Переодетые в сталь

Генерал Брусилов был одним из первых, кто оценил возможности бронированных разведывательных машин

Летом 1915 года на Ижорском заводе началось бронирование сразу нескольких автомобилей: одиннадцати «Рено» и по одному «Изотта-Фраскини», «Уайт», «Бенц», «Пирс-Арроу» и «Руссо-Балт». Работы осуществлялись по проектам, разработанным офицером Военной автомобильной школы штабс-капитаном Владимиром Мгебровым.

Французские бронеавтомобили «Рено», закупленные комиссией полков-ника Секретева (подробнее в «ВПК», № 24, 2014), начали прибывать в Россию в разобранном виде весной 1915 года. Эти машины были вооружены одним пулеметом и забронированы по схеме, принятой во французской армии, – без крыши. Они получили статус полубронированных и использовались в некоторых пулеметных автомобильных взводах для подвоза боеприпасов. За простую прямоугольную форму боевого отделения они получили в русской армии прозвище «Рено-ящики». Одиннадцать же шасси этого типа было решено забронировать по проекту штабс-капитана Мгеброва.


«Рено-Мгебров»

Использовав конструктивную особенность автомобилей «Рено» – расположение радиатора за двигателем, Мгебров придал броневому корпусу остроносую форму с большими углами наклона броневых листов. Два пулемета максим располагались в трехместной башне довольно сложной формы, неподвижно закрепленной на круглом подбашенном листе. Последний с помощью стоек соединялся с полом боевого отделения, который опирался и вращался на четырех чугунных роликах. Чтобы башню массой более 122 пудов (без малого две тонны!) можно было вращать вручную (а другой способ не предусматривался), Мгебров разработал конструкцию специальной пяты, игравшей роль оси вращения и принимавшей на себя часть нагрузки. На пяте располагалось неподвижное зубчатое колесо большого диаметра, по которому обкатывалась небольшая шестерня. Вал последней проходил через стойку и заканчивался штурвалом. К стойке же крепилось сиденье командира. В его распоряжении имелась башенка с прорезями: наблюдая через них за полем боя, он мог поворачивать башню в нужную сторону. Сиденья пулеметчиков крепились к подвижным стойкам, установленным на полу. За счет больших амбразур, закрытых броневыми заслонками, пулеметы без поворота башни могли вести огонь на обе стороны. Машины оснащались переговорной трубой корабельного типа, шедшей от командира к водителю.

Необходимо отметить, что все бронеавтомобили, построенные по проекту штабс-капитана Мгеброва, имели башни идентичной конструкции, что являлось их характерным внешним признаком.

При постройке бронемашин учитывались и вновь разработанные требования к толщине броневых листов. Из доклада, направленного 9 октября 1915 года в Технический отдел ГВТУ начальником Ижорского завода, следует, что все жизненно важные части машин защищались 7-мм броней.

К весне 1916 года работы по бронированию были завершены, и 30 апреля первый «Рено» вышел на испытания, которые показали: несмотря на высокую скорость – 55 верст в час и маневренность, бронеавтомобиль сильно перегружен. Начальником Броневого отдела Военной автомобильной школы капитаном Баженовым был разработан проект переделки машин, заключавшийся в основном в замене громоздкой и массивной башни двумя цилиндрическими, такими же, как на броневиках «Остин». За счет этого перегрузка сократилась с 68 до 26 пудов (с 1088 до 416 килограммов). Работы по перебронировке были завершены к лету 1916 года, после чего машины стали отправлять на фронт.

К сожалению, пока не удалось установить их дальнейшую судьбу. Достоверно известно, что один бронеавтомобиль «Рено» (шасси № 46384) был отправлен 30 сентября 1916 года в Бельгийский броневой дивизион, входивший в состав 7-й армии Юго-Западного фронта. Применялись они и во время Гражданской войны. На 10 декабря 1929 года в Красной армии еще имелось четыре машины этого типа.

«Изотта-Фраскини»

Бронеавтомобиль «Изотта-Фраскини» был построен по проекту английского инженера и владельца одно-именной фирмы Чарльза Жаррота на 120-сильном итальянском шасси. Однако в России его броня и вооружение (один пулемет в маленькой башне) были признаны неудовлетворительными. На Ижорском заводе английскую броню заменили 7-мм русской. Изменили и общую схему бронекорпуса, установили двухпулеметную «мгебровскую» башню. Весной 1916 года после испытания на полигоне Офицерской стрелковой школы машину отправили на фронт. Правда, пока не удалось выяснить, куда именно. Известно только то, что броневик получил название «Череп». Дальнейшие следы машины теряются, и только в сводке от 3 февраля 1919 года 5-го автобронеотряда красных, действовавшего в составе 4-й армии Восточного фронта, говорится: «Бывший на фронте бронеавтомобиль «Череп» в ноябре прошлого года был отправлен в ремонт в город Саратов». После ремонта его включили в состав 41-го автобронеотряда Туркестанского фронта. Летом 1919 года при отступлении на ст. Шипово бронеавтомобиль был взорван и оставлен.

«Уайт», «Бенц» и другие

Весьма интересна история создания бронеавтомобилей «Уайт», «Бенц» и «Пирс-Арроу». Эти машины построили на частные средства некоего господина Меркульева для броневой автомобильной разведывательной команды. Их забронировали по проекту отставного подполковника инженерных войск Чемерзина в ноябре 1914 года. Команда эта предназначалась прежде всего для разведки и рекогносцировки, а не для полноценного боя, поэтому и был принят тип полуброневой, то есть автомобиль, в котором закрыты в определенном положении люди и наиболее важные части машины, с целью не перегружать ее лишним весом. Броня состояла из стальных листов, обшитых с обеих сторон холстом с прослойками из войлока. Вооружение устанавливалось открыто за щитами. При стрельбе экипаж надевал специальные стальные панцири и «бронированные фуражки».

Броневик «Уайт» во дворе Ижорского заводаНесмотря на весьма существенные недостатки машин разведывательной команды, это была вторая (после роты Добржанского) реально сформированная в тот период броневая часть. Вполне естественно, что она привлекла внимание военных. Генерал Брусилов в телеграмме, направленной в Главное управление Генерального штаба, просил отправить разведывательную команду бронеавтомобилей в распоряжение 8-й армии. Однако комиссия, образованная для приемки этих машин, признала их бронировку неудовлетворительной, поскольку она не обеспечивала полноценную защиту экипажа и жизненно важных частей автомобиля да и установка вооружения оставляла желать лучшего. В итоге весной 1915 года из четырех первоначально имевшихся в команде машин три отправили на Ижорский завод, где и началось их «переодевание» в полноценную броню.

Все броневики получили «мгебровскую» башню с двумя максимами, а «Уайт», кроме того, – цилиндрическую башню с 37-мм морской пушкой Гочкиса, расположенную в кормовой части машины. Следует отметить, что «Бенц» и «Пирс-Арроу» были легковыми гоночными машинами, а «Уайт» – полуторатонным грузовиком. Последнее обстоятельство и предопределило его более мощное вооружение. Все работы, связанные с перебронировкой и оснащением машин, велись опять-таки на средства русского патриота Меркульева.

Двухбашенный «Рено-Мгебров»17 сентября 1915 года на основе Автомобильной разведывательной команды был сформирован 29-й пулеметный автомобильный взвод. А 21 ноября он отправился из Петрограда в Тифлис в распоряжение штаба Кавказской армии. К лету 1916-го все машины вернулись в Петроград для ремонта, после которого «Уайт» и «Пирс-Арроу» вернулись на фронт, а «Бенц», шасси которого было наиболее перегруженным, отбыл 14 февраля 1917 года в Савелово в распоряжение командира 2-го коренного парка (часть Железнодорожных войск. – М.Б.). Предполагалась перестановка броневика на железнодорожный ход и использование его в качестве бронедрезины.

«Курянин»

Наименее известным из 16 забронированных по проекту штабс-капитана Мгеброва автомобилей является бронемашина «Курянин». Она была построена Учебной автомобильной ротой по заказу 125-го пехотного Курского полка в мае 1915 года на шасси «Руссо-Балт» тип Е 5/35 (шасси № 442). Затем броневик отправили на Ижорский завод, где он получил «мгебровскую» башню и заднее управление. В октябре 1917-го «Курянин» находился в Петрограде в мастерских Запасного броневого автомобильного дивизиона, где проводился его ремонт, «по выходе из коего он может быть вполне пригоден для службы на фронте». Дальнейший его след теряется и вновь возникает в списке броневых машин, находившихся на 1-м Броневом танко-автомобильном ремонтном заводе в Москве (бывший «Руссо-Балт» в Филях) на 3 января 1922 года.


Справка «ВПК»

Мгебров Владимир Авельевич
родился в 1886 году в семье инженер-генерал-майора, служившего генералом для особых поручений при Главном военно-техническом управлении. Образование получил в Кадетском корпусе, Павловском военном училище и Военной электротехнической школе. Служил в Железнодорожных войсках, где выдержал испытание по специальности машинист паровоза. Накануне Первой мировой войны преподавал в Учебной автомобильной роте, вскоре переформированной в Военную автошколу. Обладая незаурядными инженерными способностями, он занимался не только разработкой проектов броневых автомобилей, но и созданием новых видов боеприпасов, первым в России начал эксперименты с пуленепробиваемыми стеклами. В августе 1915-го Мгебров принимал участие в испытаниях на фронте ружейной гранаты его системы. Противник неожиданно атаковал русские позиции и потеснил наши части. Штабс-капитан Мгебров возглавил контратаку, благодаря которой положение было восстановлено, но сам он был смертельно ранен. 21 августа 1915 года от полученных ран штабс-капитан Мгебров скончался. Посмертно награжден орденом Святого Георгия 4-й степени.
Автор: Михаил Барятинский


Мнение редакции "Военного обозрения" может не совпадать с точкой зрения авторов публикаций

CtrlEnter
Если вы заметили ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter
Читайте также
Комментарии 4
  1. A1L9E4K9S 20 сентября 2014 09:20
    Великие были люди и дела их не сгинули в пучине лет,а продолжаются нашими современниками.
  2. avt 20 сентября 2014 10:41
    Ну для данного автора статья как то what мелковата ,хотя бы с иллюстрацией поработал что ли ....
    avt
    1. svp67 20 сентября 2014 11:15
      Цитата: avt
      ...мелковата
      Да, от него конечно ждешь чего то более, с фото, с боевыми примерами и тд и тп...
  3. Jager 21 сентября 2014 21:53
    Жаль. что такой видный и одаренный специалист ушел так рано. Эксперименты с бронетехникой только начинались, может быть наша броне- и танкостроительная отрасль пошла бы по иному пути развития.

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Картина дня