Порошенко запретил ОПК

От украинского конфликта больше всех выигрывает Китай

Дальнейшая эскалация боевых действий на юго-востоке Украины и упорное нежелание киевского руководства решать конфликт мирным путем заставляют задуматься о том, а кто же будет в результате всего этого «на коне». Особый интерес представляет дальнейшее развитие оборонно-промышленного комплекса Украины, которая достаточно долго паразитировала на международном рынке вооружений за счет распродажи в страны третьего мира доставшейся ей после распада СССР широкой номенклатуры ВВТ. Существенная часть доходов от экспорта продукции военного назначения приходилась и на Россию, которая заказывала многие комплектующие на украинских предприятиях ОПК.


Однако теперь ситуация в корне изменилась. Президент Украины Петр Порошенко своим указом № 691/2014 ввел в действие решение Совета национальной безопасности и обороны (СНБО) Украины от 27 августа 2014 года «О мерах по совершенствованию государственной военно-технической политики». Кабинету министров поручено «принять меры по прекращению экспорта в Российскую Федерацию товаров военного назначения и двойного использования с целью их военного конечного использования Российской Федерацией, за исключением космической техники, которая применяется для исследований и использования космоса в мирных целях в рамках международных космических проектов», сообщается в указе.

Впрочем, это не стало неожиданностью, поскольку ранее такое решение уже было принято украинским правительством. «Ограничения введены в марте этого года, и мы к ним уже адаптировались. Мы понимаем, какая номенклатура изделий нам не поставляется по факту. Исходя из этого были приняты все необходимые решения по импортозамещению и запуску производства данных компонентов на совершенно ином технологическом уровне в России», – заявил глава Минпромторга Денис Мантуров.

По его словам, программа импортозамещения сверстана. Она рассчитана на 2,5, по двигателям и газотурбинным установкам для судов – максимум на 3,5 года.

Характерной особенностью российской программы импортозамещения является то, что заменяемые узлы и блоки украинского производства будут воспроизведены на качественно новом технологическом уровне. Так что, как говорится, нет худа без добра, и отечественный ОПК получит в результате хороший импульс для дальнейшего развития. В то же время запрет на экспорт товаров военного и двойного назначения в Россию уничтожит оборонно-промышленный комплекс Украины.

Как заявил, в частности, директор Центра анализа стратегий и технологий Руслан Пухов, предприятия украинского ОПК без российских заказов не выживут, поскольку Западу их продукция не нужна. «Рано или поздно война закончится, – констатирует эксперт, – но украинские оборонная промышленность и машиностроение к этому времени умрут. В нынешних экономических условиях президент Порошенко не сможет выполнить свое обещание – дать более трех миллиардов долларов на перевооружение украинской армии и обновление военной техники в 2015–2017 годах, их неоткуда взять. Таким образом, внутренний заказ не заменит внешний российский».

Многие работники украинского ОПК, сохраняющие сейчас лояльность киевскому режиму, вскоре изменят свою позицию, а предприятия, оставшиеся без работы, начнут требовать дотаций, денег на которые нет. «Это популистское решение, которое сработает в краткосрочной перспективе, но в долгосрочной оно дорого обойдется президенту Порошенко и его сторонникам», – подчеркнул Руслан Пухов.

Порошенко запретил ОПККак полагает руководитель Центра исследований армии, конверсии и разоружения Валентин Бадрак, «по беглым оценкам, военной техники на Украине достаточно, хотя, конечно, она старая и преимущественно неисправная. Потому мы и настаиваем на военно-технической помощи западных государств, чтобы получить новое и более исправное вооружение». Эксперт заявил об этом на интернет-конференции портала Лига.net, отвечая на вопрос о решении правительства выкупить всю военную технику, которая производится государственным концерном «Укроборонпром», для нужд силовиков на востоке страны. Комментируя влияние этого решения на выполнение Киевом уже заключенных внешнеэкономических контрактов на поставку ПВН, Бадрак отметил, что, насколько ему известно, они преимущественно заморожены.

26 августа правительство Украины приняло решение о срочном выкупе Министерством обороны и национальной гвардией всей военной техники, которая производится государственным концерном «Укроборонпром», для немедленной поставки в зону боевых действий. На экстренном заседании кабинета министров было решено передавать в течение 48 часов от момента заявки руководства силовой операцией оружие и военную технику со складов Минобороны для потребностей армии, национальной гвардии и вооруженных формирований, участвующих в АТО. Правительство также потребовало немедленного ремонта и модернизации военной техники без дополнительных согласований и разрешений.

Как сообщил позднее представитель СНБО Андрей Лысенко, во исполнение поручения президента Петра Порошенко предприятия «Укроборонпрома» переходят на трехсменный график работы. В результате эффективность производства должна увеличиться на 40 процентов. В состав концерна входят 134 предприятия ОПК, занимающиеся разработкой, изготовлением и ремонтом боевой техники. В сентябре прошлого года в его структуре создано пять дивизионов: авиастроения и авиаремонта, высокоточных вооружений и боеприпасов, по производству бронетанковой, автомобильной, инженерной и специальной техники, по судостроению и морской технике, по радиолокации, радиосвязи и системам ПВО.

С учетом возможной эскалации конфликта на Украине интересно мнение известного эксперта в области вооружений Рубена Джонсона, никогда не питавшего особых симпатий к России, но всегда скрупулезно «прочесывавшего» стенды наших оборонных предприятий на международных выставках вооружений и военной техники. Обобщив мнения аналитиков, Джонсон полагает, что от охлаждения отношений Киева с Москвой прежде всего выигрывает Пекин.

В результате кризисной ситуации значимость Китая как партнера при продаже, совместной разработке вооружений, военно-технической экспертизе существенно увеличивается как для России, так и для Украины. Раньше оба государства достаточно тесно взаимодействовали по ряду оборонных программ, однако теперь сотрудничество свернуто. И Россия, и Украина рассматривают Китай в качестве рынка сбыта той продукции, которая ранее производилась совместными усилиями. Эксперты отмечают, что зависимость некоторых его вооружений от российских и украинских технологий увеличивает заинтересованность КНР в сотрудничестве.

В качестве одного из примеров Джонсон приводит истребитель «Цзянь-11BH» (J-11BH) производства Шэньянской авиастроительной корпорации SAC (Shenyang Aircraft Corporation), который 19 августа осуществил перехват американского морского патрульного самолета (МПС) P-8 «Посейдон» (Poseidon) производства компании «Боинг» (Boeing). Конструкция китайского самолета основывается на нелегально скопированном советско-российском истребителе Су-27СК (аналогично происхождение и некоторых других образцов авиатехники из Поднебесной). Истребитель, модернизированный для применения военно-морскими силами (ВМС) Народно-освободительной армии Китая (НОАК), впервые был продемонстрирован в 2010 году. Он оптимизирован для выполнения задач ПВО и перехвата воздушных целей.

«Цзянь-11» является китайским в той мере, в какой машина марки BMW, собранная в Южной Каролине, может считаться американским автомобилем, – иронизирует не называемый Джонсоном директор одного из киевских оборонных предприятий. – Самолет не просто копия Су-27. Все элементы его бортового радиоэлектронного оборудования (БРЭО), включая авионику и бортовую радиолокационную станцию (БРЛС), происходят из России или Украины». Киевский директор, разумеется, знает, что официально БРЛС для «Цзянь-11В» была разработана в Китае. Однако на самом деле она производится на заводе «Новатор» в городе Хмельницком. Это модификация БРЛС Н001, предназначенная для установки на истребителе Су-27. Основное отличие версии для Шэньянской авиастроительной корпорации от оригинала БРЛС Н001 состоит в замене устаревших и менее надежных модульных элементов на современную электронику, производство которой развернуто в Китае. Остальные компоненты БРЭО, например оптико-локационная станция ОЛС-27, поставляются в КНР напрямую или же являются результатом лицензионного производства. Модернизированная версия полуактивной головки самонаведения (ГСН) 9Б-1101К «Агат» производится на украинском заводе «Радар» и затем устанавливается на ракеты класса «воздух-воздух» Р-27Р1. Около 150 этих ракет было поставлено в КНР с Украины.

В той же мере «Цзянь-11В» зависит от российских технологий, отметил директор украинского предприятия. Часть ракеты «воздух-воздух» с активной радиолокационной ГСН SD-10A, которая наводится на сигналы РЛС, разрабатывалась в России. Эта ракета была установлена как раз на истребителе «Цзянь-11B», который перехватил американский МПС P-8I. ГСН для SD-10A, по словам украинского директора, разработана московским научно-исследовательским институтом «Агат», а планер ракеты – государственным московским конструкторским бюро «Вымпел» им. Торопова, которое входит в корпорацию «Тактическое ракетное вооружение».

По мнению Джонсона, в связи с американскими и западноевропейскими санкциями роль КНР в российской внешней политике возрастает. В результате сотрудничества Пекин может получить большее количество энергоресурсов, сырья и оборонных технологий.

«Длительные переговоры по продаже КНР вооружений и технологий последнего поколения, которые позволят вывести китайскую оборонную промышленность на новый уровень, такие как авиационный двигатель, известный под обозначением «изделие 117С», или многофункциональный истребитель Су-35, могут завершиться успешно. Москва, вероятно, рассматривает КНР в качестве единственного источника финансовых средств, которые могут обеспечить российскую экономику», – полагает Джонсон.

С ним вряд ли можно согласиться, поскольку не только Китай сегодня является крупным импортером российских вооружений. Однако не исключено, что эта страна в ближайшие годы опять может выйти в лидеры по объемам закупаемых у России ВВТ.

Особого беспокойства за второе место России на мировом рынке вооружений нет. Рособоронэкспорт в течение трех лет (по 2016-й включительно) сохранит годовые объемы продаж вооружений и военной техники на уровне 13 миллиардов долларов, сообщил генеральный директор Анатолий Исайкин, отметив, что компания действует согласно стратегии развития до 2020 года.

«Существуют ежегодные планы, которые утверждают президент и правительство. По 2014 году все идет по графику, поставленные перед нами задачи будут выполнены. Рекордных поставок за рубеж в ближайшее время ожидать не стоит. Этому есть понятное всем объяснение, которое связано с очень большим объемом работ по гособоронзаказу», – пояснил глава Рособоронэкспорта.

«Перевооружение нашей армии и флота, безусловно, в приоритете. Немного разгрузятся мощности – экспорт уверенно пойдет вверх, потому как спрос на международном рынке на российское оружие сегодня превышает производственные возможности», – отметил Исайкин.

Действительно, очередь за нашей продукцией военного назначения сегодня достаточно внушительная. И в этой очереди весомым заказчиком опять, как и в 90-е годы, может стать Китай. Он, очевидно, первым в мире получит новейшие российские зенитные ракетные системы С-400, которые недавно были разрешены к экспорту. За этими ЗРС могут последовать контракты на многофункциональные истребители Су-35 и семейство авиационных средств поражения для этих машин, а также на лицензионное строительство неатомных подводных лодок типа «Амур-1650», к которым наш восточный сосед давно проявляет повышенный интерес.

Так что российская продукция военного назначения будет продолжать доминировать на мировом рынке вооружений. Правда, уже без украинских комплектующих.
Автор:
Николай Новичков
Ctrl Enter

Заметив ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter

58 комментариев
Информация

Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти