«Утечка мозгов и жён»: эмиграция – угроза национальной безопасности России

В числе угроз и вызовов современному российскому государству особое место, как известно, занимает демографическая проблема. Снижение численности коренного населения в России имеет общие корни с аналогичными процессами в других развитых государствах. Это и урбанизация, и эмансипация женщин, и кризис традиционной семьи, оказывающие влияние на уровень рождаемости в стране. Но помимо перечисленных причин, серьезный урон численности населения страны, причем населения социально активного и обладающего немалым созидательным потенциалом, наносит эмиграция российских граждан за рубеж – на постоянное место жительства.




Пять волн миграции

За последние сто лет Россия пережила несколько волн миграции, связанных с перемещениями различных групп населения на постоянное место жительства в страны Европы, Азии, Америки, в Австралию и даже на Африканский континент. Можно выделить как минимум 5 крупных волн миграции из России и Советского Союза в ХХ веке:

1. Эмиграция из западных губерний Российской империи в Западную Европу (Англию, Францию) и Северную Америку (США, Канада) во второй половине XIX – начале ХХ вв. Она делилась на несколько категорий: религиозная эмиграция представителей сектантских течений (молокане, духоборы, старообрядцы); еврейская эмиграция, ориентированная на Северную Америку и Великобританию; трудовая миграция, являвшаяся наиболее массовой и включавшая в себя потоки крестьян, рабочих, ремесленников, служащих, отправлявшихся в поисках лучшей жизни в Европу и Америку (за период с 1851 по 1915 гг. страну покинуло 4,5 млн. человек).

2. «Белая эмиграция» в период Революций 1917 г. и Гражданской войны. Разумеется, страну покидали не только «белые» - участники «белого движения», царские офицеры и госслужащие, дворяне, но и сотни тысяч простых людей, не видевших для себя благополучного будущего в Советской России. По данным различных источников, численность эмигрантов в период 1918-1924 гг. колеблется в пределах 3-5 млн. человек. Однако нельзя забывать, что эмиграция продолжалась и в период второй половины 1920-х гг.

3. Военная и послевоенная эмиграция (1941-1945 гг.) включала в себя людей, угнанных в Германию и другие страны, либо по каким-либо причинам оказавшихся за пределами СССР в годы войны и отказавшихся возвращаться в Советский Союз, а также лиц, отступивших вместе с гитлеровскими войсками.

4. Послевоенная эмиграция из Советского Союза (1945-1989) включала, в первую очередь, евреев, начавших в массовом порядке репатриироваться на «историческую родину» после создания государства Израиль. Также имели место случаи эмиграции отдельных идейных противников и критиков советской власти, т.н. «диссидентов».

5. Постсоветская эмиграция, к которой можно отнести и эмиграцию из Советского Союза в течение последних двух лет его существования. Именно в период конца 1980-х – второй половины 1990-х гг. из страны выехали этнические немцы, евреи, греки, поляки. Помимо этнической эмиграции – в Германию, Израиль, Грецию, Польшу, в постсоветский период Россия столкнулась и с массовой трудовой эмиграцией, а также с эмиграцией состоятельной части населения страны на постоянное место жительства за границу.

Если анализировать причины, побуждавшие людей в конце 1980-х – 1990-х гг. уезжать на постоянное место жительства или с целью долговременного трудоустройства в другие государства, покидая Россию – родные места, привычное окружение, во многих случаях – даже ближайших родственников, то можно выделить две основные группы факторов – социально-экономические и ментальные.

Причем, несмотря на то, что социально-экономическое положение России в 1990-е гг. действительно было очень незавидным, ментальные факторы занимали не менее важную, чем социально-экономические, а то и более важную позицию в детерминации массового выезда российских граждан за границу. Но прежде, чем мы поговорим о том, почему сложилось именно так и эмиграция имела под собой скорее ментально-мировоззренческие основания, остановимся более подробно на том, что представляет из себя каждая группа факторов.

С факторами социально-экономического характера все более-менее ясно. Распад советского государства, приватизация («прихватизация») промышленности, закрытие предприятий и учреждений, многомесячные и даже многолетние невыплаты заработной платы, либо ее размеры в пределах прожиточного минимума и ниже, способствовали катастрофическому снижению уровня жизни большей части россиян уже в начале 1990-х годов. Разумеется, были категории граждан, для которых 1990-е годы стали золотым временем накопления капиталов, завоевания статусных позиций в обществе, но в процентном отношении к общей массе населения постсоветской России эти категории всегда составляли меньшинство. Это предприниматели, гражданские и военные чиновники, некоторые категории сотрудников правоохранительных органов и спецслужб, организованная преступность, «лица свободных профессий», к которым можно отнести достаточно большую прослойку людей умственного и творческого труда, «умеющих зарабатывать».

Подавляющее же большинство российских граждан – вчерашние советские рабочие, колхозники, бюджетники – вдруг оказались на самом социальном низу той самой страны, которая еще совсем недавно вроде как провозглашала их ее хозяевами – Народом. Большая их часть уже к середине 1990-х гг. осталась без работы и средств к существованию. Казалось бы – вполне себе оправданная причина для эмиграции в более благополучные страны мира. Но большинство российских людей были воспитаны патриотами, многие просто не хотели и не умели менять свою жизнь, начинать ее с нуля в чужой стране. Поэтому массовой трудовой эмиграции из России на Запад, аналогичной той, которая в настоящее время наблюдается из стран Средней Азии – Узбекистана, Таджикистана и Кыргызстана – в Россию, в 1990-е годы не случилось. Российские безработные рабочие, колхозники, служащие предпочли либо переориентироваться и заняться доходными в изменившихся условиях видами деятельности (мелкий бизнес, востребованные рабочие профессии вроде строительства, автосервиса, транспортных перевозок), либо маргинализовались и скатились кто в криминал, кто к мусорным бачкам, а кто – к игле, стакану и, в конечном итоге, могиле.

«Утечка мозгов»: интеллектуальная эмиграция


Значительная часть граждан постсоветской России все же отправилась за границу в поисках лучшей жизни. Но, что очень печально для России, среди этой части оказались в большинстве своем люди с высоким уровнем образования, интеллектуальным и творческим потенциалом. В США, Канаду, страны Европы рванули в массовом порядке физики и химики, математики и биологи, спортсмены и музыканты. Для этих людей основной причиной эмиграции была их невостребованность в разрушаемой «демократами» постсоветской России девяностых. Инженер-программист, физик-ядерщик, микробиолог в начале 1990-х гг. в России не только оказались на грани физического выживания, поскольку заработные платы стали мизерными, многие научно-исследовательские институты и предприятия позакрывались или простаивали без работы, но и воспринимались значительной частью общества как «лузеры», «неудачники». Кто-то из них, кто поактивнее в коммерческом и организационном плане, крутились в России, в том числе успешно и даже очень успешно, но многие предпочли эмигрировать на Запад – к высоким и стабильным зарплатам, востребованности, социальному престижу профессии.

Ученые эмигрируют не только потому, что оплата их труда в России, по сравнению с другими странами, остается крайне низкой (хотя материальный фактор все же стоит в числе первоочередных при решении об отъезде), но и по причине невозможности полноценной реализации своих научно-творческих планов и проектов в родной стране. Ведь недостаточный уровень финансирования науки и образования предопределяет использование устаревшей технической базы, работу в обветшавших зданиях, отсутствие или низкое качество технического вспомогательного персонала – лаборантов и прочих «помощников». Коррупция, бюрократизм, клановость в системе науки и образования также не является секретом и является одной из причин, побуждающих ученых искать профессиональную самореализацию за рубежом. Немаловажную роль играет и социальный престиж профессии ученого в России и в других странах.

«Утечка мозгов» стала настоящей проблемой для постсоветской России. В первую очередь потому, что в стране не был создан (и до сих пор, кстати, не создан) режим благоприятствования науке и научной деятельности. Прежде всего, пострадали от этого естественные и технические дисциплины. Юристы, экономисты, политологи, социологи, психологи оказались более востребованными и смогли хорошо адаптироваться к изменившимся социальным условиям. Поэтому не удивительно, что именно представители естественно-точных наук оказались в числе первых кандидатов на выезд из постсоветской России. Гуманитарии в массе своей оставались – и не только потому, что эффективнее смогли адаптироваться к новым условиям, но и из-за боязни невостребованности в других странах: языковой барьер даже в случае совершенного по российским меркам знания иностранного языка большинству из них все равно не позволит работать по специальности за границей.

Давно не является секретом, что интеллектуальные ресурсы представляют собой одно из наиболее ценных национальных богатств. Поэтому развитые государства разрабатывают и постоянно совершенствуют программы развития науки и технологий, ориентированные на привлечение зарубежных талантливых ученых и инженеров. Для стран, являющихся донорами интеллектуальной миграции, постоянная «утечка мозгов» становится настоящей катастрофой, прямой угрозой экономической безопасности страны, ее дальнейшему социальному и экономическому развитию.

Негативные последствия интеллектуальной эмиграции для современной России очевидны. Это не только собственно «утечка мозгов», потеря для страны уникальных, талантливых специалистов, но и разрушение российской научной традиции. Известны случаи эмиграции на Запад целых научных школ, либо прекращение их существования в России после отъезда ведущих специалистов. Эмиграция наиболее выдающихся специалистов отрицательно сказывается на кадровых ресурсах современной системы высшего образования. Ведь многие ученые – не только исследователи, но и преподаватели. Уезжая из страны, они перестают обучать отечественных студентов, вследствие чего качество образования последних ухудшается, а наиболее талантливая и способная молодежь, стремящаяся строить свою жизнь в спектре научной деятельности, уезжает за рубеж в поисках более компетентных преподавателей и научных руководителей.

Естественно, что талантливые студенты, отправляющиеся на учебу в американские и европейские вузы, в большинстве своем в Россию не возвращаются. Ректор МГУ В. Садовничий утверждает, что только в течение 1990-х гг. научный потенциал России сократился на треть вследствие «утечки мозгов» за границу. Интеллектуальная эмиграция происходит по двум направлениям – выезд из страны состоявшихся ученых «с именем», которые имеют научные открытия, патенты, широко известны в своей отрасли как первоклассные специалисты, и выезд талантливой молодежи – на учебу в университетах и аспирантурах, на стажировки, курсы повышения квалификации, после которых те из них, которые заинтересовали зарубежные компании или университеты, как правило, остаются за границей.

Пресловутая «интеграция России в мировое образовательное пространство», о которой столь много говорится в последние годы, в действительности будет иметь последствия, обратные провозглашаемым целям. Приведение российской системы высшего образования в соответствие западным организационным стандартам («болонская система») облегчит межвузовскую коммуникацию, однако легко предсказать, что проходить она будет несколько односторонне – высококвалифицированные специалисты и перспективные студенты из России будут приглашаться на учебу или работу в Соединенные Штаты, в страны Евросоюза. Приведение их дипломов в соответствие с «международными требованиями» лишь облегчит признание этих дипломов в американских и европейских вузах и компаниях с целью трудоустройства специалистов – эмигрантов или их принятия на дальнейшую учебу. С другой стороны, сложно себе представить массовый наплыв студентов или специалистов из США, стран Западной Европы в Российскую Федерацию (речь не идет, в данном случае, об этнографах, филологах или историках, занимающихся изучением русского и других народов и языков России и их прошлого).

С другой стороны, еще с самого начала 1990-х гг. зарубежные государства, в первую очередь – США, развернули на территории России широкую сеть некоммерческих организаций и фондов, ориентированных на привлечение российских ученых, высококвалифицированных специалистов, талантливых аспирантов и студентов. Это было очень актуально и своевременно на фоне начавшегося в это же время процесса развала и уничтожения отечественной науки и образования. Будто одни режиссеры запускали оба процесса – привлечение квалифицированных эмигрантов в США и Европу и «выдавливание» ученых и специалистов из России. Поиск перспективных кадров для последующего переманивания во многих случаях начинается со школьной скамьи (те же программы по «обмену» учащимися). Для Соединенных Штатов и стран Евросоюза проблема привлечения перспективной молодежи, а также именитых ученых и квалифицированных специалистов в востребованных отраслях науки и технологий, давно является одной из стратегических задач. Россия в этом направлении рассматривается как один из важнейших доноров человеческих ресурсов, поскольку западным руководителям хорошо известен и интеллектуальный потенциал страны, и наличие пока еще не разрушенной до основания образовательной и научной традиции.
Тем более, если речь идет о квалифицированных специалистах с высшим образованием, то в случае их эмиграции США, страны Евросоюза или иные государства, куда направляются российские граждане, получают их даром, не потратив ни копейки на школьное и вузовское образование специалистов, их профессиональную подготовку. То есть, они не только получают отдельно взятого человека – специалиста, но и присваивают финансово-экономические, материально-технические, организационно-административные, интеллектуальные, духовные ресурсы, которые были потрачены на подготовку этого специалиста в России. При этом Россия не получает компенсации за то, что ее ресурсы оказываются задействованными в развитии науки и повышении эффективности и качества производства в США, Великобритании, Франции, Германии, Израиле или каких-либо иных государствах мира. В последние годы новой тенденцией стал отток квалифицированных специалистов в Китай, страны Латинской Америки, где также растут зарплаты высококвалифицированным специалистам.

Последствия «утечки мозгов» для российского государства и общества катастрофичны. Так, уже в середине 1990-х гг. – двадцать лет назад – потери России от интеллектуальной эмиграции превысили 30 миллиардов долларов. Фактически Россия подарила эти денежные средства Соединенным Штатам, Израилю, Германии, Великобритании и другим государствам, ставшим новым домом для российских ученых и специалистов. Впрочем, некоторые специалисты говорят о больших масштабах потерь страны и с ними вполне можно согласиться. Ведь ученые и специалисты не только уехали сами, увезя с собой свое образование, полученное в СССР бесплатно, богатую практику, но и увезли в другие страны колоссальные запасы научно-теоретической и научно-практической информации, навыков и умений, открытий, изобретений, совокупную цену которых подсчитать просто невозможно.

Теперь о ментальных причинах эмиграции за рубеж. К ним можно отнести, в первую очередь, нежелание жить и работать в России, продиктованное не столько даже экономическими соображениями, сколько представлениями о России как об отсталой и дикой стране в сравнении с «цивилизованными странами» Запада (да и не только Запада). Большинство носителей подобной мировоззренческой позиции усвоили ее благодаря целенаправленной манипуляционной деятельности отечественных средств массовой информации, осуществляющейся с середины 1980-х годов (а в скрытой форме – и значительно раньше).

На протяжении последних тридцати лет продукция значительной части отечественных средств массовой информации, кинематографа, печати ориентирована исключительно на принижение российского государства, усвоение негативного отношения к собственной истории, культуре, традициям, к собственным согражданам. Есть все основания считать данную пропаганду СМИ целенаправленной, осуществляющейся по инициативе и на деньги заинтересованных акторов – в первую очередь, соответствующих «международных организаций», американских и европейских спецслужб, транснациональных корпораций. Эта политика ставит перед собой две цели – с одной стороны, разрушение российского общества посредством его морально-нравственной дезинтеграции, привития чуждых ценностей и поведенческих установок, а с другой стороны – «изъятие» из России наиболее привлекательных по каким-то параметрам индивидов с целью их использования в собственных интересах. Предполагается, что дезориентированное российское общество погрязнет в самоуничтожении, тогда как квалифицированные специалисты, ученые, молодые красивые женщины покинут страну, чтобы быть использованными на новом месте проживания.

«Исход»: еврейская эмиграция

Одним из типичных примеров эмиграции по ментальным причинам является массовый выезд «евреев» из Советского Союза, а затем России и других постсоветских республик, последовавший в конце 1980-х гг. и продолжавшийся все 1990-е годы особенно масштабно. Почему «евреев» в кавычках – да потому, что людей, являющихся представителями этого народа и ассоциирующих себя с ним среди эмигрантов было не столь значительное количество. По сравнению с еврейской эмиграцией начала ХХ в. и даже послевоенного периода в истории СССР, выезд в Израиль в конце 1980-х – 1990-х гг. осуществляли в значительной степени полностью ассимилированные, советизированные люди.

Более того, значительная часть из них даже не была евреями по национальности, а имела лишь половину, четверть и даже того менее еврейской крови. Очень велик был процент «родственников евреев» - то есть, жен или мужей, имевших другую национальность. Эмиграция в Израиль во многом подхлестывалась, с одной стороны, постоянным изображением жизни в этой стране в самых радужных тонах, а с другой стороны – пугалом антисемитизма в России. С помощью пропагандистских технологий советские люди – дети ветеранов войны, рабочие и служащие, прежде ведшие образ жизни, совершенно не отличающийся от окружающих, вдруг осознали себя представителями еврейской нации и поспешили покинуть Советский Союз – Россию, выехав в Израиль.

За период с 1989 по 2000 гг. страну покинуло около 1,5 млн. евреев, 870 тысяч из которых осело в Израиле, остальные – в США и Германии. Показательно, что практически все, выехавшие на постоянное место жительства в Израиль, были представителями тех или иных рабочих или «интеллигентских» профессий. Встречались среди них не только адвокаты, стоматологи или доценты вузов, но и высококвалифицированные рабочие, технологи, инженеры. Показательно, что как раз спекулянты и перекупщики никуда не поехали, прекрасно понимая, что в разоряемой постсоветской России гораздо комфортнее и прибыльнее проживать, чем перестреливаться с палестинскими боевиками или трудиться на предприятиях и стройках «земли обетованной». Таким образом, «национал-патриоты» из числа пещерных антисемитов сыграли на руку как раз США и Израилю, но никак не России, лишив ее нескольких сотен тысяч вполне адаптированных и социально успешных граждан («свято место пусто не бывает» и вскоре на место уезжающих евреев, немцев, греков, ассимилированных и лояльных к русской среде, стали прибывать далекие в культурном отношении выходцы из Средней Азии, с Закавказья, Ближнего и Дальнего Востока).

«Жена – в дверь»: брачная эмиграция

Другой, куда более опасный, пример «ментальной эмиграции» - брачная эмиграция. Здесь опять же приложили свою руку вездесущие прозападные СМИ. Выйти замуж за иностранца» до сих пор остается заманчивой целью для многих молодых россиянок. Средства массовой информации усиленно подогревают эту тенденцию, публикуя материалы и транслируя сюжеты с очернением российских мужчин, постоянным их сравнением с иностранцами и последующими выводами не в пользу русских, примерами «удачного брака» и «неземной любви» русских девушек и женщин к американцам, немцам, арабам, туркам, гвинейцам, сомалийцам и так далее. Конечно, любовь не знает национальности и влюбиться девушка или женщина может в представителя любой нации и расы.

Но одно дело – единичные случаи любви или влюбленности между коллегами по работе, однокурсниками, и совсем другое – целенаправленная пропаганда брачной эмиграции как рекомендуемой жизненной стратегии для миллионов российских женщин. Последствия подобной пропаганды не заставили себя долго ждать. Так, лишь на одни Соединенные Штаты Америки в течение последних 15 лет приходится 75 тысяч въехавших в страну россиянок. Целый небольшой городок «русских жен». Среди выезжающих из страны женщин 60% находится в возрастной категории младше 30 лет, 30% - в возрастной категории от 31 года до 40 лет. То есть, на 90% российская брачная эмиграция представлена женщинами детородного возраста, которые будут рожать новых граждан для США и Турции, Франции и Египта, Германии и Марокко.

Каждый, кто изучал вопрос освещения в средствах массовой информации тематики транснациональных браков, неоднократно должен быть замечать, насколько предвзятую позицию большинство ведущих, журналистов, авторов статей в прессе занимает по отношению к русским (славянским) мужчинам. Ни один народ мира не удостоился такого негативного отношения к своим мужчинам. Образ русского мужчины часто рисуется в СМИ как образ алкоголика, тунеядца, семейного тирана, слабака и слизня, то есть – «немужчины», причем тут же в качестве альтернативы демонстрируются успешные примеры выхода замуж за европейцев, американцев и даже африканцев. При этом используется излюбленный пропагандистский прием прозападных СМИ – манипуляция общественным мнением с помощью «сравнения несравнимого». Например, образованный египтянин – врач или бизнесмен сравнивается с русским дворовым пьяницей, после чего делается обобщающий вывод, что все мужья - египтяне милы и интеллигенты, а все русские мужья – пьяны и драчливы. Хотя в этом случае возникает вопрос, почему бы не сравнить обратным способом русского преподавателя вуза или инженера с египетским экстремистом-погромщиком с каирских площадей или с профессиональным альфонсом-тунеядцем из курортного отеля?

Хотя любовь – личное дело каждого, в большинстве стран мира действуют законодательные процедуры, утяжеляющие для женщин процесс выхода замуж за гражданина иностранного государства. Сам процесс международного бракосочетания жестко контролируется государственными органами и, как правило, сопровождается хотя бы уплатой значительной денежной суммы в качестве пошлины за заключение подобного брака. Таким образом, государство хоть как то компенсирует те затраты, которые были понесены им за два-три десятилетия воспитания и взросления будущей «жены иностранца». В России подобных процедур не предусмотрено, зато созданы весьма облегченные условия для выхода замуж за иностранца, разветвленная сеть брачных агентств, специализирующихся именно на «русских женах», плюс к этому – массированная система пропаганды, не только настраивающая девушек и женщин на выбор жизненной стратегии «жены иностранца», но и ориентирующая общественное мнение на признание такого выбора оптимальным, заслуживающим не только понимания, но и поощрения.

Наконец, наиболее негативным примером «ментальной эмиграции» является выезд из страны по причине отвращения к собственной родине и ее народу. Подобное отношение к России очень распространено среди определенной части столичных «креаклов» и «птючей» (был такой журнальчик молодежный), у которых вошло в моду демонстративно презирать свое отечество, свой народ («количество быдла зашкаливает»), его культуру, образ жизни – в общем, все, что олицетворяет Россию и русский мир. Кто из таких «креаклов» побогаче – уезжают навсегда на Запад, в США или Европу, но большинство оказывается неспособным даже к эмиграции и предпочитает рассуждать о «пороках рашки» и приоритетах жизни на Западе, не выезжая за пределы Садового кольца.

Подводя итоги повествования, можно сделать единственный основополагающий вывод – регулирование миграционной политики, в том числе и в плане эмиграции за рубеж, должно находиться в руках государства. Поэтому перспективы решения существующих проблем «утечки мозгов» и «утечки рук», брачной эмиграции полностью зависят от того, какую модель регулирования миграционной политики выберет государство. Сокращение эмиграции российских граждан за рубеж и возвращение уже уехавших на историческую родину вроде как значатся в числе приоритетных направлений политики российского государства в демографической сфере. Но без сдвигов в социальной, экономической, культурной сферах жизнедеятельности общества, добиться реальных изменений на «эмиграционном фронте» практически невозможно. Комплекс мероприятий в данной сфере должен включать как создание подобающих социальных условий для жизни и работы высококвалифицированных специалистов, других категорий граждан, так и противодействие антироссийской пропаганде в средствах массовой информации, кинематографе. В частности, пропаганда и стимулирование брачной эмиграции из страны должны рассматриваться как наказуемое деяние, представляющее собой реальную угрозу демографической безопасности российского государства.
Автор:
Илья Полонский
Использованы фотографии:
http://toryland.com/
Ctrl Enter

Заметили ошЫбку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

125 комментариев
Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти