Крымские впечатления. Август-сентябрь 2014 года


На днях вернулся из отпуска. Ездили с младшей дочерью. Она в Крыму впервые. Полторы недели провели в Крыму, в Севастополе. С этим городом связаны мои самые лучшие годы — детство, юность. Этот город во многом определил мою дальнейшую судьбу — военно-морское училище, служба на флоте. Я не был там 26 лет! Очень хотелось вернуться, пройтись по знакомым улочкам, посмотреть, что стало с великим (без преувеличений) городом. И вот это случилось, да еще в такой ключевой момент для истории и России, и Крыма. Разумеется, по возвращении масса друзей-знакомых одолевает вопросами, что там и как там… Устав рассказывать много раз одно и то же, потратил вечер на написание сего опуса. Постарался быть кратким, и, по возможности, объективным.

МОРЕ


Рано утром подъезжаем к Севастополю на автобусе. Еще темно, дорога петляет между скалами, которые закрывают обзор, но это не мешает безошибочно определить, что море рядом. Непередаваемый запах, создаваемый почти постоянно дующим бризом, перемешивающим йодистый запах водорослей с запахом виноградников и лавандовых полей… Говорят, что вокруг юго-западной части Крыма обитают какие то особенные водоросли с повышенным содержанием йода, которые и дают этот насыщенный запах. Мне приходилось бывать на многих морях, от Карского и Баренцева до Красного и Средиземного, но такого запаха я не встречал нигде. Море стало чище. Не знаю, по какой причине… Скорее всего, сказались два фактора — почти полное изничтожение укровластями севастопольской промышленности и существенное сокращение корабельного состава Черноморского флота. И то, и другое вносило свою лепту в толщину мазутной пленочки на поверхности моря.

КРЫМ. ИСТОРИЯ И СОВРЕМЕННОСТЬ

Кроме самого Севастополя, прокатились по многим местам Крыма — Симферополь, Бахчисарай, Ялта, поселки Южного берега Крыма… Если обобщить первые впечатления, то получится такая картина: Украина застряла в 90-х годах и утянула за собой Крым. Орать «Украина це Еуропа!» — не мешки ворочать. Трудом продвинуться к европейскому уровню — это не для великих укров. Проще орать на майдане и обвинять во всем москалей, чем работать. Таких раздолбанных дорог я не видел уже давно, причем повсеместно. Огромное количество «советских» автомобилей: «Жигули» разных моделей, «Волги» и даже «Москвичи» колесят по всему Крыму, преобладая над иномарками. Везде, где можно и не можно, притулились ларьки, торгующие чем угодно — от турецкого ширпотреба до крымских сувениров. И люди, у которых в глазах одна цель — заработать и выжить.

Вспомните Питер двадцать пять лет назад, и получите представление о крымских городках сегодняшнего дня. Так или иначе, но в развитие Крыма Украина не вкладывала ничего. Исключение составляет, пожалуй, кусок южного берега в окрестностях Ялты, и то потому, что был он в свое время облюбован украинскими олигархами и правителями для строительства собственных усадеб или использования в личных целях старых государственных. Один местный экскурсовод рассказал историю о том, что однажды турфирмам объявили, что императорский дворец в Ливадии больше не будет принимать туристические группы, ибо г-ну Януковичу негде отдыхать и проводить деловые встречи со своими министрами. Лучшего места, чем Ливадийский дворец, г-н Янукович не нашел… Однако вскоре, услышав множество нелестных отзывов о своем выборе, Янукович умерил аппетит — доступ во дворец туристам сохранили, а Виктор Федорович оставил за собой только личные покои императора Николая Второго. Скромненько так, ибо, по его же словам, в них думается хорошо (надо полагать, о судьбах страны). Местные острословы тут же переработали незабвенные строки Л. Филатова из «Федота-Стрельца», заменив предпоследнюю фразу на «Об УкрАине волнуюсь…»

«Утром мажу бутерброд —
Сразу мысль: а как народ?
И икра не лезет в горло,
И компот не льется в рот!
Ночью встану у окна
И стою всю ночь без сна —
Все волнуюсь об Расее,
Как там, бедная, она?»

Вообще, о природных и музейных ценностях стоит сказать особо. Никому на Украине, кроме самих работников музеев и заповедников, до них дела не было. Огромные куски природных заповедников отдавались во владение олигархам, вырубались уникальные леса, территории застраивались виллами. Береговая черта беззастенчиво огораживалась трехметровыми заборами, что означало, что море — тоже приватизировано. Всем известное «Ласточкино гнездо» возле Ялты закрыто для доступа людей. В советские времена за уникальной скалой следили, укрепляли стальными конструкциями, ибо морю и ветру, точащим камень, всё равно, что за красота стоит на самом краешке скалы. Сейчас скала под угрозой обрушения. Как говорится, no comments.

И несколько примеров о более грустном:

В историческом центре Севастополя, на Малаховом кургане, возле места гибели адмирала Нахимова, горел вечный огонь. Несколько лет назад под маркой реконструкции музейного комплекса вечный огонь снесли. Когда возмущение народа достигло определенного градуса, власти испугались. Огонь восстановили. Но немного не такой, как раньше, и немного не в том месте. Теперь этот явный «новодел» не очень вписывается в архитектуру старой Корабельной стороны Севастополя, но что есть…

Центр города. Графская пристань. Красивое, белокаменное историческое сооружение. Парадная пристань города, на которую ступала нога Лазарева, Нахимова. На этом месте Суворов объявил об основании города, отсюда осматривала гавань Екатерина Великая. В 2008 году украинские военнослужащие пытаются торжественно установить на ней мемориальную доску, повествующую о том, что 90 лет назад, когда на Украине хозяйничали гетман и немцы, на кораблях были подняты флаги центральной рады и тем самым на этом месте зарождался и создавался великий, славный и могучий украинский флот! Местный народ, в подавляющем большинстве своем знающий истинную историю своего города, мягко скажем, обалдел от такого… На защиту Графской пристани вышли горожане. Было серьезное столкновение с украинскими военными, пролилась кровь, но осквернить памятник «липовой» табличкой укровоинам не позволили… В итоге власти отказались от дурной мысли прославлять то, чего в природе не было.

В парке Малахова кургана была Аллея дружбы. На ней сажали деревья почетные гости города. Здесь отметились Ю.А. Гагарин, Н.С. Хрущёв, А.И. Микоян, К.Е. Ворошилов, Тодор Живков, Хо Ши Мин, А.И. Покрышкин, многие космонавты и прочие заслуженные люди страны. Мы поднимаемся на курган… Я безуспешно ищу глазами ту аллею — специально хотел показать дочке. Встречный местный житель объясняет: во времена «незалежности» и сама аллея, и таблички с именами тех, кем и в честь чего было высажено дерево, были уничтожены. Вот такое трепетное отношение к истории.

ГОРОД

Двадцать три года пребывания Севастополя в составе Украины изменили город далеко не в лучшую сторону. Разбитые дороги, грязь на улицах, ветшающие здания… За все эти годы в городе не построено ни одного нового детского сада, ни одной новой школы (официальные данные). Коммунальное хозяйство в упадке. Парк муниципального транспорта состоит из троллейбусов и автобусов чуть ли не советской постройки либо из весьма потасканных иномарок. Я помню те времена, когда на улице мог бросить окурок мимо урны только приезжий, и практически всегда находился рядом местный, который считал своим долгом сделать приезжему замечание. И город был чистым и ухоженным. Сейчас он уже, к сожалению, слабо напоминает город инженеров и моряков, каким был когда-то… Новостройки исключительно частные — коттеджи, мини-отели, элитные жилые комплексы, магазины… Все «заточено» под туристов. Причем никакой градостроительной политики. Я понимаю и приветствую, когда у нас в Питере ведется борьба с непродуманной застройкой и за сохранение исторического облика города. В Севастополе этого не было напрочь. Вернее, жителей города никто не слушал. Власть решала все сама. Причем надо отметить, что Севастополь — чуть ли не единственный город, мэра которого не выбирали жители, а назначали из Киева, и, разумеется, не из местных. Так чего ж тут ожидать? Ладно бы, спальные районы на окраинах, но изуродован исторический центр города, причем, как говорят местные жители, целенаправленно. Судите сами: на самом видном месте города, при входе в Севастопольскую бухту, на высоком мысу в советские времена был поставлен красивый белокаменный монумент «Штык и парус». И вот вокруг него в последние годы понастроили «элитных» жилых комплексов из голубого стекла высотой не ниже монумента… Монумент, создававший визитную карточку города, просто теряется среди них. В народе эти здания за причудливую архитектуру сразу же метко окрестили «голубыми унитазами». Теперь люди тихо мечтают о том, что новые власти посодействуют тому, чтобы снести эти уродливые сооружения. Белоснежные каменные набережные в центре города облепились торговыми ларьками и кафешками с аляпистой самопальной рекламой… Город имел свое лицо. Неповторимое, строгое и прекрасное в своей строгости. Сейчас эта «наносная пена 90-х» портит лицо, и люди мечтают о том, чтобы оно обрело прежний образ. Благо с возвращением в Россию возможности для этого появились.

ЛЮДИ

Развал высокотехнологичной промышленности и уход флота сказались на людях. Кто-то уехал, кто-то переквалифицировался в торговцев. Много лет при СССР город имел статус закрытого. Абы кто приехать в Севастополь не мог. В разные годы режим менялся, но в целом сформировался особый социальный состав. Как шутили сами севастопольцы, в городе треть жителей — военные моряки и их семьи, еще треть — отставные военные моряки и их семьи, и оставшаяся треть — те, кто так или иначе работает на флот и на обслуживание города. Это был город офицеров и инженеров. Несколько НИИ и КБ, преимущественно оборонной направленности. Крупный судоремонтный завод, несколько заводов электронной промышленности. Достаточно сказать, что практически все программное обеспечение для космического проекта «Буран» делалось в Севастополе. Украине весь этот потенциал оказался не нужен. Кто-то уехал в Россию, многим пришлось сменить специальность. Но достоинство и гордость (никакой высокомерности или кичливости!) за свой город в людях старшего и среднего поколений видны невооруженным глазом. Моя дочка, никогда раньше не бывавшая в Севастополе, в первый же вечер, понаблюдав за людьми на городских улицах, сделала простой и правильный вывод: «Папа, тут народ на удивление интеллигентный…»

Вот только, к сожалению, младое поколение подвержено не только общим веяниям времени, но и получило изрядную долю «украинизированного» образования. Об этом можно говорить долго и с горечью. Исправлять укроидиотизмы придется долго, но сейчас не об этом. Приведу только один маленький и не самый обидный пример из учебника истории Украины для 8-го класса, по которому несколько лет учились севастопольские школьники. Дословно не помню, но по сути как-то так: «Глупый и недальновидный царь Петр I ценой тысяч жизней крепостных крестьян прорубал окно в Европу и строил флот, а славные укры еще за 600 лет до этого уже имели свой флот, плавали в Европу через Черное и Средиземное море, и даже изобрели подводную лодку». И еще один «перл»… Подправить под себя Гомера укры все же не решились, поэтому древнюю мифологию сочиняли про себя экспромтом, по ходу дела, ибо какая же они древняя великая раса без собственной мифологии!? И в «древней украинской литературе» появился сказ-легенда о том, как родилось Черное море. А было это так: «Жили великие укры в привольных степях, но видели, что другие народы вокруг живут на берегах морей, а у укров моря не было. И решили они выкопать себе море сами! И выкопали. И получилось Черное море. А землю из ямы складывали в одно место, и так родились Крымские горы…»

Один человек сказал мне, что больше всего в этой ситуации ему жаль старых учителей, которые помнят иные времена, а теперь должны вдалбливать детям в головы всякую чушь… И я его понимаю. Возможно, для того, чтобы компенсировать искажения, севастопольских школьников часто водят по музеям, где можно из первоисточника прикоснуться к истинной истории этого славного города. Благо музеев в городе более чем достаточно. Да и вообще, сам город — большой и неповторимый музей славной истории флота и России. Мне очень хотелось показать дочери как можно больше музеев, памятных мест и достопримечательностей Севастополя и Крыма, но, почти за две недели, что мы там были, не удалось посетить и трети того, что намечали… Крым необъятен в своих красотах, и надо ездить туда не один год, чтобы хоть как-то охватить его взором…

ЖИЗНЬ

В бытовом плане в городе все нормально. В магазинах всего в достатке, и по количеству, и по ассортименту. Продукты на любой вкус и кошелек. И импортные, и местные, хотя многие «всепропальщики» вещали, что Крым сдохнет с голода без украинских поставок. Кстати, украинские продукты тоже встречаются, но даже если их не станет совсем, это вряд ли кто заметит. Их уже мало, но от этого никто не страдает. То же самое с водой. Пресловутый Северокрымский канал, перекрытый украми, на водоснабжение города никак не влияет. Вода, по крайней мере у нас в отеле, была круглосуточно и в любых количествах, что холодная, что горячая. Как потом мне пояснили, Северокрымский канал никогда для питьевого водоснабжения не использовался. Только полив, и только в северной части Крыма. И вообще, проезжая по дорогам Крыма, мы часто видели на полях и виноградниках поливочные системы, щедро брызжущие водой.

О ценах в магазинах говорить сложно. По разным регионам страны они разные, поэтому у всех гостей города восприятие ценового уровня разное. Я услышал фразу, произнесенную туристом из Белгорода: «Ну, у нас-то все чуть подешевле….» Сравнивая же с питерскими ценами, могу сказать только одно: к тамошним ценам да питерскую бы зарплату, вот бы жизнь была. По нашим меркам там все очень дешево. Это касается продуктов и городского транспорта. Бытовая техника, электроника — примерно на питерском уровне, ну, разве совсем немного дешевле. Одежда, обувь — честно сказать, не знаю. За ненадобностью в такие магазины мы с дочерью даже не заглядывали. Городской транспорт (автобус, троллейбус) — 5 рублей. Маршрутка — 10 рублей. Катер или паром — 12 рублей (по бухте катера бегают как трамваи — город одной половиной на северной стороне бухты, другой — на южной. Так что без катеров — никуда). Автобус по городам Крыма — от 100 до 300 рублей в зависимости от расстояния. В городе полно кафе и всякого рода забегаловок, «заточенных» целевым образом под туристов. Много их прямо на пляжах. Разнообразие. Выбор есть, чтобы оптимально соотнести качество с возможностями своего кошелька. Мы обычно заправлялись в кафе при нашем мини-отеле. При вполне достойном качестве кухни и сервиса плотный обед, приправленный местным легким вином, обходился нам примерно в 700—1000 рублей на двоих. Причем самую дорогую его часть составляло вино — около 300 рублей за бутылку.

Фрукты. Возвращаясь вечером в отель, заглядываем в одну из множества лавочек, где крымские татары продают плоды своих садов. На глаз берем пару увесистых гроздей винограда, пять-шесть персиков, столько же слив, с десяток-полтора плодов инжира. Это наш десерт на остаток вечера. За все — 130-150 рублей. В первый день-два я присматривался к ценникам, а потом понял, что это скучное и бесполезное занятие. За сочные, экологичные местные фрукты это цена может считаться символической, по крайней мере, по питерским меркам. Жаль только, что абрикосов не удалось отведать. Они тут такие, что у спелого абрикоса на свет косточка видна. Но сезон прошел, и их нет. Это ж не турецкие с рыбьим геном, чтобы неделями лежали. Кстати, у тех же татар замечательные восточные сладости! Для туристов они готовят их в красивых коробках, чтобы везти удобно было, но вот их-то покупать не надо. Покупать надо то, что они готовят «на сейчас». Тогда вы узнаете, что такое настоящая свежая пахлава с медом и орехами, ну, и прочие национальные вкусности. Все по вполне разумным ценам. Кстати, национальная кухня крымских татар — вещь замечательная! Местные говорят: «Если хочешь вкусно, сытно и недорого поесть — иди к татарам». И они правы. Увесистый, толстый, сочный чебурек — от 40 до 50 рублей за штуку. При этом я, здоровый мужик, любящий поесть, не могу осилить и двух штук, а моя доченька и с половиной с трудом справлялась.

Особая статья — местные вина. Вы бывали когда-нибудь в инкерманских штольнях? Это район Севастополя, где в старых штольнях в глубине горы расположен Инкерманский винзавод, выпускающий вино одноименной марки. В штольни устраивают экскурсии. Это потрясающее зрелище — 55 тысяч квадратных метров искусственных пещер, уставленных рядами огромных тысячелитровых дубовых бочек, в которых выстаивается вино с выдержкой от полугода до пяти лет. Никакой химии, только естественный процесс, только виноградники Крыма. Вкус — замечательный. Тут же магазин, где уж точно подделку не купишь. Бутылка (0,75 л) настоящего марочного — 210-260 рублей. Недалеко от Севастополя — более известный винзавод «Золотая балка». Примерно та же технология, но виноград они не скупают, а выращивают сами специально для себя, какой-то особый сорт. Цены примерно те же. Как-то довелось купить в Питере бутылку «Золотой балки». Как-то вот разница очень чувствуется между купленным в Питере и тем, что прямо из штолен… Так что, если будете в Крыму, не скупитесь на натуральные вина.

Вообще, крымская земля поражает нас, северян, своим плодородием. В газончике, под окном нашего отеля, растут два огромных арбуза. Спрашиваю хозяйку — сами выращиваете? В ответ — удивленный взгляд: «Да кто-то из постояльцев в прошлом году косточек наплевал с балкона…» Недалеко, в тени беседки, большой куст помидоров, появившихся на свет аналогичным образом. И никаких парников, удобрений, рыхления….

Ну, это все с точки зрения туриста. А как живут местные жители?

С переходом на рубли что-то стало дешевле, что-то дороже. Как сами говорят, особо сильно ничего не изменилось, средняя температура по больнице постоянна. Несколько в выигрышном положении — пенсионеры. Поскольку на российский уровень пенсий их переводили приоритетным порядком, то пенсии у многих возросли, а цены пока держатся на низком уровне. Много людей работает в туристическом секторе, даже в Севастополе, где этот бизнес никогда не был основным. Но жизнь заставила, как говорится. В этом году поток туристов заметно сократился. Можно читать официальную статистику, но я предпочел мнение тех, кто с туристами работает — экскурсоводы, продавцы, работники кафешек, хозяйка нашего отеля. По их мнению, этим летом народу раза в два меньше. Для туристического бизнеса это существенно. Не приехали украинцы по известным политическим мотивам. Они есть, не все испугались, но их мало. Те, кто приехал, откровенничать, особенно с россиянами, опасаются. Один пожилой мужик из Харькова, косясь на выглядывающий из моего кармана смартфон, пробурчал: «…и кто знает, куда весь наш треп попадет?..» Поток же туристов из России пока не смог восполнить потерю украинцев. Однако, к такому падению рынка морально все были готовы. Как сказала мне одна дама, все люди здесь здравомыслящие, излишних иллюзий никто не питает и не ждет, что в составе России на них сразу золотые горы обрушатся. Есть понимание, что переходный период будет, и будет он непростым. Все к этому готовы, никто этого не боится. Мотив у всех один: «Мы добились главного — мы дома, мы в России! Остальное — переживем».

Оживает Севастопольский морской завод. В город возвращаются корабли, в свое время ушедшие в Новороссийск, ожидается пополнение вновь построенными кораблями. На завод поступили новые заказы на ремонт и обслуживание. Разрабатывается программа стратегического развития города, где в приоритете уже не туризм, а восстановление на базе былого потенциала высокотехнологичных отраслей (электроника, судостроение). По всему Крыму начинается строительство дорог, разбитых во времена «незалежности», начато строительство керченского моста. А это все требует рабочих рук. Восстановится и поток туристов. Все верят, что и украинцы вернутся, по крайней мере, с Юго-востока. Во всяком случае, мы летели в Крым в самом конце августа, когда большинство народа уже собирается обратно (дети, 1-е сентября и т. д.), но не скажу, что я легко и просто нашел билеты на удобный рейс. Самолетиков много, но и туда, и обратно они летают полными.

ПОЛИТИКА

Город политизирован. По нашим устоявшимся понятиям — чрезмерно политизирован. 14 сентября — единый день голосования. Для Севастополя — это первые реальные выборы за 23 года. Я уже говорил, что местные власти назначались решением из Киева, так вот, теперь горожане намерены отыграться за весь идиотизм власти, за все попытки украинизировать русский город. Кстати, известную фразу Д. Яроша (лидер «Правого сектора») «Легче украинизировать Гондурас, чем Севастополь» севастопольцы воспринимают как комплимент высшей пробы в свой адрес. Я не преувеличиваю. Город действительно испытывает огромный патриотический подъем. На каждой улице редко встречаются дома, где бы в окнах не был вывешен российский флаг. На автомобильных номерах, кто еще не успел поменять их на российские, украинский флаг просто заклеен российским. Вечерами на улочках собираются люди. На импровизированных митингах обсуждаются кандидаты в местные органы власти. Обсуждаются реально! Люди ждут реальных перемен и реальных дел, поэтому болтуны-политиканы тут не проходят. В городе полно предвыборных плакатов, агитации. Мелькают все, и партии, и мелкие общественные объединения — «Единая Россия», «Справедливая Россия», КПРФ, «Патриоты России», ЛДПР, разумеется (куда ж без главного шоумена нашей политики). В лидерах — партии патриотической направленности.

У города есть неформальный лидер — Алексей Чалый, местный бизнесмен, доктор технических наук, меценат. Человек, принявший решение, когда все еще было неоднозначно. Рискнувший своим бизнесом, домом, семьей, возможно, жизнью. Город пошел за ним и победил. Город победил бы и с другим лидером — это объективный факт, предопределенный историей и не зависящий от личностей, но Чалый возглавил движение, и город принял его. Его знали и раньше — он поднял из руин радиоэлектронную промышленность в городе, дал многим работу. На свои деньги поддерживал многие музеи города и с нуля создал новый, посвященный одной из трагических страниц обороны города в Великую Отечественную. Он крупный бизнесмен и идейный патриот не только своего города, но и России. Редкое сочетание. Его уважают. Он не хочет идти во власть и становиться чиновником, но его мнение слышат и к нему прислушиваются. Если ты из команды Чалого, успех на выборах тебе обеспечен. Либералы типа «Яблока» и иже с ними — в однозначном «пролете». Полагаю, они реально оценивают ситуацию, потому даже и не участвуют. Им тут точно ничего не светит, кроме тухлых яиц в голову, как это было когда-то на предвыборном митинге Ю. Тимошенко, сдуру приехавшей агитировать Севастополь за «незалежность и самостийность» (вот уж точно — баба-дура, приехала агитировать за великую Украину русских моряков в нескольких поколениях).

Венедиктовы, Макаревичи, Немцовы, Навальные, Собчак и т. д. — здесь никто и ничто. Злобы к ним нет, их просто никто не замечает, как мелкую сявку под ногами. К ним скорее пренебрежение и один простой вопрос: «Ребята, а что вы судите о Крыме, России, нашем референдуме? Хоть бы один приехал и посмотрел на все своими глазами, черпнул бы информацию из первоисточника — вместо того чтобы на улицах Москвы под украинскими флагами митинговать и ратовать за какие-то демократические ценности… Вы требуете вернуть Крым Украине. А крымчан вы спросили, хотим мы обратно в Украину?» «Забрали Крым, вернули Крым…» — это не кило картошки, хочу взял, хочу — не взял. Это решение людей. И если бы Москва проигнорировала референдум, в Крыму и в Севастополе пролилось бы крови больше, чем в Одессе, Мариуполе и по всему Юго-востоку, вместе взятым. Это факт. Разве волеизлияние двух миллионов человек — не демократия? Сомневаетесь? Не верите, что два миллиона могут голосовать единодушно? Вот и говорим: приезжайте к нам и посмотрите сами, поговорите с людьми, окунитесь в эту атмосферу, когда для Крыма Россия — это глоток воздуха после 23-х лет непонятно чего. Однако для наших либералов какие-то мифические диванные философствования важнее, чем мнение и решение реальных людей.

О политике можно спорить, соглашаться с чем-то или не соглашаться, но тут с крымчанами не поспоришь. Наши либералы в своей «борьбе» за либеральные ценности и демократию напрочь забывают о людях, для которых и во имя которых и должны существовать эти ценности. Им плевать на мнение людей, главное, чтоб «демократические процедуры» соблюдались… А уж если за чью-то свободу надо платить отказом от любимого сыра, то тут уж либералам нет равных в обличительном пафосе… Забавно, когда весь пафос либерализма, толерантности и свободы личности в конечном счете сводится к "цене пожрать". (Признаюсь — последняя фраза не моя. Подхватил где-то на ходу, но уж больно точно характеризует ситуацию.)

Впрочем, мы отвлеклись. Хотя… Я понимаю крымчан и не понимаю Макаревичей-Немцовых-Собчак. Я верю в единодушный порыв двух миллионов человек и не верю в «референдум под дулами автоматов». Потому что я говорил с людьми, слышал их и видел их глаза, а макаревичи — нет.

«ТРЕТЬЯ ОБОРОНА» СЕВАСТОПОЛЯ

Всю эпопею весны 2014 года севастопольцы именуют «Третьей обороной города». Первая была во время Крымской войны, вторая — в Великую Отечественную. Теперь они вновь отстаивали свой город, свое право жить по своим законам и говорить на своем языке. Изначально киевские майданные действа были в Севастополе восприняты с одобрением, энтузиазмом и поддержкой. Власть Януковича тогда достала всех, и если бы киевский майдан вдруг не обрел ярко выраженный русофобский оттенок, а сконцентрировался бы на действительно демократических реформах, то, вполне возможно, могло бы и не быть ни «Русской весны» в Крыму, ни кровавой трагедии на Донбассе. Никогда в Крыму и в Севастополе между русскими и украинцами не было никакого отторжения или конфронтации. Все могли бы жить (и жили ж раньше!) вместе, вместе строить новую жизнь… Но не в Севастополе, не в Крыму, а в Киеве, на том же майдане, прозвучали крики «москаляку на гиляку», «хто не скаче — той москаль» и т. д. Не в Севастополе и не в Крыму начали в первую очередь принимать законы о запрещении русского языка. Не в Севастополе и не в Крыму придурки начали срывать орденские ленты с ветеранов. Крым восстал позже. Он возник как реакция на русофобию, охватившую Киев. В Киеве четыре миллиона жителей. На майдан вышло 20 тысяч. В Севастополе на антимайдан вышло тоже 20 тысяч, но всего жителей в городе — около 340 тысяч. Ни о чем сопоставление не говорит?..

Почему в Севастополе все получилось так четко, быстро и организованно? Не надо вещать севастопольцам о «русской оккупации». Они только смеются в ответ на это. Русские русских «оккупировали»?! Надо знать город, горожан, чтоб понять, что достаточно было только кинуть клич — отклик возник бы моментально. Он назрел и перезрел. В военном городе все организовалось по-военному четко и быстро. Костяк народного ополчения — отставные офицеры, их особо и организовывать не надо, сами все знают. «Вежливые люди» появились уже потом, да впрочем, в самом Севастополе им и делать-то было нечего. Тут все сделали местные, а «вежливые» работали в глубине Крыма, обеспечив нейтралитет частей украинской армии при референдуме. Именно — не загоняли силой голосовать народ, как вещают некоторые оппозиционные товарищи, а обеспечили, чтобы украинские военные и милиция не препятствовали нормальному вольному голосованию. Для крымчан это очевидный и неоспоримый факт, ибо они это видели сами. И когда они слышат, как, например, Макаревич «не признает голосования под дулами автоматов», они только пальцем у виска крутят: «Совсем Макар сбрендил… Прогнулся-таки под изменчивый мир…»

И ЕЩЁ О ЛЮДЯХ СЕВАСТОПОЛЯ

Февраль 2014 года. В Киеве бушует майдан. «Правый сектор» грозит москалям всеми ужасами ада… На улице Воронина в Севастополе можно было наблюдать странное зрелище: около двух или трех сотен стариков и старушек в орденах и медалях пытаются добиться аудиенции у командующего Черноморским флотом России. Они приходили к зданию штаба флота несколько дней подряд. Медленно, с трудом, с одышкой, опираясь на палочки… Им всем уже далеко за восемьдесят… Они требовали, чтобы командующий принял у них некую петицию. Видимо, разведка доложила точно, что это была за петиция, и потому командующий, сколько мог, скрывался от стариков. Однако петицию все же принять пришлось — всем известно, что наши старики прошибают любые стены. Суть петиции простая и четкая: Севастопольская организация ветеранов Великой Отечественной войны требует у командования флота открыть резервные склады и раздать им (ветеранам) оружие для защиты города и его жителей от фашистов «Правого сектора». Как-то этот вопрос удалось замять без обиды для стариков… Однако через несколько дней, когда отряды самообороны построили блокпосты на подступах к городу, на этих блокпостах появились те же старики. Они говорили одно: «Сынки, не гоните нас… Мы будем воду подавать, перевязывать раненых, кормить вас, только не гоните. Мы этот город в 41-м отстаивали и в 44-м освобождали, так как нам сейчас-то в стороне остаться?!» Говорят, в музее Черноморского флота будет открыта экспозиция, посвященная «Русской весне» в Крыму, и там эта петиция стариков-ветеранов будет представлена как один из самых ценных экспонатов.
Автор:
Вадим Нестеров (VadimN)
Ctrl Enter

Заметив ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter

116 комментариев
Информация

Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти