Смерть под грифом «Секретно»

Смерть  под грифом «Секретно»

На авиационных заводах работали в несколько смен

Суровой осенью 1941 года в город Куйбышев (ныне Самара) с запада страны были эвакуированы десятни крупных предприятий, которые всего лишь через два-три месяца после переезда уже выдавали продукцию для фронта. В окрестностях железнодорожной станции Безымянна (ныне она находится в черте города Самара) на полную мощность работали заводы под номерами 1,18 и 24 Наркомата авиационной промышленности (НКАП СССР). Впоследствии они соответственно получили названия: завод «Прогресс», Куйбышевский авиационный завод и Моторостроительное объединение имени М.В. Фрунзе.

Цена оружия Победы


Эти предприятия переехали на Безымянку в крайне сжатые сроки. Установка оборудования в уже готовых корпусах стала главной задачей заводчан. Понятно, что никто даже и не думал о создании более-менее приемлемых условий для персонала - например, об отоплении цехов. Когда на заводах, наконец-то, стали включать станки, температура в помещении была такой же, как и на улице - минус тридцать градусов.
Даже герои труда в такой обстановке протянуть долго не могли. В цехах один за другим стали появляться самодельные электрические обогреватели (в народе их называют «козлами») или простые дровяные печки ("буржуйки»). И поскольку на противопожарную безопасность тогда внимания обращали мало, кустарная система обогрева в итоге обернулась десятками пожаров на заводах, миллионами рублей убытков и, самое страшное, сотнями человеческих жизней. О таких происшествиях в советские годы мало кто знал, потому что на информации обо всех подобных случаях десятилетиями стоял гриф -"Совершенно секретно".

Для исследователей закрытые заводские архивы стали доступны лишь в последние годы. Из этих документов видно, что в зиму 1942-1943 годов на безымянских предприятиях и в прилегающих к ним жилых массивах ежемесячно случалось по нескольку крупных возгораний, порой с многочисленными человеческими жертвами. Один из самых серьезных инцидентов произошел в ночь на 17 января 1943 года на заводе № 1 имени Сталина. Там от самодельной электрической печки загорелся цех по сборке самолетов, где из фанеры и досок в нарушение всех инструкций были построены многочисленные комнатушки и закутки. По сухой древесине пламя шло очень быстро, и потому более десятка рабочих так и не успели выбраться из огненной ловушки. Точное число погибших, а тем более их имена выяснить до сих пор не удалось. Материальный ущерб от этого пожара составил почти 10 миллионов рублей в ценах того времени.

Месяцем раньше подобное происшествие произошло на территории завода № 463 НКАП, который еще летом 1941 года был эвакуирован на безымянскую площадку из Риги. В период строительства авиационных предприятий в его цехах делали комплектующие детали, которые затем шли на сборку самолетов. Однако вечером 10 декабря 1942 года на заводе начался пожар, в результате которого сгорел производственный цех площадью 2200 квадратных метров со всем находившимся в нем имуществом. Причина происшествия оказалась все та же: электрические «козлы» и захламленность территории.

После этого приказом наркома авиационной промышленности СССР Алексея Шахурина завод № 463 как самостоятельная единица был ликвидирован, а уцелевшее после пожара оборудование передано заводу № 1. Директор предприятия Петр Букреев и главный инженер Владимир Воздвиженский были сняты с работы без предоставления им других должностей в наркомате, а заместитель директора Павел Рычков и еще пятеро руководителей среднего звена отданы под суд. Тогда это означало почти неминуемую отправку виновного на фронт в штрафной батальон.

Обитатели Юнгородка

Для обеспечения оборонных предприятий рабочими кадрами в течение 1942 года сюда собрали тысячи молодых людей. Многие из них еще совсем недавно были жителями различных сел Куйбышевской области. Значительную часть составляли совсем юные девушки, но было здесь и немало молодых мужчин, которые для работы на заводе получили бронь.

Молодых колхозников в ускоренном порядке обучали рабочим специальностям - токаря, слесаря, фрезеровщика, клепальщика... А размещали их в десятках деревянных бараков, которыми в течение 1942 года была спешно застроена громадная территория вокруг оборонных заводов Безымянки. Поскольку средний возраст здешних жителей в то время не превышал 16-18 лет, этот барачный поселок (ныне территория Кировского района Самары) получил название Юнгородок.

Условия жизни здесь были, мягко говоря, очень трудными. Удобства располагались на улице, а внутренняя часть помещений представляла собой длинные ряды двух- или трехэтажных деревянных нар, на которых рабочие спали иногда даже без матрасов. С наступлением холодного времени года внутри деревянных строений ставили временные печки-«буржуйки», которые, впрочем, в сильные морозы жильцов выручали слабо. Именно из-за них в зиму 1942-1943 годов в поселке Юнгородок произошло несколько серьезных пожаров. Вот выписка из приказа по 15-му управлению НКАП СССР, которая не требует комментариев.

•Несмотря на неоднократные требования усилить профилактику пожаров, эти мероприятия полностью не выполняются. Так, 14 марта 1943 года в 8 час. 45 мин. возник пожар в бараке № 32 завода № 18 от электронагревательных приборов. В результате пожара погиб один человек, а три человека получили ожоги. Сам пожар был быстро локализован благодаря энергичной работе пожарных команд. Барак можно было бы отремонтировать, но из-за безответственного отношения со стороны руководителей ЖКУ завода в 24 часа 14 марта с.г. этот же барак загорелся вторично и сгорел. Пожарные команды по прибытии к месту пожара не нашли поблизости воды, так как водоемы были использованы утром на тушение этого же барака и после не были заполнены водой.

Директору завода № 18 т. Белянско-му выявить виновных данного пожара и привлечь к ответственности. Немедленно установить ночное дежурство по каждому дому из числа проживающих, ознакомить жильцов с правилами пожарной безопасности и тушением пожара в период загорания».

Смерть  под грифом «Секретно»Медаль •За доблестный труд в Великой Отечественной войне»

Огненная, трагедия барака № 48

Однако оговоренные в М приказе меры так и не Я смогли предотвратить Я следующую огненную Л трагедию, которая слу- ^к чилась всего через Я две недели после опи- V санного выше происшествия. Она произошла около двух часов ночи 30 марта 1943 года в бараке № 48 поселка Юнгородок, где в тот момент спали более ста че- , ловек. Возгорание началось / от железной печки в кап- I терке ночного дежурного, " что располагалась у самого входа. Вахтер уснул на своем посту, подкинув перед этим в топку дрова. То ли оставленная им без присмотра печка раскалилась сверх меры, то ли из нее выпала пылающая головешка, но уже вскоре помещение каптерки горело открытым пламенем. Еще через несколько минут огонь охватил весь входной тамбур барака, тем самым отрезав людям путь к спасению.

Расположенный в другом конце деревянного строения запасной выход оказался наглухо закрытым на висячий замок и завален всяким хламом. Когда пожар перекинулся на жилое помещение и здесь началась паника, некоторые рабочие смогли выбить рамы на окнах и через проемы выбраться наружу, однако большинство обитателей барака так и остались под его обгоревшими обломками. Согласно сводкам, всего в ту роковую ночь в огне \ погибли 62 человека, и еще ft 38 жильцов, хотя в разной 1\ степени и обгорели, все же Щ\ остались в живых. Пожар-ВД ная команда на место про-В исшествия прибыла толь-ЩЛ ко через полчаса после 9- начала возгорания, поскольку ближайший телефон находился на проходной предприятия, в трех километрах от места происшествия. ^ За всю советскую историю Л региона этот инцидент сей-I час считается крупнейшим по числу жертв, погибших в одном пожаре. А в начале 1943 года его причины и последствия рассматривались не только руководством предприятия, но также членами бюро Куйбышевского обкома ВКП(б) и коллегией НКАП, однако за смерть десятков молодых рабочих так никто и не был серьезно наказан. Решением дирекции завода № 18 со своей должности был снят комендант Юнгородка Исаков, но уголовное дело по факту происшествия возбуждать не сочли нужным, поскольку главный виновник трагедии, вахтер злополучного барака, погиб во время пожара. И уже через несколько дней информация о гибели в Куйбышеве 62 человек в результате несчастного случая совершенно потерялась на фоне фронтовых сводок 1943 года, где говорилось о потерях Красной армии, которые были больше этой цифры в десятки и сотни раз.
Автор: Валерий ЕРОФЕЕВ


Мнение редакции "Военного обозрения" может не совпадать с точкой зрения авторов публикаций

CtrlEnter
Если вы заметили ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter
Читайте также
Комментарии 0

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Картина дня