О появлении "украинского языка"

Один из аргументов у сторонников существования самостоятельного народа «украинцев» - это возникновение малороссийской «мовы» (укр. «язык, речь», с праславян. «гомон», старослав. «шум, сетование»), что якобы даёт железную уверенность о появлении «украинцев» в землях Южной Руси. Рубеж появления относится примерно к XIV-XV векам.

Но если рассматривать вопрос без «очков» советской исторической школы (да и «украинской историографии»), можно понять, что этот аргумент ошибочен. Так, в СССР историки разрабатывали свои концепции в условиях жестко контролируемой официальной схемы истории Руси-России-СССР. Согласно ей, территорию т. н. Киевской Руси (название условное, данное по столице, сами жители этой державы свою страну так не называли – они её называли «Русь», «Русская земля») населяли не русские-русы, а некие «восточные славяне», из коих и выводили «три братских народа» - русский, украинский и белорусский.


Причём эту абсолютно ложную историческую схему подкрепили и политическими действиями. В паспортах зафиксировали национальность «украинец», создали отдельную «украинскую» ССР, закрепили за диалектной разновидностью единого русского языка официальный статус не только на территориях Малой России, но и в Новороссии, Крыму, Донбассе, Черниговщине, т. н. Слободской Украине, в тех областях, где мова не имела широкого распространения. Таким образом, у русских отняли Древнерусское государство, передав его мифическому народу «восточных славян», хотя в исторических источниках видно, что они себя называли «русы», «русский род», своих князей – «русскими князьями», свою землю – «Русской землей». Да и в византийских источниках есть их самоназвание – «росы», греческий вариант «русов». Таким образом, «профессиональные революционеры» заложили под знание русской государственности страшную «мину» - на государственном уровне был утверждён официальный статус УССР, «украинского языка», народа «украинцев», одним махом из Русского народа вырезали огромную его часть. Причём самостийники получили не только эти «подарки», они ещё получили огромные области, которые произвольно включили в «украинскую республику».

В принципе, действия политической верхушки Советской России понятны, значительная их часть (вроде Троцкого и Свердлова) была ставленниками «мирового закулисья» и отрабатывала схемы разрушения, расчленения Русского народа. Кроме того, «профессиональные революционеры» хотели строить «новый мир» фактически с нуля. Для этого было необходимо лишить русских исторической памяти и духовной связи со старой Россией. «Нового советского человека» было легче строить с «чистого листа», поэтому проклятое «царское прошлое» уничтожали старательно, переписывая историю в угоду своим политическим взглядам.

Выбросив русских из Древнерусского государства и Малороссии, идеологи марксизма-троцкизма-ленинизма оказали украинской самостийной интеллигенции огромную услугу, вдохнули в их мечтания новую жизнь.

Хотя если изучить историю Руси средних веков, то видно: не будь западные, южные русские земли оккупированы литовцами, поляками, венграми не было бы «украинского народа» и «украинского языка». Это отметил и исследователь А. Железный: «Не будь польского господства, не было бы сейчас никакого украинского языка». Этот вывод можно сделать по тому факту, что главное отличие «мовы» от русского языка – это огромное число полонизмов, слов, заимствованных из польского языка. Поэтому можно сделать вывод, что «украинский язык» - это русско-польский диалект. И время начала возникновения этого диалекта совпадает с оккупацией юго-западных, западных русских земель литовцами и поляками. Русы, оказавшиеся во владениях Венгрии, Польши, Литвы (а затем Речи Посполитой – объединения Литвы и Польши), попали под сильнейшее политическое, хозяйственное, культурное, религиозное, языковое давление захватчиков. Начался процесс скрещивания местного русского и польского.

О появлении "украинского языка"

Политическая карта Восточной Европы в 1340—1389 годах.

Согласно одному из законов языкознания, при скрещивании двух языков никогда не образуется новый язык, а только некий средний. Всегда в итоге побеждает один язык. Поэтому по своей лексике «мова» постепенно стала превращаться в диалект польского языка. И только возвращение этих земель в состав Русского государства остановило этот процесс уже почти на полпути, когда русский язык в Южной Руси уже сильно ополячился, но ещё не успел стать полностью польским. Эту цену пришлось заплатить русским, попавшим под власть западных государств после развала единого древнерусского государства. Ликвидация иностранной оккупации Южной Руси положила и конец развитию «мовы».

После 1654 года – года воссоединения большей части южной и северной Руси (хотя и не всех земель – оставшиеся территории будут возвращены после разделов Речи Посполитой в 18 столетии), после прекращения давления польской власти начался обратный процесс, общерусский литературный язык постепенно вытеснял полонизмы. В процессе создания общерусского литературного языка большую роль сыграли выходцы из Малой России – Епифаний Славинецкий, Мелетий Смотрицкий, Семион Полоцкий, Арсений Сатановский, Феофан Прокопович и другие, они полностью игнорировали «мову» как явление искусственное, не имеющее самостоятельного значения.


Феофан Прокопович на Памятнике «1000-летие России» в Великом Новгороде.

События, происходящие в области «украинского языка» после 1991 года, полностью подтверждают ранее сделанные выводы. «Мова» получила возможность развиваться совершенно независимо, свободно, да ещё и при поддержке официального Киева. Тут же пошёл процесс внедрения новых «исконно украинских» слов, например: «спортовецъ» вместо «спортсмен», «агенцiя» вместо «агентство, «наклад» вместо «тираж», «полициянт» вместо «полiцейский» и мн. другие, естественн, источником «украинских» слов стал польский язык. Правда, иногда, когда польское слово звучит также как и русское, например «аэропорт» (пол. аeroport), приходится выдумывать новые слова – «лэтовыще». Также большая работа идёт по формированию «украинской» научной, технической, медицинской и другой терминологии. Это просто удивительный феномен, новая украинская элита, пытаясь создать «своё», в итоге скатывается к копированию польского языка. Можно сказать, духовная, интеллектуальная зависимость от Польши проявляется даже бессознательно в «украинстве».

Но вернёмся в средние века, можно сделать вывод о том, что 300-летняя польская оккупация над Южной Русью не изменила национальности, да и засорение языка полонизмами не превратило его в отдельный, особый «украинский язык», он и в середине 17 столетия остался русским. Особенности русского языка Южной Руси подтверждали тот факт, что образовался новый диалект русского языка, а не самостоятельный язык. Для русской филологической школы это секретом не было, так, профессор университета им. Св. Владимира в Киеве, автор фундаментального труда «Лекции по славянскому языкознанию» Т. Д. Флоринский отмечал: «Малорусский язык есть не более как одно из наречий русского языка… составляет одно целое с другими русскими наречиями». Этот факт целостности и единства русских наречий, принадлежащих к одной группе, «считается в современной науке истиной, не требующей доказательств». Отсюда он делал вывод, что жители Малой России «представляют не самостоятельную славянскую особь, а лишь разновидность той обширной славянской особи, которая именуется русским народом». Малороссы в языке, быте, характере, исторической судьбе имеют свои особенности, но при этом они часть «одного целого – русского народа».

Филолог-славист, этнограф, академик Петербургской АН И.И.Срезневский, перечисляя русские наречия – великорусское (северное), разделившееся на восточное (собственно великорусское) и западное (белорусское), малорусское (южное), также распадающееся на восточное (собственно малорусское), западное (русинское, карпатское) - делает следующий вывод: «.. все эти наречия и говоры остаются до сих пор только оттенками одного и того же наречия и ни мало не нарушают своим несходством единства русского языка и народа». Ему вторит профессор Б. М.Ляпунов: «В настоящее время русский живой язык делится на наречия великорусское, белорусское и малорусское. Причём названия эти простому народу неизвестны и употребляются только образованными людьми». Это мнения выдающихся ученых-филологов рубежа 19-20 столетий, т. е. ещё столетие назад говорить о «трёх братских народах» не приходилось – был единый Русский народ. Не было в природе и отдельного «украинского языка», понятно, что и более раннего периода в истории Русского народа «истории украины», «украинского народа», «украинского языка» неоткуда было взяться. Есть единая история Русского народа, и от того, что часть его земель попала под оккупацию, новые народы не родились.


Тимофей Дмитриевич Флоринский. Русский филолог-славист, историк, византинист, политический деятель, член-корреспондент Императорской академии наук (1898) по Отделению русского языка и изящной словесности, заслуженный ординарный профессор Императорского университета св. Владимира, доктор славянской филологии.

По этой же причине абсолютно ложна концепция «трёх ветвей» Русского народа, которую создала либеральная историография в XIX столетии. Эта «триада» не имела хождения в среде русских и появилась на свет только из-за чисто политических факторов. Навязывание «мовы» в качестве родного языка – это также политика. Плод усилий различных антирусских сил: от Ватикана и его орудия Варшавы до «пятой колонны» Российской империи в лице либеральной интеллигенции, самостийной интеллигенции Молороссии, «профессиональных революционеров» Советской России. Этим способом была, да в настоящее время ещё идёт этот процесс, дерусифицирована значительная часть населения юго-западной Руси. Причём война с Русскостью идёт самая настоящая, так, с 1991 года на Украине были закрыты тысячи русских школ, в 2000 году их было уже всего 10% от общего числа. В этот же период печатная продукция на русском языке была признана «информационной агрессией восточного государства», по закону Верховной Рады от августа 2000 года издания на русском языке были приравнены к изданиям «рекламного и эротического характера», на этом основании их обложили дополнительными поборами. Во Львове решением горсовета запретили даже песни на русском языке.

Причём, несмотря на это беснование, поддержку официальной власти и Запада, регулярные кампании украинских СМИ, практический результат ещё довольно не большой. Украинская мова не признается своим языком как минимум половиной населения Украины, по другим оценкам - до двух третей.

Четыре волны «украинизации»

И это после четырёх волн «украинизации» Малой (Южной) Руси: 1-я началась после Февральской революции 1917 года, но марионеточные «украинские» режимы - Рада, Гетманщина, Директория - были ограничены во времени, средствах, чтобы организовать широкомасштабное наступление против русского языка и культуры. Поэтому всё закончилось изданием деклараций, сменой вывесок в магазинах и учреждениях городов, где им удалось захватить власть.

2-я волна была более мощной, «профессиональные революционеры», большевики превратили малоросские губернии в «Украинскую Советскую Социалистическую республику» (УССР), дело «украинизации» пошло лучше – существовали даже «тройки по украинизации», сотни комиссий для этого же дела. Переводились на мову документы, вывески, газеты, журналы, даже разговаривать в госучреждениях по-русски запретили. Применялось запугивание, административный террор. Этот разгул русофобии и «украинизации» дал свои плоды, всего один пример: в русском городе Мариуполе к 1932 году не осталось ни одного русского класса. Эта вакханалия длилась до знаменитого 1937 года, когда наиболее оголтелые «украинизаторы» были отправлены в концлагеря, оказавшись в числе «врагов народа». После этого, хоть «украинизацию» и не отменили, она перешла в более спокойное русло.

Третья волна «украинизации» пришла с полчищами Гитлера. Немецкие оккупационные власти возродили самые смелые проекты «украинизаторов». Немцы закрыли все русские газеты, вместо них стали печатать только украинские, в местной администрации признавалась только «мова», людей, говоривших только на русском, изгоняли. Все подобные мероприятия осуществлялись на финансы Третьего рейха и при полной поддержке немецких специалистов. Гитлеру надо было любой ценой уменьшить число русских, чтобы максимально ослабить его возможности для сопротивления оккупантам. Фактически это была форма «мягкого» геноцида Русского народа: чем больше «украинцев» - тем меньше русских. В Берлине отлично помнили уроки Бисмарка:«Даже самый благоприятный исход войны никогда не приведёт к разложению основной силы России, которая зиждется на миллионах Русских… Эти последние, даже если их расчленить международными трактатами, … соединятся с друг другом, как частицы разрезанного кусочка ртути». Поэтому надо было не просто нанести России военное поражение, но и расчленить единый Русский народ, заставить его части враждовать друг с другом. Но Красная Армия положила конец мечтам самостийщиков о украинской «банановой» республике под протекторатом Третьего рейха.

Ещё одну волну «украинизации» попробовали запустить после гибели Сталина – при Хрущеве, но уже при Брежневе процесс заглох. А без государственной поддержке он был обречён на естественную смерть.

Четвёртую волну запустили после развала СССР, с созданием незалежной, самостийной Украины. К чему она привела? Малая Русь в настоящее время в очень тяжелом положении – возможность развала на две-три части (Запад, Юго-Восток и, возможно, Крым), территориальные претензии соседей, стремительное вымирание населения из-за социально-экономического геноцида, междоусобная грызня в украинской политической элите, деградация народного хозяйства, почти полная утрата вооруженными силами способности обеспечить национальную безопасность страны. Вывод: власть «украинской» элиты и «украинизация» Малой России в итоге её и погубят.

Мы же должны помнить – нет никакой отдельной «украинской истории», «украинского народа», «украинского языка», всё это выдумки врагов Руси, от Ватикана, Польши, Австро-Венгрии, германских оккупационных властей в годы Первой и Второй мировой войн, нынешних прозападных элит, с целью раздробить Единый Русский народ, ослабить его.

Источники:
Бунтовский С., Калашников М. Независимая Украина: крах проекта. М., 2010.
Вернадский Г. В. Россия в средние века. М., 1997.
Железный А. Происхождение русско-украинского двуязычия в Украине. Киев, 1998.
Кожинов В. Итория Руси и Русского слова. М., 2001.
Родин С. Отрекаясь от русского имени. Украинская химера. М., 2006.
http://tainy.net/23078-tajna-proisxozhdeniya-ukrainskogo-naroda.html
http://www.edrus.org/content/view/192/63/
Автор:
Самсонов Александр
Ctrl Enter

Заметив ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter

36 комментариев
Информация

Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти