносные на 25-35 литров кухни, которые могли досыта накормить 30 солдат.

Генерал-майор интендантской службы РККА Андрей Хрулев вспоминал: "Питание солдат было организовано так же, как и в царской армии… Когда мы начали воевать, оказалось, что мы не можем изготавливать кухни в большом количестве. Нет металла, а вдобавок ко всему прочему, в Советско-финляндскую войну мы убедились, что луженый котел после трех месяцев пользования с солью не годится - полуда сходит, и люди могут отравиться».
Инженеры предложили устанавливать в кожухах кухонь чугунные котлы.

Перед Великой Отечественной войной были разработаны трехкотельная кухня-автоприцеп КП-3-37 ( КП-3), а также кухня ПК-39 и ПК-Ч-40.

В трехкотельной кухне-автоприцепе кроме трех котлов (для первого, второго и кипятка) имелось две духовки с противнями, емкости для хранения 25 кг мяса и десятилитровая банка для растительного масла. В комплект входили вилка для мяса, черпак, кухонный нож, кочерга, топор, ведро и фонарь.

В 1941 году тяжелую трехкотельную кухню КП-3 заменили более легкой однокотельной КП-41, ставшей одной из самых лучших.

В начале Великой Отечественной войны Красная Армия потеряла около 7740 полевых кухонь, 3700 термосов и 390 хлебопечей. На полевые кухни увеличилась нагрузка. Например, КП-41, рассчитанная на 190 человек, теперь кормила 250 человек. Широкое распространение в войсках получили самодельные очажные кухни.

8 июля 1943 года наряду с другими знаками был утвержден знак "Отличный повар", на котором было изображено позолоченная походная кухня Турчановича. Солдатские повара награждались знаком Отличный повар за высокие образцы отличного приготовления вкусной, разнообразной пищи в боевой обстановке; за быстроту доставки горячей пищи и чая бойцам; использование местных источников витаминов и зелени и другие успехи.

Рацион солдат во время Великой Отечественной войны согласно приложению к постановлению ГКО №662 от 12 сентября 1941 года был небогатым. В сутки рядовому и младшему начсоставу воинских частей первых линий действующей армии полагалось: хлеба - 900 г. (октябрь-март), 800 г. (апрель-сентябрь), мука пшеничная 2-й сорт- 20 г., крупа разная - 140 г., макароны - 30 г., мясо - 150 г., рыба - 100 г., комбижир и сало - 30 г., масло растительное - 20 г., сахар - 35 г.

Чая полагалось всего лишь 1 г. Соли выделялось 3- грамм.

Из овощей полагалось: полкилограмма картошки, 170 грамм капусты, 45 грамм моркови, 40 грамм свеклы, 30 г. репчатого лука, 35 г. зелени.
Сало свиное по 25 г в сутки на человека выдавалось дополнительно в течение трех зимних месяцев: с декабря по февраль.

В котлах полевой кухни варились, незамысловатые на первый взгляд, блюда: кулеш, борщ, щи, тушеный картофель, гречка с мясом.

Во время боев пища выдавалась два раза в сутки: утром до рассвета и вечером после заката. Суп (щи, борщ) выдавались оба раза, второе блюдо чаще всего имело полужидкую консистенцию (каша-размазня).

Очень ценилась тушенка. Перед Великой Отечественной войной в стране были созданы ее огромные запасы. Но армейские склады и базы госрезерва находились главным образом в западной части СССР - их большая часть была захвачена немцами. Как утверждали многие ветераны, начиная с этого времени и до конца войны они уже не получали на фронте отечественной тушенки. А из американских мясных консервов больше всего нравилась свиная тушенка, отдаленно напоминавшая отечественную.

Список продуктов для военнослужащих Вермахта был лучше. Причем никакой разницы в нормах питания для солдат, офицеров и генералов не существовало.

В сутки полагалось: хлеб - 750 г., крупы (манная крупа и рис) - 8 г., макароны - 2 г., мясо (говядина, телятина, свинина) -118 г., колбаса - 42.6 г., сало-шпик - 17 г., масло коровье - 21.4 г., маргарин - 14 г., сахар - 21.4 г., кофе молотый - 16 г., овощи (сельдерей, горох, морковь, капуста) - 143 г., сыр - 21.5 г.

Также раз в неделю немецким солдатам выдавались: 1 соленый огурец, молоко (20 г), яйца (3 шт), одна банка сардин в масле, одно яблоко, 4 г чая, 20 гр какао-порошка. А еще каждый солдат хранил в сумке один сокращенный неприкосновенный рацион (geuerzte Eiserne Portion): банку мясных консервов, суповый концентрат и пакет сухарей. Этот рацион расходовался только по приказу командира в самом крайнем случае. Суп на немецких полевых кухнях готовили каждый день.

Впрочем, многие немецкие солдаты жаловались на качество провизии, особенно ругали "химию": эрзац-коце, искусственный мед и т.д. Очень они любили советские сало с мясной прослойкой, да с зеленым лучком.

Полевых кухонь в вермахте - "гуляшканоне" (Gulaschkanone или G-Kanone) - было несколько типов, которые отличались размерами: к большим модификациям относились Feldkochherd Hf. 11 и Feldkochherd Hf. 13. Малые кухни назвались Feldkochherd Hf. 12 и Feldkoche Hf. 14.

Большая полевая кухня Вермахта состояла из передка (Vorderwagen), расположенного слева и главного котла, установленного справа. В передней части располагались: контейнеры для кофе, соли, чая и сахара, 200 банок тушенки, ящик со 100 порциями консервированных овощей, канистры для воды, лопата и топор, корм для лошадей (52 кг сена). Во второй части устанавливались два котла: главный котел и небольшой котел для кофе.

Нередко немецкие и советские войска "обменивались" кухнями. Немцы очень часто пользовались трофейными советскими полевыми кухнями: были части, которые полностью были оснащены трофейными кухнями. В Германии уже советские повара из-за задержек тыла часто варили в немецких. И эти кухни среди поваров пользовались успехом.

В послевоенный период на оснащение советской армии были приняты кухни различных типов: автомобильные "ПАК-200, -200М" (на 200 чел. довольствующихся); газовая "КГ-30Д" (на 30 чел.); прицепные "КП-125, -125М" (на 125 чел.) и "КП-130" (на 130 чел.) Существовали переносные кухни "МК-10", "МК-30", "КО-75М" (соответственно на 10, 30 и 75 чел.).

Каждая из них и может работать как на жидком (дизельное, керосин), так и на твердом (дрова, уголь) топливе (газовая - за счет тепла отработавших газов двигателя автомобиля).

В системе Военторга для питания офицерского состава предусмотрена передвижная кухня-столовая "ПКС-2М" (на 120 чел.), буксируемая двумя автомобилями.

Сегодня полевые кухни марки КП-130, КПБМ-150 в России выпускает единственное предприятие - Ирбитский завод. Последняя модель-КП-130 имеет столитровый котел для приготовления первого блюда, котел емкостью 85 литров для второго, два бака для кипятка и жарочный шкаф. Котлы выполнены из специальной нержавеющей стали, отапливаются соляркой (расход - 7-10 литров в час) или дровами.

Впрочем, военных поваров пытались убрать из войск. С 2010 года военные повара в армии по сути не работали - они готовили лишь учебные блюда. Согласно реформе экс-министра обороны Анатолия Сердюкова, заниматься приготовлением блюд для армейских столовых начали специализированные компании, с которыми заключались договора. Высшее руководство не устраивало, что энергетическая ценность ежедневного рациона питания в российской армии достигла 4 400 ккал. Это больше, чем в армиях США (4 255 ккал), Великобритании (4 050 ккал), ФРГ (3 950 ккал, во Франции – 3 875 ккал. С 1 сентября 2011 года на систему аусторсинга переведено 420 частей и учреждений Минобороны (это более 395 000 человек), до конца 2012 года планировалось задействовать уже более полмиллиона военнослужащих.

Последняя ложка каши


Но в декабре 2013 года новый Министр обороны Сергей Шойгу принял решение отказаться от аутсорсинга в организации питания в полевых условиях. Неэффективность системы аутсорсинга была выявлена в ходе боевых учений: частные компании, как и в начале ХХ века, не успевали за передвижениями войск. Непрозрачная деятельность аутсорсинговых компаний привела к росту коррупции: возбуждено около 25 уголовных и более 1 тыс. арбитражных дел, впоследствии выигранных военными.

Во время учений или боевых действий солдат будут кормить не компании-подрядчики, а штатные повара.

Снабжением продуктами питания займутся сами военные. У коммерческих фирм отсутствие необходимое оборудование для приготовления еды «в поле», его все равно приходится закупать военным. К тому же во время реальных боевых действий коммерсантов на передовую не пустят. Гражданские фирмы будут работать только в стационарных столовых военных городков и гарнизонов, где им придется накрывать для бойцов «шведский стол», который вряд ли сравниться с настоящей кашей или борщом, приготовленных военно-полевыми кухнями. До 2020 года планируется обновить 70% парка передвижных столовых.

... Удивительно распорядилась судьба - Феликс Ростковский и Антон Турчанович умерли от голода. Последняя запись, которую сделал отставной генерал Феликс Ростковский в своем дневнике датирована февралем 1918 года: "Хлебный паек уменьшен до 1/8 фунта на человека в день…". Он скончался в Петербурге предположительно в 1920 году. Антон Турчанович умер в 1943 году на оккупированной немцами территории. Они сделали главное дело в своей жизни - накормили солдат: но для многих из них каша, приготовленная на кухне Турчановича, стала последней.

Последняя ложка каши
Последняя ложка каши
На фото: Полевая кухня времен Великой отечественной войны КП-2-48, которая сейчас продается Таганрогском военно-историческом музеем за 49 000 рублей
Автор: Полина Ефимова


Мнение редакции "Военного обозрения" может не совпадать с точкой зрения авторов публикаций

CtrlEnter
Если вы заметили ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter
Читайте также
Комментарии 22
  1. Ведмедь 8 сентября 2014 10:01
    Статья хоть и не бесспорная, но интересная.
    Но вот последняя фраза о продаже кухене навевает мысли о заказной "джинсе". Хотя надеюсь, что это не так...
    Ведмедь
    1. efimovaPE 8 сентября 2014 11:31
      Конечно, это не так!!!
    2. efimovaPE 8 сентября 2014 18:14
      Мне только что написал директор Таганрогского музея. Он прочитал мою статью и просил передать, что кухню он уже продал. "Продал не от хорошей жизни".
    3. 7маэстро7 9 сентября 2014 22:11
      Согласен, статья интересная, только на фиг я ее перед сном прочитал))) пришлось в холодильник лезть
      7маэстро7
  2. Aleksandr 8 сентября 2014 10:16
    Также раз в неделю немецким солдатам выдавались: 1 соленый огурец, молоко (20 г))))))) хахаха
    1. vrach 8 сентября 2014 13:14
      Как в том анекдоте - А вот тут Петька опечатка, 20 грамм масла сливочного.
      lol
  3. azbukin77 8 сентября 2014 10:20
    Лучше бы более актуальные темы обсуждать!
    1. Mayer1980 8 сентября 2014 13:40
      да ладно, мне вот интересно было, информация лишней не бывает-)
  4. Мур 8 сентября 2014 10:24
    Они сделали главное дело в своей жизни - накормили солдат: но для многих из них каша, приготовленная на кухне Турчановича, стала последней.


    А это вот к чему?
    Для кого-то последней стала гимнастёрка, пошитая девушкой Фросей, для кого-то винтовка, придуманная капитаном Мосиным. И что?
    Решили так пафосно статью закончить?
  5. Комментарий был удален.
  6. Dragon-y 8 сентября 2014 11:22
    А для солдата питание - это как раз одна из самых актуальных тем!
  7. istoler 8 сентября 2014 12:53
    Хорошая познавательная статья .Вообще развитие быстрого питания увеличивает маршевую скорость армии , так одним из секретов скорости суворовских солдат было умение быстро накормить солдата в обед . Это достигалось за счет опережающего движения кухонь своих подразделений , а так же за счёт рецептов более быстрого приготовления .
  8. vrach 8 сентября 2014 13:11
    Щи да каша пища наша. Надо спасибо сказать автору, что подымает тему. А у кого вопросы напишите лучше.
    Я вот навскидку вспомнил цитату:
    - Храбрость солдат зависит от желудка. (Наполеон) - здоровье уж точно.

    Что касается рекламы, про продажу полевой кухни. Да есть рекламный закон, но авторам на "Военном обозрении", как правило не платят, с уважением тоже проблемы. Так что не смертельно.
  9. Aleks тв 8 сентября 2014 13:50
    Спасибо Автору за статью.
    Срез информации конечно небольшой но почитать было интересно.

    Сразу вспомнились наши КП и добротная ПАК-200М...
    wink
  10. Aydar 8 сентября 2014 14:01
    Цитата: Aleksandr
    Также раз в неделю немецким солдатам выдавались: 1 соленый огурец, молоко (20 г))))))) хахаха

    Да действительно смешно, автор статьи видно дока в "поносологии".
    Aydar
    1. alicante11 8 сентября 2014 15:43
      У кого что болит, тот о том и говорит (с).
      Ни кто не говорит, что это выдавалось, а тем более съедалось одновременно.
  11. RJN 8 сентября 2014 14:40
    Дельный, что и говорить,
    Был старик тот самый,
    Что придумал суп варить
    На колесах прямо.
    Суп - во-первых. Во-вторых,
    Кашу в норме прочной.
    Нет, старик он был старик
    Чуткий - это точно.

    Василий Теркин. На привале.
    RJN
  12. miv110 8 сентября 2014 16:33
    Статья очень интересная, хотя не касается боевого снаряжения. Но наши ветераны придавали этой стороне войны огромное значение. Быт солдата, его питание важнейшая составляющая боевых действий и к сожалению в мемуарах и романах наших писателей - фронтовиков (В.П Астафьев,М.А. Шолохов и др.) не раз отмечалось как трудно было с питанием в войсках, особенно при наступлении. Так что и эту сторону войны следует освещать дабы чётко представлять все тяготы солдатской службы.
  13. strannik1985 8 сентября 2014 16:45
    Где-то читал,что в Русско-Турецкой войне использовалось 10 опытных походных кухонь,но о результатах ничего написано не было.
  14. Marssik 8 сентября 2014 17:16
    Без каши много не навоюешь!)
  15. tolancop 8 сентября 2014 17:19
    Прочитал с огромным интересом. ИМХО, в клад военных поваров в победу явно недооценен.
    Несколько непонятным осталось утверждение о "небогатом рационе" бойцов РККА в ВОВ. Сравнивая рацион ВОВ с нормами питания 80-х годов, заметные отличия обнаружил только по хлебу (важно!) и чаю. Остальные продукты примерно тоже самое. Но могу и ошибаться, поскольку не по всем продуктам помню норматив.
  16. Венд 8 сентября 2014 18:03
    Хорошая статья. Спасибо.
  17. михаил3 8 сентября 2014 21:52
    Мобильность войск во время полноценной войны, а не краткого бандитского набега (стиль армии США, к примеру) всецело зависит от организации питания. Потому что концентратами любого вида можно пользоваться никак не более трех месяцев. Или небоевые потери нанесут армии поражение без всяких сражений.
    В современной армии этот вопрос полностью недооценивается, так как к грядущей войне, как известно, не готовится никто. Вообще никто. Готовятся к предыдущей. А какие у нас предыдущие? А это не войны а просто боестолкновения. Заброски, выходы в поле, действия из укрепленных лагерей. Все это сформировало соответствующий опыт - жуем сухпай, палим костерок, скоро выход кончится.
    В общем в поте лица готовятся все то же самое, что всегда. Смерти, смерти, смерти... неуклюжие попытки преодолеть ситуацию, тоже, мягко скажем, небескровные, потом наконец наладим дело. Хватит на этот раз "солдатиков", засыпать жизнями очередную глупость? Да, придется платить привычную цену и за кухни, а как же?
    Ничто не вечно в этом мире... что же не так с человеческой глупостью?!
  18. григорьевич 8 сентября 2014 23:06
    Очень вкусной получалась пища в полевых кухнях,даже "шрапнель"с тушенкой уплеталась за обе щеки.
    Кстати,а где готовили для укропских вояк?Ни разу не видел ни в хронике,ни в трофеях ополчения полевых кухонь,только кострище и разбросанные пакеты от сухпайков.-
  19. bandabas 9 сентября 2014 06:56
    Вспомнился разговор в поезде Штирлица с генералом Вермахта « — У меня есть коньяк. Хотите выпить?
    — Спасибо. У меня тоже есть коньяк.
    — Зато, вероятно, у вас нет салями.
    — У меня есть салями.
    — Значит, мы с вами хлебаем из одной тарелки. »

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Картина дня