Пасынки люфтваффе: Авиация

Пасынки люфтваффе: Авиация


Сильная фронтовая авиация обеспечила Германии победы в начале Второй мировой и возможность долгого сопротивления после нее. Тяжелые бомбардировщики Третьего рейха остались в тени истории. Сегодня наш рассказ пойдет именно о них

Возможность воссоздания стратегической авиации стала обсуждаться в Германии в 1934 году. Уже тогда проявилась проблема выбора между тактической и стратегической авиацией, не потерявшая своей остроты вплоть до 1944 года. Тяжелый бомбардировщик – дорогая игрушка, эквивалент нескольких фронтовых, а ресурсы воюющей страны всегда ограничены. Наиболее активным лоббистом «стратегов» был начальник штаба люфтваффе генерал-лейтенант Вальтер Вефер, считавший, что Рейху в любом случае нужен самолет, способный дотянуться до промышленных центров неприятеля. Оппонентов у генерала было много, включая самого Геринга. Hо будущий рейхсмаршал еще не был всесилен, а его подчиненный имел репутацию одного из лучших учеников Людендорфа и поддержку военного министра фон Бломберга, еще далекого от опалы. Вефер победил, но результаты его победы оказались неожиданными.


Не долетевшие до Урала

Летом 1935 года фирмы «Дорнье» и«Юнкерс» получили заказ на тяжелый четырехмоторный бомбардировщик. Прототип Dornier, Do 19, впервые взлетел 28 октября 1936 года. Почти квадратное сечение фюзеляжа выдавало вмашине наследника «летающих лодок»,
прославивших фирму в 1920-х. Самолет был цельнометаллическим, с убираемым шасси, двухлонжеронное крыло обшивалось стальным листом. Бомбоотсек вмещал до 16 бомб по 100кг или 30 по 50. Два первых прототипа были безоружными, третий – со штатным вооружением, но с ним-то и возникли проблемы. Техзадание предусматривало по одному пулемету МG-15 в носу и хвосте и две башни на два стрелка каждая, сверху и снизу с 20-мм пушками. С пулеметами все было просто, а пушечные башни почему-то задумывались новаторскими – один стрелок поворачивал башню вправо-влево, другой наводил пушку вверх-вниз. Движения осуществлялись гидроприводом. Конструкция вышла тяжелее, чем думалось, и потребовала усиления фюзеляжа. Потяжелевшему самолету стало не хватать 600-сильных моторов. Проблему решили, поставив двигатели Брамо-Фафнир-323А-1 мощностью 830 л.с.
Ju 89 заметно отличался как внешне, так и конструктивно. Первый полет состоялся в декабре 1936 года. Как иDo 19, третий прототип должен был получить вооружение, причем такое же. Но до мучений с ним дело не дошло.

3 июня 1936 года в авиакатастрофе погиб генерал Вефер. Очень торопясь, он приказал своему пилоту взлететь без предполетного осмотра. Как оказалось, элероны самолета были закреплены на время стоянки. На место Вефера был назначен Альберт Кессельринг – будущий фельдмаршал, один из великих полководцев Второй мировой и, увы, военный преступник. Но, все это будет потом, а в 1936 году «улыбчивый Альберт» безоговорочно ставил на первое место тактическую авиацию. Весной 1937 года программа была закрыта.

Распространено мнение, что бомбардировщики 1936 года предназначались для налетов на промышленные объекты Урала и Поволжья, во многих изданиях они так и называются – «уральские». Версия красива, но ее происхождение неясно: расстояние от восточных границ Германии 1935 года до Урала превышает проектную дальность бомбардировщика примерно вдвое.

Летающая зажигалка

Кессельрингу концепция бомбардировщика виделась иначе. Новый самолет должен был быть универсальнее, дешевле и летать дальше. По первой версии требований дальность составляла 6600км, пусть и всего с одной тонной бомб. Гвоздем программы стала бомбежка с пикирования – для тяжелой машины это экзотика, но опыт применения «Штук» в Испании на время затмил здравый смысл. Впрочем, угол пикирования все же ограничили 60 градусами, против 80 на Ju 87.
Через месяц после закрытия «Урал-бомбера» техзадание на тяжелый бомбардировщик, названный Bomber-A, получила фирма Heinkel. Так началась история одного из самых противоречивых самолетов Второй мировой.

Для улучшения аэродинамики было решено задействовать ноу-хау Хейнкеля тех лет – спаренную установку из двух двигателей DB 601, вращающих один винт через общий редуктор. Получившийся агрегат под названием DB606 уже был опробован на полуэкспериментальном бомбардировщике He 119, позволив ему установить ряд рекордов скорости. Под общим капотом спарка имела такое же сопротивление, как один мотор. Все бы хорошо, но на самолете, предназначенном для серии, пришлось поменять систему охлаждения двигателей, а моторный отсек в погоне за характеристиками был сделан меньше, чем дозволяли правила. Результаты этого решения преследовали машину много лет. Цилиндры неравномерно охлаждались, бензонасосы засорялись, на форсаже моторы заливались бензином и временами загорались, а расположение электропроводки и маслопроводов впритык к выхлопным патрубкам довершало идиллию.

Первый прототип He 177 Greif поднялся ввоздух 19 ноября 1939 года на испытательном полигоне люфтваффе в Рехлине. На 14-й минуте начался перегрев двигателей, и пришлось срочно садиться. Но самое печальное было впереди. На втором прототипе летом 1940 года начали отрабатывать пикирование. 27 июня пикировавший с4000 м самолет при выходе в горизонтальный полет развалился в воздухе. Пилот погиб. Третий прототип разбился в апреле 1941 года, а четвертый не смог выйти из пике в июне.

Предполагалось, что He 177 поступят в части в 1940-м, в крайнем случае – в 1941 году, но время шло, а «Грифон» все мучился детскими болезнями. В августе 1941-го два самолета были переданы в 4-ю группу 40-й бомбардировочной эскадры), базировавшуюся в Бордо-Мериньяк. Пилоты, похвалив летные качества машин, сочли их использование невозможным из-за ненадежности. Все же «зажигалка», как прозвали машину летчики, пошла в серию весной 1942 года – откладывать дальше было уже нельзя.

Эрнст Хейнкель, предвидя долгую возню с моторами, еще в октябре 1940-го предлагал вернуться к классической четырехмоторной схеме, но встретил жесткий отказ Геринга. Вторая попытка переубедить рейхсмаршала год спустя закончилась тем же, после чего конструкторы решили действовать самостоятельно. Так на свет появился проект, который во внутренних документах фирмы назывался He 277, а в переписке с министерством – He 177B. Формальный заказ был получен только в мае 1943 года. Испытания заняли еще год. В конце мая 1944 года прозревший Геринг потребовал строить по две сотни He 277 в месяц – конечно, ничего из этого не вышло. Построены были восемь опытных машин, из них в воздух поднимались две или три.

Вернемся к «Грифону». В 1943 году специальная комиссия насчитала 56 возможных причин неисправностей двигательной установки, которые стали с немецкой методичностью искоренять. Тем временем «зажигалка» начала боевую карьеру с исполнения чужой роли: в конце 1942 года 27 машин были привлечены к снабжению окруженной 6-й армии. Если с перевозкой грузов в котел бомбардировщики справлялись, то обратно приходилось лететь порожняком – раненых в бомбоотсек не положишь, а грузовой кабины на He 177 не было. Под Сталинградом из 27 машин было потеряно 7, причем все – из-за неисправностей.

Начиная с 1943 года He 177 использовались в Атлантике и Средиземном море для атак союзных конвоев.

В первой половине 1944 года «Грифоны» бомбили железнодорожные узлы в тылу советских войск – в Пскове, Великих Луках, Смоленске и еще нескольких городах. Немцы работали с предельных высот и по ночам. Ни одна из сторон не понесла заметного ущерба. Более результативным стало участие He177 в операции Steinbock– ночных бомбардировках Лондона в феврале–марте 1944-го. Интересна тактическая схема– атакующие выходили к точке поворота севернее Лондона и оттуда шли со снижением, заглушив моторы. К моменту сброса бомб высота полета составляла порядка 800–1000м, а скорость– около 560 км/ч, что делало уходящие самолеты трудной целью для ПВО противника. В налетах участвовали более 200 самолетов, из них He 177 – около 40. Потеряно было девять He 177: восемь перехвачены английскими пилотами, один – польским. Потери высокие, но исключительно боевые – винтомоторную группу наконец-то «вылизали».

В сентябре 1944 года выпуск He 177 был остановлен, а уцелевшие самолеты встали на прикол. Рейх испытывал катастрофическую нехватку топлива, его не хватало истребителям и танкам, куда уж тут «Грифону», в баки которого заливалось 9,5 т бензина. Всего было выпущено около 1170 He 177.

Поменявшиеся ролями

Затянувшееся «грифоново детство» помимо прочего привело к тому, что начало войны Германия встретила, не имея самолетов, способных действовать на коммуникациях союзников в Атлантике. Пришлось в спешке выбирать из того, что было. Так рабочей лошадкой немецких летчиков в битве за Атлантику стал Fw 200 Сondor – пассажирский лайнер фирмы «Фокке-Вульф», спроектированный в 1936–1937 годах в расчете на перелеты трансатлантической дальности.

После небольшой доработки и вооружения из мирного лайнера получился относительно приличный дальний бомбардировщик. Относительно – потому что конструкция, не рассчитанная на нагрузки при маневрировании, периодически преподносила сюрпризы, вплоть до перелома фюзеляжа при посадке. Другими результатами «штатского» происхождения были отсутствие бронирования, бензопроводы, идущие по нижней плоскости крыла, и прочие «мелочи», сильно снижавшие живучесть. Тем не менее «Кондоры» прошли всю войну, доставив союзникам немало неприятностей. Начав карьеру бомбардировщика в августе 1940 года, Fw.200 за первые полгода потопили 85 английских судов общим водоизмещением 360000 т – при том, что на всю Атлантику обычно приходилось не больше десятка исправных машин одновременно.

Все же, по мере усиления ПВО конвоев, недостатки «Кондора» проявлялись все сильнее. Командованию люфтваффе требовался хотя бы дальний разведчик, способный работать над океаном, обнаруживая конвои. Тут-то и пригодилось отвергнутое наследие генерала Вефера.

После закрытия программы 1936 года руководство «Юнкерса» согласовало с министерством авиации переделку Ju 89 в транспортный самолет. Сменив профессию, машина получила переделанный фюзеляж и новое обозначение– Ju 90. Публике новинка была продемонстрирована летом 1938 года. С началом войны Ju 90 встали в строй. В 1940–1941 годах машина получила более мощные моторы, усиленное крыло и вооружение. Самолет, теперь называвшийся Ju 290, предполагалось использовать и как транспортный, и как дальний разведчик. Серийное производство началось в октябре 1942-го, но уже с апреля следующего года выпуск транспортной версии практически прекратился.

Цель – Нью-Йорк!

К началу 1941 года заинтересованность США в исходе европейского конфликта стала очевидной, а вероятность вступления в войну – высокой. Министерство авиации предложило немецким фирмам изучить возможность создания сверхдальнего бомбардировщика, способного доставить бомбы через Атлантику. Mассового производства «американских» бомберов не предполагалось – речь шла о серии из нескольких десятков машин.

Свои проекты представили компании «Юнкерc», «Мессершмитт», «Блом и Фосс», «Фокке-Вульф». Заказчик отобрал четыре проекта: Ju 290, Me 264, BV 250, Fw 400.

BV 250 был переделкой сверхтяжелой летающей лодки BV 238, разрабатывавшейся с ноября 1940 года. У амфибии был снят редан, на его месте оборудовали бомбоотсек. Сначала планировалась установка четырех двигателей Jumo 223 мощностью по 2500 л.с., но к июлю 1941-го стало ясно, что эти моторы не появятся в серии в разумные сроки. Машину переделали под шесть двигателей DB 603D мощностью по 1900 л.с. Компания получила заказ на четыре прототипа, которые собирались параллельно с «исходными» летающими лодками BV 238. Но дело шло неспешно, и к закрытию программы в 1944 году ни одна машина закончена не была. Еще хуже сложилась судьба Fw 400: шестимоторный самолет, рассчитанный на доставку 10 т бомб на расстояние 8000 км, не продвинулся дальше продувки модели в аэродинамической трубе.

Проект Me 264 Вилли Мессершмитта был, вероятно, самым интересным с технической точки зрения, во всяком случае первоначально. Донести до Америки предполагалось лишь 1,8 т бомб, но на высоте, недоступной для вражеской ПВО. Обеспечить это должны были «вылизанные» аэро-динамические формы и крыло большого удлинения. Оборонительного вооружения не было. Самолет был задуман четырехмоторным. Первый прототип отправился в полет в декабре 1942 года. Америка уже вступила в войну, а немецкое министерство авиации уточнило требования к ТТХ. Стрелковое вооружение и броня стали обязательными, самолет пришлось перерабатывать в шестимоторный. К тому же министерство все более склонялось в сторону проекта «Юнкерса», в силу его совместимости с серийно выпускавшимся Ju 290. Мессершмитту было предложено переделать бомбардировщик в дальний морской разведчик, но второй построенный прототип погиб под английскими бомбами еще до начала испытаний, а работа над третьим затянулась и была прекращена вместе со всей программой.

Проект «Юнкерса» был развитием предшествующей модели – Ju 290. В крыло и фюзеляж машины были вставлены дополнительные секции. Количество моторов увеличилось с четырех до шести, а шасси получило еще две основные стойки. Планировались три версии: транспортная, дальний разведчик и бомбардировщик. Соответственно строились прототипы: по одному каждой модификации. Транспорт и разведчик впервые оторвались от земли в октябре 1943 года. Бомбардировщик Ju 390V-3 должен был нести 2 т бомб на расстояние около 9200 км, при меньшей дальности нагрузка могла быть почти вчетверо больше, но работы над этим экземпляром так и не были завершены.

Ju 390V-2 (разведчик) в январе 1944 года поступил в разведывательную авиагруппу FAGr5, дислоцированную в окрестностях Бордо. Распространена версия, по которой юнкерс в том же месяце совершил трансатлантический перелет и вернулся назад, достигнув точки в 20 км от побережья США. В русскоязычной литературе последних лет эта версия заявляется как несомненный факт, в других странах к ней относятся прохладнее. История вопроса восходит к английскому журналисту и историку авиации Уильяму Грину, который сообщил о полете к США в 1955 году, ссылаясь на показания двух немецких военнопленных. Впоследствии это сообщение долго было предметом бурной полемики среди историков, большая часть которых отнеслась к известию Грина скептически. По ТТХ такой полет был возможен, но представить себе его выполнение на опытной машине, впервые взлетевшей за три месяца до этого, довольно сложно. К тому же за минувшие годы не нашлось ни документов, ни свидетельств, подтверждающих версию Грина.
Автор: Сергей Сысоев
Первоисточник: http://www.popmech.ru/article/9280-pasyinki-lyuftvaffe/


Мнение редакции "Военного обозрения" может не совпадать с точкой зрения авторов публикаций

CtrlEnter
Если вы заметили ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter
Читайте также
Комментарии 0

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Картина дня