Византийский Стрелков

В V веке Римская Империя пала на Западе, когда сам Рим был захвачен варварами. Однако она сохранилась на Востоке, в новой столице Империи – Константинополе. Впоследствии это государство западные историки назвали Византией, однако самосознание его жителей было римским, а себя они называли «ромеями» (римлянами). Это была империя, продолжавшая дело Августа и Константина. И в VI веке она ощутила в себе силы и амбиции для возвращения территорий, некогда утраченных из-за смут и великого переселения народов.

Выразителем этих стремлений стал император Юстиниан. Правление этого человека, свято верившего в свой долг императора, было временем великих испытаний. Для достижения своих грандиозных имперских целей он не щадил ни собственных сил, ни сил своих подданных. Юстиниан, укрепил центральную власть, улучшил управление страной, снизив зависимость правителя от сената, повелел Трибониану и другим талантливым юристам кодифицировать законы (Кодекс Юстиниана лежит в основе современного европейского и российского права), а при помощи жёсткой налоговой политики Иоанна Каппадокийца ослабил влияние олигархии и увеличил казну. При Юстиниане был построен величественный Собор Святой Софии, великолепный шедевр православного зодчества, превзошедший, по мнению современников, знаменитый библейский храм Соломона. Однако Юстиниан был государственным деятелем, а не полководцем, поэтому в своих многочисленных войнах за земли Империи он должен был опереться на византийских военачальников. Самым талантливым среди них был Велизарий.


Историкам ничего не известно о ранних годах жизни Велизария. Он родился примерно в 504-505 гг. По происхождению его называют германцем, армянином, но наиболее достоверная версия говорит о том, что Велизарий – это романизированное славянское имя Величаро, соответственно, он этнический славянин – протосерб. В военной энциклопедии Новицкого (1911) сообщается, что Величаро родился во фракийской Дардании, откуда был родом и Юстиниан, отчего нельзя исключать знакомство будущего императора и будущего полководца задолго до их великих деяний. Свою службу Велизарий начал рядовым в императорской гвардии. Это воинское подразделение, помимо охраны особы императора, выполняло многие функции, что чем-то роднило её со спецслужбами. Гвардия также была кузницей кадров офицерского состава. Вот и Велизарий со временем дослужился до должности копьеносца императора. Дальше карьера Велизария могла двигаться только через военные кампании. Юстиниан поручил ему наряду с несколькими другими генералами укрепить восточные границы Империи и приготовиться к войне с давним и грозным врагом – Персией.

Молодой полководец в 528 году волей случая оказался во главе гарнизона города Дары, находившегося на границе с Персией, всего в 15 км от их ближайшего форпоста. Для обороны Дары требовалось создать дополнительные укрепления, Велизарий очень быстро построил форт в местечке Миндуй (Биддон). Персы давно искали случай начать активные действия и усиление римского гарнизона использовали лишь как повод. Долгое время удерживая стены от многократно превышавшего по численности противника, Велизарий вынужден был отступить к Даре. К тому моменту завершилась реорганизация восточных армий ромеев, и Юстиниан отправил в Дару свежие войска, доведя гарнизон до 25 тысяч человек. Конечные результаты обороны Миндуя и его невыгодное с точки зрения обороны местоположение позволяют заключить, что Велизарий выполнил обманный манёвр, позволивший отвлечь основные силы персов.

Переговоры 529 года привели лишь к временному перемирию. Персы чувствовали себя униженными, и их главнокомандующий Фируз получил установку любой ценой взять Дару. Этот Фируз в один из дней 530 года послал Велизарию, получившему к этому времени титул «начальник солдат на Востоке» (magister militum per Orientem), надменное письмо с просьбой приготовить ванну в Даре к следующей ночи. Фируз имел 40 тысяч воинов, включая корпус знаменитых «бессмертных», а также позже получил подкрепление из Нисбиса в 10 тысяч солдат.

Однако Фируз лишь бахвалился, поскольку его пехота была небоеспособна и состояла во многом из непредсказуемых наёмников. Полностью положиться он мог лишь на тяжелую бронированную кавалерию – «танковые клинья» той эпохи. Кроме того, он не ожидал увидеть настоящую римскую армию вместо местного ополчения. Велизарий в итоге своеобразно выполнил просьбу Фируза и буквально искупал его в крови персидских воинов.

В безоговорочной победе римлян определяющую роль сыграл полководческий гений Велизария. Незадолго до битвы он окружил Дару глубоким рвом, вырыл сеть траншей, какой ещё никто до него и долго после не создавал, хотя изредка окопы применялись ещё Цезарем и Октавианом Августом, а у наёмников-гуннов позаимствовал тактику применения длинных луков, которые стреляли дальше персидских.

В первые часы боя конная гвардия персов попала в ловушку, потеряв свой ударный потенциал. Остальной день шли позиционные столкновения. Фируз, осознав, что проигрывает, бросил своих солдат в лобовую атаку, однако Велизарий контратаковал из засады, взял в «котёл» между холмами и своими войсками с трёх сторон добрую треть сил противника. Больше 3 тысяч пало, остальные в панике разбежались. В полном отчаянии главный перс задействовал последний козырь в виде «бессмертных», часть армии Велизария подалась назад, но другая усилила натиск. В результате персидская армия оказалась рассечена надвое. Потеряв ещё 5000 личного состава, ВСП беспорядочно отступили.

Оправдав доверие Юстиниана, Велизарий был вызван в Константинополь. Но и здесь нашему герою не удалось, как следует, отдохнуть, однако пришлось сыграть важную роль в государственной жизни Византии. Ожесточенные успехами Юстиниана, теряющие власть и деньги олигархи организовали восстание «Ника». Пожалуй, эта была одна из первых в истории «оранжевых революций», в которой заговор элиты маскировался под народное недовольство, провоцируемое бескомпромиссностью религиозной и экономической политики Юстиниана. События пришлись на зиму 532 года. В какой-то момент город оказался во власти восставшей толпы, обступившей дворец императора. Однако Юстиниан (а ещё больше его жена Феодора, наотрез отказавшаяся бежать) был куда сильнее духом, чем какой-нибудь Янукович. В решающий момент гвардия Велизария перебила тысячи мятежников, многие лидеры восстания поплатились жизнь, а с раскаявшимися Юстиниан поступил относительно мягко. Им были оставлены достаточные для нормальной жизни состояния, однако жёсткий и бескомпромиссный министр казначейства Иоанн Каппадокиец снова получил много работы, и казна пополнилась значительными средствами. Деньги пошли не только на подготовку армии, но и на восстановление Константинополя, сильно выгоревшего в результате бунта.

Отчасти опасаясь нового возмущения олигархов, отчасти не желая бросать на рискованную кампанию большие силы, Юстиниан более чем скупо финансировал поход против варваров в Африке и Италии. В итоге Велизарию досталась скромная армия из 5000 кавалеристов и 10000 пехотинцев, которая и отправилась в путь на запад. В декабре 533 г. войско ромеев достигли берегов Северной Африки – земли древнего Карфагена, находящейся под властью вандалов. Но это были уже не те грозные варвары, которые в 455 г. разграбили Рим (за что и вошли в историю с нарицательным именем), а изнеженные рабовладельцы, жившие за счет морских грабежей и невольничьего труда.

Повод для кампании дали сами лидеры вандалов. Их не устроила слишком миролюбивая и про-ромейская политика законного короля. Такие действия нарушали договорённости с Империей. Юстиниан – большой сторонник законности – предложил им вернуть легитимного короля хотя бы в качестве номинального правителя, но неразумные вандалы грубо заявили, что король свергнут за измену национальным интересам, что новый выбран на народном сходе по древнему праву и вообще, Африка – не Империя. Тогда император принял окончательное решение проучить варваров. К тому же, провинция имела экономическое значение как центр земледелия и торговый центр между континентальной Африкой и Средиземноморьем.

Выяснив, что вандалы совершенно не ожидают наступления, Велизарий поспешно двинул корабли к берегам Триполитании и высадился там 2 сентября 533 года. Здесь полководец применил испытанную тактику: разведывательная группа ввязывается в столкновение с авангардом противника, затем «в панике» отступает, тем самым заманивая его вглубь контролируемых позиций. Вандалы разделились на три группы, их несогласованные действия стали причиной их поражения, хотя их число превышало ромеев в 3-5 раз. Велизарий ускоренным маршем направился в Карфаген, которого достиг 15 сентября.

В городе он строго приказал солдатам воздержаться от пьянства и мародёрств – ромеи пришли освобождать эти земли, а не грабить их. Он обратился к воинам с такой речью: «Нельзя беззаконно давать волю рукам, похищать чужое имущество: я не буду смотреть на это снисходительно и не буду считать своим товарищем по боевой жизни того из вас, кто, будь он страшен врагу, не может действовать против своего соперника чистыми руками. Одна храбрость без справедливости победить не может».

Далее удача сопутствовала Велизарию: вскоре он рассеял остатки вандальской армии, захватил варварскую казну и освободил от их гнёта Корсику, Сардинию и Болеарские острова. Но в Константинополе пустили слух, будто окрылённый успехами Велизарий подумывает создать своё королевство на освобожденных территориях. Не желая бросать тень на свою репутацию, Велизарий спешно собирает богатую контрибуцию и возвращается домой. Здесь граждане столицы смогли наблюдать небывалое зрелище: в честь победы Велизария был организован триумф – праздничный парад, на котором победитель удостаивается всенародной похвалы и почестей от государства. Это напомнило всем о легендарных временах Помпея, Юлия Цезаря и Августа, но уже никто по традиции не шептал на ухо герою «Помни, ты всего лишь смертный», потому что православный христианин, коим был Велизарий, и так прекрасно знал об этом.


Далее все дороги Велизария лежали в Рим. Поход был очень опасен. Там уже много лет правили остготы – самые сильные и организованные варвары раннего Средневековья. Однако их король Теодорих, который пытался совместить римскую цивилизацию и варварскую государственность, умер. Преемники спорили за власть, один заговор зрел за другим, экономика деградировала. Кроме того, большая доля населения исповедовала Православие, в то время как готская элита состояла сплошь из еретиков-ариан. В общем,с политический момент для наступления был благоприятным. Зная все эти расклады, император приказал Велизарию действовать быстро.

Положение остготской хунты было на грани катастрофы, когда Велизарий взял крупнейший город юга Италии – Неаполь. Действуя не только мечом, но и дипломатией (полководец активно переписывался с депутатами римского сената), неожиданно для всех 9 декабря 536 года вступил с войсками в Вечный город. Остготы отдали добрую треть ещё не освобожденных территорий за материальную поддержку от других европейских варваров, провели мощную волну мобилизации и сколотили армию до 150 тысяч человек, правда, не слишком боеспособную и воюющую больше не с Велизарием, а с местным населением за хлеб и вино.

Всего 5 тысяч воинов римского гарнизона византийцев (остальные держали иные освобождённые города) больше полугода сдерживали все нападения врага. Велизарий заблаговременно перевел Рим на осадное положение, вывез женщин и детей и арестовал «пятую колонну», в частности, римского папу Сильверия, так до конца и не определившегося, на чьей он стороне. Конец 537 г. прошел в переговорах, однако остготы постоянно лавировали в зависимости от изменения обстановки на фронтах. Велизарию надоели эти политические танцы, и он занял всю территорию современной Италии вплоть до Милана.

Но тут для полководца начались проблемы. Злые языки, направляемые самой императрицей Феодорой, знавшей о популярности Велизария в армии, начали убеждать императора, что полководец якобы неэффективно расходует ресурсы, затягивает военную кампанию и вообще, чуть ли не собирается объявить себя императором Запада, возродив двоевластие в Империи. Юстиниан не желал усомниться в преданности своего соратника, однако и точного представления о делах не имел. Император лишь усугубил положение, когда отправил в Италию другую армию под начальством царедворца Нарзеса. Вскоре Велизарий, опасаясь окончательной опалы, возвратился в Константинополь, но не получил никакого вознаграждения за свои труды и спешно был отправлен подальше от столицы.

Дела в Италии тем временем шли все хуже. Несмотря на то, что армия ромеев уже насчитывала 12 тысяч отборных воинов, они были распределены между 11 полководцами, о координации действий говорить не приходилось. Новый готский вождь Тотила при этом смог собрать сильное войско. Делать нечего, пришлось Юстиниану забыть о прошлом и вернуть Велизария. Но в этот раз он отплыл туда вообще без денег и армии, император не разрешил ему взять с собой даже личную охрану. С 544 по 546 гг. он мог вести лишь позиционные бои, поскольку солдаты были немногочисленны и слабы духом. Письма Велизария императору полны горечи и отчаяния: «У нас нет людей, лошадей, оружия и денег, без чего, конечно, нельзя продолжать войны … В Италии мне неоткуда доставать денег, она вся находится во власти врагов. Задолжав войскам, я не могу поддерживать военного порядка. Отсутствие средств отнимает у меня энергию и решительность. Если ты, государь, желаешь только отделаться от Велизария, то вот, я действительно теперь нахожусь в Италии; если же ты желаешь покончить с этой войной, то нужно позаботиться еще кое о чем. Какой же я стратиг, когда у меня нет военных средств!»

В 548 г. Велизарию, уставшему от жёстких ограничений и отсутствии хоть малейшей помощи, дали право покинуть фронт, вновь заменив его хитроумным Нарзесом, которому, кстати, выделили очень щедрое финансирование и многотысячную армию. Он без особых проблем с успехом завершил кампанию к 552 году. Так, главная слава победы досталась другому, более близкому ко двору человеку.

Велизарий провел больше 10 лет в бездействии и забвении, пока Юстиниан, оказавшийся в безвыходном положении, вновь обратился к нему за помощью. Неисчислимая орда из гуннов, болгар и славян (тогда ещё врагов Византии) вторглась в Империю и угрожала Константинополю, но старый полководец, призванный спасти город Константина от неминуемой гибели, вновь оказался успешен.
Но в 562 г. он в очередной раз подвергается жестокой опале по ложному обвинению и лишается всех своих титулов и имущества, но через год его реабилитировали. Удивительно, но Юстиниан и Велизарий умерли в один год – 565. Так закончилась славная эпоха возрождения Римской Империи, на всех фронтах римскую цивилизацию вытесняли Тёмные века. И всё же ещё на 250 лет сердце Римской Империи Италия была спасена Византией от окончательной варваризации.

Стоит сказать, что Велизарий – уникальный полководец своей эпохи. Его моральные качества и стиль командования относились скорее к эпохе первых императоров, при этом он и его верные воины уже были крепки в Православной Вере и сознавали разницу между просто битвой и войной за восстановление справедливости. Ему была характерна абсолютная верность императору, вопреки своей популярности, которую многие другие военачальники давно бы сделали трамплином для борьбы за высшую власть. Велизарий также во многом оказался новатором в военном деле, большое внимание уделял скорости, тактике, инженерному делу и разведке. Своим личным примером он поддерживал боевой дух своих войск, вернув ромеям их древнюю гордость.

Читая биографию Велизария сейчас, невольно замечаешь, что сама личность, историческая роль и военно-политические ситуации в жизни этого полководца во многом походят на современные подвиги Игоря Ивановича Стрелкова. Третьему Риму, как и некогда Риму Второму, нужен свой герой, и поэтому хочется верить, что нашего «Велизария» ещё ожидают новые подвиги и новая слава в ждущих часа освобождения землях Российской империи.

Византийский Стрелков
Автор:
Александр Травин, историк
Первоисточник:
https://vk.com/strelkov_info?w=wall-57424472_18764
Ctrl Enter

Заметили ошЫбку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

24 комментария
Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти