Бельгийские народы найдут Януковича и объединятся под знаменем мировой демократии

Бельгию лихорадит от сепаратизма. Фландрия устала «кормить Валлонию». К тому же «половинки» страны разделяют языки, культура, история. Но главное всё же — экономика. Около шестидесяти процентов ВВП страны даёт Фландрия, а Валлония считается слабой частью королевства. У бельгийцев в ходу мрачная шутка насчёт слабо скрепляющих граждан уз: страну объединяет король, Брюссель и шоколад. Или вариант номер два: король, футбольная команда и пиво. Впрочем, теперь их, видимо, объединяет ещё и стремление бельгийских политиков разыскать Януковича и отнять у него деньги.

Население Фландрии — 6,2 млн. человек. Всего в Бельгии живёт 11 миллионов человек. ВВП Фландрии — около 200 млрд. евро. В среднем регион ежегодно перечисляет бельгийской казне на 16 млрд. евро больше, чем Валлония.


Во Фландрии люди говорят на нидерландском языке, а в Валлонии — по-французски. Однако Фландрия + Валлония = Бельгия. Можно провести параллель с сепаратизмом в испанской Каталонии — там тоже каталанский язык, другая культура, своя история, там нелюбовь к бою быков и тоже богатая промышленность, которой приходится «кормить Мадрид».

Но есть и различия.

Фландрия «кормит» Валлонию лишь полвека. Ранее было с точностью до наоборот, то есть Валлония кормила Фландрию. В XIX веке Фландрия оказалась на обочине промышленного развития, оставшись сельскохозяйственным регионом, а в Валлонии семимильными шагами шла индустриальная революция. Тому способствовали недра: здесь добывали уголь. Железные дороги стали тоже строить здесь, поскольку развилось сталелитейное производство.

Всё переменилось в 1960-х годах, когда фламандцы совершили своего рода «сталинский» индустриальный рывок. Валлония вдруг с удивлением обнаружила, что плетётся в хвосте. Сегодня едва ли не каждый фламандец с гордостью говорит об этом, добавляя, что настало время прекратить «кормить Валлонию».

Пока Валлония добывала уголь и плавила сталь, фламандцы затеяли построить заводы по сборке автомобилей и переработке нефти. А ещё у них были порты (к примеру, морской порт в Антверпене входит в двадцатку крупнейших портов мира, а в Европе он второй по величине после порта Роттердама). Валлонцы и не заметили, как фламандцы опоясали свою вотчину сетью автомобильных дорог. Стали быстро развиваться высокотехнологичные отрасли. Вместо «огорода» возник промышленный регион с мощной транспортной системой. К нему моментально подтянулись господа инвесторы с их капиталами. В мировой экономике Фландрия получила репутацию «перспективного» региона.

Кризис 2008 г. мало затронул Фландрию. Если Валлонию замучила хроническая безработица, то во Фландрии таковая втрое меньше: соответственно 15% и 5%.

В XXI веке во Фландрии стали весьма популярны праворадикальные националистические движения. Это партии, которые видят своими задачами проведение в жизнь интересов фламандцев, пресечение иммиграции (в Валлонии — множество африканцев, говорящих по-французски) и наконец раскол Бельгии как минимум на конфедерацию, а как максимум — на два государства. Националисты считают, что валлонцы буквально сосут деньги из Фландрии, особенно после финансового кризиса 2008 года. Как раз после кризиса сепаратизм в стране и вышел на новый виток.

На последних парламентских выборах (2014 г.) победу одержали националисты из партии «Новый фламандский альянс». Председателем её является Барт де Вевер (Bart Albert Liliane De Wever).

Это он в кризисном 2008 году сравнил франкоязычных обитателей Фландрии с иммигрантами из Турции и арабских стран. По его словам, «во Фландрии нет меньшинств, но есть лишь иммигранты». Дедушка этого человека, как сообщает Википедия, «был секретарем партии «Фламандская национальная лига», праворадикальной партии межвоенного периода, единственной партии, признанной нацистскими оккупантами».

Де Вевер — постоянный участник популярнейшей во Фландрии телеигры «Slimste mens ter wereld» («Самый умный человек в мире») на фламандском канале VRT. Участвуя в передачах, он обыкновенно доходит до финала. Выступления политика, разумеется, способствуют росту его популярности.

Мы недаром указали на фламандский телеканал. Телевидение в Бельгии фактически разделено надвое. Да и не только телевидение. Радио, газеты, партии, образование — или валлонские, или фламандские. В армии есть валлонские и фламандские подразделения. Мало того, военнослужащим приходится учить два языка. Сержанты и офицеры, пишет обозреватель «Ленты.ру» Алексей Куприянов, обязаны иметь как минимум базовое знание французского и нидерландского, а офицеры в звании от майора и выше должны свободно говорить на обоих языках.

В случае раскола страны Валлония вряд ли сможет продолжить существование в качестве полноценного государства. Об этом сказал «Голосу России» доцент кафедры европейской интеграции МГИМО Александр Тэвдой-Бурмули:


«Сама Фландрия не планирует присоединяться ни к какой другой стране, если она отделится. Но непонятно, что будет с Валлонией, которая никогда не была самодостаточным образованием. Если во Фландрии есть национализм, то в Валлонии практически нет. И поэтому можно предположить, что если Бельгия развалится, Валлония притянется к какой-нибудь стране, в первую очередь здесь можно говорить о Франции».


Алексей Куприянов напоминает, что франкофоны, готовые прихватить с собой Брюссель, тяготеют к Франции. Валлония могла бы стать французской автономией. Между прочим, лидер «Национального фронта» Марин Ле Пен заявила, что её партия будет приветствовать присоединение валлонских братьев.

На самом деле о «французской автономии» или «самостоятельной Фландрии» говорить пока рано. Дело в том, что фламандцы так и не определились с тем, какую государственную форму им избрать. Отделиться от Бельгии и стать независимой страной? Или проголосовать за конфедерацию (за неё выступает партия де Вевера)? Сохранить всё как есть, дабы не погрузиться в политический хаос? Или поискать четвёртый путь? Фламандцы хотели провести референдум в мае этого года, но так и не провели.

Пока фламандцы думают, валлонцы кушают за их счёт, сержанты и офицеры прилежно учат второй язык, де Вевер демонстрирует остроумие по ТВ, правительство Бельгии, кажется, решило, что пришло время бельгийскому обществу консолидироваться на основе идеи мировой демократии.

На днях из Брюсселя поступило сообщение, из которого стало ясно, что Бельгия поможет Генеральной прокуратуре Украины в деле розыска одного бывшего высокопоставленного лица, а именно — В. Януковича. Заодно Брюссель поможет Киеву вернуть награбленное лицом добро (на дипломатическом языке — похищенные средства). Короче говоря, Бельгия окажет киевским прокурорам помощь в деле Януковича.

«Федеральная прокуратура Королевства Бельгия выразила готовность оказать международную помощь по обращениям украинской стороны по вопросам выявления, ареста и возврата на Украину активов», — цитирует «Росбалт» сообщение пресс-службы украинской прокуратуры.

Да, не иначе, Бельгия влезла в «дело Януковича» ради объединения общества, которое того и гляди распадётся не только на две титульные нации, но и на две страны. А то и три — те, кто в Бельгии говорит по-немецки, побредут в свою сторону…

Обозревал и комментировал Олег Чувакин
— специально для topwar.ru
Ctrl Enter

Заметили ошЫбку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

9 комментариев
Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти