Галицийская битва. Часть 3. Галич-Львовская операция

Галич-Львовская операция

Одновременно со встречным сражением русских 4-й и 5-й армий с австрийскими 1-й и 4-й армиями между реками Западным Бугом и Вислой (Часть 1, Часть 2) на левом крыле Юго-Западного фронта началось наступление русских 3-й и 8-й армий. Это наступление вошло в историю как Галич-Львовская операция.

3-я армии Рузского и 8-я армия Брусилова имели в своём составе 21 пехотную и 7 кавалерийских дивизий. Им противостояла 3-я австрийская армия Брудермана и армейская группа Кёвеса в составе 9 1/2 пехотных и 5 кавалерийских дивизий. Наступление армии Рузского, начавшееся 6(19) августа 1914 г., до 10 (23) августа развивалось практически беспрепятственно. В армии Рузского было 4 корпуса (215 тыс. человек при 685 орудиях). Слабые части прикрытия австро-венгерской армии отходили почти без сопротивления. Небольшое сопротивление австрийцы оказали только у Тарнополя, Острова и Черткова.


Галицийская битва. Часть 3. Галич-Львовская операция

Источник: Коленковский А. Маневренный период первой мировой империалистической войны 1914 г.

Кавалерийское сражение у Ярославиц. 8 августа (21 августа) русская кавалерия (10-я кавалерийская дивизия генерала графа Ф. А. Келлера) разбила австрийскую конницу (4-я кавдивизия генерала Эдмунда Риттера фон Заремба) в сражении у Ярославиц. Встречный бой под Ярославицами считается историками последним кавалерийским боем мировой истории. Разведка русской дивизии обнаружила перед фронтом 10-ю дивизию противника, и было принято решение атаковать её. Противник имел преимущество в численности (20 эскадронов австрийцев против 10 русских), и в позиции. Русская кавалерия была вынуждена сначала спускаться вниз, в лощину, под огнем австрийских пулемётов, а затем атаковать снизу вверх, на подъеме. К тому же гребень скрывал истинное число австрийцев и их построение.

Драгуны и уланы двигались справа от холма, где был расположен штаб Келлера, гусары — слева. Граф Келлер обучал своих подчиненных действовать и принимать решения на поле боя самостоятельно. В начале боя комдив отдал последний приказ, который во многом решил исход боя. Его получил командир гусарского полка полковник Богородский: «Держаться на уступе! Атаковать во фланг!»

Русские уланы и драгуны под огнем противника дошли до врага и подняли его первую линию на пики (их использовали согласно наставлениям и методологии кавалерийского боя Келлера). Первая вражеская линия (6-8 эскадронов) была смята. Затем началась беспощадная сеча, в которой участвовало до 2,5 тыс. всадников. Однако противник имел большое преимущество: в атаку пошли его вторая (6 эскадронов) и резервная (4 эскадрона) линии. Два мощных последовательных удара смяли русскую кавалерию. Драгуны и уланы стали отступать.

В тыл прорвался австрийский эскадрон. Келлер возглавил штаб и конвой (взвод казаков 1-го Оренбургского полка) и опрокинул противника. Наступила критическая минута. В итоге исход боя решил 10-й гусарский Ингерманландский полк, который согласно инструкции Келлера, наступал на уступе слева. Гусарский полк ударил в тот момент, когда вела наступление третья, резервная австрийская линия, фланговым ударом гусары смяли 4 эскадрона противника и предотвратили катастрофу. Одновременно находившийся на левом фланге эскадрон под началом ротмистра Ивана Барбовича (в будущем станет героем Белой армии Деникина, а затем Врангеля) захватил австрийскую укрепленную позицию с артиллерией.

Австрийцы не выдержали и обратились в бегство. Преследование и рубка смятой вражеской кавалерии продолжались столько, сколько выдержали лошади. В итоге австрийская кавалерийская дивизия, несмотря на двойное превосходство в силах и удобную позицию, была полностью разгромлена, потеряв более 1600 человек убитыми и пленными (969 убитыми и 650 пленными), а также 8 орудий, зарядные ящики, пулеметы и всю документацию части. Русская дивизия потеряла 150 человек убитыми и ранеными. Победа была достигнута благодаря наличию такого искусного и решительного кавалерийского начальника как Келлер, и выучке русской кавалерии, отточенной в довоенные годы. Русские кавалеристы превосходили противника в умении владеть холодным оружием, умением и способностью к маневру и скоростью своих действий. К сожалению, как и в других русских армиях, командование 3-й армии не использовало и не развило этот блестящий успех.

Галицийская битва. Часть 3. Галич-Львовская операция

Командир русской 10-й кав. дивизии генерал-лейтенант граф Ф. А. Келлер

Движение 8-й армии. На фронте 8-й армии австро-венгерские войска 17 августа захватили Каменец-Подольск и под угрозой артиллерийского обстрела потребовали контрибуцию от горожан. Обеспокоенный комфронта Иванов потребовал от Брусилова направить войска на левый фланг армии и выбить врага из города. Но Брусилов и начальник штаба Алексеев верно указали, что силы разбрасывать не стоит, после начала наступления австрийцы сами уйдут оттуда, чтобы их не отрезали от главных сил. Так и произошло.

8-я армия под началом Брусилова начала наступление 5(18) августа. В её составе было три неполных корпуса (139 тыс. солдат при 472 орудиях). Вскоре армию должен был усилить ещё один, 24-й корпус и подойти три казачьи дивизии с Кавказа. За три дня армия вышла к линии государственной границы на реке Збруч и 7(20) августа форсировала реку. Едва узнав о форсировании русскими Збруча, австрийцы ушли из Каменец-Подольска и вернули контрибуцию (русские могли ответить той же монетой, заставив платить австрийские города и селения). 10(23) августа войска Брусилова реку Серет, а затем Стрыпу. Эти рубежи австрийские войска сдали без боя.

Только на реке Коропец 25 августа войскам 8-го и 12-го корпусов пришлось выдержать упорные бои с австро-венгерскими войсками. Пытаясь задержать наступление русских войск, австрийское командование нанесло удар силами двух дивизий. Однако задержать русское наступление не получилось. Австрийские войска были опрокинуты и бежали, бросив артиллерию.

Начальник австрийского Генштаба генерал Конрад фон Гетцендорф считал, что из-за незавершённости мобилизации русские армии на этом участке начнут наступление позже, недели через две. Сильный удар на львовском направлении стал для противника неожиданным. С Балканского (Сербского) фронта в Галицию стали спешно перебрасывать войска 2-й армии.

Командующий фронтом Иванов с учётом тяжелого положения 4-й армии несколько изменил порядок движения. 3-я армия Рузского должна была к 25 августа выйти на линию Каменка — Буск — Дунаюв. 8-я армия Брусилова наступала на линию Выбудов — Монастержиска. Правый фланг армии Рузского должен был быстро выйти в район Жолкева и этим подкрепить фланг 5-й армии Плеве, направленной на помощь 4-й армии. После дальнейшего ухудшения положения 4-й армии, Рузской получил приказ большую часть армии направить на север от Львова, угрожая флангу и тылу австрийской 4-й армии. Однако Рузской не спешил выполнять это указание. 8-ю армию также смещали севернее. Она была должна своим правым флангом наступать на Львов, и левым — на Миколаев.

В это время 3-я австрийская армия Брудермана занимала фронт Буск — Борткув — Перемышлянцы — Блотня. Левый фланг обеспечивали 44-я ландверная дивизия и 11-я кавалерийская дивизия в районе Куликува — Жултанце. Правый фланг прикрывали 11-я пехотная и 8-я кавалерийская дивизии в районе Бржезаны. Кроме того, южнее, у Стрыя и Станиславова начали высадку головные части 2-й австрийской армии.

24 августа командующий австрийской 3-й армией получил приказ начать наступление из района Львова и нанести «серьезный удар» русским войскам в направлении на Броды и Тарнополь. Это стало ошибкой австрийцев. Выдвижение армии вперёд, для выигрыша времени и пространства, было верным решением. Но для «сильного удара» у австрийцев не было сил. 3-я армия значительно превосходила армию Брудермана в силах даже без поддержки 8-й армии Брусилова. Это привело австро-венгерские войска на львовском направлении к полному истощению уже в первых боях. В результате 3-я австрийская армия не смогла уже организовать надежную оборону на других рубежах и не выиграла время, необходимое для завершения наступательных операций 1-й и 4-й австрийских армий. Более умным решением был бы бой с русскими войсками по методу подвижной обороны. Подвижный (маневренный) бой позволял выиграть время и сохранить основные силы.

Галицийская битва. Часть 3. Галич-Львовская операция

Генерал-адъютант Н. В. Рузский. "Герой Львова". Почтовая открытка времён Первой мировой войны

Сражение на реке Золотая Липа

К вечеру 24 августа армия Рузского вышла н рубеж Радзихов — Соколовка — Сассов — Езерна. На 25 августа был назначен отдых. В это же время армия Брусилова перешла р. Стрыпу на линии Плотыча — Высиювчик. Части левофлангового 24-го корпуса располагались несколько впереди и на уступе на линии Курдвановка — Монастрежиска. Впереди корпуса была конница Павлова — 2-я Кубанская и Сводная Донская казачьи дивизии.

В результате движения русских и австрийских войск 26 августа началось крупное встречное сражение. Правофланговый 21-й корпус завязал бои в районе Буска. В центре русские войска успешно наступали: 11-й корпус после упорного боя занял Скварза-Весь, 9-й корпус подавил сопротивление противника у Княже и отбил вражеские удар на фронте Гологуры — Жуков. Успешно наступал и левофланговый 10-й корпус. Русские войска оттеснили противника за р. Золотую Липу, но 60-я дивизия 10-го корпуса при дальнейшем наступлении к Дунаюву была отброшена к Поморжанам. В итоге нанести «сильный удар» у австро-венгерских войск не получилось. Армия Брудермана не смогла добиться успеха, понесла большие потери и перешла к обороне в первом же серьёзном столкновении с русскими.

Необходимо отметить высокий боевой дух русской кадровой армии в начальный период войны. Несмотря на тяжелые бои и потери, русские солдаты и офицеры рвались в бой. По подготовке русская и австрийская армии (первоочередные дивизии) были примерно на одном уровне, но русские войска отличались более высокой боеспособностью. Австро-венгерские войска быстро выдыхались и даже при успехе, теряли наступательный дух. Русские солдаты стойко сражались даже в самых невыгодных условиях. А наступление окрыляло их, удесятеряло силы.

Чтобы выполнить указания командования фронта, Рузской планировал повернуть на север 21-й и 11-й корпуса, которые должны были выйти в район Каменка — Мосты-Вельке. Однако начавшееся сражение позволило Рузскому проигнорировать приказ высшего командования. Командование Юго-Западного фронта повторило приказ. Командующий 3-й армией не выполнил и повторное указание. Войска Рузского по-прежнему вели наступление главными силами на львовском направлении. В результате это ухудшило положение 5-й русской армии, которая вела тяжелые бои с превосходящими австро-венгерскими силами в районах Замостья и Томашова. К тому же 14-й австрийский корпус Иосифа-Фердинанда, который осуществит обход левого фланга армии Плеве, как раз в это время располагался в районе Бутыни — Мосты-Вельке. Таким образом, более ранний поворот части сил армии Рузского на север мог коренным образом изменить ситуацию на правом фланге Юго-Западного фронта. Но Рузской продолжал упорствовать, а командование фронта не смогло настоять на своём решении.

Австрийцы также продолжали совершать ошибки. Брудерман, несмотря на большие потери 3-й армии, решил продолжать попытки наступления. Левый фланг армии — 11-й корпус, наносил удар на Белый Камень, правофланговый усиленный 12-й корпус — на Поморжаны, Чижов, обходя левый фланг русской армии. В центре держал оборону 3-й корпус. 14-й корпус Иосифа-Фердинанда получил задачу наступать на Каменку. Правый фланг на линии Дунаюв — Рогатин обеспечивали 11-я пехотная, 4-я и 8-я кавалерийские дивизии и одна ландштурменная бригада.

27 августа русские войска стойко выдержали первый натиск противника и начали теснить его. Русский 21-й корпус оттеснил австрийский 11-й корпус сначала на линию Желехов, Буск. Затем русские войска взяли Буск. В центре 11-й и 9-й русские корпуса наступали и вышли на линию Красне — Вишневчик. Было захвачено в плен 3,5 тыс. человек, в качестве трофеев захватили 32 орудия. На левом фланге 10-й корпус к вечеру сбил усиленный 12-й австрийский корпус у Цемержинце. Для установления связи с армией Плеве к Мосты-Вельке на р. Рате была направлена 11-я кавалерийская дивизия. Для поддержки связи с армией Брусилова на левом фланге 3-й армии была сформирована конная группа из трех кавалерийских дивизий. При этом Рузской, считая, что его левый фланг под угрозой, обратился к Брусилову за поддержкой.

Таким образом, 3-я австрийская армия в трёхдневном встречном сражении на реке Золотая Липа потерпела тяжелое поражение и понесла большие потери. Брудерман начал отводить войска на рубеж реки Гнилая Липа. Причем отход местами переходил в бегство.

Галицийская битва. Часть 3. Галич-Львовская операция

Генерал Брудерман

Сражение на реке Гнилая Липа

Левый фланг австрийской армии располагался у Жултанце. В резерве была одна дивизия в районе Львова и полторы дивизии у Куликува. Правый фланг обеспечивался двумя кавалерийскими дивизиями в районе Рогатина — Подкамень. Части 2-й австрийской армии продолжали сосредоточение у Галича и Рогатина.

После сражения на р. Золотой Липе Рузской хотел дать армии отдых на 2-3 дня, чтобы привести в порядок части и тылы, а также провести разведку на львовском направлении. Его в этом решении поддержало и командование фронта. Однако русская Ставка придерживалась иного мнения. Верховное командование дало приказ продолжать наступление 3-й и 8-й армий во что бы то ни стало, чтобы не дать противнику перегруппировать силы, перебросить подкрепления, организовать оборону Львова. Поэтому 3-я армия продолжила наступление.

29 августа русские войска продолжали теснить противника. 21-й и 11-й русские корпуса вышли на линию Сапежанка — Хренюв, 9-й и 10-й корпуса — на линию Унтервальд — Гнилая Липа. Особенно упорные бои шли на австрийской укрепленной линии на возвышенностях между Туркоцином и Кросенко. На южный фланг армии Рузского вышел 7-й корпус и 12-я кавалерийская дивизия из состава армии Брусилова. На 30 августа Рузской планировал продолжать наступление на львовском направлении основными силами 3-й армии и 7-м корпусом 8-й армии. Остальные войска Брусилова должны были обеспечивать фланг 3-й армии.

Австрийское командование, введённое в заблуждение своей разведкой, считало, что южнее Тарнополя и Рогатина наступает в основном русская конница. Поэтому 30 августа австрийцы решили нанести два основных удара: перейти в наступление 11-м корпусом вдоль железной дороги Львов — Броды, а армейский резерв в 1 1/2 дивизии должен был обойти правый фланг армии Рузского. Кроме того, войска 2-й армии должны были начать наступление на галичском направлении.

В это время командование фронта решительно вмешалось в планы Рузского. Армия Брусилова должна была не выполнять функцию прикрытия, а также активно наступать на львовском направлении. Рузскому приказали выделить до половины всей кавалерии для действия на северном направлении, угрожая тылам 4-й австрийской армии. Один корпус 3-й армии также должен был начать движение в направлении Каменка — Рава-Русская. Русского всё же хотели заставить оказать помощь армии Плеве. Одновременно на Рузского возложили ответственность за обе армии южного крыла Юго-Западного фронта и за разгром войск противника в районе Львов, Миколаев и Городок.

30 августа русские войска продолжали ломать сопротивление противника. Левое крыло армии — 10-й, 9-й корпуса, при поддержке частей 8-го корпуса 8-й армии прорвали оборону противника в районе селений Перемышляны и Бржуховице, захватили 28 орудий. Когда 10-й корпус пробил оборону противника у селения Бржуховице, в прорыв вошла 10-я кавалерийская дивизия. Русские кавалеристы форсировали Гнилую Липу, догнали колонны отступающих австрийцев и обратили противника в бегство в сторону Свиржа. В этом бою были захвачены 5 гаубиц и много пленных. Однако успех не был развит, так как действия 10-й дивизии не были поддержаны находившимися рядом другими двумя кавалерийскими дивизиями.

Этот бой в очередной раз показал важность кавалерийских рейдов после прорыва обороны и действия конницы в тылах противника. При решительном и умелом командире кавалерийские соединения творили удивительные дела. Однако это же дело показало, что потенциал кавалерии в русской армии этого времени не использовали в полной мере. Эта же болезнь была отмечена и во время русской-японской войны (Сражение при Ляояне), хотя японцы не имели кавалерии равной русской по возможностям и боеспособности.

В центре 11-й корпус захватил Журавники. 3-й австрийский корпус стал отходить непосредственно на львовские позиции. В результате австрийские войска потерпели очередное поражение, и стала отступать, оставив на поле боя большую материальную часть.

Тем временем армия Брусилова также успешно наступала. 12-й корпус взял Рогатин, 8-й корпус при помощи частей 24-го корпуса форсировал р. Гнилую Липу и нанес поражение австро-венгерским войскам в районе Желиборы. Было захвачено 31 орудие. Австрийские войска побежали в сторону Галича. Однако и его оборону они не смогли организовать.

Таким образом, в ходе двухдневных боев 3-я австрийская армия потерпела новое поражение. Брудерман отдал приказ отходить на линию Львов — Крассов. При этом глава Генштаба Конрад фон Гётцендорф приказал любой ценой удерживать Львов, как важный политический центр Галиции. Надо отметить, Львов, по сути, долгое время был крепостью. Однако русское командование не знало, что крепость перед войной упразднили, а орудия с фортов стали снимать. Австрийцы планировали одержать победу в полевом сражении, не считая нужным совершенствовать укрепления Львовской крепости.

31 августа русские войска преследовали отходящие силы противника. Армия Рузского вышла на подступы к Львову, выйдя на линию Жултанце, Ярычув и Баршовице. Северный фланг армии (21-й корпус) отбросил врага за селение Кулькув. Армия Брусилова вышла на правый берег реки Гнилая Липа, захватив за ряд боев 70 орудий противника и большое число пленных. Днестровский отряд Павлова продвигался к Нижниову.

В целом положение русских армий было блестящее, противник был на всех направлениях разбит, деморализован и отступал, бросая тяжелые и легкие орудия, обозные повозки и кухни. Так, армия Брусилова, почти не встречая сопротивление врага, вышла на рубеж Бобрка — Ходоров. Австрийцы бежали в сторону Львова и Миколаева.

Поражение на Золотой и Гнилой Липе и отступления к Львову 3-й и 2-й австрийских армий сильно встревожило австрийский Генштаб. Было решено центр тяжести операции перенести на львовское направление. Ситуация на фронте 4-й армии и отход 5-й армии Плеве создал у австрийского командования мнение, что русские на люблинском направлении скоро не оправятся. Поэтому решили выделить для «преследования» 5-й армии Плеве (она не была разбита, а только организованно отошла на лучшие позиции, полностью сохранив боеспособность и боевой дух) и прикрытия фланга 1-й армии группу Иосифа-Фердинанда. Основные силы 4-й армии Ауффенберга решили бросить на помощь 3-й армии Брудермана. Три австрийские армии должны были организовать контрнаступление на львовском направлении: 3-я армия должна была сдерживать русских на фронте, а 2-я и 4-я армии нанести фланговые удары. Весть о падении Львова и отходе 3-й армии на Городокские позиции (реку Верщицу) только утвердило австрийское командование в этом замысле.

Галицийская битва. Часть 3. Галич-Львовская операция


Освобождение Львова

Тем временем русские войска продолжали победоносное наступление. 2 армия 8-я армия заняла Галич, где захватила вражеские орудия и пулеметы (гарнизон бежал после первой же атаки), отряд Павлова с ходу захватил Станиславов. Казаки ринулись в рейд по тылам противника на Калуш и Стрый. Рузской, несмотря на все приказы командования фронта о повороте части войск на север, на помощь 5-й армии, остался к ним глух и продолжал наступление на львовском направлении. 3 сентября командование фронта повторило указание повернуть часть войск армии на помощь 5-й армии.

В этот же день, 3 сентября, без боя русские войска заняли Львов. Это было неожиданно для Рузского. Предполагали, что австрийцы будут ожесточённо обороняться. Рузской даже приказал войска быть крайне осторожными. Не приготовили ли австрийцы какую-нибудь ловушку? Однако опасения оказались напрасными. Австрийцы бросили крупный центр без боя. Австро-венгерские войска временно утратили боеспособность.

Только после этого Рузский стал организовывать действия против 4-й австрийской армии. Правый фланг армии (21-й и 11-й корпуса) был направлен на линию Пархач — Мосты-Вельке. Их левый фланг поддерживал 9-й корпус, выдвинувшийся в район Кулькув. Оставшиеся два корпуса армии — 10-й и 12-й, были направлены в обход Городокской позиции австрийской армии с северного направления в районе селений Лелеховка, Страдч и Рженска-Польская. Армия Брусилова должна была поддержать наступление на Городок.

Итоги операции

3-я австрийская армия Брудермана потерпела поражение в двух сражениях на реках Золотая Липка и Гнилая Липка. Хорошо укрепленные вражеские позиции пали, Львов был взят. Основной причиной поражения австрийской 3-й армии и подошедшей к ней на помощь 2-й армии были грубые ошибки командования. Армия Бредермана получила приказ перейти в наступление, хотя она ещё не собрала всех своих сил, не дождалась прибытия частей 2-й армии. В её положении лучшим методом была бы подвижная оборона, с выигрышем времени и сохранением главных сил.

Австрийское командование переоценило свои возможности и недооценило противника, плохо организовало разведку. Командующий 3-й австрийской армией Брудерман истратил все свои силы во встречных боях и уже не смог организовать оборону Львова. К моменту, когда австро-венгерские войска отступили к Львову, они уже потеряли боеспособность.

Хотя даже после поражения на Золотой Липе, австрийцы имели возможность организовать оборону на линии Львов — Миколаев, если бы сразу отошли на неё, без тяжелых боёв на Гнилой Липе. Подошедшие резервы — части 2-й армии, были потрачены в кровопролитных боях на рубеже р. Гнилая Липа и Львов остался без зашиты.

Среди ошибок Рузского стоит выделить игнорирование приказов командования фронта по оказанию помощи 5-й армии Плеве. В самый решающий момент, начиная с 26 августа, 3-я армия могла оказать серьёзное влияние на ситуацию на фронте 5-й армии, угрожая флангу и тылу 4-й австрийской армии. Этим бы она оказала положительное влияние на общую ситуацию на правом крыле Юго-Западного фронта. Однако Рузской предпочёл сосредоточить всё внимание и силы только на Львове. Хотя взять Львов мог и правый фланг армии Брусилова. Кроме того, 3-я армия ограничилась чисто фронтальными ударами, перемалывая войска противника во встречных боях. Превосходство в силах не было использовано для маневров обхода или охвата противника. Ударная сила русских войск привела к успеху и лобовых боях, но привела к лишним потерям и расходу боеприпасов.

Брусилов оказывал избыточное внимание своему левому флангу, мнимой опасности из-за Днестра. Отряд Павлова ему казался слабым, чтобы прикрыть левый фланг его армии. Брусилов, сам по роду службы кавалеристом и имея многочисленную кавалерию, не использовал её для организации дальней разведки перед левым флангом, которая могла показать отсутствие угрозы. В результате половина его армии практически всю операцию бездействовала, «прикрывая» правый фланг 8-й армии, который содействовал наступлению войск Рузского. А при активном действии кавалерии на левом фланге армии Брусилова появлялась возможность глубокого охвата львовской группировки противника. Однако она была упущена.

Из тюрем и лагерей Галиции освободили десятки тысяч интернированных русских, русинов, арестованных за «русофильство» (чаще всего просто за неосторожное слово). Русины встречали освободителей с восторгом. Отличий между ними и русскими-великороссами почти не было. Простые галичане воспринимали русских как «своих». Дружески были настроены и поляки, они надеялись на освобождение огромных польских областей, включённых в состав Австрии во время разделов Речи Посполитой. Враждебную позицию к русским занимала униатская церковь, немцы и евреи. Но эта позиция ограничивалась косыми взглядами. Активные действия противники русских предпринимать боялись.

Русская власть относилась ко всем доброжелательно. Была учреждена гражданская администрация во главе с графом Бобринским. Начали налаживать мирную жизнь. Никаких контрибуций и репрессий не было, как и преследований по религиозному признаку. Полякам пообещали после войны объединить русскую, австрийскую и немецкую части Польши и предоставить ей широкую автономию в составе Российской империи.

Галицийская битва. Часть 3. Галич-Львовская операция

Трофей русской армии — австрийский пограничный герб «Галиция». 1914 год

Продолжение следует…
Автор: Самсонов Александр


Мнение редакции "Военного обозрения" может не совпадать с точкой зрения авторов публикаций

CtrlEnter
Если вы заметили ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter
Читайте также
Комментарии 3
  1. Роман 11 17 сентября 2014 13:52
    Келлер был первой шашкой в русской армии. А почему бы ПМВ не вывести в отдельный блок? Или адреса всех статей предыдущих добавляйте - предвидитя цикл статей к 100 летию войны.
    -
  2. Нагайбак 17 сентября 2014 18:30
    1-й Оренбургский казачий полк был направлен на деревню Волчковице выбивать австрийскую пехоту. Итог: 400 пленных австрийских пехотинцев из общего числа пленных взятых в ходе боя при Ярославице. В кавалерийском бое участвовали от казаков те кто находился в конвое Келлера и сотня есаула Полозова. Вот ,что пишет участник сего события Сливинский.
    "10-й Гусарский полк, справившись с неприятельскими батареями, преследовал противника, убегавшего на запад к переправe у фольварка Безодны.
    Когда бегущая масса стала спускаться в долину Стрыпы, она была встречена атакой 1-й Оренбургской сотни есаула Полозова, которая к этому времени заняла переправу через реку и спешила к полю боя.
    Оказалось, что есаул Полозов, командовавший правофланговой сотней Оренбургского казачьего полка, овладевшего д. Волчковце, слышал выстрелы и шум все еще продолжавшегося к северо-востоку от этой деревни боя и по собственной инициативе решил идти на помощь дивизии, направившись долиною Стрыпы. К полю конного боя сотня подходила в тот момент, когда австрийцы дрогнули и началось их бегство.
    Отрезанные от переправы, австрийцы метались в разные стороны . . . Началось ужасное избиение .. . Кто мог спасался конным или пешим через реку вброд; зарядные ящики и орудийные передки бросились туда-же в промежутки между рощей и переправой, завязли в болоте и остались там в числе трофеев победителя. Груды трупов валялись у самой переправы, занятой казаками; все, что доскакало до переправы погибло под ударами шашек или пик, или сраженное пулей."
  3. Нагайбак 17 сентября 2014 18:40
    Полковник А.Сливинский в своих мемуарах отмечает то,что оренбургские казаки хоть и не участвовали в самой кавалерийской сшибке тем не менее внесли свой вклад в победу дивизи при Ярославице.
    "10 Драгунского Новгородского полка. . 4 эскадрона, 10 Уланского Одесского полка .... 4 эскадрона, 10 Гусарского Ингерманландского полка 2 эскадрона, и 1 взвод Оренбургских казаков - личный конвой.
    В этот расчет не вошла 1-ая сотня Оренбургского казачьего полка, которая по личной инициативе своего командира есаула Полозова появилась на поле боя и, заняв единственную в тылу противника переправу через болотистую речку, надо полагать, оказала влияние на благоприятный исход столкновения."
    Это из Википедии.
    "Полк в составе 10-ой кавалерийской дивизии[3] принял деятельное участие в крупнейшем[4]. в Великую Войну конном бою у Ярославиц. А конвою графа Ф. А. Келлера состоящий из взвода казаков 1-ой сотни во главе с ком. дивизии пришлось останавливать австрийский эскадрон прорвавший в тыл. За этот бой командир полка был награждён Орденом Св. Георгия IV-ой степени."
    «за то что в бою 8-го Августа 1914 года у села Ярославице лично повел в пешем строю свой полк, выбил из двух деревень 5-ть неприятельских рот, захватил с боя два пулемёта и тем содействовал конной атаке 10-й кавалерийской дивизии."

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гость, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Картина дня