Марсельское убийство

Марсельское убийство


80 лет назад в Марселе прозвучали выстрелы, оборвавшие жизни югославского короля Александра и министра иностранных дел Франции Луи Барту. Он был одним из первых западных политиков, осознавшим опасность фашизма. Одним из первых, кто начал предпринимать конкретные меры, пытался создавать систему коллективной безопасности.

А картина-то и впрямь выглядела тревожной. В Азии уже шла война. В 1931 г. Япония вторглась в Китай. Захватывала область за областью. Причем реакция мирового сообщества оказалась нулевой. Ни одна великая держава не разорвала с Японией ни дипломатических, ни деловых отношений. Америка широко поставляла ей стратегические товары, а главное, нефть. У японцев нефтяных месторождений не имелось. Без американских поставок остановились бы двигатели их кораблей, военные автомобили, танки, самолеты. Разбитый Чан Кайши вынужден был в 1933 г. подписать перемирие, согласился с утратой северных провинций своей страны.


Но и в Европе периоду стабильности пришел конец. В Германии победил нацизм. Маршировали торжественные «факельцуги», оппозицию бесцеремонно распихивали по концлагерям. Гитлер подспудно разворачивал милитаризацию промышленности и государства. Италия давно уже была фашистским государством, Муссолини выдвигал лозунги возрождения Римской империи. В Португалии в ходе борьбы с кризисом выдвинулся талантливый министр финансов Салазар. Он предпринимал успешные меры, чтобы противостоять бедствию, запросил для себя большие полномочия и получил их. Был назначен премьер-министром, в 1933 г. ввел новые законы, напрочь отменившие парламентскую демократию, начал строить «корпоративное» государство. Разогнал все партии, подавлял недовольных.

Балканы выглядели настоящей пороховой бочкой. В Болгарии произошел правый переворот. Румыния тонула в полном беспределе, ее грабили и свои спекулянты, и иностранные. Борьбу с этим развернул «Легион Архангела Михаила» Корнелиу Кодряну. Но эта организация увлеклась политическим терроризмом. За 10 лет прикончила 11 политических деятелей и видных чиновников, но и полиция не стеснялась в средствах. Захваченных легионеров попросту убивала, уничтожила более 500 соратников Кодряну.

Югославию раздирали межнациональные проблемы. Хорваты не смирились с включением в сербское королевство, у них возникла фашистская организация усташей. Распространяла ненависть к сербам, организовывала убийства. Террористические структуры действовали и в Македонии. С македонцами наводила тайные мосты Болгария, усташей подпитывала Венгрия – не так уж давно хорваты были венгерскими подданными, вместе воевали против сербов. Подключилась Италия, организовала для усташей тренировочные лагеря. Муссолини надеялся реализовать через них собственные интересы на Балканах. Фашистские организации создавались и в Чехии, Словакии, Австрии, скандинавских странах.

На грани фашистского переворота очутилась и Франция. По этой стране очень больно ударил мировой кризис. Достаточно сказать, что оправиться от него Франция не смогла до самой войны, ее производство на четверть не дотянуло до показателей, достигнутых накануне кризиса. В народе росло недовольство, укреплялись позиции коммунистов. Возникали и организации антикоммунистические. Под эгидой известного парфюмера Коти лейтенант д`Артой создал ассоциацию бывших фронтовиков «Огненные кресты». С 1932 г. ее возглавил энергичный полковник Франсуа де ля Рок, в войну он прославился в боях, и его отмечали как самого молодого командира батальона во французских войсках. Де ля Рок начал преобразовывать союз фронтовиков в массовое движение наподобие фашистского. Выдвигал лозунги о необходимости укрепить и перестроить государство на принципах «корпоративизма», формировал военизированные отряды.

Численность «Огненных крестов» достигла 300 тыс. человек. Но сказывались некоторые отличия от Германии. Аристократической натуре де ля Рока претило делать ставку на люмпенов. А среди рабочих попытки обрести опору оказывались неудачными. Рок пробовал копировать методы гитлеровской партии, например, устраивал бесплатные обеды для безработных. Однако французские пролетарии были куда более легкомысленными, чем их немецкие собратья, и куда более циничными. Скушав бесплатный обед, начинали насвистывать «Марсельезу» или «Интернационал». Или выкрикивали: «Де ля Рока повесить!»
Но растущее влияние левых беспокоило предпринимателей, военных. Волновало и многих рядовых граждан. Стали появляться новые организации фашистского типа. Тот же самый парфюмерный фабрикант Коти финансирующий «Огненные кресты», создал собственную партию «Французская Солидарность». Была ассоциация «Фасции» Жоржем Валуа, копировавшая итальянских фашистов. С Валуа разругался его товарищ, второй руководитель этого движения, Марсель Бюкар. Отделился от «Фасций» и возглавил отдельное движение, «Франсизм». Атрибуты итальянских фашистов были сохранены, но их пытались наполнить новым содержанием, сконцентрировать именно на французском национализме и патриотизме. Численность «франсистов» составила около 10 тыс. К фашизму склонялись видные французские литераторы Бразильяк, Селин, Дрие ла Рошель.

Между тем, выхода из кризиса не просматривалось. Во Франции он усугубился самой политической системой. Она была довольно запутанной. За каждой партией стояли те или иные сильные организации – профсоюзы, союзы предпринимателей, крестьян, налогоплательщиков. Кризис неоднозначно сказывался на их интересах. Партии дергались туда-сюда. Коалиции создавались и разваливались. Соответственно, рушились правительства. За полтора года сменилось шесть кабинетов министров.

Еще одной особенностью Франции оставалась повальная коррупция – продажными были и либеральные, и социалистические правительства, и депутаты парламента. Кризис такие явления усугубил. Всевозможные правительственные программы, направленные на преодоление пагубных явлений, помощь бедным, поддержку мелких и средних предпринимателей, становились жирнейшими кормушками для жулья. Страну сотрясали скандалы. Вскрылась неприглядная история газетчика Ханау Марта, который использовал связи в правительстве и организовывал аферы через свои издания. Было разоблачено мошенническое банкротство банкира Аустрика – и опять он оказался повязан с правительством, скандал привел к падению кабинета Тардье.

Но все эти встряски переплюнуло дело Сержа Александра Ставиского. Он был выходцем с Украины, а во Франции развернулся в качестве грандиозного афериста. Его 19 раз задерживала полиция за финансовые злоупотребления, мошенничества, торговлю наркотиками, драгоценностями. Но он каждый раз выходил сухим из воды! Секрет Ставиского был прост – жулик содержал на взятках министров, членов администрации президента, крупных чиновников. Писатель Илья Эренбург, лично знавший Ставиского, отмечал, что «он раздавал чеки небрежно, как розы». Когда его очередной раз прижимали, защищать его вызывались самые видные адвокаты, одновременно занимавшие места депутатов парламента.

Самой крупной его аферой стал банк «Муниципальный кредит», открытый в городе Байонне. Объявлялось, что начальный капитал составили ценности, вывезенные из Испании, что было ложью. Тем не менее, банк в короткие сроки стал одним из ведущих во Франции. Получал от правительства сверхвыгодные контракты на финансирование социальных программ, жилищного строительства. Под эти заказы Ставиский выпускал векселя и акции – но не на те суммы, которые фигурировали в контрактах, а в несколько раз больше. «Ценные» бумаги оказывались фальшивыми, а высокопоставленные чиновники помогали реализовать их, получая определенные процент.

Французов надули на колоссальную сумму в 650 млн франков. Полиция обнаружила мошенничества, Ставиский давно был у нее на примете. Но в судебных и правоохранительных органах у него имелись мощные покровители, спускали следствие на тормозах. Супрефект полиции Антельм все-таки не послушался намеков и предостережений, которые ему высказывали. В декабре 1933 г. арестовал одного из директоров банка «Муниципальный кредит» Гюстава Тиссье – первое доказанное мошенничество всплыло на 25 млн. Ставиский даже теперь надеялся ускользнуть. Он уже перевел украденные колоссальные суммы в швейцарские банки и сам выехал на лыжный курорт Шамони, на границе со Швейцарией.

Но машина начала раскручиваться, а задеть она могла слишком могущественных персон. 8 января 1934 г. полиция якобы хотела арестовать Ставиского на курорте и нашла его умирающим от выстрела в упор. Оповестили – покончил с собой при попытке ареста. Впоследствии было установлено, что его убил сам полицейский агент вместо ареста. А через несколько дней нашли еще один обезглавленный труп. Опознали Альберта Пранса, начальника финансового отдела парижской прокуратуры, занимавшегося делом Ставиского. Слишком много успел узнать. Тут уж забурлили в народе. Скандал получался слишком грязным, даже для Франции. Кабинет министров во главе с Шотаном поспешил удрать в отставку, но дальнейшее расследование дела Ставиского продолжали интенсивно затирать.

Уволили супрефекта полиции Антельма, начавшего это дело. Но Антельм был связан с фашистскими организациями, ему симпатизировали. 6 февраля 1934 г. «Огненные кресты» вывели своих сторонников в Париже на демонстрации протеста. К ним примкнули франсисты. Примыкало и множество простых парижан, возмущенных такими безобразиями. Шествия запрудили улицы. Под лозунгами «Долой воров!» массы людей хлынули на Елисейские поля и площадь Свободы, к зданиям правительства и парламента.

Переполошившееся правительство социалиста Даладье и городские власти выпустили на толпы конную полицию. Она применила оружие. Но и манифестанты остервенились. Привязывали ножи к палкам. Самодельными пиками пыряли лошадей, силились подрезать им жилы. Беспорядки вылились в кровавые свалки, 15 человек погибло, 2 тысячи было ранено и искалечено. Разгоралась настоящая революция и имела все шансы победить. Но подобный сценарий ничуть не устраивал сложившуюся политическую элиту Франции. Посредниками выступила группа правых и либеральных политиков во главе с высокопоставленным масоном Гастоном Думергом – при Даладье они изображали оппозицию, вроде бы и для манифестантов выступали «своими».

Эти политики вступили в переговоры с руководителями фашистов. Де ля Рока убедили, что погрома допускать нельзя, надо брать процесс под контроль. Но он и сам был противником революций! Убеждал, что «Огненные кресты» и их военизированные структуры создаются для наведения порядка, а вовсе не для погромов! Ну а некоторых фашистских вожаков при переговорах просто подкупили. Если верхние политические эшелоны продажные, почему бы и нижним не отстегнуть некоторую долю? Дальнейшие события разыгрались именно так, как было выгодно Думергу и его группировке. Волнения продолжались еще три дня. Фашисты и примкнувшие к ним граждане окружали парламент, бузили, но на штурм не лезли. Даладье ушел в отставку, новое правительство возглавил Думерг.

Не успела остыть накаленная атмосфера во Франции, как полыхнул путч в Австрии. Совсем недавно она была союзницей Германии. Совсем недавно являлась центром центр обширной империи, а сейчас осталась скромненькой маленькой республикой. После поражения в Первой мировой войне и расчленения здесь прошел плебисцит, и большинство австрийцев высказались за «аншлюс», соединение с Германией. Однако победители не позволили. Оба государства, проигравших войну, были населены немцами, в обоих были сходные проблемы. Нацисты не преминули этим воспользоваться, в Австрии появилась своя нацистская партия, свои структуры СА и СС. Вроде бы, австрийские, но они подчинялись германскому руководству.

25 июля 1934 г. венские эсэсовцы напали на резиденцию канцлера Австрии Дольфуса, подавили и разоружили охрану. Сам канцлер в перестрелке был смертельно ранен. Мятежники объявили об «аншлюсе» с Германией, требовали от Дольфуса подписать соответствующие указы, но он не сделал этого, умер. Не поддались на призывы эсэсовцев и полиция, армейские части. Резиденцию канцлера окружили, очаг мятежа блокировали. Незамедлительно вмешалась и другая соседка Австрии, Италия.

Муссолини в это время свысока смотрел на Гитлера. Он-то был уже признанным диктатором, а германского фюрера считал выскочкой и плагиатором, копирующим итальянские методы. Дуче видел себя не только гарантом нейтралитета, но и покровителем Австрии. Он двинул к австрийской границе 5 дивизий, и этого оказалось достаточно. Германия не посмела даже пальцем пошевелить в поддержку заговорщиков. Им осталось только сдаться. Правда, подоплека путча была слишком прозрачной. Неужели горстка членов СС замыслила бы переворот без санкции германских предводителей? Но Гитлер и его правительство открестились от австрийских последователей – дескать, знать их не знаем, это внутреннее дело Австрии. Виновные подтвердили – действовали сами по себе. А международные политические и общественные круги сделали вид, будто поверили. Взбунтовалась группа горячих голов, их подавили, ну и что?

Но во Франции в правительстве Думерга, которое пришло к власти после фашистских беспорядков, нашелся трезвый и мудрый деятель, министр иностранных дел Луи Барту. Он сумел понять грозную истину: Европа на грани катастрофы. Барту справедливо оценил главный источник угрозы – германский нацизм. Возможно, отдавал отчет и в том, какие силы «мировой закулисы» стояли за Гитлером. Он начал принимать меры противодействия. СССР еще с прошлого года предлагал заключить союзный договор, но французы спускали эти инициативы на тормозах. Барту сдвинул дело с мертвой точки, началась конкретная подготовка договора.

Он активизировал и «Малую Антанту» с поляками, чехами, румынами. К договору с СССР подтянул Чехословакию – чтобы привязать русских в единую коалицию с другими союзниками Франции. А в дополнение к этому Барту замышлял «Средиземноморскую Антанту». Заключить союз с Италией и Югославией, сгладить противоречия между ними. Вмешательство Муссолини в австрийский бунт уже показало, насколько это эффективно. Нет, Барту не был другом русских. Он был поборником «старой» Европы, «старого» мирового порядка. В той системе, которую он начал конструировать, Франция заметно возвышалась, становилась лидером могущественного военно-политического блока. Укреплялся мир, а контролировала и обеспечивала его Франция.

В рамках создания такого блока был запланирован визит во Францию югославского короля Александра Карагеоргиевича. Он на миноносце прибыл в Марсель. 9 октября 1934 г. Барту встретил его. Сели в машину. Должны были возложить цветы к памятнику французским солдатам, погибшим на Балканах. Но дальнейшие события очень уж напоминало трагедию в Сараево в 1914 г., выстрелы в эрцгерцога Франца Фердинанда. Кстати, югославский король был причастен к ним. Масоны-офицеры из организации «Черная рука», организовавшие убийство австрийского наследника, произвели переворот и в Белграде. Накануне грозных событий они заставили отречься старого короля Петра, передали власть его сыну Александру. Молодому, горячему. Такой легче ринется в войну за «Великую Сербию». Существуют предположения, что Александра информировали о подготовке убийства, тайно представили ему исполнителей. Но подоплеку провокации он в любом случае знал, и следы затирал именно он. В 1917 г. арестовал все руководство «Черной руки», по фальшивому обвинению 16 офицеров осудили на смерть и расстреляли.

Сейчас громыхнуло как бы эхо из прошлого. Французская полиция славилась как лучшая в мире, но охрану почему-то организовала из рук вон плохо. По улицам расставили цепочку полицейских, спиной к толпам зевак. Машину выделили открытую, не бронированную. Вместо эскорта мотоциклистов ее сопровождали двое конных, скакавших за машиной. А личную охрану короля французы вообще не допустили исполнять свои обязанности. Указали, что без них справятся. Машина ползла со скоростью 4 км в час, из толпы зевак выскочил человек. Конный полицейский пробовал преградить ему путь, но лошадь взвилась на дыбы. Человек вскочил на подножку автомобиля и принялся стрелять в упор, в короля. Конный с запозданием подскакал, стал рубить его саблей. Тот палил уже во все стороны, полиция тоже открыла беспорядочную стрельбу.

Александра убили на месте, Барту ранили в руку. Погибло четверо случайных прохожих. Раненый убийца вскоре скончался. Это оказался известный македонский террорист Величко Георгиев, он же Владо Черноземский, он же «Владо-шофер». Умер и Барту. Мир замер в напряжении. Сходство с убийством в Сараево было настолько потрясающим, что невольно ожидали – сейчас что-нибудь произойдет! Как тогда – прозвучал ультиматум, и обвал, катастрофа… Нет, не было ультиматумов. Кто их стал бы предъявлять? Неужели югославы?

Зато многое не произошло. Альянс, конструируемый Барту, развалился. В Югославии и газеты, и парламентские партии дружно расшумелись, почему так плохо охраняли их короля? Раздували обиды на Францию. Убийство почему-то сразу приписали хорватским усташам – и Югославия покатила бочки на Италию, Венгрию за их игры с усташами. Италия, в свою очередь, оскорбилась надуманными обвинениями. При этом и подготовка союзного договора между Францией и СССР скомкалась. Долгое время строились разные гипотезы, кто же стоял за организацией теракта. Ведь македонские террористы и в самом деле брали начало от той же «Черной руки»! Подобно своим предшественникам, их руководители были масонами. А в 1930-х они были связаны и с революционерами, и с правительствами Болгарии, Венгрии. Только гораздо позже, в 1950-х, открылись документы, что за «Владо-шофером» стояли германские спецслужбы.

Впрочем, немало загадок остается до сих пор. Последующие экспертизы выявили, что Барту поразила пуля вовсе не террориста. Она отличалась по калибру – 8 мм. Такими пулями стреляли пистолеты полицейских. Но смертельной для Барту стала даже не рана, а перевязка. Кто-то перетянул руку не выше, а ниже раны! Не остановил кровотечение, а усилил его. Министр умер от потери крови. Случайно ли? Что ж, его политика обеспечения мира и усиления Франции не нравилась очень многим. Не только в Германии. Теперь его проекты развеялись, как дым. Место Барту во французском правительстве занял Пьер Лаваль. Тот самый, который впоследствии сдаст страну Гитлеру.
Автор: Валерий Шамбаров
Первоисточник: http://zavtra.ru/content/view/marselskoe-ubijstvo/


Мнение редакции "Военного обозрения" может не совпадать с точкой зрения авторов публикаций

CtrlEnter
Если вы заметили ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter
Читайте также
Комментарии 7
  1. woland05 26 октября 2014 07:59
    Хорошая статья, спасибо
  2. parusnik 26 октября 2014 09:15
    Складывается впечатление,что за убийством эрцгерцога в 1914,Барту и короля Александра в 1934, стояли одни и те же силы...Короля Александра убрали, как последнего,знающего тех ,кто реально стоял за выстрелами в Сараево..Сами подумайте..убили Барту..пришёл Пьер Лаваль,союз бы не состоялся..смысла в убийстве Александра не было..но тем не менее...А то ,что Александр знал истинных организаторов ПМВ,говорит тот факт, что Сербия,единственная страна,которая получила крупные территориальные приобретения..став Югославией...Не ради этого же затевалась ПМВ..
  3. Prager 26 октября 2014 10:22
    интересная статья, многоновых фактов для себя узнал. плюсую.
  4. багатур 26 октября 2014 10:38
    Король Алесандр І убили - ВМРО(Внутренная революционная организация)
    македонских болгар и хорватская УСТАША!После ПМВ в окупирана Македония серби установили режим терор над болгар! Обявили что они "прави (настоящие)серби", учители и свещеники избивали, интелигенция не сотрудничила-изгнали или убили! 1919-1941 из 700 000 болгар-более 20 000 убили, 150 000 прошли тюрма и концлагери. Сам Александр подал пример-он избил 2 летная болгарская девочка в Скопие когда на вопрос: "Па ща си ти?(Какая тьй?) усльйхал-болгарка!). Его ненавидели все - болгар, хорват, албанци и маджари...Серби вели политика государствений терор над несербские народи Югославия и она бесславно развалилас в 1941!
  5. Dubrovsky 26 октября 2014 11:54
    Интересно было бы почитать через 80 лет, что о нынешних событиях напишут.
    Dubrovsky
  6. Алекс 26 октября 2014 12:09
    Спасибо автору, ёмко и содержательно. Об убийстве Барту и Александра как-то не очень много говорят, а ведь по сути переломный момент истории: подготовь он "Малую" и "Средиземноморскую Антанту" с участием СССР... Хоть история и не знает сослагательного наклонения, но анализ такого развития ситуации обещает быть довольно любопытным.

    Заслуженный "+"!
  7. pinecone 26 октября 2014 13:24
    Но все эти встряски переплюнуло дело Сержа Александра Ставиского. Он был выходцем с Украины, а во Франции развернулся в качестве грандиозного афериста. Его 19 раз задерживала полиция за финансовые злоупотребления, мошенничества, торговлю наркотиками, драгоценностями. Но он каждый раз выходил сухим из воды! Секрет Ставиского был прост – жулик содержал на взятках министров, членов администрации президента, крупных чиновников. Писатель Илья Эренбург, лично знавший Ставиского, отмечал, что "он раздавал чеки небрежно, как розы".

    Интересно, что же всё таки связывало Илью Гиршевича Эренбурга с жуликом Стависким помимо того, что он тоже был "выходцем с Украины".
    pinecone

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гость, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Картина дня