Страны-члены НАТО договорились о взаимовыручке на случай кибератак

На саммите НАТО в Уэльсе наряду с решением о расширении присутствия в Восточной Европе было заявлено также о распространении принципа коллективной обороны (ст. 5 Договора) на киберпространство. Об этом сообщает Коммерсант.RU.




В заявлении, принятом на саммите, этот шаг объяснили так: «Североатлантический альянс считает, что кибернападения угрожают процветанию, безопасности и стабильности стран и евроатлантического региона. Они могут оказать столь же вредное воздействие на современные общества, что и обычные нападения».

Эксперт «ПИР-Центра» Олег Демидов полагает, что данное решение не является неожиданностью. «В результате мощной кибератаки могут пострадать объекты критической инфраструктуры (включая АЭС и дамбы), что чревато техногенными катастрофами. Кибероружие также может быть использовано для нарушения стратегических коммуникаций (включая спутниковые), что несёт угрозу боеспособности вооруженных сил,– пояснил он. – Объективных причин для приравнивания кибератак к вооружённому нападению сегодня достаточно».

Правда в альянсе избегают конкретики и не называют главного киберагрессора, которого следует опасаться больше всех. Зато об этом напрямую говорят бывшие высокие чины блока. Например, экс-командующий европейскими силами НАТО Джеймс Ставридис. В своей статье, опубликованной в «Boston Globe», он пишет: «Члены НАТО сталкиваются с серьёзными киберугрозами со стороны многих стран, но в особенности – России».

Между тем из разоблачений бывшего разведчика ЦРУ Эдварда Сноудена стало известно, что вирус «Stuxnet», на год замедливший ядерную программу Ирана и «отрубивший» в 2012 г. всю Сирию от интернета, разработали как раз в США в содружестве с Израилем.
Если бы не Сноуден, определить источник кибератаки вряд ли удалось бы, поскольку такие диверсии могут быть осуществлены с использованием инфраструктуры сразу нескольких государств. А это означает, что НАТО может нанести ответный удар по невинной третьей стороне. Демидов поясняет на примере: «Сложный компьютерный червь поражает энергосети и электростанции в странах НАТО, отключение электричества угрожает в том числе военным объектам (базы ВМФ, командные пункты). При этом червь содержит фрагменты кода со словами русского происхождения и имеет иные отсылки к русскоязычному автору. В ходе атаки также задействуются серверы, находящиеся на территории РФ. Кого заподозрит НАТО? Москву. Хотя реальным автором вируса в этом случае может быть кто угодно, например террористы, желающие развязать войну в Европе».

Впрочем, в альянсе пообещали разобраться с проблемой атрибуции кибератак. «Это вопрос технических ресурсов и времени, а также сопоставления цифровых данных с информацией, полученной методами классической разведки», – сказал высокопоставленный источник журнала «Власть» в штаб-квартире НАТО.

У экспертов вызывает вопрос и то, как именно альянс собирается отвечать на кибератаки. По словам источника, НАТО «занимается лишь разработкой оборонительных кибертехнологий». Получается, что отвечать агрессору она будет обычным, военным способом? Впрочем, собеседник «Власти» оговорился, что «ряд стран НАТО начали развивать наступательные кибертехнологии и, соответственно, могут на двусторонней или многосторонней основе вступиться за союзника по блоку».

Непонятными остаются и критерии обращения страны-жертвы к союзникам за помощью. В итоговых документах лишь уточняется, что «решение о том, когда кибернападение приводит к введению в действие статьи 5, будет приниматься НАТО в каждом отдельном случае».

Эксперты считают такой подход непрозрачным. «Если уж НАТО делает ставку на сдерживание агрессии в киберпространстве, система сдерживания должна быть основана на относительно предсказуемых базовых началах, чтобы потенциальный агрессор мог просчитать возможную цену своих действий,– говорит Олег Демидов. – Можно провести аналогию с концепцией гарантированного взаимного уничтожения в эпоху холодной войны, когда цена ядерной атаки на противника для обеих сверхдержав была неприемлемо высокой. И это знание являлось главным сдерживающим фактором».

Россия на протяжении последних лет выступает с инициативой принятия свода международных правил поведения в киберпространстве, однако ощутимых успехов в этом направлении пока не добилась. В предложениях российских властей Запад видит угрозу для свободы интернета.

Впрочем, Москва не драматизирует последние решения альянса в этой области. «Ни удивления, ни страха у нас эти шаги не вызвали. В Уэльсе члены Североатлантического альянса системно и в концентрированном виде изложили то, что и так уже давно делают», – сказал источник издания в правительстве России. По его мнению, новизна лишь в том, что «НАТО перестало прикрывать свою работу в этом направлении борьбой с мошенниками и террористами, а признало её частью своей военной политики».
Ctrl Enter

Заметив ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter

27 комментариев
Информация

Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти