Под единым началом

Под единым началом Порошенко пытается договориться с Москвой, не воспринимая ополченцев как самостоятельную политическую силу. Это ловушка и для Москвы, и для Новороссии.

Мы отмечаем, что на Украине стремительно растут антивоенные настроения. Это связано с тремя моментами.


Первый – украинская армия стремительно превращается из добровольческой в призывную. При этом из прошлого хорошо известно: в ситуации гражданской войны призывная армия обладает гораздо более низкой мотивацией и боеспособностью, чем добровольческая, потому что большинство населения стремится уклониться от братоубийственной войны и призыв осуществляется фактически насильно.

А это значит, что обвально растет коррупция – происходит обогащение чиновников, военкомов, медиков и, как итог, в армию призывается самая бедная и необразованная часть населения. И это второй фактор роста антивоенных настроений. Население не верит, что состоятельные классы и политическая элита делят с ними тяготы войны, и все более активно выступает против местных чиновников и Киева.

Третьим фактором, безусловно, являются крупные военные поражения, которые потерпел Киев и скрывать которые уже невозможно. Непрерывный поток гробов отрезвляет самых упорных сторонников войны.

Говоря о смене ряда лидеров, необходимо разделить две группы отставок. Одна группа – это так называемые «местные» лидеры, которые по факту были аффилированы с прошлой властью – с некоронованным королем Донбасса Ахметовым и его ближайшими помощниками. Как, например, Валерий Болотов, который являлся в прошлом якобы личным шофером Ефремова – главы Партии регионов в парламенте и олигарха местного масштаба, или Александр Ходаковский (якобы настоящая фамилия – Прохоров), бывший офицер «Альфы» и приближенный Ахметова, который возглавлял в свое время патриотические силы Донбасса.

Говоря о реальной истории противостояния в Донбассе, нужно честно сказать, что знаменитый захват СБУ и ДОА 6 апреля был фактически инспирирован местными элитами для некоего торга с Киевом. Однако совершенно неожиданно для инициаторов к протесту подключились народные массы. Ефремов и Ахметов очень скоро утратили контроль над восстанием, получили массу проблем в лице неуправляемых полевых командиров, с которыми сейчас приходится разбираться. Ходаковский и Болотов, будучи зависимыми, с одной стороны, от своих вчерашних покровителей, которые их инициировали как лидеров сопротивления, а с другой стороны – от своих ближайших помощников, которых они приняли в свое окружение, не сильно заморачиваясь их репутацией и личными планами, но опираясь на их вооруженные отряды, многие из которых потом просто стали промышлять бандитизмом, фактически стали заложниками ситуации.

В итоге они вынуждены были действовать в рамках коридора возможностей, который у них все время сужался. Отсюда и все непоследовательные заявления, например, того же Болотова. Уход таких людей – это безусловно, положительный момент, поскольку в этом случае расчищается поле для нормальной деятельности по созданию вертикали власти в Луганске (и, прежде всего, военной вертикали).

Теперь об отставке Бородая и Стрелкова. Отдадим должное Игорю Ивановичу: приход его ополчения в начале июля в Донецк, безусловно, сломал местным олигархам план сдачи Донбасса под лозунгом «Давайте жить дружно и хватит войны!». Активный сплоченный отряд тут же вступил в бои с карателями и уничтожил почву для переговоров о сдаче города.

Но было очевидно, что Игорь Стрелков уже «выбрал» свой потолок управления. За короткий срок из командира отряда «спецназа» он вырос до командира батальона, затем до коменданта обороны города Славянска, затем возглавил оборону Донбасса, получив назначение на должность министра обороны. Но управление отрядом и батальоном – это тактический уровень боевого управления, а командование соединением и оборона целого региона – это другой оперативный уровень, требующий уже специального образования, опыта и знаний.

Груз, который Стрелков тащил на себе последние 2 месяца, был для него избыточным. Необходимо было передать управление профессиональному штабу; такое решение состоялось, и, как мы видим сегодня, это было правильное решение.

По Бородаю ситуация несколько иная. Его отставка – это, скорее, «технический» момент. Александр Юрьевич возглавил правительство Донбасса в самый трудный момент и фактически выполнял роль «кризис-менеджера», создавая правительство с «нуля».

Но за эти месяцы в Новороссии выдвинулась целая плеяда молодых и талантливых организаторов, и было совершенно логично передать бразды управления им. А Бородай сосредоточился на вопросах, которые курировал изначально.

Сейчас стоит задача централизации военной власти и формирования нормальной гражданской администрации. Гражданская администрация должна контролировать милицию, военную прокуратуру, МЧС, пожарных, службу спасения, медицину.


Все службы должны работать под единым началом гражданской администрации, которая будет иметь определенный иммунитет, пользоваться авторитетом со стороны военных и будет заниматься своей главной задачей – защитой и обеспечением всех иных нужд мирного населения. Также администрация должна контролировать через МЧС распределение гуманитарной помощи.

Говоря о перспективах текущего момента, нужно отметить, что Порошенко пытается договориться с Москвой, не воспринимая ополченцев как самостоятельную политическую силу. Это ловушка и для Москвы, и для Новороссии. То есть, контактируя исключительно с Москвой, Порошенко, с одной стороны, пытается продемонстрировать миру, что Россия командует и управляет боевыми действиями в Донбассе, а с другой – исключает ополченцев из политического процесса, пытаясь выставить их террористами, сепаратистами. Дипломатическая цель Киева – выставить Новороссию как марионетку, которая полностью управляется из Москвы.

Здесь нам нужно четко обозначить позицию, что Москва может влиять на ополченцев, но Новороссия – уже самостоятельная, все более самодостаточная сила, которая имеет свои политические цели внутри Украины. И эти цели ясны: денацификация всей Украины, исключение повторения майданного сценария, внеблоковый статус страны и ориентация на Россию, без чего Новороссию легко превратить в некое подобие сектора Газа.

На мой взгляд, актуальна сегодня задача развертывания аппарата спецпропаганды, направленного на Украину. К сожалению, этот вопрос был полностью нами упущен. Российское телевидение на всей территории Украины отключено, и украинцы просто не понимают, что идет гражданская война. В головы многих украинских граждан и солдат вбита ложь о том, что это Россия изначально напала на Украину и ведет против нее боевые действия.

Сейчас необходимо инициировать социальные протесты, поддерживать антивоенные выступления и использовать ужесточающееся социальное расслоение. Мы должны развернуть пропаганду среди беженцев, которые попали во враждебное окружение западной и центральной Украины, которое их никак не принимает и не интегрирует в свою среду. Мы должны прилагать усилия для углубления противоречий между кланами украинских олигархов, сидящих на сужающемся пироге ресурсов страны, чтобы их ресурсы, включая информационные, шли друг против друга, а не против Донбасса.

В условиях полной телевизионной блокады российских каналов и ограниченности доступа украинского населения, особенно старших поколений, к интернету особенно актуальным становится развертывание радиостанций, вещающих на Украину. Сегодня, к сожалению, таковых просто нет. И этот вопрос необходимо решать.
Автор:
Алексей Анпилогов
Первоисточник:
http://www.vz.ru/opinions/2014/9/5/704142.print.html
Ctrl Enter

Заметили ошЫбку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

31 комментарий
Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти