Галицийская битва. Часть 2. Люблин-Холмская операция

Наступление 5-й армии

Из-за отступления 4-й русской армии попала в тяжелое положение и соседняя 5-я. Её возглавлял генерал от кавалерии Павел Адамович Плеве. Это был волевой и энергичный человек. Павел окончил академию Генерального штаба в 1877 году. Молодым офицером участвовал в Русско-турецкой войне 1877—1878 гг., затем служил в строевых частях и штабах. С 1909 года командовал войсками Московского военного округа. При мобилизации на базе управления Московского военного округа было создано командование 5-й армии, которую и возглавил Плеве.

В составе 4-й армии было 4 корпуса: 25-й, 19-й, 5-й и 17-й. Кавалерийские силы армии составляли 1-я Донская казачья, Сводная кавалерийская и 7-я кавалерийская дивизии. Всего в армии было 8 пехотных и 2 1/2 кавалерийских дивизий (147 тыс. человек при 456 орудиях). Армия к 21 августа была развернута на фронте Избица — Грубешов — Владимир — Волынский.


5-й армии Плеве противостояла 4-я австрийская армия под командованием Морица Ауффенберга в составе 12 пехотных и 3 кавалерийских дивизий, 438 орудий. Четыре корпуса австрийской армии завершали свое сосредоточение между Перемышлём и Ярославом. Армия Ауффенберга более чем на 1/3 превосходила силы русской армии, при относительном равенстве сил в кавалерии и артиллерии.

После выявления угрозы 4-й армии Зальца командование Юго-Западным фронтом 25 августа приказало 5-й армии ударить во фланг и тыл противника, атаковавшего 4-ю армию. Левофланговый 17-й корпус должен был прикрывать рава-русское направление. В свою очередь, русское верховное командование, обеспокоенное тяжелым положением 4-й армии, 25 августа из Ивангорода направило в состав этой армии 18-й корпус. Он начал выгрузку 27 августа и стал занимать позиции между Вислой и правым флангом 14-го корпуса. Кроме того, к Ивангороду стали перебрасывать 3-й Кавказский корпус, к Люблину — 1-ю гвардейскую дивизию. К тому же 4-ю армию укрепили тремя второочередными дивизиями.

С учётом того, что на переброску войск требовалось определённое время за которое ситуация на фронте могла значительно ухудшиться, русское командование наметило меры на случай отхода русских войск на реку Вепреж. Был оформлен план на случай негативного развития событий. В такой ситуации 18-й корпус, опираясь на Ивангородскую крепость, должен был прикрывать направление на Варшаву и Седлец. Другие корпуса 4-й армии должны бил занять позиции на реке Вепреж и прикрывать путь на Западный Буг. 5-я армия получила задачу прикрыть брестское направление, продолжая активные действия левым крылом, чтобы не ухудшить положение 3-й армии. 3-я армия должна была направить часть сил в район Каменка, Рава-Русская.

К вечеру 25 августа, пока 4-я армия Эверта оборонялась на подступах к Люблину, 5-я армия вышла на линию Машов — Замостье — Сокаль. В это время австро-венгерские войска вышли на линию Бодачев — Тарноватка — Вершица, имея задачу выйти во фланг русской 5-й армии. Сближение двух армий привело к т. н. Томашовскому сражению.

Галицийская битва. Часть 2. Люблин-Холмская операция

Командующий 5-й армией Павел Адамович Плеве (1850 — 1916)

Томашовское сражение

Армия Плеве вступила в бой в заведомо невыгодных условиях. Фронт 5-й армии был сильно растянут: правофланговые корпуса были направлены на помощь 4-й армии, а левый фланг был вынужден поддерживать связь с 3-й армией.

26 августа. Правофланговый 25-й армейский корпус наступал по фронту Туробин, Щебрешин, чтобы выйти на левый фланг гренадерского корпуса 4-й армии и поддержать его. Однако выполняя этот маневр, русский корпус получил удар в левый фланг со стороны 2-го австрийского корпуса (13-я и 25-я пехотные дивизии). Русские войска отошли на линию Злоец, Седлиска. Русский 19-й корпус столкнулся с 6-м австрийским корпусом у Тарноватки. К вечеру сопротивление австро-венгерских войск у Тарноватки было сломлено, но у Рахане левофланговую дивизию потеснили. Поэтому 5-му корпусу приказали свернуть на Тарноватку, чтоб ударить в тыл 6-му австрийскому корпусу.

Тем временем 4-я армия продолжала вести бои с противником. Австро-венгерские войска пытались охватить правый фланг русской армии, одновременно наносили удар и по левому флангу в районе Туробина. Однако на левом фланге 4-й армии австрийцев задержали у Ковалей. Таким образом, армия Эверта в целом в этот день сохранила свое положение.

Галицийская битва. Часть 2. Люблин-Холмская операция

Источник: Коленковский А. Маневренный период первой мировой империалистической войны 1914 г.

27 августа. 25-й корпус начал наступление правым флангом на Туробин. Первоначально наступление развилось успешно, 45-я австрийская дивизия 10-го корпуса потерпела поражение и отошла. Но русские войска не развили этот успех. Это было связано с тем, что гренадерский корпус 4-й армии стал отступать на Жолкевку. Правое крыло 25-го корпуса было открыто австрийцам. Кроме того, австро-венгерские войска перешли в наступление в центре и на левом фланге корпуса. Австрийские 4-я и 13-я дивизии нанесли мощный удар по русским войскам. Части 25-го корпуса попали под сильный артиллерийский обстрел, и были атакованы с охватом фланга превосходными силами австрийцев. 2-я бригада 46-й дивизии и 3-я гренадерская дивизия, не выдержали и в беспорядке отступили. В результате 25-й корпус был вынужден отойти к Красноставу.

Весь день тяжёлый бой вёл 19-й корпус. Он был атакован с фронта и в правый фланг австрийскими 9-м и 2-м корпусами. К тому же части 6-го корпуса наступали в обход на южном направлении. Таким образом, русский корпус вел бои на трех направлениях, сдерживая превосходящие силы австрийцев. Русские солдаты отбили все атаки противника и захватили около 1 тыс. пленных. Только к вечеру корпус отошел немного назад в район Комарова. Успех корпуса был вызван умелым маневрированием резервами и отличной подготовкой артиллеристов.

В это время 5-й корпус наступал в тыл неприятелю, который пытался окружить 19-й корпус. По прибытии в Лащов авангард 10-й дивизии (38-й полк с двумя батареями) переправился через сильно заболоченную долину р. Гучвы и попал под удар 15-й австрийской дивизии 6-го корпуса. Другие части не могли поддержать русский полк. Так, остальные части 10-й дивизии ещё не подошли к реке. А части 7-й дивизии двигались в другом направлении. 15-я австрийская дивизия, используя превосходство в артиллерии, оттеснила русский полк к реке. С наступлением вечера сражение прекратилось. 17-й корпус в этот день вышел в район Жерники, Ульговек, Новоселки.

Таким образом, обстановка в 5-й армии днем 27 августа сложилась тяжелая. 25-я и 19-й корпуса вели тяжелые бои с превосходящими силами противника и отошли к Красноставу и Комарову. 5-й корпус не смог войти в связь с 19-м корпусом. Для 17-го корпуса возникла угроза удара с южного направления. Большая часть ошибок была сделана из-за плохой организации дальней разведки. Кавалерию не использовали должным образом, и русское командование не знало, где находится и что делает противник. Врага нащупывали буквально вслепую.

В это время 4-я русская армия вела бои на прежних позициях. Новый командующий армией генерал Эверт предпринимал меры по усилению правого фланга армии, направляя туда прибывающие подкрепления. Новые части занимали оборону в районе селений Коваль, Корчмиска, Казимерж и Войцехов.

Австрийский Генштаб, считая, что русская 4-я армия потерпела поражение, а 5-я армия находится в тяжелом положении (наметившийся успех в боях с 25-ми 19-м корпусами), приказал 1-й и 4-м армиям развить наступление, непрерывно продвигаться вперед, чтобы добиться решительной победы. В связи с этим приказом австро-венгерские войска усилил давление центр и левый фланг русской 4-й армии. Русские войска вынуждены были несколько отойти. Отход левого фланга армии Эверта увеличил разрыв между двумя русскими армиями. Однако к концу дня наступательные возможности 1-й австрийской армии были истощены, особенно на её левом фланге. Поэтому австрийцы решили выждать подхода сюда корпуса Куммера, который должен был появиться 29 августа.

28 августа. Командующий 5-й русской армией Плеве по-прежнему пытался оказать помощь 4-й армии. 25-й корпус должен был держать позиции у Красностава и прикрыть дорогу на Холм. 19-й, 5-й и 17-й корпуса объединялись под общим командованием командира 17-го корпуса генерала Яковлева. Группировка должны была перейти в наступление в западном направлении. Гренадерскому и 16-му корпуса, командующий 4-й армией Эверт приказал стоять на прежних позициях. Правое крыло армии — 14-й корпус и новые части получили задачу перейти в контрнаступление.

В этот день 25-й корпус выдержал слабое давление соединений 10-го и 2-го австрийских корпусов. 19-й корпус по-прежнему вёл упорные бои с превосходящими силами противника. Со стороны селений Лабуне и Воли Лабунский русские войска отбивали атаки дивизий 9-го австрийского корпуса, со стороны Тарноватки и Подгорце наступал 6-й австрийский корпус. Все австрийские атаки были отбиты с большими для противника потерями.

5-й корпус продолжал движение на Пукаржев, Рахане с целью выйти во фланг и тыл 6-му австрийскому корпусу. В результате австрийская 15-я дивизия попала под мощный удар наступающих русских войск. Её авангард был атакован полком 7-й дивизии, а во флаг и тыл ударили части 10-й дивизии. Под уничтожающим огнем русской артиллерии сдалась бригада австрийской 15-й дивизии с тремя батареями и всеми тыловыми учреждениями, другие части также были разбиты и рассеяны. Командир дивизии застрелился. Это был полный разгром. В плен взяли около 4 тыс. солдат. Русскими трофеями стали 2 полковых знамени и 22 орудия. Надо отметь, что основной причиной гибели австрийской дивизии стала плохая разведка и полное пренебрежением охранением (с разведкой были плохо и русских, и у австрийцев).

17-й русский корпус утром выступил в общем направлениина Ярчов. Правофланговая 3-я дивизия, отразив атаки 19-й австрийской дивизии 17-го австрийского корпуса, вышла на левый фланг 5-го корпуса на фронте Совинец, Губинек. Русская 35-я дивизия должны была выйти во фланг и тыл 19-й австрийской дивизии. Двигавшийся в авангарде 137-й полк шёл южнее Тарношина в большом лесу. При этом русские войска двигались без необходимой разведки и охранения. После полудня, когда полк остановился на привал, его атаковала австрийская 41-я дивизия из состава 14-го корпуса. В части началась паника. Попытки отдельных командиров батальонов и рот развернуть подразделения и контратаковать противника закончились неудачей. Комполка погиб, тщетно пытаясь восстановить порядок. Полк бежал к Тарношину, бросив 16 орудий, которые находились в авангарде. Было потеряно до 85% личного состава полка.

В таком же безответственном стиле потерпела поражение русская 1-я дивизия 17-го корпуса в районе Васылова. Разведка и охранения не были налажены. По левому флангу русской дивизии нанесли мощный удар части 41-й и 3-й австрийских дивизий. В этом беспорядке русские войска потеряли 40 дивизий. Только к утру 29 августа в частях 17-го корпуса удалось восстановить порядок. Корпус должен был отойти назад.

На фронте 4-й армии Эверта ситуация в целом была стабильной. Только левый фланг армии, из-за охвата австрийцами, несколько отошел назад. В этот же день обнаружили переправу у Юзефова и движение на Ополе частей австрийского корпуса Куммера. Поэтому Эверт в этот день решает ограничиться оборонительными действиями. 18-й корпус получил задачу задержать австро-венгерские войска, двигающиеся на Ополе.

29 — 30 августа. 29 августа русский 25-й корпус перегруппировал свои силы для лучшей обороны холмского направления и успешно отбивал атаки 4-й и 13-й австрийских дивизий на фронте Машов — Висловец. 30 августа, когда войска корпуса готовились к контрудару, австрийцы нанесли сильный удар по 70-й дивизии. Русская дивизия, из-за отсутствия дальнего охранения, оказалась не готова к атаке и стала отходить в сторону Холма. Австро-венгерские войска заняли Красностав. Командующий 5-й армией Плеве, не согласный с отводом сил 25-го корпуса к Холму, приказал 31 августа перейти в контрнаступление и выбить противника из Красностава.

29 августа 19-й корпус в районе Комарова вел тяжелые бои с превосходящими силами врага — 9-м и 2-м австрийскими корпусами. Благодаря умелым действиям командира корпуса генерала Горбатовского русские войска отразили вражеские атаки, не раз переходя в контратаки. Энергичное руководство корпусом и умело расположенные резервы делали своё дело, австро-венгерские войска не могли переломить ход сражения в свою пользу.

30 августа бои разгорелись с новой силой. Австрийское командование привлекло с красноставского направления 13-ю дивизию, которую двинули в обход правого фланга 19-го корпуса. Однако в этот день все вражеские атаки были отражены. В боях у Комарова активное участие приняла Сводная казачья дивизия (части 1-й и 5-й Донских дивизий). К вечеру австрийцы отступили на всех направлениях.

5-й корпус в течение дня также успешно противостоял войскам 6-го австрийского корпуса на участке Яновка — Подледов. 30 августа русские войска начали теснить противника, но после того как австрийцы ввели в бой подкрепления, 5-й армейский корпус отошёл на линию Крачев — Пукаржев. В результате изоляция 19-го корпуса была прервана, он получил соединение с 5-м корпусом. 17-й корпус, после неудач 28 августа, восстанавливался в районе Добужек, Дутров, Старое село. Корпус получил задачу обороняться в занятом районе.

Таким образом, попытка с помощью сил 5-й армии оказать помощь 4-й армии провалилась. Армия Плеве сама ввязалась в тяжелые бои и попала в сложное положение. Однако положительный результат всё же был. Фронтовое командование успело перебросить на помощь армии Эверта резервы, что упрочило положение 4-й армии. Армия Эверта смогла восстановиться и уже вскоре перейдёт в решительное контрнаступление против 1-й австрийской армии. Австрийские войска были измотаны тяжелыми боями и утратили наступательный порыв.

К тому же, у австрийцев плохо шли дела на другом участке, в Галиции. 3-я и 8-я армии продвигались всё глубже, приближаясь к Львову. Командующий 3-й австрийской армией командующий Брудерман отдал приказ отходить на линию Львов, Красов, где войска должны были сдерживать противника до 2 сентября, а затем отступать на Городокскую позицию. В результате правый фланг и тылы 4-й австрийской армии оказались под угрозой. Австрийское командование занервничало, стало готовиться к отходу. Также возникла необходимость переброски войск 4-й армии под Львов.

Положение на фронте 4-й армии. 29 августа 1-я австрийская армия находилась в обороне, поджидая прихода группы Куммера. Все бои имели частный характер. К вечеру на левый фланг австрийской армии прибыли войска Куммера. Однако фактор времени уже сыграл против австро-венгерской армии. Австрийское командование упустило благоприятный момент для развития наступления. 4-я армия Эверта уже укрепилась на новых позициях, восстановила боевой дух, правый фланг был укреплен, прибывали новые резервы. Так, на правое крыло уже прибыли части 18-го корпуса (около дивизии), их подкрепляла конница — 13-я кавдивизия и гвардейская кавбригада. Гвардейский корпус двигался в район Люблина, 3-й Кавказский корпус в Ивангород, откуда был направлен частью в Люблин, частью на станцию Травники. Армия Эверта получила сильный второй эшелон. Австро-венгерские войска были истощены и утратили ударную силу. С этого времени центр тяжести в Люблин-Холмской операции снова перешёл на участок 4-й армии.

30 августа австрийцы атаковали русский правый фланг. Однако бой у Ополе завершился поражением австро-венгерских войск. Группа Куммера потерпела серьезное поражение. Австрийцы потеряли только пленными около 1 тыс. человек.

Однако на стыке 4-й и 5-й русских армий австрийцы продолжали наступление. После отхода 25-го корпуса 5-й армии в сторону Холма, 24-я австрийская дивизия вошла в Красностав. Затем развила наступление на селение Лопенник-Рус. Части вновь прибывшей второочередной 82-й пехотной дивизии не смогли удержать противника. Австро-венгерские войска захватили станцию Травники. Таким образом, они временно перерезали стратегическую железную дорогу Люблин — Холм. Австрийская кавалерия продвинулась ещё дальше. В результате правый фланг армии Данкля глубоко вклинился между двумя русскими армиями.

Но этот успех был временным. Русское командование уже перебрасывало этот район части гвардейского и 3-го Кавказского корпусов. На левом крыле армии Эверта была сформирована ударная группировка. Она разгромила австро-венгерские войска в районе селения Суходолы. В результате армия Данкля не смогла совершить обходные маневры на своих флангах, передовые ударные группировки потерпели поражение. 2 сентября австро-венгерские войска перешли к обороне.

Галицийская битва. Часть 2. Люблин-Холмская операция


Отход армии Плеве

31 августа, несмотря на полученный приказ контратаковать и отбить Красностав, войска 25-го корпуса продолжали отход на Холм. Это облегчило противнику обход 19-го корпуса с севера.

С самого утра 31 августа австрийцы снова атаковали 19-й корпус. С севера после полудня русский корпус стали обходить дивизии 2-го австрийского корпуса. С учётом угрозы полного окружения, 19-й корпус отошёл на линию Дуб, Снятыче, Комаров и далее на юг на Семерж. Командующий армией Плеве, чтобы ликвидировать угрозу окружения 19-го корпуса, направил в тыл 2-го австрийского корпуса 1-ю и 5-ю Донские казачьи дивизии. Австрийцы не учли ошибки, которые привели к трагедии 15-й дивизии. Внезапное появление казаков тылу вызвало панику в австрийских резервах и тылах, артиллерия открыла «дружественный огонь» по своим. Обе австрийские дивизии в беспорядке бежали обратно к Замостью. В качестве трофеев было захвачено 10 орудий. К сожалению, кавалерия не развила успех, упустив возможность дезорганизовать тыла 9-го австрийского корпуса, что привело бы отходу австрийцев по всему участку.

На других направлениях австрийцы также были отражены. В результате, несмотря на тяжелые бои и ряд обидных промахов, боевой дух армии Плевы был высок. 1 сентября армия планировала перейти в контрнаступление. Однако оценив ситуацию, Плеве решил отойти и восстановить связь с 4-й армией. Отход был связан с тем, что 3-я армия Рузского, который желал взять Львов, вместо того, чтобы направить свой фланг севернее Львова, в обход армии Ауффенберга, медлил с этим решением. К тому же корпуса понесли тяжелые потери, тыл не мог снабдить армию всем необходимым. Три корпуса отошли на линию Войславице — Грубешов — Владимир-Волынский, а 25-й корпус по-прежнему должен был готовить атаку на Красностав. 3 сентября армия завершила перегруппировку сил. 25-й корпус овладел Красноставом.

Для австрийцев этот отход русской армии был неожиданным. Кавалерия 3-й русской армии уже появилась у Унува. Австрийское верховное командование посчитало, что дальнейшее движение 4-й армии опасно, поэтому приказало при серьёзной угрозе с правого фланга, отходить на рава-русском направлении. Вечером 1 сентября было принято новое решение — русские войска должна была преследовать группа Иосифа-Фердинанда (3 пехотные и 1 кавалерийская дивизии). Она должна была наступать в общем направлении на Грубешов и одновременно прикрыть тылы 4-й армии, которую разворачивали на львовском направлении, для поддержки 3-й армии. Кроме того, группа Иосифа-Фердинанда должна была прикрыть правое крыло 1-й австрийской армии. 3 сентября три корпуса 4-й армии (9-й, 6-й и 17-й) повернули на юг. В итоге перед фронтом армии Плеве осталась только слабая группа Иосифа-Фердинанда.

Галицийская битва. Часть 2. Люблин-Холмская операция

Атака донских казаков на австрийские артиллерийские позиции. Художник А. Щелумов. 1922 г.

Итоги Люблин-Холмской операции

Встречное сражение австрийских 1-й и 4-й армии с русскими 4-й и 5-й армиями завершилось отходом русских войск на линию Люблин — Владимир-Волынский. Особенно тяжелое положение было на фронте 4-й армии. Плохая организация разведки не позволила заранее выявить наступление противника. Русские войска двигались практически вслепую. К тому же русская армия значительно уступала в силах, что позволило австрийцам создать решающее превосходство на своем левом фланге. Армия Зальца была поставлена на грань поражения.

Чтобы спасти 4-ю армию от полного разгрома, верховное русское командование было вынуждено предпринять несколько решительных мер. Ставка сменила командование армии — Зальца заменили на Эверта. Была выражена готовность к отходу армии на реке Вепрж. Начали перебрасывать резервы для восстановления ударной силы 4-й армии. В состав 4-й армии передали 18-й, гвардейский и 3-й Кавказский корпуса. Это привело к растворению Варшавской армейской группы, которую в случае успеха 1-й и 2-й русских армий в Восточной Пруссии (Восточно-прусская операция) планировали использовать для наступательных действий на берлинском направлении. Первоначально для укрепления 4-й армии направили и 22-й корпус (из Финляндии), но после стабилизации фронта его использовали для формирования 10-й армии, которую создали после поражения 2-й армии (Гибель 13-го и 15-го корпусов).

В свою очередь 5-я армия также не смогла выполнить ни первоначальную задачу (наступать на Львов), ни последующую — оказать поддержку 4-й армии ударом во фланг и тыл армии Данкля. Армия подставила свой левый фланг под удар 4-й австрийской армии, была разделена на две группы, корпуса не были взаимосвязаны, вели бой самостоятельно. В результате армия вместо того чтобы наступать, вела тяжелые бои преимущественно оборонительного характера с противником. Правда, из-за более умелого и решительного руководства со стороны командования, армия Плеве не была поставлена на грань поражения. Наоборот, она нанесла ряд чувствительных ударов противнику, хоть и была вынуждена отойти.

Причины неудач и отхода русских войск были связаны: 1) со спешкой, вызванной необходимость начать наступление максимально быстро и оказать помощь Франции. Так, обе армии начали наступление в неполном составе и с неустроенными тылами; 2) общей невыгодностью расположения сил 4-й и 5-й русских армий, когда русское командование ошиблось с дислокацией сил противника; 3) провалами в организации дальней разведки; 4) ошибками командования 4-й армии (Зальца); 5) поворотом русской 5-й армии на помощь 4-й, без дополнительной дальней разведки. В результате армию Плеве «подставили» под фланговый удар 4-й австрийской армии. Во фронтальном сражении австрийцы не смогли бы добиться успеха, учитывая общую хорошую подготовку командного состава армии и высочайший боевой дух русских солдат, которые оказывали упорное сопротивление в самых невыгодных условиях, сдерживая превосходящие силы противника.

Нельзя не отметить одну характерную черту русских войск, которую проявили воины 19-го, 5-го и 17-го корпусов. Если у австро-венгерских войск, несмотря на видимые успехи, боевой дух быстро падал, у русских, наоборот, сила сопротивления от первых неудач только возросла. Русские войска жаждали наступать и бить врага.

Главной ошибкой австрийских армий была медлительность. Австрийское командование недопустимо затянуло наступление между Бугом и Вислой. Австрийцы увлеклись «маневром», потеряв возможности, которые были созданы первоначальным исключительно выгодным расположением. Это дало возможность русским армиям либо организованно отходить, либо приводить себя в порядок на прежних позициях. А с учётом превосходства русских резервов, не говоря уж о наступлении русских 3-й и 8-й армий, которые неудержимо прорывались в тыл 1-й и 4-й австрийским армиям, Галицийская битва должна была завершиться победой русских, что и произошло.

Продолжение следует…
Автор: Самсонов Александр


Мнение редакции "Военного обозрения" может не совпадать с точкой зрения авторов публикаций

CtrlEnter
Если вы заметили ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter
Читайте также
Комментарии 2
  1. Karlsonn 12 сентября 2014 12:03
    Спасибо, жду продолжение.

  2. xan 12 сентября 2014 15:24
    Это пока кадровые воевали, что у наших, что у австрийцев.
    Вот когда второочередные пойдут, тогда и начнутся проблемы с боеспособностью.
    Где-то попадались данные, что у немцев на одного убитого офицера приходилось около 300 убитых солдат, а у наших примерно около 150. Получалось, что с учетом более качественного офицерского корпуса (из-за меньшей убыли), немецкие второочередные части были более боеспособными, не говоря уже о более полном материально-техническом обеспечении. Правда это не касалось австрийцев. Уже в первых сражениях стало ясно, что австро-венгры сольются без поддержки немцев.
    Смотрел фильм про оружейника Федорова. Тот в 16м году был в командировке во Франции и поразился простому факту - в обороне в первой линии траншей всегда находились одни пулеметные расчеты для уменьшения потерь от артогня. И это уже 2 года войны за плечами. Почему царская Россия не берегла солдат? Ни что так не влияет на боеспособность, как неумение или нежелание (это преступление) командования избежать бессмысленных потерь.
    xan

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гость, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Картина дня