Война на пороге

Война на пороге


Сегодня война вплотную подошла к границам России. Не нужно быть великим стратегом, чтобы не понять: завтра, перешагнув их, она начнётся у нас. Оставив за рамками статьи досужие рассуждения на тему: «когда?» и «почему?», сосредоточимся поиском ответа на вопрос: «А готова ли к ней наша Армия?». Речь опять-таки пойдёт не об уровне оснащённости или обеспеченности её современными образцами техники и вооружения, а об уровне боевой готовности военнослужащих – конкретно: готовности солдат и офицеров…умереть в бою.


Лишь бы не было войны

Увы, нас долгие годы обманывали, называя Советскую армию - школой жизни. На самом деле, армия, даже много лет не воюющая – это, скорее, школа смерти. Здесь (тем более в армии всё больше контрактной) учат профессионально воевать: т.е. с меньшими для себя потерями уничтожать – убивать противника. Но и враг не дремлет, поэтому потери неизбежны с обеих сторон. Эта азбучная истина почему-то часто игнорируется солдатами «мирных армий», а вспоминать о ней приходиться уже их родственникам, когда в число боевых потерь попадают сами воины.

Сурово, но справедливо, как только справедлива может быть война, названная когда-то продолжением политики. Сказано 200 лет назад, но что изменилось? Войну всё так же пытаются загнать «в рамки», очерченные какими-то бумажками в виде договоров, пактов о ненападении, но она всегда легко нарушает эти препоны. И чем больше человечество усердствует в своих миротворческих потугах, тем изощрённее становится процесс убийства себе подобных. Новые войны не становятся гуманнее, а убийства граждан другой страны с созданием ОМП поставлены на поток. Всё это сказано для перехода к основной мысли – готовы наши воины защитить народ, страну и умереть, если это потребуется? Ведь в семье, школе и даже в армии нас долго убеждали, что главное, даже в бою – это выжить! Любой ценой! И это правильно по сути, и ничуть не противоречит логике, смыслу и человеческой природе. Разве не для того нас мама родила? Жизнь – самое ценное, что у нас есть! Жизнь – это прекрасно! А учитывая, что кадровая армия состоит из мужчин и женщин репродуктивного возраста и руководством ВС взят курс на её омоложение, вопрос должен сняться самим собой. Пусть Армия марширует - бряцает оружием только на парадах и радует глаз эффектными «показухами»: различными авиашоу и танковыми биатлонами. Я, как и, уверен, вы - обеими руками «за!». Если бы не одно «но»: война (будь она неладна) приходит вопреки результатов самых легитимных референдумов о мире!

«Если начнётся война – уволюсь»

Армия в настоящее время не обделена вниманием руководства страны и минобороны: постоянно проводятся учения и тренировки во всех её звеньях управления: тактическом, оперативном и стратегическом; полным ходом идёт перевооружение, принят пакет законов, стимулирующих интерес к службе. Всё это предполагает и соответствующий высокий уровень боевой и морально-психологической подготовки военных, поэтому страна с надеждой смотрит на своих защитников. Не хочется сомневаться в том, что наша Армия по-прежнему «всех сильней», но сама жизнь невольно заставляет смотреть в будущее с тревогой.

Дело в том, что после увольнения в запас после 27 лет службы, продолжая проживать в военном городке, общаться со служивыми, я имею возможность изучать интересы и взгляды военнослужащих. Отсюда скребущие на сердце сомнения в действительной боеготовности наших солдат и офицеров – т.е. их готовности защитить страну, народ, если это потребуется, ценой своей жизни. А все проверки и «тревоги», по которым и оценивается уровень боеготовности подразделений, соединений, армий и округов и которые сдаются, как правило, на «хорошо и отлично», тут не при чём. На вопрос: «Будет ли сегодняшняя армия России стоять насмерть на священных рубежах Отечества?» ответит только время.

А почему я, собственно, сомневаюсь в этом? Настораживает мотивация на службу нынешних военных. Всё реже попадаются мне среди них люди, соответствующие высокому призванию защитника Родины, искренне любящие свою профессию, гордящиеся ей, и, как следствие - живущие службой даже вне её: именно таких «служак» хватало в пору моего офицерства и моего отца – тоже кадрового военного. Сегодня всё чаще попадаются «дельцы», пришедшие в армию с корыстными мотивами. С чем это связано? Выполняя указ Президента - Верховного Главнокомандующего о переводе Армии на контрактную основу, она сегодня широко распахнула ворота КПП не только для «настоящих мужчин», как гласят плакатные призывы, но и для всех годных по состоянию здоровья, совершеннолетних лиц обоего пола, включая иностранцев, желающих, если не поправить своё материальное положение, то решить квартирные и другие вопросы. О том, что ради этого придётся рисковать жизнью, подставлять голову скромно умалчивается. Тем более, что ни в контракте, ни в присяге этого никто и не требует: «Я, (фамилия, имя, отчество), торжественно присягаю на верность своему Отечеству - Российской Федерации. Клянусь свято соблюдать Конституцию Российской Федерации, строго выполнять требования воинских уставов, приказы командиров и начальников. Клянусь достойно исполнять воинский долг, мужественно защищать свободу, независимость и конституционный строй России, народ и Отечество».

Нынче Армия больше ассоциируется не с подвигами, мужеством, благородством и опасностью, а с конторой для решения жилищно-социальных проблем: ты ходишь на работу, называемую службой, а тебе государство обязуется предоставить набор благ. Но эти блага в виде квартир и машин нужны живым. Зачем они мёртвым? Поэтому и приходилось не раз слышать такие признания профессиональных защитников, сказанные по своей душевной простоте: «А если начнётся война – уволюсь».

Золотой «контрабас»

Но нужны ли государству защитники с таким подходом к делу? Ведь служба, служение – это, прежде всего: самоотдача, самоограничение и самопожертвование, а не наоборот. А военная служба – это постоянная и полная готовность чего-то лишиться, как-то пострадать. И не только временно поголодать или недоспать, но отдать всего себя, всю свою жизнь за других, за идеалы, которые во все времена неспроста называются высшими. И потому к квартирно-финансовым вопросам, лежащим в другой – низшей плоскости, идеалы отношения не имеют. Ну, нельзя же, в самом деле, отдать жизнь за квартиру? Застрелившийся от тягот и невзгод бесквартирья военный вызывает жалость и именуется жертвой, а павший в бою за Родину заслуживает уважение и зовётся героем. В этом суть и мужественная красота воинского служения.

Романтиков, которые шли в армию для реализации своих юношеских идеалов и устремлений, составлявших красу и гордость воинских коллективов, по признанию военных социологов, (которые давно бьют по этому поводу тревогу), сегодня всё меньше. Да и что им делать в Армии, когда вся романтика выветривается при столкновении с реальностями службы, где почти все сослуживцы, начиная с командиров, помешаны на «бабках»: буквально ходят с калькуляторами, рассчитывая сколько денег осталось до окончании выплаты кредита за крутую «тачку»; сколько накопилось на личном счету для покупки квартиры и хватит ли «бабла», чтобы оттянуться в отпуске на каких-нибудь экзотических островах? Увы, даже такие воины сегодня во многих боевых частях буквально «на вес золота»; кое-где с них, только что пылинки не сдувают: не дай Бог уволятся, чем испортят спущенные сверху показатели по укомплектованности части контрактниками. Знакомый офицер, служащий в одной из бригад, входящих в состав сил быстрого реагирования, с печалью и болью рассказывал, как они по команде сверху вынуждены закрывать глаза на различные выходки оборзевших «контрабасов». Даже самые дисциплинированные из них, ровно в 18.00, норовят убыть домой и в штыки воспринимают предложения командиров выйти на службу в их «законный выходной».

«Смотрите чаще на Небо»


Увы… война на то и война, что её главная задача разрушить мир, а вместе с ним все планы на будущее и жизнь в любых вариантах. Вы собирались жениться, только что получили квартиру и планируете заняться ремонтом или ждёте отпуска, чтобы провести его на Бали, а тут… война какая-то. Она не только переносит на неопределённый срок наши планы: несыгранную свадьбу, отложенное новоселье или поездку на курорт. Она часто отменяет саму жизнь, которую мы так любим, дорожим и ради комфортного обеспечения которой многие и пошли служить в Армию! Поэтому, к разочарованию сторонников контрактной армии должен заявить: отягощённому решением своих финансовых проблем солдату, по-настоящему воевать (т.е. реально рисковать жизнью) очень тяжело. Это правило многократно подтверждено всеми войнами. Чем больше привязан боец к «земле», тем меньше следует ожидать от него подвигов самопожертвования. Чем больше он «оторван от земли» - тем выше в нём боевой дух, презрение к смерти, тем больше его бое-готовность – способность умереть за Идеалы! «Смотрите чаще на Небо, – поет мой любимый бард Андрей Селиванов, - И в жизни всё будет иначе/ Не в смысле денег и не в смысле дачи/ А в смысле хлеба и соли».

Взять события на Украине, где против ополченцев, усиленных добровольцами и гуманитарной помощью из России, воюет хоть и плохо подготовленная, но регулярная армия Украины, национальная гвардия, БТО, укомплектованные в своём большинстве контрактниками и добровольцами. Чем принципиально отличаются украинские силовики – те же хоть и замороченные, но славяне - от наших? Хуже вооружены и экипированы? У них меньше денежное довольствие или они не патриоты своей страны? Чушь собачья! Брошенная ими при отступлении, вполне исправная техника и оружие говорят об обратном. А одной из главных причин (согласно допросов пленных), по которой солдаты и офицеры пошли на войну, оказались деньги. При этом, судя по обилию национальной символики на технике и экипировке, украинская армия уверенно занимает лидирующее место в мире по патриотизму. Да и их боевой клич: «Слава Украине!» - «Героям - слава!» вполне духоподъёмен. Только вот с боеготовностью у них плоховато. Вы слышали что-нибудь о массовом героизме или подвигах украинских военных? Я тоже нет. Но кто даст гарантию, что наши профессионалы, попав в окружение или ситуацию, связанную со смертельным риском, будут действовать иначе? По крайней мере «заблудившиеся» на Украине наши гвардейцы десантники, оказавшись в плену, смотрелись ничуть не лучше своих украинских коллег.

Можно вспомнить и события двадцатилетней давности – «первую чеченскую войну», участники которой сегодня среди нас: «…Никаких чувств, кроме одного не было. А был страх. Огромный страх. Он вытеснил всё из тела, из головы, мозга. Не было уже ни капитана, ни гражданина Миронова, а был только трясущийся от ужаса комок дерьма, который хотел лишь одного – выжить. И всё. Просто выжить. Тут не вспоминаются давно забытые молитвы, а просто несёшься в темноту. Спотыкаешься, летишь, не ощущая боли от ушибов, ссадин. Ничего, кроме леденящего душу, тело страха…», - вспоминал один из участников печально-известного новогоднего штурма Грозного, капитан В.Миронов в своей автобиографической книге «Я был на этой войне». Цитата приведена не с целью обвинить его или кого-то в трусости, ведь оказавшись на их месте сверхтрудно, практически невозможно овладеть собой, взять себя в руки.

Однако, «были люди и в наше время», которые в похожих ситуациях, переступив животный страх, совершали подвиг самопожертвования, предпочитая смерть позору предательства и бесчестья! …84 псковских десантника, вступивших в неравный бой с превосходящими силами противника в феврале 2000-го в Аргунском ущелье… Гвардии капитан 56-й гвардейской дшб Алексей Павленко, закрывший собой солдата при неудачном броске им боевой гранаты в июле 2010 года… Попавший в плен солдат-пограничник Евгений Родионов, казнённый бандитами в мае 1996-го за отказ снять нательный крест…

Таких примеров, слава Богу, в истории Русской Армии хватает, но все они пусть и в недалёком, но прошлом. А война уже на пороге. Так насколько готова к ней наша Армия?
Автор:
Роман Илющенко
Первоисточник:
http://zavtra.ru/content/view/smelo-myi-v-boj-pojdyom/
Ctrl Enter

Заметили ошЫбку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

435 комментариев
Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти